Заявления

Наследование прав и обязанностей по договору

При наследовании прав и обязанностей, вытекающих из договоров, заключенных при жизни наследодателем, наследник становится стороной соглашения. Правопреемники умершего заменяют его во всех правоотношениях, за исключением неразрывно связанных с личностью человека (алименты, пенсии, возмещение вреда).

Характер, объем и содержание договорных отношений при наследовании имущественных прав не меняется.

Например, при наследовании заложенного имущества право залога сохраняется, а наследник становится на место залогодателя (п. 1 ст. 353 ГК РФ).

Для включения договорных прав и обязанностей в состав наследства существует одно условие: они должны принадлежать наследодателю на день открытия наследства (его смерти).

Наследование прав и обязанностей по договору

Наследование права на аренду недвижимости

При наследовании права на земельные участки нотариус, прежде всего, запросит документы, определяющие права наследодателя.

Не возникает вопросов, если земля принадлежала ему на праве собственности или пожизненного наследуемого владения. Если земельный участок был предоставлен в бессрочное пользование, он не переходит по наследству.

В то же время, возведенные на нем дома, сооружения наследуются на общих основаниях.

Согласно ГК РФ (ст.617), если умирает гражданин, использующий недвижимое имущество на правах аренды, его права и обязанности по договору переходят к наследникам. Арендодатель не вправе отказать правопреемникам, если они желают вступить в соглашение на оставшийся срок его действия. Более того, в документы не обязательно вносить изменения, поскольку наследник действует на основании закона.

Общее правило действует, если в соглашении не установлены специальные положения на такой случай, например:

  • право аренды прекращается в связи со смертью (ликвидацией) одной из сторон договора;
  • арендатор в качестве платы осуществляет реставрацию здания (другие услуги, неразрывно связанные с личностью гражданина);
  • арендатор не может передавать свои обязанности любым способом третьим лицам.

Большинство соглашений не содержит подобных ограничительных условий, в результате чего права по договору аренды при наследовании переходят к правопреемникам умершего арендатора.

Если земельный участок находится в собственности государственных (муниципальных) органов, наследник вправе подать заявление на выкуп его в собственность в случае, когда на земле стоит дом, перешедший к нему по наследству (ст. 39.3, 39.20 Земельного кодекса).

Аналогичный подход действует в отношении перехода прав по договору аренды зданий, сооружений и другой недвижимости.

Переход прав по договору долевого строительства

Согласно действующему законодательству (№214-ФЗ) после смерти гражданина, заключившего при жизни договор долевого строительства (ДДС) многоэтажного жилого дома, его права и обязанности переходят к наследникам. Застройщик не может отказать им в перезаключении документа. При этом в состав наследства включаются права:

  1. на получение объекта после завершения строительства и ввода в эксплуатацию;
  2. требования устранения недостатков построенной и переданной по акту квартиры;
  3. требования на возврат излишне выплаченных сумм при уменьшении площади.

Наследник получает и все обязанности, связанные с такими объектами: внести недостающие средства, принять квартиру по акту и так далее. При этом не имеет значения, каким образом происходит наследование: по завещанию или по закону. Имущественное право по договору участия в ДДС включается в наследственное имущество нотариусом по месту открытия наследства.

Обязательства наследников по кредитным договорам

Смерть заемщика не прекращает действие кредитного договора. Наследники, принявшие наследство, отвечают по обязательствам умершего в пределах полученного ими наследственного имущества. В его состав входит как основная сумма займа, так и проценты по нему. В период, необходимый для вступления в наследство (6 месяцев) банк не должен начислять штрафные санкции за просрочку платежей.

Наследники не могут принять наследство частично. Например, оформить свидетельство на имущество наследодателя и отказаться от его прав и обязанностей по заключенным при жизни договорам. Если умерший был включен в программу страхования жизни и здоровья, наследники могут обратиться к страховщику и погасить долг за счет страхового возмещения.

Наследование права коммерческого найма

Коммерческий наем жилого помещения отличается от аренды тем, что хотя бы одной сторон договора выступает физическое лицо.

После смерти нанимателя квартиры он продолжает действовать на тех же условиях, а правопреемником по нему становится проживавший вместе с впоследствие умершим гражданин.

При наследовании (принятии) имущества, он сохраняет право проживания в помещении до окончания срока соглашения. Это правило действует и в случае смерти одиноко проживающего нанимателя.

По наследству переходят не только уже существующие права и обязанности, но и те, которые наследодатель не успел юридически оформить, хотя и предпринял определенные действия для их получения.

Так, если гражданин, являющийся нанимателем квартиры в государственном (муниципальном) фонде, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность, то оно включается в наследственную массу. В данном случае право приватизировать жилье получают наследники умершего.

Наследование по договору ренты

Наследодатель мог заключить при жизни договор ренты, как ее получатель или как плательщик. В этом случае складывается две различные ситуации.

  1. Умерший являлся получателем ренты. Он передал свое имущество (квартиру) еще при жизни, поэтому на момент смерти не является ее собственником. В состав наследства она не входит. Однако если был заключен договор постоянной (бессрочной) ренты, его наследники приобретают право на ее получение. Если рента была пожизненной, они не получают ничего.
  2. Наследодатель был плательщиком ренты. Наследники вместе с другим имуществом получают квартиру, переданную ему по ренте и обязательства по содержанию получателя ренты, если последний пережил плательщика или заключенное между ними соглашение было бессрочным.

Как подтвердить свои права наследования

Права наследников удостоверяет свидетельство на наследство, выданное нотариусом. Они должны обратиться в нотариальную контору со всеми необходимыми документами:

  1. свидетельство о смерти наследодателя;
  2. справка о последнем месте его жительства;
  3. документы, подтверждающие родство с умершим;
  4. завещание при его наличии;
  5. документы о составе имущества, его стоимости;
  6. договоры, заключенные умершим при жизни.

В свидетельстве перечисляются вещи, наличные деньги, ценные бумаги, в том числе имущественные права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем. К ним относятся права: на авторский гонорар, на получение долга, сумм по исполнительному листу, в том числе на аренду.

Существуют некоторые виды договоров, прекращающиеся в связи со смертью гражданина, в соответствии с действующим законодательством.

Например, не переходят при наследовании права и обязанности по договорам поручения, независимо от того, кем был наследодатель: поверенным или же доверителем.

Также со смертью комиссионера прекращается действие комиссии (ст. 1002 ГК РФ) и безвозмездного пользования, в том числе земельным участком.

Особые отношения возникают по договорам страхования. Страховая сумма не входит в состав наследства, если ее получателем был указан умерший гражданин. Наследники получают ее только в том случае, если они являются выгодоприобретателями. На день своей смерти наследодатель еще не имеет права на получение суммы по страховке.

Договорные отношения отличаются большим разнообразием. Каждый случай наследования прав по договору индивидуален и требует консультации с нотариусом. Наша контора находится в центре Москвы, прием посетителей ежедневный: до 21.00 в будние дни и до 20.00 вечера в выходные. Записаться на прием в удобное время можно по телефону или оставив заявку на сайте.

Вам может быть интересно:

Вс рф разъяснил, какие обязательства гражданина переходят к его наследникам — российская газета

Эта история случилась в Подмосковье, где гражданин заключил предварительный договор купли-продажи дома и выплатил задаток. А потом умер, не успев подписать основное соглашение.

Суды не могли определиться — должны ли наследники иметь отношение к этой несостоявшейся сделке.

А Верховный суд РФ объяснил, перешли ли к наследникам обязательства из предварительного договора и должны ли они заключать основной договор.

https://www.youtube.com/watch?v=LkXCOrG1JT8\u0026pp=ygVT0J3QsNGB0LvQtdC00L7QstCw0L3QuNC1INC_0YDQsNCyINC4INC-0LHRj9C30LDQvdC90L7RgdGC0LXQuSDQv9C-INC00L7Qs9C-0LLQvtGA0YM%3D

Ну а теперь детали спора. Гражданин решил купить дом с землей. Он нашел подходящий для себя вариант и заключил с продавцом предварительный договор купли-продажи. Договор был стандартным. Судя по этому документу, стороны обязались заключить основное соглашение и зарегистрировать его до определенной даты, указанной в договоре.

Задаток в 1,2 миллиона рублей покупатель передал продавцу сразу после подписания предварительного договора. Ну а оставшиеся 4,6 миллиона рублей он должен был заплатить уже во время подписания основного договора.

При этом стороны договорились вот о какой весьма важной детали — если покупатель по каким-то причинам откажется от сделки, то продавец может оставить 1,2 миллиона рублей себе.

А если же отказ будет со стороны продавца, то он возвращает задаток, причем в двукратном размере.

Сделка не была доведена до конца из-за смерти одного из ее участников — продавца. Но покупатель потребовал ее продолжения у наследников

Но заключить основной договор не удалось — спустя несколько недель покупатель неожиданно скончался.

Он оставил хорошее наследство — квартиру, дом, два дорогих автомобиля и деньги на вкладах в крупном банке. Его наследницы по закону — жена и две дочери — приняли наследство. Каждой досталось по 1/3.

Через месяц после похорон покупатель, у которого на руках был предварительный договор купли-продажи дома, предложил наследницам заключить основной договор. Но они дружно отказались.

После этого наследницы обратились к нему с иском о взыскании неосновательного обогащения.

Они настаивали, что так и не состоявшийся продавец незаконно присвоил 1,2 миллиона рублей задатка, которые ему дал их покойный муж и отец.

Читайте также:  Жалоба на водителя Яндекс Такси (образец): как составить и оставить жалобу

Сначала дело слушал городской суд в Орехово-Зуеве. Он отклонил иск. По мнению городского суда, истицы унаследовали не только имущество, но и обязанности, вытекающие из предварительного договора купли-продажи дома. К ним, в частности, относится обязанность заключить основной договор.

Проигравшая сторона оспорила это решение. Апелляция — Московский областной суд — сделала другой вывод.

По мнению областного суда, получившие наследство не унаследовали вместе с ним обязательство по заключению основного договора, поскольку оно неразрывно связано с личностью человека.

У самих истиц нет желания подписывать этот документ, в том числе на условиях предварительного соглашения, подчеркнул облсуд.

Таким образом, полученные продавцом 1,2 миллиона рублей действительно являются «неосновательным обогащением».

Он обязан вернуть эти деньги, поскольку обязательство по заключению основного договора не может быть исполнено в связи со смертью продавца, заявила в своем решении апелляция.

Она отменила решение первой инстанции и взыскала с несостоявшегося покупателя по 400 000 рублей в пользу каждой из заявительниц. Первый кассационный суд общей юрисдикции согласился с такими выводами областного суда.

Тогда проигравшая сторона обратилась с жалобой на такое решение в Верховный суд. Вот главное, что решила высокая судебная инстанция.

Имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя или их наследование запрещено законом, напомнил Верховный суд. Он сослался на положения статей 418 и 1112 Гражданского кодекса. Обязательство, возникшее из предварительного договора, не обладает ни одной из этих характеристик, решил Верховный суд РФ.

Исполнение обязательств, возникших по воле наследодателя, обязательно для наследников

Приняв наследство, истицы получили права и обязанности покупателя в неизменном виде как единое целое, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам ВС.

По этой причине волеизъявление наследодателя в результате которого возникли обязательства по заключению основного договора, является обязательным для наследниц.

Таким образом, вывод апелляции и первой кассации о том, что обязательства, вытекающие из предварительного договора, у наследниц отсутствуют, является ошибочным, заявил Верховный суд.

https://www.youtube.com/watch?v=LkXCOrG1JT8\u0026pp=YAHIAQE%3D

При этом истицы отказались от исполнения обязательств, не пожелав заключать основной договор купли-продажи. В таком случае сумму задатка продавец мог оставить себе. Из этого вытекает, что переданные 1,2 миллиона рублей нельзя признать неосновательным обогащением и взыскать, резюмировал Верховный суд. Он отменил акты апелляции и первой кассации, оставив в силе решение первой инстанции.

Предварительный договор: переходят ли обязательства к наследникам — новости Право.ру

Сергей Симонов* решил купить дом с землей. В декабре 2018 года он нашел подходящий вариант и заключил с продавцом – Игорем Петровым* – предварительный договор купли-продажи. Согласно ему, стороны обязались заключить основное соглашение и зарегистрировать его до 31 января 2019-го.

Задаток в сумме 1,2 млн руб. Симонов передал сразу, оставшиеся 4,6 млн руб. он должен был заплатить при подписании основного договора. Стороны условились: если покупатель откажется от сделки, продавец может оставить 1,2 млн руб. себе, если же отказ последует со стороны продавца, то он возвращает задаток в двукратном размере.

Потребители Принять наследство: инструкция

Но заключить основной договор контрагенты не успели – Симонов умер 2 января 2019 года. После себя он оставил квартиру за 500 000 руб., дом за 14,4 млн руб., две машины, общей стоимостью 5,6 млн руб., а также деньги на вкладах в Сбербанке. Его наследницы по закону – Марина, Ольга и Елена Симоновы* – приняли наследство. Каждой досталось по 1/3.

25 января Петров предложил наследницам заключить основной договор купли-продажи, но они отказались. После этого Марина, Ольга и Елена Симоновы (в интересах несовершеннолетней Елены действовала ее мать Екатерина Ларионова*) обратились к Петрову с иском о взыскании неосновательного обогащения. Они настаивали, что ответчик незаконно присвоил сумму задатка.

Неразрывная связь с личностью

Орехово-Зуевский горсуд Подмосковья отклонил иск. Первая инстанция сочла, что истицы унаследовали от Симонова не только имущество, но и обязанности, вытекающие из предварительного договора купли-продажи дома. К ним, в частности, относится обязанность заключить основной договор.

Московский областной суд пришел к другому выводу. Апелляция решила, что заявительницы не унаследовали обязательство по заключению основного договора, поскольку оно неразрывно связано с личностью Симонова. У самих истиц нет намерения подписывать этот документ, в том числе на условиях предварительного соглашения, подчеркнул облсуд.

Таким образом, полученные Петровым 1,2 млн руб. являются неосновательным обогащением.

Он обязан вернуть эти деньги, поскольку обязательство по заключение основного договора не может быть исполнено в связи со смертью Симонова, указала апелляция.

Она отменил решение первой инстанции и взыскала с Петрова по 400 000 руб. в пользу каждой из заявительниц. Первый кассационный СОЮ согласился с выводами облсуда.

Обязательная воля наследодателя

Тогда несостоявшийся продавец обратился с жалобой в Верховный суд.

Имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя или их наследование запрещено законом, напомнила тройка судей ВС положения ст.

418 и ч. 2 ст. 1112 ГК. Обязательство, возникшее из предварительного договора, не обладает ни одной из этих характеристик, решил ВС.

Приняв наследство, истицы получили права и обязанности Симонова в неизменном виде как единое целое, отметила Судебная коллегия по гражданским делам ВС.

По этой причине волеизъявление мужчины на возникновение обязательства по заключению основного договора является обязательным для наследниц.

Таким образом, вывод апелляции и первой кассации о том, что обязательства, вытекающие из предварительного договора, у наследниц Симонова отсутствуют, является ошибочным, подчеркнули судьи ВС.

При этом истицы отказались от исполнения упомянутых обязательств, не пожелав заключать основной договор купли-продажи. В таком случае сумму задатка продавец  мог оставить себе.

Из этого вытекает, что переданные 1,2 млн руб. нельзя признать неосновательным обогащением и взыскать с Петрова, резюмировал Верховный суд.

Он отменил акты апелляции и первой кассации, оставив в силе решение первой инстанции (дело № 4-КГ21-3-К1).

Неоднозначная практика

По словам Александра Пчелина из юркомпании Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (корпоративные споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Банкротство (реструктуризация и консалтинг) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (споры mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 4место По количеству юристов 11место По выручке 25место По выручке на юриста Профайл компании
, главный вопрос в рассматриваемом деле можно сформулировать так: прекращается ли обязательство по заключению основного договора смертью гражданина?

Верховный суд справедливо приходит к выводу, что в таком случае обязательство не прекращается, поскольку оно не имеет неразрывной связи с личностью должника. Этим оно отличается, например, от обязательств по уплате алиментов или обязательств из договора поручения, комиссии, агентского договора.

Александр Пчелин, консультант юркомпании «Лемчик, Крупский и Партнеры»

Позиция ВС в деле Петрова не является новой. К подобному выводу суд приходил и ранее в деле № 49-КГ19-10, обращает внимание руководитель проектов Александра Стриманова из АБ Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (споры mid market) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 1место По выручке на юриста 18-20место По количеству юристов 3место По выручке Профайл компании
.

Впрочем, практика по этому вопросу все же не столь единообразна, замечает Юлия Яныгина из Федеральный рейтинг.

группа Страховое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые коммерческие споры — mid market) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Комплаенс группа Международный арбитраж группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Санкционное право группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (споры mid market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Недвижимость, земля, строительство группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Уголовное право Профайл компании
. По ее словам, суды порой все же ссылаются на наличие неразрывной связи между личностью умершего и обязательствами по предварительному договору как в споре № 2-709/2013.

* Имя и фамилия изменены редакцией.

Права и обязанности по договорам, заключенным по итогам торгов, могут быть предметом наследования

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 310-ЭС20-6357 по спору о переводе прав и обязанностей по договору водопользования, заключенного на аукционе, на вдову и детей покойного водопользователя.

В июле 2017 г.

по итогам открытых аукционов Министерство экологии и природных ресурсов Республики Крым заключило с Георгием Ильиным три договора водопользования, в соответствии с которыми последнему были предоставлены в пользование участки акватории Черного моря на пятилетний срок для размещения плавательных средств с целью проката без забора водных ресурсов. По условиям договоров Георгий Ильин был вправе использовать водный объект на согласованных сторонами условиях, а также с согласия министерства передавать свои права и обязанности по ним другому лицу.

Читайте также:  Соседи делают ремонт очень шумно: что делать, куда обращаться

Спустя несколько месяцев мужчина умер, и его вдова, предприниматель Наталья Ильина обратилась в региональное министерство с заявлением о переводе прав и обязанностей по договорам на нее и ее несовершеннолетних детей. Получив отказ, женщина обратилась в суд.

Три судебные инстанции отказали в удовлетворении требований истицы, указав, что действующие нормы гражданского законодательства не предусматривают возможность уступать права и осуществлять перевод долга по обязательствам, возникшим из договоров водопользования, заключенных по итогам аукциона, поскольку таковые должны быть исполнены победителем торгов лично, если иное не установлено законом.

По мнению судов, диспозитивная конструкция ст. 19 Водного кодекса (в редакции, действовавшей на момент заключения договоров) допускает возможность ограничения законом права водопользования на передачу третьим лицам своих прав и обязанностей по договору водопользования. Так, такое ограничение содержится в п. 7 ст.

448 ГК РФ, которым установлен запрет на передачу прав по договору водопользования, подлежащему заключению только на торгах и фактически заключенному на них. Кроме того, отметили суды, в соответствии со ст.

1112 ГК в состав наследства не входят права и обязанности, которые неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается.

Далее Наталья Ильина подала кассационную жалобу в Верховный Суд со ссылкой на существенное нарушение норм материального и процессуального права.

После изучения материалов дела № А83-3612/2019 Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что положения Водного кодекса и Административного регламента по предоставлению госуслуги по предоставлению водных объектов или их частей в пользование на основании договоров водопользования не запрещают передачу прав и обязанностей по заключенным на торгах договорам водопользования, не предусматривающих осуществление водопользователем забора водных ресурсов для целей питьевого и хозяйственно-бытового водоснабжения.

Высшая инстанция пояснила, что п. 7 ст. 448 ГК РФ установлен запрет на уступку, а не на переход прав и обязанностей по наследству в порядке универсального правопреемства.

Указание же на личное исполнение обязательства по такому договору не означает, что обязательство приобретает неразрывную связь с личностью наследодателя в смысле наследственного права.

Положения Водного кодекса и иных законов не содержат прямых норм о прекращении договора водопользования, в том числе заключенного по результатам аукциона, в связи со смертью водопользователя.

В случае смерти гражданина, арендующего недвижимое имущество, его права и обязанности по договору аренды переходят к наследнику, если законом или договором не предусмотрено иное (п. 2 ст. 617 ГК РФ).

Арендодатель не вправе отказать такому наследнику во вступлении в договор на оставшийся срок его действия, за исключением случая, когда заключение договора было обусловлено личными качествами арендатора.

«Таким образом, исходя из существа отношений по водопользованию, равно как и арендных отношений, связанных с передачей водного объекта (имущества) или его части в пользование за плату (ст. 12 Водного кодекса, ст.

606 Гражданского кодекса), оснований полагать, что они по общему правилу относятся к обязательствам, неразрывно связанным с личностью должника или кредитора, не имеется. Само по себе заключение договора на аукционе не означает, что обязательство неразрывно связано с личностью», – отмечено в определении.

Верховный Суд добавил, что, напротив, исходя из Правил подготовки и заключения договора водопользования, право на заключение которого приобретается на аукционе, а также Правил проведения аукциона по приобретению права на заключение такого договора личность победителя аукциона и его личные качества не имеют значения. К участникам аукциона предъявляется закрытый перечень требований, поэтому организатор аукциона не вправе предъявлять иные требования к ним.

«Таким образом, оснований полагать, что обязательства, вытекающие из договора водопользования, всегда неразрывно связаны с личностью водопользователя только в силу заключения его на аукционе, не имеется. С учетом ч. 2 ст. 12 Водного кодекса и исходя из положений ст. 418 Гражданского кодекса, п. 2 ст.

617 Гражданского кодекса смерть водопользователя может повлечь прекращение договора водопользования, если из конкретных обстоятельств и условий конкретного договора следует, что личность водопользователя имеет существенное значение и заключение договора обусловлено его личными качествами или договором прямо предусмотрено его прекращение в случае смерти водопользователя.

Прямой нормы, не допускающей переход по наследству прав и обязанностей водопользователя и указывающей на прекращение договора водопользования, заключенного на аукционе, смертью водопользователя, закон не содержит.

Таким образом, является ошибочным вывод судов о том, что права и обязанности по договорам водопользования не могут быть предметом наследования», – подчеркнул ВС, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и вернув дело на новое рассмотрение.

Как отметил адвокат АП г. Москвы Олег Лисаев, ВС РФ подчеркнул, что водопользователь с согласия уполномоченного органа вправе передавать свои права по договору водопользования другому лицу, за исключением прав и обязанностей по договору водопользования в части забора (изъятия) водных ресурсов.

«Считаю определение ВС очень полезным для судебной практики, так как Суд ориентирует нижестоящие инстанции на применение в своей практике правового принципа “все, что не запрещено законом, разрешено”.

Суды не должны формально подходить к делу и применять закон, а разрешать споры исходя из существа рассматриваемых правоотношений», – подчеркнул он.

Адвокат АП г. Москвы Алина Емельянова полагает, что в рассматриваемом случае ВС РФ изучил интересный и актуальный как с практической, так и с теоретической точки зрения спор.

«Ему предстояло ответить на вопрос, есть ли основания считать обязательство, вытекающее из договора водопользования, заключенного наследодателем на торгах, неразрывно связанным с его личностью? Очевидно, что сам по себе характер обязательства из этого договора не предполагает, что он исполняется водопользователем за счет его личных качеств и особенностей. При этом возможно ли установить критерий “неразрывности” обязательства с личностью за счет формы заключения договора?» – отметила она.

По мнению эксперта, Верховный Суд верно счел, что поскольку, в отличие от конкурса, аукцион предполагает предложение наиболее выгодной цены, то особенности личности или деятельности физического лица не влияют на выбор контрагента. «Поэтому говорить о том, что обязательства, вытекающие из договора водопользования, всегда неразрывно связаны с личностью водопользователя только в силу заключения его на аукционе, было бы неправильно», – убеждена адвокат.

Алина Емельянова при этом обратила внимание, что, как следует из судебного акта, в правилах проведения аукциона были установлены некоторые требования к участникам аукциона.

«Например, в отношении заявителя не проводятся процедуры банкротства и ликвидации; отсутствие информации о заявителе в реестре недобросовестных водопользователей и участников аукциона на право заключения договора водопользования.

Эти условия направлены на то, чтобы исключить из числа потенциальных водопользователей лиц, в отношении которых имеется повышенный риск ненадлежащего исполнения ими обязательств (как в силу личной финансовой несостоятельности, так и в силу недобросовестности).

В связи с чем, полагаю, что в целях сохранения баланса публичных и частных интересов для окончательного решения вопроса о правопреемстве по договору необходимо оценить наследника на предмет указанных в аукционной документации требований», – резюмировала эксперт.

Наследование прав и обязанностей по договорам

Куркова Н.А., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права Пермского государственного национального исследовательского университета.

В соответствии со ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

В нотариальной практике оформление наследственных прав на права и обязанности по гражданско-правовым договорам встречается достаточно часто.

Главным образом оформляются права по договорам банковского вклада, займа, аренды недвижимого имущества, долевого участия в строительстве.

Смерть наследодателя по общему правилу не влечет ни изменения, ни прекращения договоров, в которых он участвовал. Место наследодателя в этих договорах занимают его наследники, исключение составляют только договоры, тесно связанные с личностью наследодателя.

Один из самых распространенных договоров, участником которых является наследодатель, — договор банковского вклада. Проблемные ситуации возникают в случаях, когда денежные средства поступают на счет умершего после его смерти. Нотариальная практика в таких случаях складывается не всегда однозначно.

Чаще свидетельство о праве на наследство выдается на денежные средства, находившиеся на вкладе на момент смерти наследодателя, а на деньги, поступившие на вклад после смерти вкладчика, наследникам предлагается установить право собственности или получить судебное решение о включении их в наследственную массу.

В то же время нотариусами иногда выдается свидетельство о праве на наследство на право требования по договору банковского вклада, заключенному с наследодателем. Договор этот не прекращается с момента смерти вкладчика, поскольку является реальным договором, т.е.

считается заключенным не ранее, чем в момент фактического внесения вклада. Следовательно, до тех пор, пока вклад не возвращен, договор банковского вклада должен считаться сохраняющим юридическую силу и действие.

Читайте также:  Повышение стоимости услуг ЖКХ в 2021 году

Смерть вкладчика (и даже получение банком заявления вкладчика о расторжении договора) не означает прекращение договора — для наступления такого эффекта необходим возврат вклада.

Поскольку договор банковского вклада не прекращается смертью вкладчика, по наследству может перейти право требования наследника к банку о выдаче денежных сумм, находящихся на вкладе.

Вполне возможен и другой вариант. В 2012 г. на заседании экспертно-методической комиссии Нотариальной палаты Пермского края был рассмотрен вопрос о возможности выдачи свидетельства о праве на наследство на права и обязанности по договору об открытии и обслуживании счета для расчетов с использованием банковских карт.

Центром нотариальных исследований высказана следующая позиция по данному вопросу: при описании объекта, входящего в состав наследства, следует указывать не «денежный вклад», а «права и обязанности по договору банковского вклада».

Такая формулировка позволила бы банкам без выдачи дополнительных свидетельств о праве на наследство определять объем прав и обязанностей правопреемников вкладчика. При этом нотариальный тариф должен быть взыскан в соответствии с подп. 22 п. 1 ст. 333.

24 Налогового кодекса РФ.

По данным вопросам в нашем регионе имеется и судебная практика (решение Ленинского районного суда г. Перми от 19 января 2012 г. N 2-4733/2011).

К.Е. обратилась с иском к ЗАО «ВТБ 24» о признании права собственности на денежные средства, указав, что умер ее муж К.Ю. В соответствии со свидетельством о праве собственности ей как пережившей супруге принадлежит 1/2 в общем совместном имуществе супругов.

При определении состава наследства ответчиком не была представлена полная информация о наличии у К.Ю. (наследодателя) в ЗАО «ВТБ 24» денежных средств во вкладах, а именно о том, что согласно п. 3.

2 договора срочного вклада физического лица уплата процентов по вкладу производится путем зачисления суммы процентов на счет N, а затем по заявлению вкладчика на счет банковской карты, открытой на имя К.Ю.

После принятия наследства и получения свидетельства о праве собственности ответчик отказал истице в выдаче информации о наличии на счете N денежных средств и в распоряжении данными средствами. В связи с этим истица просит включить денежные средства, находящиеся на счете N, в наследственную массу и признать за ней право собственности на 1/2 указанных денежных средств.

Представитель ответчика исковые требования не признал, указав, что в соответствии со ст. 854 ГК РФ списание денежных средств со счета клиента осуществляется банком на основании распоряжения клиента. В случае выдачи со счета денежных средств К.Е.

для банка наступила бы ответственность за ненадлежащее совершение операций по счету, предусмотренная ст. 856 ГК РФ, поскольку К.Е. не представила банку документов, подтверждающих право собственности на денежные средства, находящиеся на счете N, и право распоряжения данными денежными средствами.

С учетом изложенного, действия банка соответствуют действующему законодательству.

Согласно свидетельству о праве на наследство по закону наследником имущества К.Ю. является К.Е., наследство состоит в том числе из 1/2 доли в праве на денежные средства, хранящиеся в банке. С учетом указанных обстоятельств суд приходит к выводу о том, что К.Е.

приобрела право собственности на денежные средства, находящиеся на счете. При этом суд исходит из того, что в соответствии со ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят не только денежные средства и имущество, которые принадлежали наследодателю на момент открытия наследства, но и имущественные права.

Поскольку у наследодателя в связи с заключением договора банковского вклада имелось имущественное право на получение процентов по вкладу, а у банка имелась обязанность по уплате данных процентов, то истица как наследник, принявший наследство, является в силу п. 1 ст. 1110, ст. 1112, п. 4 ст.

1152 ГК РФ собственником унаследованного имущества и носителем имущественных прав наследодателя в силу открытия наследства.

В некоторых случаях у нотариусов возникают трудности с определением наследственного имущества. По одному из дел на основании письма банка на день смерти наследодателя М. на его счету остаток денежных средств составлял 0 руб. 0 коп.

Со слов супруги умершего после смерти М. на его счет поступили денежные средства от страховой компании (страховое возмещение), так как в договоре страхования выгодоприобретателем значится банк, в размере кредитной задолженности.

Страховая компания считает свои обязательства выполненными.

Что будет являться наследственным имуществом: страховое возмещение, денежные средства на счету в банке или права и обязанности по договору текущего банковского счета физического лица? Договор в общепринятой форме не заключался. Может ли быть выделена супружеская доля?

Думается, что в данном случае допустимо выдать свидетельство о праве на наследство на права и обязанности по договору банковского счета, а вот свидетельство о праве собственности нотариус выдать не сможет. Вопрос о выделении супружеской доли в данном имуществе необходимо решать в судебном порядке.

Оформление наследственных прав, связанных с договорами займа, встречается в нашей практике реже. Так, по одному из дел у нотариуса возникли вопросы о том, должен ли нотариус проводить проверку фактов получения денег заемщиками, частичного возврата долга и рассчитывать задолженность по этим договорам для того, чтобы указать эту сумму в свидетельстве о праве на наследство.

Полагаем, что нотариус не должен этого делать. Нотариус в данном случае должен выяснить только один вопрос: есть ли у заявителя право на наследство, так как свидетельство о праве на наследство подтверждает наличие этого права.

Решение проблем, которые могут возникнуть у контрагентов наследника — должников по договору займа, не относится к компетенции нотариуса. Вопросы исполнения этих договоров должниками будет решать суд, если возникнут какие-либо спорные ситуации.

Для нотариуса важен также вопрос: надо ли указывать сумму договора в свидетельстве или достаточно указать основные реквизиты договора? Полагаем, что если в свидетельстве не будет указана конкретная сумма, то это не отразится на правах наследников и действительности свидетельства о праве на наследство. Наследникам в этой ситуации, главное, надо подтвердить, что они являются правопреемниками умершего.

Интересным представляется вопрос о возможности наследования прав и обязанностей по договору возмездного оказания услуг. Вопрос этот был предметом рассмотрения одного из судов г. Перми.

В Ленинский районный суд г. Перми обратился М.А.Ю. с заявлением о признании незаконным отказа в совершении нотариального действия.

М.А.Ю. является наследником по закону и по завещанию после смерти своей матери. Имеется нотариально удостоверенное завещание, согласно которому наследодатель завещала М.А.Ю. права и обязанности по договору возмездного оказания услуг, заключенному с ООО «Амвэй». Наследниками по закону являются: супруг — Ш.А.П., мать — П.Т.С., сын — М.А.Ю.

Постановлением об отказе в совершении нотариального действия заявителю отказано в выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию в связи с тем, что права и обязанности по договору возмездного оказания услуг не могут переходить в порядке наследования, так как связаны с личностью наследодателя.

ООО «Амвэй» в письме к нотариусу указало, что в наследственную массу должны быть включены денежные средства, причитающиеся наследодателю по договору возмездного оказания услуг. Представитель ООО «Амвэй» в суде указал, что договор возмездного оказания услуг не носит личный характер, права и обязанности по нему должны перейти в порядке наследования.

Нотариусом вынесено еще одно постановление об отказе, поскольку он считает, что объем наследственной массы не определен: кроме прав и обязанностей по договору, существуют и другие права и обязанности.

Таким образом, толкование завещания возможно только судом. Также возник вопрос о размере обязательной доли П.Т.С. и о размере супружеской доли Ш.А.П.

У наследников возник конфликт, они не могли определить стоимость наследственного имущества.

Суд посчитал, что согласно ч. 3 ст. 263 ГПК РФ в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

Определением Ленинского районного суда г. Перми от 21 мая 2012 г. по делу N 2-751/2012 заявление М.А.Ю. о признании незаконным отказа в совершении нотариального действия оставлено без рассмотрения.

Основным проблемным вопросом при оформлении наследства на права и обязанности по гражданско-правовым договорам, по нашему мнению, является вопрос о возможности выделения долей в правах. При этом речь не идет о доле пережившего супруга, думается, это вопрос отдельный, связанный непосредственно с правовым режимом имущества, приобретенного супругами в браке.

По общему правилу доли наследников могут быть выделены прежде всего в вещных правах, в частности в праве собственности. В правах обязательственных доли могут быть выделены в имущественных правах требования.

В тех же случаях, когда сторона по договору приобретает только право пользования имуществом, например в договоре аренды или ссуды, выделять доли наследников будет неправильно.

Видимо, все наследники будут иметь равные права пользования этой недвижимостью, порядок пользования они определят сами с учетом мнения арендодателя.