Штрафы

Взыскание процессуальных издержек с частного обвинителя

  • Интернет-интервью начальника уголовно-судебного управления прокуратуры Пермского края старшего советника юстиции Коробейникова Вячеслава Алексеевича и начальника кассационного отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Пермского края советника юстиции Холмогоровой Ольги Владимировны по теме: «Проблемы возмещения процессуальных издержек по делам, производство по которым прекращено по нереабилитирующим основаниям»
  • Взыскание процессуальных издержек с частного обвинителя Взыскание процессуальных издержек с частного обвинителя
  • Вопрос: Прежде чем мы перейдем к непосредственной теме нашей беседы, полагаю необходимым разобраться с вопросом, а что такое – процессуальные издержки?

Коробейников В.А.:

Понятие «процессуальные издержки» раскрыто законодателем в ч. 1 ст. 131 УПК РФ. Под издержками понимаются расходы, связанные с производством по уголовному делу, возмещаемые за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного судопроизводства.

В данной статье одновременно установлен перечень видов процессуальных издержек, который, надо отметить, является открытым, что порождает вопросы у правоприменителя. И чтобы их разрешить высшие судебные органы в ряде своих решений дают толкование указанного определения.

Наиболее удачно, по моему мнению, как и по мнению большинства юристов, понятие «процессуальные издержки» было сформулировано еще в 2008 году Конституционным Судом Российской Федерации в определении от № 1036-О-П.

Процессуальными издержками в нём названы денежные суммы в возмещение необходимых и оправданных расходов, неполученных доходов, а также вознаграждение и выплаты, которые причитаются к уплате физическим и юридическим лицам, вовлеченным в уголовное судопроизводство в качестве участников или иным образом привлекаемым к решению стоящих перед ними задач.

Позже, в том числе с учетом указанного выше конституционно-правового толкования положений ст.

131 УПК РФ, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении «О практике применения судами законодательства о процессуальных издержках по уголовным делам» от 19.12.

2013 № 42 разъяснил судам, какие именно расходы, понесенные в ходе производства по уголовному делу, следует понимать под процессуальными издержками.

Вопрос: какова процедура взыскания процессуальных издержек, и возникают ли какие-либо проблемы при разрешении данного вопроса?

Холмогорова О.В.

Законодательно, порядок взыскания процессуальных издержек закреплен в ст. 132 УПК РФ, согласно положениям которой процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета.

И если взыскание процессуальных издержек за счет средств федерального бюджета не вызывает особых затруднений, то при решении вопросов об их взыскании с осужденных, как показывает судебная практика, суды довольно часто допускают ошибки.

Так, например, не всегда данный вопрос обсуждается в судебном заседании, а при вынесении решения по делу – надлежащим образом мотивируется.

Необоснованно суды возлагают на подсудимых процессуальные издержки, связанные с собиранием и исследованием доказательств по обвинению, в части которой лица ими были оправданы.

Так, только кассационной инстанцией Пермского краевого суда в текущем периоде 2015 года изменено и отменено 11 решений нижестоящих судов в части взыскания процессуальных издержек.

Но если указанные выше ошибки в большинстве своем связаны с нарушениями, так сказать, технического плана, то существующая в настоящее время неурегулированность некоторых положений закона, связанных с взысканием процессуальных издержек, влечет различную по результатам практику вынесения судебных решений по схожим ситуациям. Так, необходимо отметить отсутствие единообразного подхода при решении вопроса о взыскании процессуальных издержек с лиц, в отношении которых судами приняты решения о прекращении уголовных дел по основаниям, не являющимися реабилитирующими.

Вс объяснил, как взыскать расходы и компенсацию по делам частного обвинения

  • Взыскание процессуальных издержек с частного обвинителяВерховный суд РФ рассмотрел дело о возмещении ущерба и компенсации морального вреда по иску оправданного за отсутствием в действиях преступления к своему частному обвинителю.
  • Истец указал, что необоснованным привлечением к уголовной ответственности ему причинён материальный ущерб в виде расходов на оплату услуг представителя — 60 тысяч рублей и моральный вред в виде нравственных страданий — 100 тысяч рублей.
  • Районный суд исковые требования удовлетворил частично: взысканы 30 тысяч в счёт возмещения материального ущерба и 15 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.
  • Суд первой инстанции пришёл к выводу, что истец имеет право на возмещение расходов на оплату юридической помощи, однако посчитал, что с его стороны имеет место злоупотребление правом и, указав на несоразмерность заявленных требований, удовлетворил их частично.
  • Суд первой инстанции также пришёл к выводу о наличии у заявителя безусловного права на компенсацию морального вреда на основании абзаца третьего статьи 1100 Гражданского кодекса, которая осуществляется независимо от вины причинителя вреда.
  • Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с такими выводами.
  • Ответчик оспорил эти решения в Верховный суд РФ и тот нашёл жалобу подлежащей удовлетворению.
  • Позиция ВС

Право на реабилитацию при постановлении оправдательного приговора имеют лица не только по делам публичного и частно-публичного обвинения, но и по делам частного обвинения (пункт 8 постановления Пленума ВС от 29 ноября 2011 г.).

При этом суд при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по этому делу (пункт 9 постановления Пленума ВС от 19 декабря 2013 г. №42).

  1. Между тем, оправдание обвиняемого не является безусловной причиной получения им компенсации, указывает ВС.
  2. «Судам следует иметь в виду, что неподтверждение в ходе судебного разбирательства предъявленного обвинения само по себе не является достаточным основанием для признания незаконным обращения к мировому судье с заявлением о привлечении лица к уголовной ответственности в порядке частного обвинения и, как следствие, для принятия решения о взыскании процессуальных издержек с частного обвинителя.
  3. Разрешая данный вопрос, необходимо учитывать, в частности, фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о добросовестном заблуждении частного обвинителя либо, напротив, о злоупотреблении им правом на осуществление уголовного преследования другого лица в порядке частного обвинения», — подчеркивает ВС.

Он напоминает позицию Конституционного суда РФ, что расходы на оплату услуг представителя не относятся к числу процессуальных издержек, а могут расцениваться как вред, причинённый лицу в результате его необоснованного уголовного преследования (пункт З1 определения от 2 июля 2013 г. №105 7-0).

«Эти расходы могут быть взысканы на основании и в порядке, предусмотренном статьёй 1064 Гражданского кодекса. Её положения следует трактовать в контексте общих начал гражданского законодательства, к числу которых относится принцип добросовестности.

Иными словами, истолкование положений статьи 1064 Гражданского кодекса в системе действующего правового регулирования предполагает возможность полного либо частичного возмещения частным обвинителем вреда в зависимости от фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о добросовестном заблуждении или же, напротив, о злонамеренности, имевшей место в его действиях, а также с учётом требований разумной достаточности и справедливости», — цитирует ВС вывод КС.

КС также разъяснял, что необходимость обеспечения реабилитации не исключает использования гражданско-правового механизма защиты прав добросовестных участников уголовного процесса от злоупотреблений своим правом со стороны частного обвинителя, когда его обращение в суд с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица не имеет под собой никаких оснований и продиктовано не потребностью защитить свои права и охраняемые законом интересы, а лишь намерением причинить вред другому лицу (постановление от 17 октября 2011 г. №22-П, определение от 26 мая 2016 г. №1141-0).

  • «Соответственно, уголовное преследование впоследствии оправданного подсудимого по уголовному делу частного обвинения не может быть основанием для взыскания с частного обвинителя убытков в виде расходов на оплату услуг представителя обвиняемого без исследования и установления юридически значимых обстоятельств, связанных со злоупотреблением правом на осуществление уголовного преследования другого лица в порядке частного обвинения или добросовестным заблуждением», — поясняет ВС.
  • При этом требования о компенсации морального вреда, причинённого необоснованным предъявлением частного обвинения, подлежат разрешению в порядке гражданского судопроизводства с учётом того, что причинителем вреда является не государственный орган или должностное лицо, а частный обвинитель.
  • В соответствии со статьёй 1100 Гражданского кодекса РФ, которой руководствовались судебные инстанции по делу, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в том числе в случае незаконного привлечения гражданина к уголовной ответственности.
  • Однако реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не меняет публично-правовой сущности уголовной ответственности и не является основанием для постановки его в равные правовые условия с государством в части возмещения вреда в полном объёме и независимо от наличия его вины, считает ВС.
  • Он указывает, что обращение в суд с частным обвинением является одной из форм реализации конституционного права граждан на обращение в государственные органы (статья 33 Конституции) и конституционного права каждого на судебную защиту (часть 1 статьи 46 Конституции).
  • При этом в отличие от органов дознания, предварительного следствия и государственного обвинения на частного обвинителя не возлагается юридическая обязанность по установлению события преступления и изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления (часть 2 статьи 21 Уголовно-процессуального кодекса РФ), напоминает высшая инстанция.
  • Таким образом, правовые нормы устанавливают общий принцип наступления гражданско-правовой ответственности за причинённый вред только при наличии вины причинителя, исключения из которого при строго определённых случаях должны быть прямо закреплены в законе, пришёл к выводу ВС.
  • «При этом реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не является предпосылкой для безусловного применения в отношении него специального, характерного для такого субъекта как государство, порядка возмещения вреда, в том числе морального в полном объёме и независимо от наличия вины», — поясняет ВС.
  • То есть выводы судебных инстанций о применении в данном деле статьи 1100 ГК РФ нельзя признать соответствующими закону в его истолковании Конституционным судом, указывает высшая инстанция.
  • В связи с чем ВС определил направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
  • Алиса Фокс
  • Материал статьи взят из открытых источников
Читайте также:  Статья 96 ГПК РФ. Внесение сторонами денежных сумм, подлежащих выплате свидетелям, экспертам и специалистам

Остались вопросы к адвокату по данной тематике?

Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните нам по телефонам в Москве +7 (499) 288-34-32 или в Самаре +7 (846) 212-99-71  (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Дата актуальности материала: 17.04.2022

Вс разобрался, кто должен оплачивать судебные расходы в уголовных делах частного обвинения

Взыскание процессуальных издержек с частного обвинителя nalog.gov.ru

Верховный суд РФ решил, должен ли потерпевший по делу частного обвинения возмещать судебные расходы и моральный вред обвиняемому в случае вынесения оправдательного приговора.

В 2019 году жителю Подмосковья Юрию Суркову было предъявлено частное обвинение по ч. 1 ст. 128.1 УК РФ (клевета). Мировым судьей судебного участка № 50 Железнодорожного судебного района Московской области обвиняемый был оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

При этом в пользу Суркова взыскали 45 тыс. рублей процессуальных издержек. Однако в апелляции решение о возмещении имущественного вреда было отменено, а бывшему обвиняемому предложено обратиться за возмещением материального и морального вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Затем уже сам Сурков подал иск в Железнодорожный городской суд Московской области. Истец указал, что необоснованным привлечением к уголовной ответственности ему причинен материальный ущерб на сумму 60 тыс. рублей и моральный вред, который он оценил в 100 тыс. рублей. Ответчиком по делу выступал частный обвинитель.

Суд первой инстанции посчитал, что Сурков имеет право на компенсацию и частично удовлетворил требования, сократив их суммарно до 45 тыс. рублей. Апелляция и кассация согласились с таким решением.

Тогда ответчик обратился в ВС, который обнаружил существенные нарушения норм права в решениях нижестоящих судов.

ВС обратил внимание на разъяснения Пленума ВС, из которых следует, что при оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по этому делу.

Однако, отметил ВС, неподтверждение в ходе судебного разбирательства предъявленного обвинения само по себе не является достаточным основанием для признания незаконным обращения с заявлением о привлечении лица к уголовной ответственности в порядке частного обвинения и, как следствие, для принятия решения о взыскании процессуальных издержек с частного обвинителя. В таком случае необходимо учитывать фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о добросовестном заблуждении либо, напротив, о злоупотреблении им правом на осуществление уголовного преследования другого лица.

Также ВС сослался на аналогичную позицию Конституционного суда РФ, согласно которой, в отличие от органов дознания, предварительного следствия и государственного обвинения, на частного обвинителя не возлагается юридическая обязанность по установлению события преступления и изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

Соответственно, реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не является предпосылкой для безусловного применения в отношении него специального, характерного для такого субъекта, как государство, порядка возмещения вреда в полном объеме и независимо от наличия вины.

В итоге ВС отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение в апелляцию. При этом ВС указал, что суду следует разрешить спор исходя из общих оснований и порядка компенсации причиненного морального вреда в части установления условия о вине ответчика как основания для его возмещения.

Процесс возмещения потерпевшим издержек по уголовному делу будет упрощен

1 июля 2021

В мае текущего года Конституционный Суд РФ обнародовал Постановление № 18-П, в котором признал ч.3 ст.131 УПК РФ, ч.1 ст.132 УПК РФ и п.30 Положения «О возмещении процессуальных издержек..

», утвержденного Постановлением Правительства РФ № 1240 от 1.12.12 г., не соответствующими основному закону страны.

Указанные положения посвящены проблеме возмещения издержек потерпевшего на представителя (и не только).

Поводом к проверке данных норм стало обращение Эльвиры Юровских, имевшей статус потерпевшей, которая несколько лет не могла добиться возмещения расходов на представителя по уголовному делу. Само уголовное дело было закрыто по нереабилитирующему основанию — из-за ухода из жизни подозреваемого.

Для возмещения расходов по уголовному делу Юровских сначала обратилась в орган правосудия с исковым заявлением, где в роли ответчика значилось Министерство финансов РФ. Однако судебный орган отказал женщине, посоветовав ей обратиться с соответствующим заявлением к следователю.

После долгих разбирательств следователь все же вынес постановление о выплате потерпевшей 7,8 тысяч рублей (из расчета почти 1 тысяча рублей за 1 сутки участия адвоката в следственных мероприятиях).

Орган правосудия отменил постановление, указав, что следователь принял во внимание только участие адвоката в следственных действиях, но не учел весь объем правовой помощи, оказанной потерпевшей.

С учетом этих обстоятельств, следователь постановил выплатить Юровских 35 тысяч рублей, однако требование потерпевшей об индексации данной суммы суд не стал удовлетворять.

Конституционный Суд РФ согласился с доводами потерпевшей. Он указал, что спорные нормы недостаточно проработаны и не позволяют потерпевшему эффективно использовать свое право на взыскание издержек по уголовному делу. Кроме того, не предусмотрен алгоритм индексации компенсации. Законодатель должен исправить данные недостатки и привести в соответствие Конституции РФ указанные нормы.

А пока поправки о взыскании расходов потерпевшего на представителя по уголовному делу, завершенному на досудебной стадии по нереабилитирующему основанию, еще не внесены, Конституционный Суд РФ призвал придерживаться трех правил.

  1. Потерпевшему возмещаются все затраты на представителя, подтвержденные документально, если гражданин действительно нуждался в тех или иных услугах. В том числе подлежат возмещению затраты, понесенные из-за необходимости обжалования постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
  2. Расходы по уголовному делу возмещаются за счет государства с учетом уровня инфляции. При этом не имеет значения наличие/отсутствие вины должностных лиц, ведущих предварительное расследование.
  3. Если гражданин обжалует постановление должностного лица в органе правосудия, именно суд должен решить вопрос о необходимости выплаты возмещения, а также определить его размер.

Кроме того, КС РФ сделал еще один важный вывод: проводить аналогию между стоимостью услуг государственного адвоката и адвоката по соглашению нельзя. Стоимость услуг юриста определяется соглашением с доверителем, а Положение, утвержденное Постановлением Правительства № 1240, применению не подлежит.

Отметим, что 11 мая 2021 года вступили в силу поправки в ст.132 УПК РФ, дающие право потерпевшим взыскивать процессуальные издержки не только с осужденных, но и с субъектов, уголовное преследование в отношении которых было завершено по нереабилитирующим основаниям (например, вследствие истечения сроков давности уголовного преследования).

Безусловно, приведенная выше позиция КС РФ значительно облегчит потерпевшим процедуру возмещения процессуальных издержек по уголовному делу. Получить компенсацию за услуги уголовного адвоката станет проще хотя бы потому, что конечное слово будет за судом, а не за следователем.

Взыскание процессуальных издержек с частного обвинителя

ВС: Добросовестность частного обвинителя – не повод отказать реабилитированному в возмещении расходов

Верховный Суд в Определении № 13-КГ22-2-К2 от 17 мая разъяснил нижестоящим судам, что фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о добросовестном заблуждении частного обвинителя, не выступают в качестве критерия обоснованности либо необоснованности заявленных реабилитированным требований о возмещении судебных расходов.

Сергей Проскуряков обратился в порядке частного обвинения с заявлением о привлечении Александра Криволуцкого к уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 128.1 «Клевета» УК.

Приговором мирового судьи судебного участка № 4 Октябрьского района г. Тамбова от 15 сентября 2016 г.

Читайте также:  За что могут отчислить из училища

, оставленным без изменения апелляцией, Криволуцкий был оправдан за отсутствием в его деянии состава преступления, за ним признано право на реабилитацию и возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

22 сентября 2017 г.

этот же мировой судья вынес постановление о взыскании с Сергея Проскурякова процессуальных издержек: расходов на оплату услуг представителя Александра Криволуцкого и транспортных расходов, однако впоследствии апелляция постановление отменила и прекратила производство. При этом суд апелляционной инстанции отметил, что вопрос о взыскании транспортных расходов и расходов на оплату услуг представителя подлежит рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.

Тогда Александр Криволуцкий предъявил иск к Сергею Проскурякову о возмещении расходов реабилитированного лица по уголовному делу частного обвинения в размере более 87,5 тыс. руб. и взыскании компенсации морального вреда в размере 100 тыс. руб.

Суд первой инстанции отметил, что, исходя из правовой природы названных расходов, к ним подлежат применению нормы, регулирующие аналогичные правоотношения в гражданском процессе, а именно содержащиеся в ст. 98–100 ГПК.

В связи с этим он пришел к выводу, что доводы ответчика о добросовестном заблуждении не имеют правового значения, поскольку основанием для возмещения названных расходов является сам факт принятия судом решения в пользу одной из сторон, а их размер должен отвечать требованиям разумности и справедливости, обеспечивать баланс процессуальных прав и обязанностей сторон. Суд, приняв во внимание фактические обстоятельства дела, объем оказанных представителем услуг, продолжительность рассмотрения уголовного дела частного обвинения и ходатайство ответчика о чрезмерности заявленной истцом суммы, пришел к выводу о взыскании с Сергея Проскурякова возмещения расходов на оплату истцом юридических услуг 12 тыс. руб. и 15 тыс. руб. на возмещение транспортных расходов, а также расходов на уплату госпошлины, в остальной части в иске было отказано.

Апелляция изменила решение первой инстанции, увеличив размер взысканных транспортных расходов почти до 50 тыс. руб.

Однако определением судебной коллегии по гражданским делам Второго кассационного суда общей юрисдикции от 29 октября 2020 г.

апелляционное определение было отменено в части разрешения требований о взыскании понесенных убытков и направлено в этой части на новое апелляционное рассмотрение.

При повторном рассмотрении судебная коллегия по гражданским делам Тамбовского областного суда не согласилась с выводами первой инстанции о применении норм гражданского процессуального права при разрешении требований о взыскании возмещения расходов на оплату юридических услуг и транспортных расходов и указала, что они не относятся к числу процессуальных издержек, а в рамках разрешения спора подлежат применению положения ст. 15 и 1064 ГК, устанавливающие правило ответственности за причинение вреда, – при наличии вины причинителя вреда. Отметив, что при рассмотрении спора не установлено злоупотребление правом со стороны ответчика, а сам по себе факт вынесения оправдательного приговора не предрешает вопроса о вине Сергея Проскурякова, апелляция не усмотрела правовых оснований для удовлетворения требований Александра Криволуцкого в названной части. С этими выводами апелляции согласился кассационный суд.

Александр Криволуцкий обратился в Верховный Суд, который посчитал, что сделанный судом апелляционной инстанции вывод о том, что при отсутствии злоупотребления правом со стороны ответчика исковые требования реабилитированного лица не подлежат удовлетворению, нельзя признать правильным.

Верховный Суд указал, что нижестоящие инстанции не учли позицию КС, изложенную в Определении № 1059-О/2013. Так, недоказанность обвинения какого-либо лица в совершении преступления по смыслу ч. 1 ст.

49 Конституции влечет его полную реабилитацию и восстановление всех его прав, ограниченных в результате уголовного преследования, включая возмещение расходов, понесенных в связи с данным преследованием.

Взыскание в пользу реабилитированного лица расходов, понесенных им в связи с привлечением к участию в уголовном деле, со стороны обвинения, допустившей необоснованное уголовное преследование подсудимого, является неблагоприятным последствием ее деятельности.

При этом, однако, возложение на частного обвинителя обязанности возместить лицу, которое было им обвинено в совершении преступления и чья вина не была доказана в ходе судебного разбирательства, понесенные им вследствие этого расходы не может расцениваться как признание частного обвинителя виновным в таких преступлениях, как клевета или заведомо ложный донос. Принятие решения о возложении на лицо обязанности возместить расходы, понесенные в результате его действий другими лицами, отличается от признания его виновным в совершении преступления как по основаниям и порядку принятия решений, так и по их правовым последствиям и не предопределяет последнего.

Соответственно, частный обвинитель не освобождается от обязанности возмещения оправданному лицу как понесенных им судебных издержек, так и причиненного ему необоснованным уголовным преследованием имущественного вреда (в том числе расходов на адвоката), а также компенсации морального вреда.

Что же касается вопроса о необходимости учета его вины при разрешении судом спора о компенсации вреда, причиненного необоснованным уголовным преследованием, то, как указал Конституционный Суд в Определении от 28 мая 2009 г.

№ 643-О-О, реализация потерпевшим его процессуальных прав по делам частного обвинения не является основанием для постановки его в равные правовые условия с государством в части возмещения вреда в полном объеме и независимо от наличия его вины.

Согласно определению № 1059-О/2013, ст. 1064 ГК, не исключающую обязанность частного обвинителя возместить оправданному лицу понесенные им судебные издержки и компенсировать имущественный и моральный вред, следует трактовать в контексте общих начал гражданского законодательства, к числу которых относится принцип добросовестности: согласно ст.

1 данного Кодекса при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно (п. 3); никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 1). Иными словами, истолкование ст.

1064 ГК в системе действующего правового регулирования предполагает возможность полного либо частичного возмещения частным обвинителем вреда в зависимости от фактических обстоятельств дела, свидетельствующих о добросовестном заблуждении или же, напротив, о злонамеренности, имевшей место в его действиях, а также с учетом требований разумной достаточности и справедливости.

Таким образом, положения гражданского права, действующие в неразрывном системном единстве с конституционными предписаниями, в том числе с ч. 3 ст.

17 Конституции, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц и которая в силу ч. 1 ст.

15 Конституции, как норма прямого действия, подлежит применению судами при рассмотрении ими гражданских и уголовных дел, позволяют суду при рассмотрении каждого конкретного дела достигать такого баланса интересов, при котором равному признанию и защите подлежит как право одного лица, выступающего в роли частного обвинителя, на обращение в суд с целью защиты от преступления, так и право другого лица, выступающего в роли обвиняемого, на возмещение ущерба, причиненного ему в результате необоснованного уголовного преследования.

Верховный Суд резюмировал, что реабилитированное лицо имеет право на возмещение понесенных в связи с производством по уголовному делу расходов с лица, по заявлению которого начато производство по уголовному делу, и в возмещении ему таких расходов не может быть отказано полностью только на том основании, что ответчик своим правом не злоупотреблял.

Такие фактические обстоятельства дела, свидетельствующие о добросовестном заблуждении частного обвинителя или о злоупотреблении им правом, могут быть приняты во внимание при определении размера подлежащих возмещению расходов, но не могут выступать в качестве критерия обоснованности либо необоснованности заявленных требований.

Таким образом, ВС направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

В комментарии «АГ» адвокат АК «Рязанцев Лигал Групп» Александр Рязанцев назвал определение ВС существенным сдвигом в вопросе унификации позиций по официальному толкованию норм, регламентирующих вопросы возмещения расходов по оплате юридических услуг.

«Как мы знаем, в этом вопросе ситуацию можно охарактеризовать так: “кто в лес, кто по дрова”. Мало того что практика отличается в зависимости от вида судопроизводства – уголовное, гражданское, арбитражное, так она отличается и по позициям судов одной системы как по вертикали, так и по горизонтали.

Во многом, конечно, это связано с тем, что в каждой процессуальной отрасли имеются свои институты, регламентирующие производство по возмещению расходов на юридические услуги, включая порядок, основания, размер, субъектов ответственности.

Например, в одних институтах предлагается учитывать принцип разумности (гражданский процесс), тогда как в других (уголовный процесс) это не является правовым основанием, как следует из последней позиции КС РФ. И, наконец, есть ситуации по возмещению расходов на юридические услуги, которые не попадают ни под один из указанных процедурных институтов.

Читайте также:  Договор морской перевозки грузов

Как и в описанном случае, практика стала признавать, что указанные суммы могут быть предъявлены по общим правилам ГК РФ о возмещении убытков», – указал адвокат.

Александр Рязанцев полагает, что ВС фактически вывел ситуацию по вопросу возмещения частным обвинителем расходов на юридические услуги оправданному по делу частного обвинения из действия общих норм ответственности (ст.

1064 ГК), где при определении деликтного состава устанавливается и вина причинителя вреда, и обосновал право возмещения лишь фактом оправдания, то есть, по сути, применив к ситуации по аналогии нормы соответствующего института УПК РФ, регламентирующего право на возмещение расходов оправданному по делам публичного обвинения лишь на факте оправдательного приговора.

При этом Александр Рязанцев отметил, что при оценке ситуации даже через призму ст.

1064 ГК и ссылках на то, что факт оправдательного приговора сам по себе еще не означает вину частного обвинителя, который мог добросовестно заблуждаться, именно указанными общими нормами установлена презумпция вины причинителя вреда. То есть вина частного обвинителя предполагается, если он не докажет обратное.

Кроме того, вина причинителя вреда может быть как в форме умысла, так и в форме неосторожности. А факт остается фактом: расходы на юридические услуги не были бы понесены, если бы частный обвинитель не обратился с необоснованным заявлением в порядке частного обвинения.

«Полагаю, что данное решение полезно и для формирования правовой культуры: граждане должны принимать взвешенное решение об обращении в суд и понимать, что необоснованные обращения могут повлечь для них существенные расходы. Судиться – дорого!» – резюмировал адвокат.

Адвокат практики уголовно-правовой защиты бизнеса МКА «Князев и партнеры» Артем Чекотков заметил, что оправдательное решение в порядке частного обвинения не влечет автоматического возмещения вреда частным обвинителем в полном объеме и без учета его вины в инициации процедуры преследования.

В случаях же публичного и частно-публичного обвинений государство, напротив, берет на себя реабилитацию в полном объеме вне зависимости от правомерности (или неправомерности) действий должностных лиц, в производстве которых находилось уголовное дело.

Обусловлено это различиями характера и особенностей обозначенных видов уголовного преследования.

Как указал Артем Чекотков, оправданный не лишается права на реабилитацию и вытекающих из нее прав на возмещение имущественного и морального вреда, чему корреспондирует также обязанность государства содействовать реабилитированному лицу в защите своих прав. Причиной этому служит сам факт уголовного преследования, которое по своей природе является публично-правовым явлением.

Адвокат отметил, что Верховный Суд руководствуется предложенным Конституционным Судом вариантом баланса между обозначенными положениями, развивая его. Возмещение вреда реабилитированному лицу производится в порядке ГК. Так, общей нормой при определении ущерба, нанесенного оправданному, выступает ст. 1064 ГК.

При этом суды должны изучить фактические обстоятельства по делу в части поведения частного обвинителя (имело ли место заблуждение или злонамеренное поведение) в целях определения справедливого размера подлежащих возмещению расходов, а сам факт отсутствия злоупотребления со стороны частного обвинителя не лишает оправданного права на реабилитацию.

Артем Чекотков уверен, что определение отразится на судебной практике по реабилитации при делах частного обвинения и внесет в нее ясность.   

Процессуальные издержки в уголовном судопроизводстве и порядок их взыскания

Процессуальными издержками являются связанные с производством по уголовному делу расходы, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств осужденных. В некоторых случаях суд может взыскать судебные издержки с иных участников уголовного судопроизводства.

  • В качестве судебных издержек потерпевшему, свидетелю, их законным представителям, эксперту, специалисту, переводчику, понятым, выплачиваются расходы, связанные с понесенными данными лицами денежными затратами: их явкой к месту производства процессуальных действий и проживанием (расходы на проезд, наем жилого помещения и дополнительные расходы, связанные с проживанием вне места постоянного жительства (суточные);суммы, выплачиваемые потерпевшему на покрытие расходов, связанных с выплатой вознаграждения представителю потерпевшего; суммы, выплачиваемые работающим и имеющим постоянную заработную плату потерпевшему, свидетелю, их законным представителям, понятым в возмещение недополученной ими заработной платы за время, затраченное ими в связи с вызовом в орган дознания, к следователю, прокурору или в суд; суммы, выплачиваемые не имеющим постоянной заработной платы потерпевшему, свидетелю, их законным представителям, понятым за отвлечение их от обычных занятий.
  • Судебные издержки выплачиваются по постановлению дознавателя, следователя или судьи либо по определению суда.
  • Порядок и размеры возмещения процессуальных издержек устанавливаются Правительством Российской Федерации.
  • Процессуальные издержки взыскиваются с осужденных, могут быть взысканы и с осужденного, освобожденного от наказания.

Признавая виновными по уголовному делу нескольких подсудимых, суд определяет, в каком размере процессуальные издержки должны быть взысканы с каждого из них. Суд учитывает при этом характер вины, степень ответственности за преступление и имущественное положение осужденного.

По уголовным делам о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, суд может возложить обязанность возместить процессуальные издержки на законных представителей несовершеннолетних.

Процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суд вправе освободить осужденного полностью или частично от уплаты процессуальных издержек, если это может существенно отразиться на материальном положении лиц, которые находятся на иждивении осужденного.

При оправдании подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд вправе взыскать процессуальные издержки полностью или частично с лица, по жалобе которого было начато производство по данному уголовному делу. При прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон.

 Перевозская межрайонная прокуратура

Взыскание процессуальных издержек

Возмещение издержек, в отличие от их взыскания, представляет добровольную оплату. Взыскание издержек — это их принудительная компенсация после разрешения дела по существу.

По общему правилу до разрешения уголовного дела процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета или за счет участников уголовного процесса, выступающих в качестве стороны.

При разрешении уголовного дела суд решает вопрос о взыскании процессуальных издержек с той стороны, которая «проиграла» уголовно-правовой спор.

По общему правилу процессуальные издержки взыскиваются с осужденных или возмещаются за счет средств федерального бюджета. Однако когда осужденный не достиг восемнадцатилетнего возраста, суд может возложить обязанность возместить процессуальные издержки на его законных представителей.

А в случае оправдания подсудимого по уголовному делу частного обвинения суд может взыскать процессуальные издержки (полностью или частично) с частного обвинителя.

Причем при прекращении уголовного дела в связи с примирением сторон процессуальные издержки взыскиваются с одной или обеих сторон.

В случае признания подсудимого виновным суд вправе взыскать с него процессуальные издержки, за исключением сумм, выплаченных переводчику. Процессуальные издержки, связанные с участием в уголовном деле переводчика, возмещаются за счет средств федерального бюджета.

С осужденного также не могут быть взысканы суммы, выплаченные защитнику, если он отказывался от участия в деле защитника, но отказ не был удовлетворен и защитник участвовал в уголовном деле по назначению.

Такие процессуальные издержки адвоката возмещаются за счет средств федерального бюджета.

Процессуальные издержки могут быть взысканы и с осужденного, освобожденного от наказания. Однако если осужденный был реабилитирован, процессуальные издержки возмещаются не за его счет, а за счет средств федерального бюджета.

За счет средств федерального бюджета подлежат возмещению также процессуальные издержки,

— когда суд принимает решение об освобождении осужденного полностью или частично от уплаты процессуальных издержек. Такое решение принимается, если взыскание с осужденного процессуальных издержек может существенно отразиться на материальном положении лиц, которые находятся на иждивении осужденного.

При осуждении по делу нескольких лиц судебные издержки подлежат взысканию с осужденных в долевом порядке с учетом вины, степени ответственности и имущественного положения каждого. При этом осужденные, совершившие преступление совместно, являющиеся супругами, должны возмещать судебные издержки в равных долях.