Правила

Статья 319. Оскорбление представителя власти 2023

14 мая в Госдуму поступил законопроект № 956144-7 об исключении из УК РФ ст. 319, устанавливающей уголовную ответственность за оскорбление представителей власти.

Авторы поправок пояснили свою инициативу тем, что ст. 319 УК не предусматривает никакого наказания в виде лишения свободы.

«В большей степени все перечисленные в статье наказания – штраф, обязательные или исправительные работы – свойственны административным наказаниям, и мы считаем, что в полной мере достаточны меры наказания, предусмотренные КоАП РФ.

Не видим целесообразности увеличивать число уголовно судимых граждан в тот момент, когда государство все последние годы стоит на пути декриминализации ряда статей УК», – отмечено в пояснительной записке.

В этой связи авторы поправок предложили уравнять правовое положение субъектов публичной власти и российских граждан путем сбалансированного действия именно административной ответственности за оскорбительные высказывания в целях восстановления социальной справедливости. Они также сослались на конституционный принцип равенства всех перед законом и судом, а также обязанность государства гарантировать равенство прав и свобод человека и гражданина.

«Любые формы ограничения прав граждан по признакам имущественного или должностного положения, расовой, национальной или религиозной принадлежности не допускаются. Исключения из данного положения Конституцией РФ запрещаются.

Таким образом, предлагается исключить законодательную возможность отдельных категорий лиц обладать иным спектром прав, нести специфические обязанности в связи, например, с занимаемой должностью или ее отсутствием», – полагают они.

Федеральный судья в отставке, заслуженный юрист РФ, профессор НИУ ВШЭ Сергей Пашин назвал законопроект благими намерениями. «Группа депутатов озаботилась социальной справедливостью и предлагает, пока только на примере ст.

319 УК РФ, “исключить законодательную возможность отдельных категорий лиц обладать иным спектром прав, нести специфические обязанности в связи, например, с занимаемой должностью”. В обществе социального неравенства – это утопия. В теоретическом смысле – это “нищета философии”, путаница.

Должностное лицо обладает отличными от прочих полномочиями и гарантиями по определению, и это правомерно, пока является не привилегией, а условием эффективного осуществления функции, возложенной законом», – пояснил он.

По мнению эксперта, норма об оскорблении, допущенном по мотивам личной неприязни (ст. 5.61 КоАП РФ), не охватывает объект (порядок управления), на который посягают, унижая честь и достоинство «государева человека».

«В практическом смысле – это непоследовательность, ибо сохраняются нормы, преследующие оскорбление судьи и сторон процесса (ч. 2 ст. 297 УК РФ), а также оскорбление военнослужащими друг друга (ст. 336 УК РФ).

В процессуальном смысле – это умаление прав человека, поскольку административное производство не предполагает развернутых гарантий для преследуемого государством лица, свойственных уголовному судопроизводству», – добавил Сергей Пашин.

МВД хочет распространить на полицейских Закон об оскорблении властиВедомство предлагает привлекать граждан к административной ответственности за публикации в Сети сведений о полицейских порочащего характера, в том числе дискредитирующих деятельность системы МВД России

По его словам, все эти недостатки обоснования предложения депутатов, однако, перевешивает единственное соображение: декриминализация деяния, за которое не предполагается наказание в виде лишения свободы, всегда благотворна. «Наше уголовное законодательство неразумно жестоко и переполнено деяниями, не представляющими общественной опасности, но при осуждении за них влекущими стигматизацию человека и судимость. Судимость же сопровождается фактически пожизненным запретом на ряд профессий. Думаю, законопроект нужно поддержать, ст. 319 УК РФ устранить, но в КоАП следует ввести норму о взыскании за оскорбление представителя власти», – резюмировал Сергей Пашин.

Адвокат АП г.

Москвы Матвей Цзен полагает, что законопроект продолжает тему ответственности за оскорбление государства и его представителей в контексте законотворческой инициативы МВД о распространении на полицию защиты, предоставляемой ч. 3–5 ст. 20.1 КоАП РФ. «Кроме того, можно отметить его косвенную связь с методическими рекомендациями МВД о практике применения вышеуказанной статьи, о котором ранее также сообщала “АГ”», – отметил он.

https://www.youtube.com/watch?v=DSEhnXGTW9M\u0026pp=ygVV0KHRgtCw0YLRjNGPIDMxOS4g0J7RgdC60L7RgNCx0LvQtdC90LjQtSDQv9GA0LXQtNGB0YLQsNCy0LjRgtC10LvRjyDQstC70LDRgdGC0LggMjAyMw%3D%3D

Полицейским разъяснили, как оберегать российские власти от оскорблений в СетиАлгоритм действий сотрудников полиции при обнаружении информации, содержащей признаки неуважения к власти, прописан в методических рекомендациях МВД России

По мнению эксперта, поскольку с отменой ст.

319 УК РФ не предполагается введение какой-либо новой статьи в Кодекс либо КоАП, то действия, ранее охватывавшиеся ею, будут квалифицироваться либо по ст. 5.61 (оскорбление), либо по ч. 1 ст. 20.1 (мелкое хулиганство) КоАП РФ в зависимости от конкретных обстоятельств.

«В целом эта инициатива находится в русле тенденции к смягчению ответственности “за слова” и перевода ее из уголовной в административную, начатой введением административной презумпции в ч. 1 ст. 282 УК РФ и продолженной ограниченным правоприменением ч. 3–5 ст. 20.

1 КоАП РФ», – пояснил адвокат.

Матвей Цзен отметил, что сейчас в России создалась законодательная ситуация, в которой оскорбление президента, государства и общества в целом влечет за собой административную ответственность, а оскорбление участкового или мелкого чиновника – уголовную.

«Очевидно, что такая ситуация перевернутой пирамиды иерархии общественных ценностей не является здоровой и должна быть исправлена. Отдельно отмечу, что согласно данным судебной статистики в 2019 г. судами по ст. 319 УК РФ рассматривались дела в отношении 12,5 тыс.

человек – учитывая бюрократичность и формализованность нашего уголовного процесса – это довольно существенная нагрузка, снятие которой разгрузит как правоохранительные органы, так и суды», – резюмировал эксперт.

Председатель МКА «Паритет» Ерлан Назаров назвал крайне маловероятной перспективу принятия рассматриваемого законопроекта, когда общая тенденция законотворческой деятельности имеет совершенно противоположный вектор – «закручивание гаек», установление новых запретов, ограничений прав и свобод граждан, введение и усиление административной и уголовной ответственности за поведение, которое власть считает неприемлемым с точки зрения обеспечения собственного спокойствия и комфорта.

Широкие возможности для произволаЭксперты раскритиковали необоснованные и противоречащие Конституции РФ меры по противодействию терроризму

По мнению эксперта, подобные приоритеты вызывают обоснованную тревогу. «Несмотря на периодически звучащие с высоких трибун декларации о необходимости либерализации законодательства, в центре внимания законодателей в последние годы в значительной степени находились вопросы обратного свойства. Достаточно вспомнить Закон от 6 июля 2016 г.

№ 375-ФЗ о внесении изменений в УК и УПК РФ в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности, которым, в частности, введена ответственность за недоносительство, усугублено наказание за “экстремистские” проявления; “пакет Яровой”, назначением которого является создание условий для тотальной слежки за гражданами; Закон от 23 июня 2016 г. № 208-ФЗ, ограничивающий свободу деятельности новостных агрегаторов в РФ. Немало было нововведений и в КоАП РФ, в том числе за “оскорбление” власти с несоразмерно огромными штрафами (ч. 3–5 ст. 20.1., введенные Законом от 18 марта 2019 г. № 28-ФЗ) и т.п. Наблюдается стабильный рост числа осужденных по “политическим” статьям, большой резонанс вызвали гонения за репосты и лайки в интернет-сети», – отметил адвокат.

Ерлан Назаров полагает, что комментируемый законопроект об исключении ст.

319 из Уголовного кодекса выпадает из этого тренда, обусловленного стремлением защитить властную вертикаль от любого крамольного поведения и неугодных поползновений со стороны общества.

«Хотя сама инициатива ряда депутатов, направленная на снижение числа осужденных граждан путем исключения упомянутой статьи из Кодекса, представляется разумной», – считает он.

Со ссылкой на статистические данные Судебного департамента при Верховном Суде РФ эксперт отметил, что количество осужденных за преступление, предусмотренное ст. 319 УК РФ, остается на достаточно высоком уровне. «Так, в 2019 г. их число составило 9189 человек (против 10 154 человек в 2018 г.

), из них примерно 50% приговорено к штрафам (4455 и 5028 человек соответственно), 2224 человека – к исправительным работам (2018 г. – 2339 человек), к обязательным работам – 2199 человек (2018 г. – 2380 человек), подвергнуты мерам медицинского характера 108 граждан, признанных невменяемыми.

Так что статья, что называется, “работает” и активно применяется на практике», – заключил адвокат.

Судебные штрафы стали применяться чащеОпубликована статистика деятельности федеральных судов общей юрисдикции и мировых судей по уголовным делам за 2019 г.

Ерлан Назаров добавил, что чаще всего потерпевшими по такой категории уголовных дел становятся сотрудники правоохранительных органов, нередко своими собственными избыточно жесткими мерами сами провоцирующие граждан на неадекватную реакцию.

«Вряд ли государство откажется от преследования граждан за оскорбление представителей власти в силу того, что непосредственным объектом преступления является авторитет органов государственной власти и местного самоуправления, а честь и достоинство конкретного должностного лица – дополнительным. Хотя было бы целесообразным рассмотреть вопрос о введении, по крайней мере, административной преюдиции по аналогии со ст. 282 УК РФ, которая служила бы действенной профилактической мерой, направленной на предотвращение рецидива такого правонарушения», – подытожил адвокат.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Владимирской области

Ответственность за публичное оскорбление представителя власти, а также за унижение чести и достоинства гражданина

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением является уголовно-наказуемым деянием, предусмотренным ст. 319 УК РФ.

Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ является публичность оскорбления представителя власти, что подразумевает нанесение оскорбления в присутствии посторонних лиц — одного или нескольких.

Для квалификации оскорбления представителя власти необходимо, чтобы оно было совершено при исполнении потерпевшим своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

При этом ответственность по ст. 319 УК РФ наступает независимо от того, находится ли представитель власти на работе или же по своей инициативе либо по просьбе граждан принял меры к предотвращению нарушения общественного порядка или пресечения преступления.

Необходимым объективным признаком преступления выступает характер оскорбительных действий. Оскорбительные действия и высказывания должны иметь форму неприличных, т.е.

противоречить сложившимся в обществе нормам нравственности, морали и культурным традициям, унижать честь и достоинство представителя власти, т.е.

Читайте также:  Выселение из служебного жилого помещения порядок, исковое заявление, судебная практика 2023

быть персонифицированными, направленными в адрес конкретного лица (лиц), являющегося представителем власти, выражать отрицательную оценку личных, профессиональных, служебных или должностных качеств потерпевшего.

Совершение действий, образующих состав преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, наказывается штрафом в размере до 40 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Выраженное в неприличной или иной противоречащей общепринятым нормам морали и нравственности форме оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, не являющегося представителем власти, следует квалифицировать как совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.61 КоАП РФ, которое влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 3 000 до 5 000 рублей; на должностных лиц — от 30 000 до 50 000 рублей; на юридических лиц — от 100 000 до 200 000 рублей.

Муромская городская прокуратура

Прямая ссылка на материал
Поделиться

Публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением является уголовно-наказуемым деянием, предусмотренным ст. 319 УК РФ.

Представителем власти признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Обязательным признаком преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ является публичность оскорбления представителя власти, что подразумевает нанесение оскорбления в присутствии посторонних лиц — одного или нескольких.

Для квалификации оскорбления представителя власти необходимо, чтобы оно было совершено при исполнении потерпевшим своих должностных обязанностей или в связи с их исполнением.

При этом ответственность по ст. 319 УК РФ наступает независимо от того, находится ли представитель власти на работе или же по своей инициативе либо по просьбе граждан принял меры к предотвращению нарушения общественного порядка или пресечения преступления.

Необходимым объективным признаком преступления выступает характер оскорбительных действий. Оскорбительные действия и высказывания должны иметь форму неприличных, т.е.

противоречить сложившимся в обществе нормам нравственности, морали и культурным традициям, унижать честь и достоинство представителя власти, т.е.

быть персонифицированными, направленными в адрес конкретного лица (лиц), являющегося представителем власти, выражать отрицательную оценку личных, профессиональных, служебных или должностных качеств потерпевшего.

Совершение действий, образующих состав преступления, предусмотренного ст. 319 УК РФ, наказывается штрафом в размере до 40 000 рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года.

Выраженное в неприличной или иной противоречащей общепринятым нормам морали и нравственности форме оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, не являющегося представителем власти, следует квалифицировать как совершение административного правонарушения, предусмотренного ст. 5.61 КоАП РФ, которое влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от 3 000 до 5 000 рублей; на должностных лиц — от 30 000 до 50 000 рублей; на юридических лиц — от 100 000 до 200 000 рублей.

Муромская городская прокуратура

Публичная брань в адрес налогового или пожарного инспектора будет грозить уголовным делом — МК

Пленум Верховного суда РФ решает, как следует подходить к рассмотрению уголовных дел об оскорблении представителей власти.

Наказуемы должны быть не только матерные слова, неприличные жесты или плевки в адрес полицейских — под защитой Уголовного кодекса налоговые и пожарные инспекторы, таможенники, росгвардейцы, следователи, дознаватели, и налоговики, говорится в обсуждаемом документе.

Причем если речь идет об оскорбительных словах или рисунках — неважно, как они стали достоянием публики: произнесены, написаны на заборе или в Интернете.

На днях Пленум Верховного суда обсудил и отправил на доработку проект постановления «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 317, 318 и 319 Уголовного кодекса РФ».

Статья 317 наказывает за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, статья 318 — за применение насилия в отношении представителя власти, но разговор о них будет отдельный. Пока мы остановимся лишь на статье 319 УК под названием «Оскорбление представителя власти».

Преступление это считается нетяжким: признанному виновным грозит штраф до 40 тысяч рублей (то есть может быть и меньше), альтернатива — обязательные работы на срок до 360 часов или исправительные работы на срок до одного года. Но статья 319 активно применяется.

Выступавшая с докладом по этому вопросу федеральный судья Елена Пейсикова рассказала, что в 2022 году за публичное оскорбление представиеля власти было осуждено 5 912 человек, причем у части из них это было не единственным преступлением — можно предположить, что и не самым тяжким. Показатели судимости по этой и по двум другим обсуждавшимся статьям УК «за последние три года не увеличиваются», заметила она. 

Что касается статьи 319 — показатели судимости по ней не то что не увеличиваются, а довольно быстрыми темпами сокращаются. По данным Судебного департамента ВС РФ, в 2016-2018 годах ежегодно за оскорбления представителя власти осуждалось более 10 тысяч человек, в 2019 году — 9194, 2020 году — 8741, в 2021 году — 6786…

Стоит напомнить, что Верховный суд, постановлениями пленумов которого должны руководствоваться при принятии решений все судьи страны, вопрос об оскорблении представителей власти не рассматривал за постсоветское время ни разу.

Последний действующий формально до сего дня документ на сей счет — постановление Пленума Верховного суда СССР от 1989 года. Так что слова «отправил на доработку» не должны успокаивать: обсуждающееся постановление наверняка будет принято — возможно, с внесением в него некоторых уточнений.

Г-жа Пейсикова отметила «безусловную актуальность и значимость для правоприменительной практики» обсуждавшегося документа, и сообщила, что он готовился с активным участием Генпрокуратуры, Минюста, СК, МВД, ФСИН, Росгвардии, ФССП и других заинтересованных ведомств, региональных судов и ведущих ученых страны — специалистов по уголовному праву.

Кого же, по мнению вышеназванных структур и специалистов, следует считать «представителем власти»? Это может быть «должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа» — или любое другое должностное лицо органа госвласти или местного самоуправления, которое наделено правом отдавать распоряжения не только своим подчиненным.

К правоохранительным органам относятся не только МВД, но и прокуратура, ФСИН, Федеральная таможенная служба, ФСБ, ФСО, государственный противопожарный надзор, военная полиция. А должностными лицами контролирующих (надзирающих) органов считаются, например, должностные лица органов ФНС, Ростехнадзора, Роспотребнадзора, говорится в проекте постановления.

Руководители, инспектора. 

Правда, по статье 319 УК наказывается только оскорбление вышеперечисленных должностных лиц при исполнении ими своих должностных обязанностей.

Но судам предлагается учитывать, что «отдельные категории сотрудников правоохранительных органов» могут по закону защищать общественный порядок и общественную безопасность и во внерабочее время — скажем, сотрудники полиции  вне зависимости от времени суток по своей инициативе или по просьбе граждан имеют право принять «законные меры к предотвращению нарушения общественного порядка или пресечению преступления». В такой ситуации полицейский может быть и без формы и прочих знаков отличия, но тот, кто его публично оскорбляет, должен быть предупрежден о том, что имеет дело с представителем власти. 

«Публичное унижение чести и достоинства представителя власти, затрагивающее его личностные и профессиональные (служебные) качества» — так разъясняет проект постановления Пленума ВС состав преступления.

Причем таковое унижение может случиться и непосрественно при исполнении служебных обязанностей представителем власти, и«в связи» с их исполнением, если гражданин публично оскорбит полицейского или налогового инспектора через день или неделю после того, как этот полицейский или инспектор его задержал или выписал штраф, и из-за этого. 

Наказуемо при этом лишь публичное оскорбление, выраженное «в неприличной форме».

Ругательства, размещение унижающих сведений в СМИ или в Интернете в открытом доступе, и «иные публичные действия», унижающие честь и достоинство вроде «срывания форменного головного убора или погон», поднятый вверх средний палец, плевок, плакаты или листовки оскорбительного содержания, развешанные на стенах домов или столбах, или раздаваемые гражданам, надписи на заборах и стенах неприличного содержания в адрес представителей власти — всё это дает основания для возуждения уголовного дела по статье 319 УК — если, конечно, судья обнаружит, что оскорбления связаны с профессиональной деятельностью оскорбленного, а не с его конфликтом с соседями или женой, и не сопровождались угрозой насилия.

  • А публичным считается «например, высказывание или иное выражение оскорбления в присутствии потерпевшего и (или) других людей, в том числе в общественных местах, в ходе проведения массовых мероприятий, размещение оскорбительных сведений в средствах массовой информации, на сайтах, форумах или в блогах, открытых для широкого круга лиц, в сети «Интернет», массовая рассылка электронных сообщений».
  • Что касается Интернета — ещё раз напомним: открытым для широкого доступа считается любой не закрытый для сторонних аккаунт в соцсети или сайт, даже если число его подписчиков или посетителей равно двум.
  • Декриминализировать статью 319 УК, хотя она нетяжкая и лишения свободы в качестве наказания не предполагающая, Верховный суд не предлагает.
Читайте также:  Можно ли строить дом без согласия соседа 2023

В 2020 году законопроект о переводе этого преступления в разряд административных правонарушений внесла в Госдуму группа депутатов из фракции ЛДПР, но его вернули авторам без рассмотрения, потому что положенного в таких случаях отзыва ВС получено не было.

А вот правительство свой отзыв на инициативу тогда прислало: он был отрицательным, причем с любопытной аргументацией.

Правительство, в частности, напомнило, что статья 319 УК применяется не только в отношении простых граждан, но «в том числе в отношении самого представителя власти в случае совершения им указанного преступления», и потому играет важную «превентивную роль».

В 2017 году закончившихся приговором случаев, когда один представитель власти оскорбил публично другого при исполнении, было 9, в 2018 году — тоже 9, а в 2019 году — 10…

Судя по опубликованным в Интернете приговорам, львиная доля осужденных по статье 319 УК в последние годы нецензурно бранились в адрес полицейских при задержании или пресечении нарушений общественного порядка, причем большинство привлеченных к ответственности находились в момент совершения преступления в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Хулиганил в подъезде ночью, вызванного соседями полицейского покрыл всеми возможными неприличными словами, сопротивлялся задержанию… В тамбуре поезда дальнего отказался выполнить требования сотрудников полиции, которые проверяли сведения одной из пассажирок о краже у неё вещей, и вдобавок «покрыл» этих самых сотрудников полиции…  Мелко хулиганил в зале ожиданий железнодорожного вокзала одного из городов юга страны, полицейских, пытавшихся «пресечь» правонарушение, обругал словами, которые «по этическим соображениям» в приговоре суда не приведены…  Для многих статья 319 УК становится лишь малозаметным довеском к более тяжкой уголовной статье. Женщины среди «оскорбительниц» тоже есть, но не они составляют основной контингент. Значительная часть наказанных отделывается штрафом, порой сильно не дотягивающим до максимально возможного в 40 тысяч. Почти все дела такого рода рассматриваются в особом порядке, то есть обвиняемый признает свою вину и по существу обстоятельства с согласия сторон и прокурора не изучаются. 

Ответственность по статье 319 УК наступает с 16 лет. Решения в первой инстанции принимает мировой судья.

Кстати, тем, кто публично оскорбит обычного гражданина или тех же представителей власти, но в обстоятельствах, не связанных с исполнением ими должностных обязанностей, грозит лишь административная ответственность по статье 5.61 КоАП.

: штраф от 3 до 5 тысяч рублей для физических лиц, от 30 до 50 тысяч — для должностных лиц, от 100 до 200 тысяч — для лиц юридических. До 2011 года «просто» оскорбление считалось уголовным преступлением, но потом его декриминализировали.

В 2020 году, правда, в этой статье КоАП прописали специальные наказания для оскорбивших граждан чиновников и должностных лиц разных уровней при исполнении ими своих обязанностей: штраф 50 — 100 тысяч рублей или дисквалификация сроком до года.

Повторное нарушение повышает штраф до максимум 150 тысяч рублей, а максимальный срок возможной дисквалификации — до двух лет.

Ответственность за оскорбление представителя власти

Каждый гражданин понимает, что безнаказанным оскорбление в адрес представителя власти или должностного лица, не останется.

Если же такой инцидент произошёл по стечению обстоятельств и в силу несдержанности гражданина – он, как правило, рисует самые мрачные мысли.

Поэтому всегда полезно быть проинформированным о возможных правовых последствиях того или иного поступка. С одной стороны – во избежание, с другой стороны – для определения оптимального выхода.

Неприязнь к представителям власти можно излагать исключительно в корректной форме, невзирая на степень вашего недовольства действиями того или иного лица. Даже если таковой нанёс вам вред, выраженный в наступивших серьёзных последствиях – выражаться неприлично в его адрес вы не имеете права.

Вы должны обжаловать его неправомерные действия в порядке, установленном законом, вплоть до судебного разбирательства. Но оскорблять его недопустимо.

Представитель власти – часть государственного механизма, управляющего государством. Это особая идеологическая сфера. Оскорбление должностного лица, соответственно, является оскорбление системы.

Этот момент вполне справедлив, если учесть, что установление специальной моральной и законодательной защиты может нанести вред должностному лицу, авторитет которого может подвергаться повсеместными непристойными выпадами, что будет чревато последствиями в виде нарушения системы управления в целом.

Ответственность за оскорбление представителя власти предусмотрена статьей 319 УК РФ. Если субъект, подвергшийся оскорблению, является должностным лицом, а не представителем власти, за его оскорбление вменяется ответственность в силу статьей 130 УК РФ.

Состав преступления Преступность деяния заключается в применении, выраженных в устной или письменной форме, неприличных или бранных выражений в адрес представителя власти (должностного лица). Даже в том случае, когда виновный высказал или выразил письменно правдивую информацию о пострадавшем, но она имела вид оскорбления – в таких действиях обнаруживается состав преступления.

Смысл ответственности за это деяние определён тем, что кроме оскорбления личности, которое недопустимо ни при каких обстоятельствах, оно отягчается направленностью в адрес власти, которую представляет лицо.

Это дискредитирует не только личность, что не позволяет ей надлежаще выполнять возложенные обязанности, но и структуру, которую она представляет. При определении состава преступления существует важный аспект – оскорбление должно иметь публичный характер, что, собственно, и определяет факт дискредитации власти или должности, которую занимает пострадавший.

Объективную сторону оскорбления представителя власти составляют общественные отношения, в которых недопустимы деструктивные формы коммуникаций, во избежание разрыва в защите системы. К объективным характеристикам преступления относятся: Наличие представительства власти у пострадавшего, либо статуса должностного лица.

Присутствие третьих лиц, что позволяет определить публичный характер преступления. Конкретность неприличной фразы. Кроме этого объективность деяния устанавливается через факторы: места и времени; формы выражения; адресности пострадавшему. Субъектом оскорбления представителя власти являются дееспособные лица, достигшие возраста 16 лет.

Субъективная сторона преступления содержит: наличие виновности; прямой умысел; мотивы. От вида мотивации совершения деяния зависит степень ответственности виновного. Совершенно различны будут последствия в случаях: Когда представитель власти или должностное лицо спровоцировали в свой адрес неприличное выражение или отношение.

Когда виновный в оскорблении отвечал, таким образом, на уместное замечание. Когда виновный мешал выполнению обязанностей должностного лица. Когда виновный был нетрезв и развлекался. Преступление окончено с момента совершения оскорбительных действий.

Представителем власти считается лицо, которое уполномочено осуществлять от имени государства действия по защите общественного порядка или государственной безопасности. Соответственно, к ним можно отнести всех сотрудников государственных силовых структур при исполнении и военных.

Оскорбление сотрудника полиции – может рассматриваться в разных аспектах, которые имеют разное правовое содержание. А сотрудник полиции может выступать в разных ролях. Оскорбление ему может наноситься: Когда он находится при исполнении служебных обязанностей в рабочем кабинете, в квартире подозреваемого гражданина или в публичном месте.

Когда он отдыхает и не исполняет служебных обязанностей. Соответственно ответственность вменяется тогда, когда сотрудник полиции выступает в качестве защитника правопорядка на улице или в другом общественном месте, где его унижение мешает ему выполнять обязанности.

В данном случае неприличные выражения будут рассматриваться как адресованные представителю власти.

Если сотрудник полиции находится при исполнении служебных обязанностей в отделении полиции и оскорбление поступило ему в присутствии коллег – он выступает в роли должностного лица, и оскорбление сотрудника полиции при исполнении служебных обязанностей будет наказываться в соответствии со статьей 130 УК РФ. В среде коллег он не может считаться униженным как представитель власти, так как в этом контексте он такую функцию не выполняет.

Когда полицейский не при исполнении служебных обязанностей или на отдыхе, то его оскорбление по общим правилам будет рассматриваться в соответствии со статьей 5.61 КоАП РФ.

Штраф за оскорбление сотрудника полиции при исполнении служебных обязанностей составляет от 1 до 3 тысяч рублей. Хотя в некоторых случаях, если оскорбление было нанесено в свете ранее исполняемых обязанностей, то есть в их контексте – оно может быть уголовным.

Дифференциация должна производиться из того что является мотивом: противодействие системе порядка; личная неприязнь.

За гада — ответишь: оскорбление чиновника или военного в интернете подвели под УК РФ — Последние новости России и мира сегодня | Новые Известия

Пленум Верховного суда в новом проекте постановления  разъяснил, как наказывать россиян за оскорбление представителя власти. И это первое разъяснение высшей судебной инстанции в отношении посягательств на жизнь, здоровье и достоинство чиновников и сотрудников правоохранительных органов.

Читайте также:  Законна ли в рф доверенность заверенная иностранным нотариусом 2023

Новые разъяснения касаются сразу трех статей Уголовного кодекса: ст. 317 «Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа», ст. 318 «Применение насилия в отношении представителя власти» и ст. 319 «Оскорбление представителя власти». 

Пунктов в документе много. Чего стоит только то, что сажать будут даже если представитель власти не пострадал, а просто испугался.  Но еще любопытен момент, связанный с «доставкой» унижающих достоинство высказываний.

Пленум Верховного суда (далее — ВС) подтвердил, что к уголовной ответственности за оскорбление представителя власти (чиновника или силовика) можно привлечь из-за публикации в интернете — на сайтах, форумах или в блогах.

Проще говоря, пост или комментарий, посвященный чиновнику или силовику  в тех же социальных сетях, потенциально становятся уголовно наказуемым деянием.  

Российский правозащитник Игорь Каляпин назвал происходящее очередной попыткой криминализации критики. 

«У меня вообще впечатление, что в последнее время законы принимаются по принципу чем хуже, тем лучше. Кто вспомнит, когда у нас в последний раз принимались законы, которые общество ждало? Почти все законодательные новеллы последнего времени связаны с криминализацией критики, с криминализацией негативных оценок. Любых. Властью сейчас законодательно не приветствуется любая критика. — говорит правозащитник Каляпин. —  Но раньше чиновники понимали: надо терпеть и по возможности конструктивно реагировать. Потом они перестали конструктивно реагировать».

Игорь Каляпин подчеркивает, что, правовое «закручивание гаек» продолжается давно, но усилилось, как минимум, год назад.

«На мой взгляд, сложилась устойчивая, вполне понятная тенденция, когда  уже нельзя не только критиковать, нельзя даже задавать неудобные вопросы. Все, в чём власть заподозрит критику — это все не просто пресекается, а именно криминализируется.

И санкции за критику ужесточаются. Иначе как запугать я другой цели в таких санкциях не вижу. Поэтому ничего удивительного», — резюмировал правозащитник. 

Как после принятия постановления начнет работать правовая машина — покажет практика.

«Новые Известия» попросили оценить адвоката, правового аналитика Ирину Хрунову первый попавшийся комментарий в социальных сетях, адресованный лично губернатору одного из регионов.

Вот такой вопрос оставила жительница мегаполиса под постом главы региона в его официальной группе во «ВКонтакте»: «Когда вы, гады, уже дороги ремонтировать начнете? Ездить невозможно, колеса в ямах застревают». 

«Судебная практика так сложилась, что по такой категории дел ключевым, если не основным доказательством (хотя у нас все доказательства имеют юридическую силу), является именно заключение эксперта-лингвиста. Такой эксперт дает оценку словам, которые были произнесены. Их интересует и контекст, и сама постановка фразы итд. Навскидку могу сказать, что в некоторых категориях дел слово «гады» встречается», — говорит Ирина Хрунова. —  Я считаю, что чиновники в нынешние времена несколько обидчивые стали. Они чуть что пишут заявления. Да, теперь людям, находящимся у власти, на службе, дают лишнюю возможность обращаться в правоохранительные органы». 

Председатель Общероссийского профсоюза Негосударственной сферы безопасности Дмитрий Галочкин отметил, что законов в стране хвататет, достаточно лишь совершенствовать правоприменение. А постановлении Пленума ВС, как только оно будет принято,  дает дополнительные «пункты в том числе и для общественного контроля», чтобы не было перегибов на местах. 

При этом Галочкин отчасти заступился за чиновников: «Чиновники, особенно регионального и муниципального уровней, сейчас максимально задерганы. У них нет презумпции невиновности.

Если чиновник, то априори, как минимум, коррупционер. Люди не хотят быть мелкими чиновниками. Там и зарплаты низкие, и все регламентировано.

Чиновники уже давно боятся принимать самостоятельные решения», — говорит Галочкин. 

По его мнению, излишне криминализировать «перепалки» в тех же  соцсетях властям все же не стоит. «На самом деле, некоторые конфликты могли бы быть решены во внесудебном порядке. Итак судебная система  загружена. Зачастую и не стоит вспоминать Уголовный кодекс, есть же еще административная ответственность», —  добавил глава Общероссийского профсоюза Негосударственной сферы безопасности. 

На сайте Верховного суда сообщается, что за минувший год по трем вышеназванным статьям УК РФ в общей сложности  было осуждено более 14,5 тыс человек. В частности, по ст. 319 «Оскорбление представителя власти» судимость за год получили почти шесть тысяч человек.  

Для того, чтобы не пополнять ряды осужденных, «Новые Известия» напоминают, что по оценке ВС, «преступление, предусмотренное статьей 319 УК РФ, состоит в публичном унижении чести и достоинства представителя власти, затрагивающем его личностные и профессиональные (служебные) качества, совершенном при исполнении или в связи с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей, и выраженном в неприличной форме». 

Именно под ПУБЛИЧНЫМ унижением теперь надо понимать практически все: высказывание в присутствии потерпевшего и (или) других людей, в том числе в общественных местах, в ходе проведения массовых мероприятий. Также к публичной сфере относится «размещение оскорбительных сведений в средствах массовой информации, на сайтах, форумах или в блогах, открытых для широкого круга лиц».

Проект постановления пленума ВС пока не принят и отправлен на доработку. Затем, когда документ вступит в силу, суды должны будут перестать руководствоваться древним  постановлением пленума ВС СССР от сентября 1989 года. 

«Решение пленума Верховного суда, открывающее новые возможности для террора против населения — всего лишь эпизод, которые сейчас возникают буквально каждый день», — так в целом оценил документ ВС блогер и писатель Анатолий Несмиян в своем тг-канале.

Верховный суд определил, что такое оскорбление представителя власти. Что изменится на практике?

В апреле Верховный суд РФ опубликовал проект постановления «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях, предусмотренных статьями 317, 318, 319 УК РФ».

В документе суд впервые объяснил, что можно считать оскорблением представителя власти (статья 319 Уголовного кодекса РФ). Рассказываем, как постановление может изменить практику привлечения к ответственности.

Оскорбление представителя власти — уголовное преступление, наказание за которое предусмотрено статьей 319 УК РФ. Максимальное наказание — исправительные работы на срок до одного года.

ЧТО ТАКОЕ «ОСКОРБЛЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ВЛАСТИ»?

Под оскорблением представителя власти Пленум Верховного суда РФ предлагает судам понимать

публичное унижение чести и достоинства представителя власти, которое затрагивает его личностные и профессиональные (служебные) качества, совершенное непременно при исполнении или в связи с исполнением потерпевшим своих должностных обязанностей, и выраженном в неприличной форме.

Неприличная форма — это матерные выражения или другая брань. Например, к неприличной форме могут относиться вульгарная и бранная лексика (дерьмо, болван), зоологизмы (свинья, козел, корова), синонимы матерных слов, названия некоторых профессий в переносном значении (например, палач, мясник) и т.д.

При этом оскорблением считается:

  • публичное высказывание в адрес представителя власти ругательств;
  • размещение унижающих представителя власти сведений в СМИ или в интернете без ограничения доступа других людей к этим записям;
  • публичные действия, которые представителями власти могут быть восприняты как оскорбительные (например, срывание головного убора или погон, плевки и т.п.)

Важно, что если оскорбление было совершено непублично, например, в приватном разговоре, в личной переписке, то это не может быть основанием для привлечения к уголовной ответственности по статье 319 УК РФ, но может быть основанием для административного штрафа по части 1 статьи 5.61 КоАП «Оскорбление», где публичность не является одним из критериев.

КТО ТАКИЕ «ПРЕДСТАВИТЕЛИ ВЛАСТИ»

Потерпевшим по статье 319 Уголовного кодекса РФ может быть признан любой представитель власти. В ним относятся не только сотрудники правоохранительных органов, как принято считать. Так, Верховный суд отдельно отмечает, что для того, чтобы в деле был состав преступления, потерпевший должен быть:

  • либо сотрудником правоохранительных органов (прокуратура, МВД, Следственный комитет и другие),
  • либо сотрудником контролирующего органа, которые наделены в установленном законом порядке полномочиями по организации или осуществлению контроля в отношении подведомственных им объектов (например, налоговый инспектор, инспектор Роспотребнадзора или Ростехнадзора и т.п.),
  • либо должностным лицом госоргана или органа местного самоуправления, который наделен распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в его прямом подчинении.

К последним, например, относятся губернаторы, главы городских администраций и некоторые другие чиновники. Верховный суд еще в 2009 году отмечал, что они имеют право издавать указы, распоряжения и т.д., которые должны исполняться всеми жителями или организациями региона или города.

При этом перечислить всех должностных лиц, которые подпадают под это определение сложно.

В каждом конкретном случае и каждой конкретной ситуации нужно смотреть отдельно, есть ли у того или иного должностного лица распорядительные полномочия в отношении людей, которые не являются его подчиненными.

КАК НАКАЗЫВАЛИ ЗА ОСКОРБЛЕНИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ ВЛАСТИ РАНЬШЕ?

Сейчас большинство приговоров по статье 319 УК РФ относятся к ситуациям, когда представитель власти был оскорблен офлайн. Но были случаи привлечения к ответственности и за оскорбления в интернете.

Одно из самых громких дел об оскорблении представителя власти в интернете — дело журналиста из Ростова-на-Дону Сергея Резника.

В 2015 году он был осужден по статье об оскорблении представителя власти за материал, опубликованный в блоге на площадке «Живой журнал». Суд признал оскорбительными слова «тракторист», «бес» и «прохвост».

Потрепевшие по делу — бывший заместитель прокурора Ростовской области, оперуполномоченный и сотрудник отдела по борьбе с экстремизмом регионального ГУ МВД.