Правила

Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023

Задержание произошло неожиданно, до дома оставалось несколько шагов, скрутили руки, подкинули что то во внутренний карман куртки — зачем, видимо не знали, что возвращался из Москвы от знакомой, у которой приобрел шесть свертков смеси мефедрона и амфетамина, которые вез в рюкзаке. Повели в отдел досматривать.

При досмотре нашли подкинутый в карман куртки сверток и еще 6 в рюкзаке что покупал в Москве, для снятия стресса дали выпить крепкую настойку, которую купил в «Пятерочке» перед задержанием. Сказали нужно во всем признаться, иначе посадят. В чем признаться — как в чем, что хранил для сбыта.

Для подзащитного все было как в тумане, никогда раньше не задерживался полицией, нервничал, не понимал как себя вести.

ПОЗВОНИТЬ АДВОКАТУ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СЕЙЧАС: 8(929)500-70-55

Признание под давлением и арест 

Ночь провел в камере для задержанных, утром повезли в отдел. Говорили признайся что сбывал и пойдешь домой но перед этим к следователю, и отпустят. Одни угрожали что посадят на долго, другие предлагали помочь и по свойски уговаривали сделать как просят, кто то принес лапшу быстрого приготовления и самсу, поел, дали оставшуюся настойку. Долго репетировали что нужно сказать на камеру. 

Когда все было готово отвезли к следователю, поздно вечером. Следователь отправила сотрудников ОНК провести обыск дома у подзащитного. Нашли еще несколько свертков и весы.

Дошла очередь, дежурный следователь завела в кабинет, составила протокол, коротко повторил все как учили сотрудники наркоконтроля, протокол был большой, все переписано как в объяснении что составляли оперативники еще в отделе.

Адвоката почему то не было, но это было неважно, ведь обещали что отпустят. Составили протокол задержания, отвели на осмотр к врачу, потом со справкой в изолятор.

На утро вывели в следственный кабинет, решетки, все мрачное. Следователь была с адвокатом, обращаясь к адвокату сказала что подзащитный молодец во всем признался, осталось только подписать. В этот же день был суд, арестовали на 2 месяца, где то глубоко предполагал что так и будет, но надеялся что отпустят — ведь обещали же. Понял что дома окажется не скоро.

Вступление адвоката в дело

Я вступил в защиту, когда дело было на начальной стадии, но первичные следственные действия были уже произведены, подзащитный заключен под стражу. Показания были серьезной помехой, то что они даны под давлением и без адвоката нужно было еще доказать. Предстояла масса работы чтобы попытаться хоть как то выправить ситуацию.

Следствие вменяло подзащитному особо тяжкое — покушение на сбыт наркотиков в крупном размере по ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ — это при покушении от 10 до 15 лет лишения свободы. Подзащитный ранее никогда не судим, не привлекался, не задерживался, для него это было шоком.

Позиция защиты

Послушав подзащитного и обсудив перспективы, было принято решение применять тактику активного сопротивления обвинению. Факт приобретения и хранения наркотиков стороной защиты не отрицался, однако вменяемое покушение на сбыт не признавалось.

Изначально подзащитным даны предварительно согласованные показания с моим участием о том, что он сбытом не занимался, наркотики приобретал для себя, первичные показания его заставили дать в таком виде сотрудники ОНК и дежурный следователь, обещая оставить его на свободе. Также в Следственный комитет подзащитным поданы заявления об оказании давления со стороны сотрудников ОНК и следователя.

ПОЗВОНИТЬ АДВОКАТУ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ СЕЙЧАС: 8(929)500-70-55

Активная защита

Следствие строило свою обвинительную позицию на следующих фактах:

  • Первичные показания с признанием в сбыте;
  • Значительное количество изъятых веществ — всего 11 расфасованных свертков общей массой около 10 гр.;
  • Наркотики имелись у подзащитного дома и при задержании у него было обнаружено еще несколько свертков;
  • Обнаруженные при обыске весы с остаточными следами наркотиков;
  • Наличие в телефоне переписки, где речь идет о купли-продажи орехов, орехи трактовались следствием как наркотики;

В ходе долгого предварительного расследования все эти факты были или разбиты, или поставлены под серьезное сомнение.

Первичные показания объяснялись оказанием давления на подзащитного, его состоянием опьянения и использования сотрудниками полиции алкоголя для введения подзащитного в соответствующее состояние.

Кроме того, как показали исследование и экспертиза, 10 изъятых свертков при задержании и обыске квартиры содержали смесь амфетамина и мефедрона, и только один, который был подкинут полицейскими, отличался по составу от остальных, и содержал чистый амфетамин.

Само по себе наличие наркотиков в значительном количестве не говорит о сбыте.

Изъятых у подзащитного наркотиков хватило бы недели на две активного употребления, а подзащитный сам употреблял наркотики, страдал зависимостью и приобретал их именно для личного употребления, о чем даны подробные показания.

Кроме того, проведенная по ходатайству защиты экспертиза показала наличие у подзащитного наркотической зависимости. На этот факт указывали также изъятые после задержания и обыска в квартире приспособления для употребления наркотиков.

Поскольку подзащитный являлся наркоманом, некоторое время назад до задержания, когда употребление наркотиков вышло из под контроля, у него случилась передозировка, которая привела к госпитализации в институт им. Склифосовского. Тогда его спасли.

После этого случая прекратить употреблять наркотики в силу своей болезни он не мог и чтобы хоть как то взять под контроль употребление, приобрел электронные весы для отвешивания дозы, чтобы не допустить передозировку.

По ходатайству защиты в лечебном учреждении истребованы медицинские документы о госпитализации подзащитного с передозировкой. Так объяснялась цель использования обнаруженных весов.

Стороной защиты неоднократно заявлялись ходатайства об установлении и допросе абонента, с которым была переписка по поводу орехов, которая принята следствием за обсуждение продажи наркотиков.

Был известен номер абонента, подзащитный в ходе своего допроса сообщил его имя, пояснил что переписка велась по поводу бизнеса, между ними действительно обсуждалась поставка орехов в Московский регион и абонент это может подтвердить.

Но, в деле почему то, оказалась справка сотрудников ОНК о невозможности установления личности абонента и его допроса. 

Суд — переквалификация и освобождение

Суд шел в общем порядке, на следствии защитой была создана серьезная основа для возможности представить суду опровержения и сомнения относительно тех доказательств, на которые ссылалось обвинение. Кроме уже описанных выше, основных, уголовное дело было наполнено множеством других, более мелких противоречий и несостыковок, но которые также повлияли на итог.

Суд переквалифицировал действия подзащитного с ч. 3 ст. 30 п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ (покушение на сбыт наркотиков) и признал его виновным по ч. 2 ст. 228 УК РФ (хранение наркотиков), назначив наказание в виде 4 лет лишения свободы условно. Подзащитный вышел на свободу в зале суда.

Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023 Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023 Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023 Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023 Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023 Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023 Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023 Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023 Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023 Подача апелляции при совершении преступления из за наркозависимости 2023

  • Защита по уголовным делам:
  • Адвокат по наркотикам
  • Адвокат по ст. 228 УК РФ

Адвокат по ст. 228.1 УК РФ

Нехватка доказательств, указывающих на намерение сбыта

Верховный Суд РФ давно высказал свою позицию относительного признаков, которые должно содержать уголовное дело, чтобы квалифицировать деяния обвиняемого как покушение на сбыт наркотических средств.

Как указано в Постановлении Пленума ВС от 15 июня 2006 г. № 14 (в ред. от 16 мая 2017 г.

) «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами», об умысле на сбыт могут свидетельствовать – при наличии оснований – приобретение, изготовление, переработка, хранение и перевозка указанных веществ лицом, самим их не употребляющим, а также количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п. (п. 13).

Исходя из практики, сложившейся на сегодняшний день, при задержании лица, у которого при себе имеется наркотическое вещество в достаточно крупном объеме, следователь зачастую принимает решение о возбуждении уголовного дела о покушении на сбыт наркотических веществ (ст. 228.1 УК РФ), а не о простом хранении их. В случае покушения на сбыт уголовная ответственность гораздо серьезнее.

Приведу пример из собственной адвокатской практики. Моего подзащитного остановили сотрудники патрульно-постовой службы для проверки документов, так как он вызвал у правоохранителей подозрение.

В ходе личного досмотра было выявлено, что при задержанном находится сверток с мефедроном. После вызова следственно-оперативной группы, изъятия вещества, получения объяснений задержанного и его доставления в отдел полиции было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 30, п.

«г» ч. 4 ст. 228.1 (покушение на сбыт наркотических веществ в крупном размере) УК.

При проведении обыска по месту проживания обвиняемого не было найдено ничего запрещенного – никаких приспособлений, свидетельствующих о приготовлении к сбыту наркотиков, ни записей или номеров телефонов предполагаемых покупателей или сообщников, фотографий и т.п.

По итогам расследования переквалификации дела на иную – менее тяжкую – статью УК, к сожалению, не произошло. Следствие, подтверждая свою версию собранными по делу доказательствами, утверждало, что у обвиняемого имелось намерение осуществить сбыт наркотических веществ, которое было прервано по независящим от него обстоятельствам.

В уголовном деле, переданном в суд, доказательствами покушения на сбыт выступали: протокол личного досмотра, в котором задержанный пояснял, что планировал сбыть наркотические вещества; показания свидетелей – двух оперативных сотрудников и двух понятых, утверждавших, что задержанный пояснил о намерении сбывать запрещенное вещество, а также магниты, которые были изъяты у задержанного и находившиеся в том же свертке, что и мефедрон.

Между тем по смыслу закона само по себе количество обнаруженного у обвиняемого наркотического средства и приведенные обстоятельства (признание, полученное с нарушением закона, о намерении сбывать наркотические вещества, которые задержанный писал под диктовку сотрудников полиции) не свидетельствуют неопровержимо о наличии умысла на сбыт с учетом конкретных обстоятельств дела. Кроме того, показания, данные в отсутствие защитника при личном досмотре, обвиняемый в судебном заседании не подтвердил, и в приговоре они не отражены.

Читайте также:  Имеет ли человек право на долю в квартире если он выписался из нее 2023

Как указано в ч. 3 ст. 14 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Кодексом, толкуются в его пользу. Однако при рассмотрении дела суд первой инстанции не учел ни одного противоречия в материалах дела и трактовал все неточности, допущенные в ходе расследования, в пользу не обвиняемого, а предъявленного обвинения.

Как отмечалось в приговоре, при не установленных следствием обстоятельствах в неустановленное время, находясь в неустановленном месте обвиняемый вступил в преступный сговор с неустановленным лицом.

Они распределили между собой роли в планируемом преступлении следующим образом: неустановленное лицо должно приискать наркотические средства и предоставить обвиняемому с целью последующего сбыта лицам, склонным к употреблению таких веществ, при этом сообщать обвиняемому посредством интернет-сайта места нахождения и получения запрещенных веществ. Обвиняемый, получив от соучастника наркотические средства, должен выполнить функцию «закладчика» – т.е. разложить эти вещества в тайники и сообщить соучастнику координаты тайников. Обвиняемый, получив от соучастника сообщение о месте нахождения «закладки», обнаружил и забрал оттуда 199,1 г вещества, содержащего наркотическое средство (мефедрон). Данное средство он незаконно хранил при себе до задержания и последующего изъятия сотрудниками полиции.

При этом обвиняемый последовательно утверждал, что найденные наркотические средства он намеревался оставить для личного потребления, так как является зависимым от стимуляторов – это подтверждалось проведенной по делу судебной экспертизой. Также на отсутствие намерения на сбыт наркотиков указывало то, что изъятое вещество не имело фасовки, а находилось в целостном пакете. Кроме того, по месту жительства обвиняемого не было найдено предметов и инструментов для фасовки.

В итоге подсудимый был признан виновным с назначением наказания в виде 10 лет колонии строгого режима. По результатам рассмотрении апелляционной жалобы приговор был оставлен без изменения, а жалоба – без удовлетворения. Я подал кассационную жалобу, которая принималась к рассмотрению крайне долго.

К тому времени подзащитный уже прибыл в колонию, где заключенные настоятельно убеждали его изменить позицию по делу, мотивируя тем, что при рассмотрении кассационной жалобы нужно признавать вину, раскаиваться, просить смягчить приговор, а о переквалификации не стоит и мечтать.

Самая сложная часть работы по данному делу состояла не в выработке позиции, подготовке и заявлении ходатайств, бесчисленной подготовке к допросам в судебном заседании и составлении жалоб, а именно в сохранении спокойствия подзащитного и разъяснении ему, почему переквалификация возможна, а требования о смягчении наказания путем признания вины в том, чего он в действительности не совершал, не приведут к желаемому результату: в этом случае срок, который определил суд, является низшей «планкой» наказания, предусмотренного за инкриминированные ему деяния.

В кассационной жалобе были приведены те же доводы, которые не учли суды первой и апелляционной инстанций, – в частности, о том, что не были установлены предполагаемые сообщники обвиняемого; при обыске в принципе не найдено ничего, что могло бы иметь значение для дела; изъятое при задержании наркотическое вещество не было расфасовано и обвиняемый добровольно выдал его. Кроме того, обвиняемый систематически употреблял наркотики, находился в состоянии наркотического опьянения при задержании, давал объяснения под диктовку в нетрезвом состоянии и сразу признавал вину в части хранения наркотических веществ.

Прокуратура, в свою очередь, была немногословна. Обвинитель просил оставить жалобу без удовлетворения, а приговор – без изменения, поскольку суд первой инстанция оценил доказательства правильно и вынес обоснованный приговор.

Рассмотрев жалобу, Второй кассационный суд общей юрисдикции изменил приговор в части квалификации действий осужденного и пришел к выводу, что приведенные доказательства свидетельствуют о виновности осужденного в незаконном хранении наркотических средств без цели сбыта в крупном размере, т.е. в совершении менее тяжкого преступления – по ч. 2 ст. 228 УК, на что верно указывалось в кассационной̆ жалобе.

Кассация отметила, что версия осужденного, свидетельствующая лишь о незаконном хранении наркотического средства без цели сбыта, не опровергнута.

Кроме того, в приговоре не приведено доказательств, подтверждающих, что обвиняемый имел умысел на сбыт наркотического средства, вступил в преступный сговор с не установленным следствием лицом, распределив между собой преступные роли в планируемом преступлении – сбыте наркотического средства.

В итоге наказание было снижено до шести лет колонии общего режима в связи с изменением категории преступления с особо тяжкого на тяжкое, а также созданы условия для более ранней подачи ходатайства об условно-досрочном освобождении.

Как верно указала судебная коллегия по уголовным делам Второго КСОЮ, суд первой инстанции при наличии столь значительного количества неустановленных обстоятельств проигнорировал требования ст. 14 УПК и трактовал все неточности против обвиняемого.

При этом об умысле на сбыт указанных средств могут свидетельствовать – при наличии к тому оснований – приобретение запрещенных веществ, их изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество, размещение в удобной для передачи расфасовке, а также наличие соответствующей договоренности с потребителями.

В заключение подчеркну, что доверителем была избрана верная позиция, которую он смог пронести до конца дела, сохранив хладнокровие.

Как добиться оправдания по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ в связи с отсутствием в действиях подсудимого состава преступления

  • Подписывайтесь на YouTube канал, где публикую актуальные обзоры практики по уголовным делам (и не только)!
  • Подписывайтесь на канал в Яндекс Дзене.
  • Читайте мои книги на основе реальных уголовных дел с подробной аргументацией позиции, которая позволит оправдать невиновного, существенно смягчить наказание:
  • Как оправдать по делам о наркотиках (91 кейс).
  • Как оправдать по делам об убийстве и других насильственных преступлениях (65 кейсов).
  • Как оправдать по делам о должностных преступлениях (50 кейсов).
  • Как оправдать по делам о краже, грабеже и разбое (55 кейсов).
  • Как оправдать по делам о мошенничестве, присвоении и растрате (50 кейсов).

Продолжаем публикацию конкретных судебных дел (кейсов) из моей книги «Как оправдать по делам о наркотиках». В книге приведены существенные нарушения, допускаемые следственными органами и судами, с необходимостью влекущие улучшение положения обвиняемого вплоть до его оправдания.

https://www.youtube.com/watch?v=dx0JXUItBT4\u0026pp=ygWEAdCf0L7QtNCw0YfQsCDQsNC_0LXQu9C70Y_RhtC40Lgg0L_RgNC4INGB0L7QstC10YDRiNC10L3QuNC4INC_0YDQtdGB0YLRg9C_0LvQtdC90LjRjyDQuNC3INC30LAg0L3QsNGA0LrQvtC30LDQstC40YHQuNC80L7RgdGC0LggMjAyMw%3D%3D

Сопоставляя судебно-следственную ситуацию по уголовному делу, в которой оказались Вы или Ваши подзащитные, с эффективной аргументацией, изложенной в книге, Вы сможете реально добиться оправдания невиновных, смягчить участь тех, кто впервые столкнулся с Уголовным законом в части применения его репрессии к совершившим преступления в сфере незаконного оборота наркотических средств.

Каждый кейс снабжен полноценным, исчерпывающим правовым обоснованием для подготовки Вами ходатайств, заявлений, апелляционной, кассационной жалоб.

Кейс 2. Как добиться оправдания по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ в связи с отсутствием в действиях подсудимого состава преступления.

Ошибки следствия:

  1. Решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» с участием закупщика наркотиков было принято сотрудниками полиции на основании непроверенной и ничем не подтвержденной информации.
  2. Закупщик под контролем сотрудников полиции неоднократно звонил подсудимому и, несмотря на отказ подсудимого, настаивал на приобретении им для него наркотика, фактически склонив последнего к совершению преступления.
  3. Подсудимый был спровоцирован сотрудниками полиции на приобретение и передачу наркотического средства закупщику.

Маркин оправдан по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ по основаниям, предусмотренным п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления.

Как следует из приговора, судом установлено, что 4 сентября 2018 года примерно в 21 час 15 минут Маркин (фамилии изменены) по просьбе и за деньги Петрова (задержанного в тот же день сотрудниками полиции за хранение наркотиков и согласившегося принять участие в роли покупателя в рамках оперативно-розыскного мероприятия) приобрел у неустановленного лица наркотическое средство, которое передал Петрову, после чего был задержан сотрудниками полиции.

Эти действия Маркина органом следствия квалифицированы по п. «г» ч. 4 ст. 228.1 УК РФ как незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере.

По результатам судебного разбирательства Маркин по предъявленному обвинению был оправдан судом за отсутствием в его действиях состава преступления, пришедшим к выводу, что умысел Маркина на сбыт наркотика был сформирован под воздействием сотрудников полиции, под контролем которых находился Петров.

Как правильно указал суд в приговоре, основными доказательствами вины Маркина стали, по версии следствия, результаты оперативно-розыскного мероприятия, обоснованно не принятые судом в качестве достаточных для однозначного вывода о виновности подсудимого. Так, судом установлено, что Петров, будучи сам задержанным за сбыт наркотиков, сообщил о причастности к аналогичным деяниям ранее знакомого ему Маркина, с которым совместно употребляли гашиш.

На основе этой непроверенной и ничем не подтвержденной информации сотрудниками полиции было принято решение о проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка» с участием Петрова в роли покупателя наркотиков, в ходе которого он, выполняя инструкции сотрудников полиции, связавшись с Маркиным, попросил того помочь приобрести спайс. Показания сотрудников полиции о том, что еще до задержания Петрова они обладали оперативной информацией о Маркине, материалами дела не подтверждаются.

Судом также установлено, что Петров под контролем сотрудников полиции неоднократно звонил подсудимому и, несмотря на отказ Маркина, настаивал на приобретении им для него наркотика, фактически склонив последнего к совершению преступления.

Читайте также:  Арест автомобиля могут ли приставы забрать машину за долги и как этого избежать 2023

Более того, как следует из представленных материалов дела, Петров за согласие подсудимого выполнить его просьбу обещал ему за свой счет организовать поездку на такси, в качестве которого был использован служебный автомобиль под управлением оперативного работника Козлова.

Таким образом, Маркин, прибыв к месту приобретения наркотика совместно с Петровым, за ранее выданные последнему деньги приобрел наркотические средства, которые в служебном автомобиле передал Петрову, и был задержан.

https://www.youtube.com/watch?v=dx0JXUItBT4\u0026pp=YAHIAQE%3D

Между тем, согласно требованиям Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», оперативное мероприятие должно осуществляться для решения задач, определенных в ст. 2 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», при наличии оснований и с соблюдением условий, предусмотренных соответственно статьями 7 и 8 указанного Федерального закона.

В соответствии со ст. 5 вышеназванного закона должностным лицам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Результатыоперативно-розыскногомероприятиямогутиспользоватьсяв доказы­вании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования или судув соответствиис требованиямизакона и свидетельствуюто на­личии у лица умысла на незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, растений, содержащих наркотические средства или психотроп­ные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотроп­ные вещества, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Таким образом, суд правильно оценил указанные обстоятельства, имеющие существенное значение, и пришел к обоснованным выводам о том, что Маркин был спровоцирован сотрудниками полиции на приобретение и передачу наркотического средства Петрову.

Ставить под сомнение объективность такой оценки у Судебной коллегии не имеется оснований, в том числе с учетом положений ст. 14 УПК РФ, требования которой судом первой инстанции в полной мере соблюдены. Приговор Зеленоградского районного суда г. Москвы от 15 июня 2020 г.

в отношении Маркина оставлен без изменения.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Московского городского суда от 10.09.2020 г. по делу № 10-14388/20.

Мосгорсуд о недопустимых доказательствах | КОЛЛЕГИЯ АДВОКАТОВ ГОРОДА СИМФЕРОПОЛЬ

Апелляционная инстанция переквалифицировала действия осужденного с покушения на сбыт амфетамина в крупном размере по ч. 4 ст. 228 УК РФ на его незаконное хранение по ч. 2 ст. 228 УК РФ и снизила срок наказания с 11 лет лишения свободы в колонии строго режима до 5 с половиной лет в колонии общего режима.

Александр Липатников пояснил, что его доверитель был задержан сотрудниками полиции на выходе из подъезда дома, где через «закладку» он для собственного потребления приобрел амфетамин. Наркотик был им добровольно выдан сотрудникам полиции, факт его незаконного хранения задержанный не отрицал, но указывал, что хранил амфетамин исключительно для личных целей.

По словам защитника, к его доверителю применялись недозволенные методы ведения допроса: его понуждали подписать показания о том, что он планировать продать приобретенный амфетамин, угрожая, что в случае отказа последствия для него будут еще более тяжелыми, и наоборот, если он подпишет показания, которые предлагает следователь, его отпустят домой. «В результате, находясь под сильным психологическим давлением, а также в состоянии наркотического опьянения, задержанный подписал первоначальный протокол допроса. Однако впоследствии он отказался от данных показаний как от ложных и не соответствовавших его реальным намерениям», – рассказал Александр Липатников.

Суд первой инстанции, несмотря на отсутствие бесспорных доказательств, признал обвиняемого виновным в покушении на сбыт амфетамина в крупном размере и приговорил его к 11 годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Не согласившись с вынесенным приговором, адвокат подал апелляционную жалобу.

Он обратил внимание Мосгорсуда на то, что первичные показания его доверителя были даны им в состоянии наркотического опьянения, что подтверждено протоколом медицинского освидетельствования при задержании, следовательно, их нельзя принимать как достоверные и допустимые, поскольку состояние наркотического опьянения характеризуется невозможностью объективно оценивать обстановку, отдавать отчет своим действиям и руководить ими. В связи с этим адвокат просил исключить данные показания из числа доказательств по делу.

https://www.youtube.com/watch?v=q8ycDvj-PpA\u0026pp=ygWEAdCf0L7QtNCw0YfQsCDQsNC_0LXQu9C70Y_RhtC40Lgg0L_RgNC4INGB0L7QstC10YDRiNC10L3QuNC4INC_0YDQtdGB0YLRg9C_0LvQtdC90LjRjyDQuNC3INC30LAg0L3QsNGA0LrQvtC30LDQstC40YHQuNC80L7RgdGC0LggMjAyMw%3D%3D

Также Александр Липатников указал на то, что оперативный сотрудник полиции сообщил о получении оперативной информации о распространении обвиняемым наркотиков от некоего секретного агента. При этом на просьбу суда раскрыть данные секретного агента сотрудники полиции ответили отказом.

Рассмотрев материалы дела и апелляционную жалобу, Судебная коллегия по уголовным делам Мосгорсуда пришла к выводу, что установленные судом первой инстанции фактические обстоятельства преступления, за которое вынесен приговор, не свидетельствуют о наличии у осужденного умысла на незаконный сбыт психотропных веществ, поскольку такие выводы суда не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Суд апелляционной инстанции принял во внимание состояние наркотического опьянении при даче первичных показаний, а также указал, что без проверки оперативной информации от секретного агента нельзя класть ее в основу обвинительного приговора.

«У подсудимого и защитника должна была быть возможность допросить секретного агента с соблюдением мер, позволяющих сохранить в тайне его личность.

Поскольку информация не проверялась и данные оперативного источника не сообщались, данное доказательство не является допустимым», – указал Мосгорсуд

Комментируя «АГ» определение апелляции, Александр Липатников подчеркнул, что нужно пользоваться всеми предоставленными законом возможностями исправить судебную ошибку и доказать свою невиновность: подавать жалобы, указывать на те нарушения, которые кажутся важными, и в последующей инстанции доказывать свою правоту. «В данном случае нам это удалось. Мой подзащитный не совершал преступления, за которое ему было назначено серьезное наказание, и наши усилия привели к тому, что срок заключения был снижен в два раза», – отметил он.

Александр Липатников также сообщил, что планирует подать жалобу в президиум Мосгорсуда о снижении срока назначенного наказания 5 с половиной лет, считая его слишком суровым, до минимального, предусмотренного санкцией ст. 228 УК РФ, – 3 года.

  «Мой доверитель никогда не привлекался к уголовной ответственности, имеет положительные характеристики, хронические заболевания, то есть целый ряд смягчающих обстоятельств при отсутствии каких-либо отягчающих обстоятельств», – отметил Александр Липатников.

Как полагает адвокат, шансы на уменьшение наказания в кассационной инстанции достаточно высоки.

Как снизить срок уголовного наказания? Советы адвоката

  • Снизить срок уголовного наказания или получить наименее строгий вид наказания — такую цель большинство клиентов ставят перед адвокатом.
  • На забывайте подписаться на мой YouTube — канал!
  • Согласно уголовному закону, при назначении наказания учитываются:
  • характер и степень общественной опасности преступления;
  • личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание;
  • влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В тоже время, существует еще значительное количество инструментов, которые могут помочь снизить срок уголовного наказания, в том числе:

  • изменение квалификации деяния;
  • рассмотрение дела в особом порядке судопроизводства;
  • назначение наказания ниже низшего предела;
  • изменение категории преступлений;
  • вердикт присяжных о снисхождении.

В настоящей публикации я расскажу об известных способах снижения вида и размера уголовного наказания.

Смягчающие обстоятельства — классический способ снизить срок уголовного наказания

Наличие в уголовном законодательстве понятия смягчающих обстоятельств известно даже людям, абсолютно не связанным с правоохранительной системой.

Статьей 61 Уголовного кодекса РФ предусмотрены следующие виды смягчающих обстоятельства:

  • совершение впервые преступления небольшой или средней тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств;
  • несовершеннолетие виновного;
  • беременность;
  • наличие малолетних детей у виновного;
  • совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания;
  • совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости;
  • совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения;
  • противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления;
  • явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению и уголовному преследованию других соучастников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления;
  • оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия,
  • направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему.
  1. При наличии одного из двух последних категорий смягчающих обстоятельств, размер наказания не может превышать 2/3 от максимального размера наказания, а влияние остальных смягчающих обстоятельств на размер наказания отнесено к усмотрению суда.
  2. Перечень смягчающих обстоятельств является открытым и это означает, что суд вправе учитывать любые заслуживающие внимания обстоятельства совершения преступления и положительно характеризующие подсудимого, не предусмотренные законом.
  3. К таковым могут, в частности, относиться данные о семейном и имущественном положении совершившего преступление лица, состоянии его здоровья, поведении в быту, наличии у него на иждивении нетрудоспособных лиц (супруги, родителей, других близких родственников).

Особый порядок судопроизводства

Особый порядок судопроизводства позволяет снизить размер уголовного наказания до 2/3 от максимального размера наказания.

Примечание: подробнее об особом порядке судопроизводства вы можете прочитать в отдельной публикации

При этом, необходимо учитывать, что на практике, максимальный размер наказания назначается крайне редко, но суды более благосклонно относятся к подсудимым, чьи дела рассматриваются в особом порядке и чаще всего назначают наказание, близкое к минимальному.

На моей практике, реальное лишение свободы, по делам, рассматриваемым в особом порядке, назначалось лишь при отсутствии юридической возможности назначить менее строгое наказание (например, при совершении тяжкого преступления в период условного осуждения).

Примечание: В одном из дел, мой подзащитный обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Уголовное дело было рассмотрено в особом порядке судопроизводства и ему назначено наказание в виде штрафа в размере 10.000 рублей.

Читайте также:  Статья 163. Вымогательство 2023

При этом, минимально возможный размер уголовного наказания в виде штрафа составляет 5.000 рублей.

Переквалификация деяния на менее тяжкое

Переквалификация является одним из наиболее эффективных способов изменения вида и снижения размера наказания, однако требует отличных знаний уголовного закона и практики его применения.

Кроме того, переквалифицировать деяние на менее тяжкое возможно исключительно при наличии соответствующих фактических обстоятельств.

Пример: В одном деле, мой подзащитный обвинялся в совершении преступления предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, т.е. в совершении разбоя, совершенного с использованием предметов в качестве оружия, за совершение которого предусмотрено наказание до 10 лет лишения свободы.

В ходе рассмотрения дела, квалификация его действий была изменения на ч. 1 ст. 116 УК РФ, ч. 1 ст. 158 УК РФ по которым назначено наказание в виде 10 месяцев исправительных работ условно.

Наказание ниже низшего предела

  • По общему правилу, суд назначает уголовное наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей уголовного кодекса.
  • В тоже время, при наличии исключительных обстоятельств, суд вправе назначить наказание ниже низшего предела предусмотренного соответствующей статьей УК РФ или назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено соответствующей статьей (статья 64 УК РФ).
  • В качестве таких исключительных обстоятельств может быть признано как отдельное смягчающее обстоятельство, так и их совокупность.
  • Как правило, такие обстоятельства связаны с ролью подсудимого, его мотивами, поведением во время и после совершения преступления.

Примечание: В одном деле, я защищал несовершеннолетнего, обвиняемого по ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Пределы наказания — от 10 до 20 лет лишения свободы со штрафом до 1.000.000 рублей.

Суд применил указанную норму и назначил наказание в виде лишения свободы сроком 4 года со штрафом 35 тысяч рублей.

При этом, суд признал исключительной совокупность смягчающих обстоятельств – несовершеннолетие подсудимого, отсутствие судимости, условия воспитания (без попечения родителей), тяжелое материальное положение, чистосердечное раскаяние, активное способствование расследованию, а также отсутствие сведений о том, что подсудимый состоит на учете у нарколога или психиатра.

Несмотря на то, что закон прямо не запрещает применение указанной нормы закона при наличии отягчающих обстоятельств, однако на практике на такое рассчитывать не следует.

Изменение категории преступления

  1. Уголовный закон подразделяет преступления на 4 категории в зависимости от формы вины, максимального вида и размера наказания: небольшой тяжести, средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие;
  2. Категория преступления, учитывается при назначении наказания, выборе вида и режима исправительного учреждения, а также при рассмотрении вопроса об отмене условного осуждения.
  3. При изменении категории преступления, суд учитывает фактические обстоятельства преступления и степень его общественной опасности (статья 15 УК РФ).
  4. При этом, наличие отягчающих обстоятельства исключает изменение категории преступления.
  5. Фактически, следует признать, что изменение категории преступления работает примерно по тем же правилам, что и назначение наказания ниже низшего предела, однако влечет несколько другие последствия.

Нужно учитывать, что суд вправе снизить категории преступления не более чем на одну. То есть не получится тяжкое преступление превратить в преступления небольшой тяжести, максимум в преступление средней тяжести.

Пример: Совершение тяжкого преступления в период условного осуждения влечет безусловную отмену условного осуждения и назначение наказания в виде реального лишения свободы.

Снижение категории преступления с тяжкого до средней тяжести позволяет сохранить условное осуждение.

Досудебное соглашение о сотрудничестве

  • Досудебное соглашение о сотрудничестве может быть заключено по ходатайству обвиняемого, представленному следователю.
  • В этом ходатайстве обвиняемый указывает, какие действия он обязуется совершить в целях содействия следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении и уголовном преследовании других соучастников преступления, розыске имущества, добытого в результате преступления.
  • Как правило, заключение досудебных соглашения, характерно для уголовных дел, совершенных в соучастии или условиях неочевидности.
  • При наличии досудебного соглашения о сотрудничестве, размер наказания не может превышать половины максимального размера наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ (статья 62 УК РФ).

Вердикт присяжных о снисхождении

Если уголовное дело рассматривается с участием присяжных заседателей, то они, в случае признания подсудимого виновным, вправе признать его заслуживающим снисхождения.

Примечание: Вы можете ознакомиться с общими правилами рассмотрения дела с участием присяжных заседателей в отдельной публикации, а также изучить вопрос о том, какое наказание может быть назначено за неявку присяжного заседателя по вызову суда и узнать размер вознаграждения присяжного заседателя

  1. Закон не устанавливает условий и оснований для признания подсудимого заслуживающим снисхождения и признание такого обстоятельства целиком и полностью зависит от усмотрения присяжных заседателей.
  2. В этом случае, размер наказания не может превышать 2/3 максимального размера наказания предусмотренного соответствующей статьей УК РФ, а отягчающие обстоятельства не учитываются (статья 65 УК РФ).
  3. Указанное обстоятельство, может быть в дальнейшем применено для получения решения о назначении наказания ниже низшего предела или снижения категории преступления.

Таким образом, уголовный закон предоставляет значительные возможности для того чтобы снизить срок уголовного наказания, однако нужно уметь ими пользоваться. поскольку практически каждая процедура требует значительных познаний в сфере уголовного и уголовно-процессуального права.

Следует поручить ведение своего дела опытному адвокату по уголовным делам, который поможет вам разобраться со всеми тонкостями действующего законодательства.

Вс разрешил не приобщать наркотики к делу об их сбыте — новости право.ру

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда рассмотрела кассационную жалобу по делу № 3-УДП20-22-К3. Ранее кассация отменила приговор Максиму Бырканову по ч. 1 ст. 228.1 УК (незаконный сбыт наркотических средств) в связи с тем, что следствие не установило конкретный состав и количество наркотика. ВС в своем определении не согласился с этим решением.

База судей

Как установило следствие, 27 сентября 2017 года Максим Бырканов приобрел у неустановленного лица так называемые «соли» и передал их своему знакомому. В обмен на это покупатель простил Бырканову часть долга за приобретенную у него машину.

Бырканову также вменяли несколько других эпизодов сбыта наркотических веществ, в том числе и в составе организованной группы. По совокупности преступлений Сосногорский городской суд в июле 2019 года приговорил его к 13 годам колонии строгого режима и 120 000 руб. штрафа. Верховный суд Республики Коми снизил размер штрафа до 50 000 руб., но в остальном оставил приговор без изменений.

В мае 2020 года Третий кассационный суд общей юрисдикции отменил решение нижестоящей инстанции по эпизоду 27 сентября 2017-го с прекращением дела ввиду отсутствия состава преступления.

Кассация сочла, что поскольку предположительно сбытые подсудимым «соли» не приобщили к делу как доказательство, не была проведена их экспертиза и неизвестна масса сбытого вещества, выводы нижестоящих инстанций о сбыте наркотиков подсудимым являются предположительными.

Приговор Бырканову по совокупности преступлений был уменьшен до 12 лет лишения свободы.

Заместитель генерального прокурора Виктор Гринь не согласился с этим решением и подал представление в ВС. Он указал, что выводы нижестоящих судов о виновности Бырканова по этому пункту основаны на совокупности доказательств, включая показания предполагаемого покупателя и результат его медицинского освидетельствования после употребления этих «солей».

В этом сюжете

Судебная коллегия ВС по уголовным делам под председательством Геннадия Иванова отметила, что никакие доказательства, согласно УПК, не обладают заведомым приоритетом по отношению к другим.

Чтобы установить факт сбыта наркотического вещества, экспертиза необязательна: для этого можно использовать свидетельские показания, фото- и видеосъемку, а также изучать следы, в том числе от воздействия наркотика на организм человека.

В данном случае после того, как покупатель  Бырканова употребил сбытые ему «соли», его задержали полицейские, которым он и дал показания на продавца. Эти показания подтвердили другие свидетели.

Химико-токсикологические исследования подтвердили наличие запрещенных веществ в организме задержанного. Провести исследование самого сбытого вещества было невозможно, поскольку свидетель употребил его полностью, указал ВС.

Кассация уклонилась от рассмотрения доказательств в совокупности и необоснованно придала доминирующее значение отсутствию одного из них, считает Верховный суд. А поскольку ответственность за сбыт наркотических веществ наступает независимо от их количества, то невозможность установить массу проданных Быркановым «солей» также не дает оснований для отмены приговора.

В связи с этим Коллегия ВС удовлетворила кассационное представление и отменила решение Третьего кассационного суда общей юрисдикции в части прекращения дела и отмены приговора по эпизоду 27 сентября. Дело в этой части вернули в кассацию для рассмотрения в новом составе.

Что это значит

В соответствии со сложившейся судебной практикой, изъятие запрещенных субстанций – это неотъемлемая часть уголовного дела по сбыту наркотических средств или психотропных веществ, отметил Сергей Шулдеев, адвокат АБ Региональный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право Профайл компании
.

Своим определением ВС указал, что факт изъятия запрещенного вещества и последующее проведение экспертизы не являются необходимыми элементами таких дел.

Имеющаяся судебная практика не позволяет привлекать к уголовной ответственности по ст. 228.1 УК без установления размера и вида сбытого вещества, указал адвокат.

Кассационное определение Верховного суда может способствовать изменению сложившейся практики.

В таком случае вырастет число уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, где факт сбыта будут подтверждать по совокупности иных доказательств, считает Шулдеев. 

  • Верховный суд РФ
  • Уголовный процесс