Правила

Ответственность юридического лица за причинение имущественного вреда 2023

Статья 1064 ГК РФ устанавливает генеральный деликт или общее положение ответственности за причинение вреда.

Эта правовая норма известна ещё со времён Древнего Рима и не является чем-то новым для законодательства не только России, но и всех стран, которые в той или иной мере наследуют принципы римского права.

Само понятие вреда в кодифицированном российским законодательстве никак не определяется, но в нём есть ст. 15, которая определяет понятия «реальный ущерб», «убытки», «упущенная выгода».

Сущность вреда и правила его возмещения

По логике законодательства РФ, под вредом нужно понимать всё то, что связано с возникновением у одного лица ущерба любого типа, — морального или материального, возникшим из-за действий или бездействия другого лица.

Однако ГК РФ ориентирован преимущественно на создание правил регулирования отношений, которые относятся к экономическим аспектам жизни, входящим и не входящим в рамки предпринимательской деятельности. Поэтому вред — это всё то негативное, что может произойти по чей-либо вине.

Вредом следует считать последствия невыполнения обязанностей по сделке или залива квартиры, результат неосторожного обращения с вещами и подобное.

Действие ст. 1064 ГК РФ распространяется не только на договорные, но и внедоговорные отношения между лицами.

Данная статья определяет, что любое вред должен быть возмещён в полном объёме тем, кто его причинил. А под любым подразумевается вред, причинённый личности или имуществу гражданина или имуществу юридического лица. На это указывает п. 1 ст.

1064 ГК РФ и это отражает равенство всех лиц перед законом. Разумеется, личность гражданина выделена отдельно по той причине, что у юридических лиц личностей нет. В юридическом контексте понятие «личность» отличается от общепринятого в психологии или социальных аспектах.

Под вредом для личности может пониматься всё то, что относится к человеку — его здоровью и даже внешнему виду.

Правовое применение положенией генерального деликта гражданской ответственности несколько ограничивается ст. 1083 ГК, которая допускает снижение уровня компенсации из-за неосторожности самого потерпевшего или имущественного положения причинителя вреда.

Первый пункт статьи обычно не вызывает никаких вопросов, а вот продолжение может показаться странным тем, кто не знаком с тонкостями различных правовых аспектов:

  • ответственность возмещения вреда может быть возложена законом на того, кто его не причинял;
  • для причинившего вред лица может быть установлена ответственность выплатить компенсацию выше, чем объём причинённого им вреда;
  • законом может быть определено возмещение вреда и при отсутствии вины причинившего лица.

Всё это связано с тем, что ситуации, когда какое-либо лицо получает вред могут быть сложными. Пожарная команда, спешащая на тушение пожара, может повредить чьё-то имущество, но не совершая при том формального правонарушения. При спасении человеческих жизней иногда невозможно думать об экономических последствиях, которые влекут за собой действия спасателей.

Экономический или моральный ущерб могут возникнуть и в силу наличия оперативной обстановки, связанной с задержанием преступников или мероприятиями по противодействию терроризму.

В последнем случает вступает в силу ФЗ «О противодействии терроризму», а согласно его ст.

18 государство берёт на себя обязанность по компенсации последствий жертвам теракта, в случае получения ими материального убытка.

Завершается статья правилом, согласно которому в возмещении вреда потерпевшему может быть отказано, если вред нанесён по его просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинившего вред лица не нарушали нравственных принципов общества. Это относится в первую очередь к врачам, которые могут осуществлять медицинское вмешательство, связанное с повышенным риском, но поставив о том в известность пациента и заручившись его согласием.

Отражение ст. 1064 в постановлениях и решениях судов высшей инстанции

Некоторые правила применения судами положений ст. 1064 ГК РФ разъясняет постановление Пленума ВС РФ от 26 января 2010 г.

№ 1, которое называется «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина».

В нём указываются многие важные аспекты, в том числе и то, что презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия своей вины должен представить сам ответчик.

Эта же традиция прослеживается и при принятии коллегией ВС РФ решений по имущественным спорам. Так, 15 августа 2017 года рассматривалось дело № 78-КГ17-55.

Его сущность сводится к тому, что произошёл залив нежилых помещений, принадлежащих юридическому лицу, а над ними находилась квартира гражданина. Компания подала на него иск, который был удовлетворён частично судом первой инстанции.

Гражданин подал жалобу в суд апелляционной инстанции, который решение суда первой инстанции отменил.

Однако юридическое лицо дошло до ВС РФ, который в своём определении указал на неправомочность в решении апелляционного суда, поскольку пострадавший доказательства залива предоставил, а ответчик не предоставил доказательств того, что в заливе он не виновен.

Иное — Прокуратура Ленинградской области

Общие основания ответственности за причинение вреда

Прокуратура Ломоносовского района разъясняет, что гражданский кодекс РФ не содержит легального определения понятия вреда, но в широком смысле вред рассматривается как всякое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага, любые неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, которое может быть как имущественным, так и неимущественным.

Причиненный вред может быть материальным (имущественным) и нематериальным (моральным).

Вред в гражданском праве можно рассматривать как умаление субъективного гражданского права, в том числе при уничтожении блага. Нередко вред и ущерб в теории гражданского права отождествляются.

В контексте статьи 1064 ГК вред рассматривается в широком значении, объединяющем как имущественный, так и неимущественный вред.

Итак, согласно статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации,Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, по общему правилу, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, при этом обязанность возмещения вреда, по закону, может быть возложена и на лицо, не являющееся причинителем вреда. Кроме того, законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда (или лица, не являющегося причинителем вреда), выплатить потерпевшим компенсацию сверх суммы возмещения вреда.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине, при этом законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. К таковым можно отнести, например, возмещение вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, т.е.

для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами. Вместе с тем следует иметь в виду, что согласно ст.

18 Федерального закона «О противодействии терроризму» государство осуществляет в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, компенсационные выплаты физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта.

  • В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.
  • Таким образом, по общему правилу, Традиционными условиями ответственности за причинение вреда являются:
  • — противоправность поведения причинителя вреда;
  • — наступление вреда;
  • — причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом;
  • — вина причинителя вреда.

Причинение имущественного вреда порождает обязательство между причинителем вреда и потерпевшим, вследствие которого на основании ст.

15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Одним из оснований возложения ответственности за причиненный вред является вина причинителя вреда. По общему правилу, согласно статье 1064 Гражданского кодекса РФ, бремя доказывания отсутствия вины возлагается на причинителя вреда.

Как отмечалось Конституционным Судом РФ, наличие вины – общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно.

Исходя из этого, в гражданском законодательстве предусмотрены субъективные основания ответственности за причиненный вред, а для случаев, когда таким основанием является вина, решён вопрос о бремени ее доказывания.

Законом предусмотрены случаи возмещения вреда и при отсутствии вины причинителя, в частности:

— обязанность возмещения вреда, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вреда, причиненного юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (статья 1070 ГК РФ);

— обязанность юридических лиц и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с нею деятельности и др.), возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (предусмотрена ст. 1079 ГК);

— ответственность продавца или изготовителя товара, лица, выполнившего работу или оказавшего услугу (исполнителя) при отсутствии вины за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге) (определена ст. 1095 ГК РФ). Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, предусмотренных ст. 1100 ГК РФ.

Случаи отсутствия вины не следует путать с теми случаями, при которых обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда, в том числе:

— возложение обязанности возмещения вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, на лицо, в интересах которого действовал причинивший вред (абз. 2 ст. 1067 ГК);

Читайте также:  Получение дивидентов по акциям акционерного общества 2023

— ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником (ст. 1068 ГК);

— ответственность Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципального образования за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами (ст. 1069 ГК), а также за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070 ГК);

— ответственность родителей (усыновителей) или опекунов за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. ст. 1073, 1075 ГК);

— ответственность родителей (усыновителей) или попечителей за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. ст. 1074, 1075 ГК);

— ответственность опекуна или организации, обязанной осуществлять надзор за недееспособным, за вред, причиненный недееспособным (ст. 1076 ГК);

— ответственность за вред, причиненный лицом, которое не могло понимать значения своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства, проживающих совместно с этим лицом его трудоспособных супруга, родителей, совершеннолетних детей, которые знали о психическом расстройстве причинителя вреда, но не ставили вопрос о признании его недееспособным (ст. 1078 ГК);

— ответственность владельца источника повышенной опасности совместно с причинителем вреда при наличии вины в противоправном изъятии этого источника из его владения при причинении вреда лицом, противоправно завладевшим этим источником (п. 2 ст. 1079 ГК РФ).

Прямая ссылка на материал
Поделиться

Прокуратура Ломоносовского района разъясняет, что гражданский кодекс РФ не содержит легального определения понятия вреда, но в широком смысле вред рассматривается как всякое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага, любые неблагоприятные изменения в охраняемом законом благе, которое может быть как имущественным, так и неимущественным.

Причиненный вред может быть материальным (имущественным) и нематериальным (моральным).

Вред в гражданском праве можно рассматривать как умаление субъективного гражданского права, в том числе при уничтожении блага. Нередко вред и ущерб в теории гражданского права отождествляются.

В контексте статьи 1064 ГК вред рассматривается в широком значении, объединяющем как имущественный, так и неимущественный вред.

Итак, согласно статье 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации,Вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, по общему правилу, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред, при этом обязанность возмещения вреда, по закону, может быть возложена и на лицо, не являющееся причинителем вреда. Кроме того, законом или договором может быть установлена обязанность причинителя вреда (или лица, не являющегося причинителем вреда), выплатить потерпевшим компенсацию сверх суммы возмещения вреда.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине, при этом законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. К таковым можно отнести, например, возмещение вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, т.е.

для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами. Вместе с тем следует иметь в виду, что согласно ст.

18 Федерального закона «О противодействии терроризму» государство осуществляет в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, компенсационные выплаты физическим и юридическим лицам, которым был причинен ущерб в результате террористического акта.

  1. В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.
  2. Таким образом, по общему правилу, Традиционными условиями ответственности за причинение вреда являются:
  3. — противоправность поведения причинителя вреда;
  4. — наступление вреда;
  5. — причинная связь между противоправным поведением и наступившим вредом;
  6. — вина причинителя вреда.

Причинение имущественного вреда порождает обязательство между причинителем вреда и потерпевшим, вследствие которого на основании ст.

15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

При этом под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Если лицо, нарушившее право, получило вследствие этого доходы, лицо, право которого нарушено, вправе требовать возмещения наряду с другими убытками упущенной выгоды в размере не меньшем, чем такие доходы.

Одним из оснований возложения ответственности за причиненный вред является вина причинителя вреда. По общему правилу, согласно статье 1064 Гражданского кодекса РФ, бремя доказывания отсутствия вины возлагается на причинителя вреда.

Как отмечалось Конституционным Судом РФ, наличие вины – общий и общепризнанный принцип юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно.

Исходя из этого, в гражданском законодательстве предусмотрены субъективные основания ответственности за причиненный вред, а для случаев, когда таким основанием является вина, решён вопрос о бремени ее доказывания.

Законом предусмотрены случаи возмещения вреда и при отсутствии вины причинителя, в частности:

— обязанность возмещения вреда, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вреда, причиненного юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (статья 1070 ГК РФ);

— обязанность юридических лиц и граждан, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной связанной с нею деятельности и др.), возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (предусмотрена ст. 1079 ГК);

— ответственность продавца или изготовителя товара, лица, выполнившего работу или оказавшего услугу (исполнителя) при отсутствии вины за вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге) (определена ст. 1095 ГК РФ). Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, предусмотренных ст. 1100 ГК РФ.

Случаи отсутствия вины не следует путать с теми случаями, при которых обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда, в том числе:

— возложение обязанности возмещения вреда, причиненного в состоянии крайней необходимости, на лицо, в интересах которого действовал причинивший вред (абз. 2 ст. 1067 ГК);

— ответственность юридического лица или гражданина за вред, причиненный его работником (ст. 1068 ГК);

— ответственность Российской Федерации, субъекта Федерации или муниципального образования за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами (ст. 1069 ГК), а также за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда (ст. 1070 ГК);

— ответственность родителей (усыновителей) или опекунов за вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (ст. ст. 1073, 1075 ГК);

— ответственность родителей (усыновителей) или попечителей за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет (ст. ст. 1074, 1075 ГК);

— ответственность опекуна или организации, обязанной осуществлять надзор за недееспособным, за вред, причиненный недееспособным (ст. 1076 ГК);

— ответственность за вред, причиненный лицом, которое не могло понимать значения своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства, проживающих совместно с этим лицом его трудоспособных супруга, родителей, совершеннолетних детей, которые знали о психическом расстройстве причинителя вреда, но не ставили вопрос о признании его недееспособным (ст. 1078 ГК);

— ответственность владельца источника повышенной опасности совместно с причинителем вреда при наличии вины в противоправном изъятии этого источника из его владения при причинении вреда лицом, противоправно завладевшим этим источником (п. 2 ст. 1079 ГК РФ).

Вс посчитал, что за причиненный подрядчиками ущерб третьим лицам ответственность несет заказчик

В Определении № 4-КГ20-72-К1 от 9 марта Верховный Суд указал нижестоящим судам, что ответственность за причиненный подрядчиками третьим лицам ущерб несет заказчик работ.

27 марта 2019 г. около ворот гаража квартиры Татьяны Калининой произошел пожар, в результате которого квартире Ирины Николаевой были причинены термические повреждения.

Старший дознаватель отделения надзорной деятельности по г. о. Балашиха управления надзорной деятельности и профилактической работы ГУ МЧС России по Московской области отказал в возбуждении уголовного дела по сообщению о совершении преступления, предусмотренного ст. 168 УК «Уничтожение или повреждение имущества по неосторожности».

По результатам проведенного пожарно-технического обследования специалист пришел к выводу, что очаг пожара находился около наружной поверхности ворот гаража квартиры Татьяны Калининой. Причиной пожара могло послужить воспламенение мусора от тлеющей сигареты.

Ирина Николаева заказала оценку причиненного ущерба, которая составила более 1,1 млн руб., после чего направила Татьяне Калининой досудебную претензию. Женщина посчитала, что нанятые соседкой строители курили возле строительного мусора, который сами же выносили из квартиры Калининой. В удовлетворении претензии женщина отказала.

Ирина Николаева направила в Балашихинский городской суд Московской области иск о возмещении ущерба, причиненного в результате пожара.

Проведенная судебная экспертиза также показала, что, вероятнее всего, загорелся строительный мусор возле квартиры Татьяны Калининой, в который был брошен окурок.

Стоимость восстановительного ремонта судебный эксперт определил чуть менее чем в 1,1 млн руб. Суд посчитал, что ответчик является лицом, ответственным за причиненный ущерб, и удовлетворил иск в части.

Отменяя решение первой инстанции и отказывая в иске, апелляция посчитала, что выводы нижестоящего суда противоречат обстоятельствам дела, поскольку в его материалах отсутствуют доказательства вины Татьяны Калининой в причинении ущерба и причинно-следственной связи между ее действиями (бездействием) и ущербом.

Читайте также:  Срок действия исполнительного органа в ооо 2023

Суд апелляционной инстанции указал, что установленные экспертом причины возникновения пожара сами по себе не могут служить безусловным основанием для возложения на Калинину ответственности.

Установив, что скопление строительного мусора располагалось вне стен жилого помещения ответчика на земельном участке, собственником которого она не является, суд с учетом положений ст.

211 ГК пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения исковых требований. Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляции.

Ирина Николаева обратилась в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС сослался на абз. 2 ч. 1 ст. 38 Закона о пожарной безопасности, согласно которому ответственность за нарушение требований пожарной безопасности несут собственники имущества. В соответствии со ст.

210 ГК собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором. Согласно ст.

1 Закона об отходах производства и потребления под соответствующими отходами понимаются вещества или предметы, которые образованы в процессе производства, выполнения работ, оказания услуг или в процессе потребления, которые удаляются, предназначены для удаления или подлежат удалению в соответствии с данным законом. Ст. 4 указанного закона закреплено, что право собственности на отходы определяется в соответствии с гражданским законодательством.

«По смыслу приведенных норм права, бремя содержания имущества предполагает в том числе принятие разумных мер по предотвращению пожароопасных ситуаций», – подчеркнул ВС. В связи с этим, посчитал Суд, вывод апелляции об отсутствии права собственности Татьяны Калининой на земельный участок применительно к обстоятельствам данного дела не мог быть положен в качестве основания для отказа в иске.

Верховный Суд заметил, что иск обоснован принадлежностью ответчику мусора, возгорание которого послужило причиной возникновения пожара и причинения ущерба квартире истца, а также поведением строителей, производивших ремонт. Суд указал, что в силу п. 2 ст.

1064 ГК лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине. Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда.

«Из данных правовых норм, подлежащих применению при разрешении настоящего дела, следует, что ответственность собственника за причинение вреда наступает только при наличии в совокупности нескольких условий: факт причинения вреда, противоправность поведения причинителя вреда, вина причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между противоправными действиями и наступившими неблагоприятными последствиями», – указывается в определении.

В соответствии с п. 1 ст. 1068 ГК, добавил Суд, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей. Применительно к правилам, предусмотренным гл.

59 ГК, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

ВС обратил внимание, что, согласно протоколу осмотра места происшествия, в пожарном мусоре были обнаружены многочисленные окурки сигарет. При опросе собственник соседней квартиры В.

пояснил, что на улице перед воротами гаража квартиры Калининой располагалась большая куча строительного мусора, образовавшегося в ходе внутриотделочных работ в ее квартире, возле которой часто курили строители.

Эти же обстоятельства были указаны Ириной Николаевой в исковом заявлении.

«С учетом изложенных выше обстоятельств суду апелляционной инстанции для определения лица, ответственного за причиненный ущерб, необходимо было исследовать вопрос о том, кому принадлежит строительный мусор, послуживший очагом возгорания, о наличии причинно-следственной связи между его действиями (бездействием) по складированию этого мусора и ведению контроля за безопасным ведением ремонтных работ, что судом сделано не было», – подчеркнул Суд. Таким образом, ВС направил дело на новое рассмотрение в апелляцию.

В комментарии «АГ» адвокат АП Саратовской области Михаил Осипов заметил, что исследование вопроса об обстоятельствах причинения имущественного вреда относится к прерогативе суда первой инстанции, в связи с чем корректней было бы направить дело на новое рассмотрение именно в первую инстанцию, где можно было бы исследовать и дать юридическую оценку таким обстоятельствам, как:

  • кто по гражданско-правовому соглашению между ответчиком и рабочими нес ответственность за пожарную безопасность при перемещении и складировании строительного мусора за пределами частной собственности (квартиры) ответчика;
  • обязан ли был ответчик осуществлять контроль за действиями рабочих после того, как строительный мусор оказался за пределами его частной собственности (квартиры);
  • кто из соседей ответчика, их гостей или прохожих имел доступ к строительному мусору, в котором произошло возгорание;
  • какими доказательствами может быть подтверждена вина ответчика, строителей или иных лиц в появлении тлеющего табачного изделия в том самом строительном мусоре, в котором произошло возгорание.

«Направив дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, Верховный Суд, может быть, имел в виду то, что вторая инстанция “не справилась” с возложенной на нее функцией контроля за законностью принятого судом первой инстанции решения. Так как в самом определении об этом не сказано, нам остается только предполагать, что имел в виду ВС, направляя дело на новое рассмотрение именно в Московский областной суд», – отметил адвокат.

Михаил Осипов рассказал, что аналогичная категория дел была и в его практике. Так, двое рабочих открытым пламенем огня пытались устранить дыру на кровле склада строительных материалов, выполненной из рулонного рубероида. Произошел пожар, склад сгорел.

Виновниками были признаны рабочие, а не их работодатели. Причем вина обоих была подтверждена совокупностью собранных доказательств: объяснениями рабочих, показаниями свидетелей, вещественными доказательствами, видеосъемкой с камеры наружного наблюдения.

«В другом деле в кафе произошло возгорание из-за неисправности вентилятора системы вытяжки, в результате чего сгорела вышерасположенная квартира.

В этом случае виновным был признан арендатор кафе, который непосредственно осуществлял деятельность, и именно на него договором аренды была возложена ответственность за соблюдение правил пожарной безопасности, которые он нарушил», – рассказал адвокат.

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов назвал определение обоснованным и логичным: апелляционный и кассационный суды исключительно формально подошли к установлению значимых обстоятельств по делу, не дали должной оценки доводам истца и имеющимся в деле доказательствам. При этом, посчитал он, позиция ВС не должна становиться для нижестоящей инстанции при пересмотре дела абсолютной истиной. Все доказательства должны быть оценены с точки зрения их достоверности и достаточности, при необходимости – предприняты меры для сбора новых доказательств.

«По моему мнению, обязательно судом должен быть принят во внимание тот факт, что достоверно не установлено, кем в действительности был брошен окурок, послуживший причиной возгорания. Вероятнее всего, установить его без всяких сомнений и не получится», – указал адвокат.

Николай Герасимов полагает, что в данном случае ответчиком должны быть представлены максимально возможные доказательства того, что им были предприняты все необходимые меры для недопущения сложившейся ситуации, что позволило бы сделать вывод об отсутствии его вины в произошедшем.

«Аналогичная ситуация, например, складывается при рассмотрении дел по искам о возмещении ущерба, причиненного затоплением квартиры.

В качестве ответчика привлекается в большинстве случаев собственник затопившей квартиры, и, если не будет установлено, что вина в произошедшем лежит на другом лице (например, на управляющей компании, не проводившей соответствующий ремонт общедомового имущества), такой иск с большой долей вероятности удовлетворяется», – указал он.

Ответственность работодателя за вред, причиненный его работником: практика применения

В обычной хозяйственной деятельности организации[1] нередко возникают обстоятельства, в которых вред причинен физическим лицом при исполнении своих должностных обязанностей.

Например, это может быть вред от действий работника-водителя в результате ДТП (один из наиболее распространенных на практике видов причинения вреда), либо все еще новая для гражданских правоотношений в России ответственность за внезапное прерывание переговоров[2].

При этом законом предусмотрена ответственность юридического лица за вред, причиненный работником, осуществляющим свои непосредственные трудовые функции.

Как правило, такой вред выражается в материальных потерях со стороны потерпевшего и взыскивается с компаний в судебном порядке, что обуславливает значительную роль судебной практики в данном вопросе.

В настоящей статье проанализированы споры, рассмотренные арбитражными судами РФ, где сторонами выступали юридические лица.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

В данном случае крайне важным является то, что для целей возмещения работниками признаются не только граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), но также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Статья 1068 ГК РФ исходит из того, что действия работника, осуществляемые под контролем и по заданию работодателя, с точки зрения правоотношений воспринимаются как действия самого юридического лица.

Данное допущение является логичным, так как юридическое лицо может осуществлять свою деятельность исключительно через работников, которых наделяет определенными трудовым договором (либо поручением) функциями. Соответственно, презюмируется, что в действиях работника проявляется воля юридического лица как работодателя.

Иными словами, если работник, выполняя свои служебные обязанности, своими действиями допустил причинение вреда, то для потерпевшего такой вред будет причинен юридическим лицом.

  • Стоит учитывать, что ответственность работодателя не является безусловной. Из анализа судебной практики следует, что для наступления ответственности юридического лица в такой ситуации необходимо доказать ряд элементов, которые условно можно поделить следующим образом:
  • — обстоятельства, необходимые для возмещения убытков с работодателя (специальные обстоятельства);
  • — обстоятельства, необходимые для взыскания убытков (общие обстоятельства).

Исходя из этого, в предмет доказывания по делам о взыскании с работодателя убытков, причиненных действиями работников, входят установление факта наличия трудовых отношений и причинение вреда работником при исполнении им своих обязанностей или служебного задания (специальные обстоятельства).

Читайте также:  Как взыскать долг с ук 2023

Помимо этого, лицу, взыскивающему ущерб, необходимо доказать наличие всех необходимых элементов для взыскания убытков: противоправности действий причинителя вреда, причинной связи между противоправными действиями и возникшим вредом, наличия и размера понесенных убытков (общие обстоятельства).

Судебная практика по рассмотрению таких дел содержит определенные особенности, рассмотренные нами ниже.

Специальные обстоятельства

1. Трудовые отношения

Первый вопрос, на который необходимо обратить внимание — законодатель для целей статьи 1068 ГК РФ дал расширительное толкование понятию «работник».

Так, работником считается не только лицо, с которым заключен трудовой договор, но и лицо, являющееся стороной гражданско-правового договора, при этом выполняющее задание заказчика.

Ключевым фактором здесь является контроль юридического лица над выполнением производственных действий, выраженный либо в наличии трудового договора, либо гражданско-правового договора.

При рассмотрении таких дел в суде необходимо учитывать, что факт наличия трудовых или гражданско-правовых отношений между лицом, причинившим вред, и юридическим лицом должен устанавливаться надлежащими доказательствами – трудовым договором, копией трудовой книжки, штатным расписанием организации[3], информацией, полученной из Пенсионного Фонда РФ[4].

Как правило, такими документами истец не обладает. В таком случае, при отказе ответчика-работодателя предоставить необходимые документы истец может ходатайствовать перед судом об истребовании таких доказательств. Данное право предусмотрено процессуальным законодательством (статья 66 АПК РФ).

При этом стоит обратить внимание, что в таком ходатайстве должны быть указаны причины невозможности получения доказательств ­– само отсутствие документов у истца не свидетельствует о невозможности их получения. Для уменьшения рисков отказа в удовлетворении ходатайства наиболее предпочтительным является предварительное направление запроса ответчику с просьбой предоставить такие документы.

В случае отказа либо игнорирования такого запроса такая переписка должна быть приложена к ходатайству.

Если работник совершает правонарушение, ссылки на материалы административных или уголовных дел (например, на свидетельские показания или постановление по делу об административном правонарушении), как правило, не рассматриваются арбитражными судами в качестве доказательств наличия или отсутствия трудовых отношений для целей разрешения споров в соответствии со статьей 1068 ГК РФ[5]. При этом такие материалы могут выступать в качестве подтверждения иных обстоятельств, входящих в предмет доказывания (например, противоправности действий причинителя вреда, причинной связи между противоправными действиями и возникшим вредом и пр.).

Фактически сложившиеся трудовые отношения

В некоторых случаях арбитражные суды и при отсутствии сведений о трудовых или гражданско-правовых правоотношениях признают, что между причинителем вреда и компанией, с которой взыскивается ущерб, сложились фактические трудовые отношения.

Так, в деле о взыскании ущерба, причиненного автомобилю работником автомойки, суд установил, что трудовой или гражданско-правовой договор между юридическим лицом и работником заключен не был.

Однако в материалах дела имелись доказательства того, что лицо, причинившее вред автомобилю, находилось в рабочее время на территории автомойки в форменной одежде, получало заработную плату на этой территории, получало указания от иных работников автомойки и фактически выполняло трудовые обязанности (то есть, оказывало услуги по мытью машин). Суд, установив эти обстоятельства, пришел к выводу о том, что трудовые отношения фактически сложились, а значит работодатель является ответственным за действия такого работника[6].

При оценке таких обстоятельств суды руководствуются частью 3 статьи 16 Трудового кодекса РФ, которой предусмотрено, что трудовые отношения между работником и работодателем возникают также на основании фактического допущения работника к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя в случае, когда трудовой договор не был надлежащим образом оформлен. Например, суд установил, что между юридическим и физическим лицом был заключен договор подряда на выполнение работ, в соответствии с которым исполнитель «обязался выполнять по заданию и под контролем ответчика обусловленные договором обязанности, что в значительной степени соответствует определению понятия трудового договора». Суд указал, что отсутствие оформленных трудовых отношений между организацией и третьим лицом не является основанием для освобождения его от ответственности в виде возмещения ущерба, так как отношения, возникшие между ними, законом приравнены к трудовым отношениям[7]. Стоит отметить, что такие примеры для судебной практики все же являются достаточно редким явлением.

Ответственность организации при привлечении внешнего персонала

В судебной практике существуют также ситуации, когда вред причиняется работником, осуществляющем свои трудовые обязанности в соответствии с требованиями третьего лица – так называемый «аутстаффинг» или «секондмент».

Например, юридическое лицо заключает договор с компанией, которое оказывает услуги по предоставлению персонала (чаще всего это специализированные кадровые агентства), и один из работников такой компании причиняет ущерб.

В подобных случаях суды исследуют договор о предоставлении персонала между юридическими лицами и устанавливают, кто именно направляет работникам распоряжения о выполнении ими трудовых обязанностей[8].

Чаще всего суды взыскивают убытки с работодателя, то есть с организации, оказывающей услуги по предоставлению персонала[9], однако судебная практика по таким спорам пока не является сложившейся.

2. Должностные обязанности

Согласно позиции Верховного Суда РФ[10] причинение вреда должно быть прямо связано и сопряжено с действиями производственного или технического характера в их взаимосвязи с трудовыми или служебными обязанностями работника. Соответственно, на практике для разрешения споров о взыскании ущерба с работодателя суды сопоставляют действие работника, которое привело к причинению вреда, и его непосредственные должностные обязанности.

При этом арбитражные суды часто пользуются разъяснениями, данными судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ в Определении № 64-КГ14-1 от 14.03.

2014, которое указывает, что «одним из условий ответственности работодателя является причинение вреда работником именно при исполнении им трудовых (служебных, должностных) обязанностей, то есть вред причиняется не просто во время исполнения трудовых обязанностей, а в связи с их исполнением.

К таким действиям относятся действия производственного (хозяйственного, технического) характера, совершение которых входит в круг трудовых обязанностей работника по трудовому договору или гражданско-правовому договору.

Именно поэтому действия работника расцениваются как действия самого работодателя, который и отвечает за вред». Поэтому при рассмотрении дел о взыскании с работодателя ущерба, причиненного работником, судами исследуются непосредственные трудовые или служебные обязанности работника.

Рассмотрим пример из судебной практики. Так, в ситуации, когда вред шлагбауму был причинен охранником, находящимся на своем рабочем месте, однако манипуляции со шлагбаумом не входили в его рабочие обязанности, ответственность работодателя исключается.

Как указал суд, «ни в служебных, ни в должностных обязанностях не прописана обязанность по эксплуатации и охране автоматического шлагбаума работниками ответчика. Доказательств того, что, опуская шлагбаум, охранник действовал по заданию ООО ЧОО «Лидер», материалы дела не содержат.

Изложенное исключает возможность возложения на ООО ЧОО «Лидер» гражданско-правовой ответственности отсутствия вины последнего»[11].

На практике нередко встречаются ситуации, когда работник совершил правонарушение, повлекшее ущерб.

В таком случае суды отказывают во взыскании ущерба с работодателя, поясняя следующее: «ввиду своего незаконного характера преступные действия работника по своей правовой сути не могут входить в круг его трудовых или служебных обязанностей и быть связаны с производственной необходимостью в связи с рабочим процессом.

Преступление совершается работником вследствие преступного умысла, в корыстных целях, против воли и интересов работодателя и без его ведома. В связи с этим, в отсутствие признаков противоправного поведения самого работодателя на него не может быть возложена ответственность за причинение вреда его работниками»[12].

Общие обстоятельства

Взыскание ущерба является мерой гражданско-правовой ответственности. Поэтому суды, рассматривая дела о взыскании ущерба, требуют от лица, взыскивающего ущерб, доказывания определенных фактов, называемых составом убытков.

  1. В соответствии со статьями 15, 1064 и 1068 ГК РФ по иску о возмещении вреда истец должен доказать следующие обстоятельства:
  2. — факт причинения вреда,
  3. — противоправность поведения причинителя вреда,
  4. — причинно-следственную связь между поведением причинителя вреда и возникшим вредом,
  5. — вину причинителя вреда,
  6. — размер убытков.

При этом в соответствии с положениями указанных статей ГК РФ требование о возмещении вреда может быть удовлетворено только при установлении совокупности всех указанных выше элементов ответственности. Отсутствие одного из элементов влечет отказ во взыскании возмещения за причиненный вред.

Таким образом, в делах о взыскании с работодателя вреда, причиненного работником, указанные элементы обязательно исследуются судом.

При рассмотрении таких дел особое внимание необходимо уделить наличию причинно-следственной связи, подтверждающей то, что именно действия работников компании причинили взыскиваемый ущерб.

Как указано выше, зачастую с требованием о возмещении вреда обращаются после того, как в отношении работника возбуждено производство в связи с правонарушением. В таких случаях материалы административного или уголовного дела должны содержать вывод о том, что какими-либо действиями причинен ущерб.

В случае, когда материалы дела не содержат такого явно выраженного подтверждения, во взыскании причиненного вреда с работодателя суды отказывают[13].

Выводы

Таким образом, при взыскании в судебном порядке возмещения вреда с работодателя за действия работника суды обязательно исследуют факт наличия трудовых отношений между юридическим лицом и предполагаемым работником. При этом, обращаясь в суд, возможно также ссылаться на имеющиеся доказательства фактических трудовых отношений.

Также в таком судебном процессе обязательно исследуется факт того, входят ли действия, повлекшие причинение вреда, в трудовые обязанности работника или его непосредственное служебное задание. Помимо указанных «специальных требований», связанных с трудовыми отношениями, для успешного взыскания нужно доказать наличие всех элементов состава убытков.

Доказав указанные выше факты, можно добиться успешного взыскания ущерба, понесенного в связи с действиями работника компании.

Работодателям, в свою очередь, необходимо учитывать, что одним из способов снижения риска взыскания убытков за действия работников может выступить детальное оформление трудовых обязанностей (в договоре, в должностной инструкции или гражданско-правовом договоре), а также максимально эффективный контроль за деятельностью работников, особенно если его трудовые функции связаны с источниками повышенной опасности. В таком случае, если работник допустит какие-либо отступления от своих трудовых обязанностей, либо совершит действия, прямо не связанные с ними, то у работодателя будет возможность доказать, что он не должен нести ответственность за такие действия работника.

[1] В настоящей статье в качестве работодателя будут рассматриваться исключительно юридическое лица, хотя законодатель предусматривает ответственность, в том числе и для работодателей – физических лиц.