Правила

Может ли истец представить техническое заключение специалиста 2023

На правах рекламы

Может ли истец представить техническое заключение специалиста 2023
Александр Кимлач генеральный директор ООО «ЭКСПРУС»

Для начала обозначим основные термины, используемые в статье:

  • Судебная экспертиза – предусмотренное законодательством Российской Федерации о судопроизводстве процессуальное действие, включающее в себя проведение исследований и дачу заключения экспертом по вопросам, требующим специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла.
  • Эксперт – лицо, обладающее специальными знаниями и назначенное в порядке, установленном законодательством, для производства судебной экспертизы и дачи заключения.
  • Заключение эксперта – письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом.
  • Специалист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном законодательством, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.
  • Заключение специалиста – представленное в письменном виде суждение по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

На практике отличие эксперта от специалиста является сугубо процессуальным и означает то, кем лицо было привлечено к производству экспертизы. Если исследование выполнено во внесудебном порядке – на основании договора – оно будет выполнено специалистом. Если производство экспертизы назначено судом, следователем или дознавателем – экспертом.

Рецензент – специалист, привлекаемый стороной по делу для высказывания суждений по вопросам: соответствует ли заключение эксперта процессуальным нормам по форме и своему содержанию? Соответствует ли образование эксперта тому виду экспертизы (исследования), которое им было проведено? Соответствует ли процедура: получения объектов исследования, их описания, организации проведения осмотра, а также отражения данных фактов и обстоятельств в заключении эксперта? Верно ли экспертом выбрана и применена методика исследования, в полном ли объеме проведено исследование?

Рецензия – заключение специалиста, в котором рецензенты высказывают свое суждение об обоснованности примененных методик и соблюдении требований нормативно-правовых актов и процессуального законодательства.

«Рецензия» – слово есть, а документа нет

Понятие «рецензия» на текущий момент не закреплено ни в одном законодательном акте. Однако закреплена возможность при необходимости привлекать к участию в процессуальных действиях специалиста/эксперта – лицо, обладающее специальными знаниями, для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Такой специалист – по ходатайству стороны или по инициативе суда (ст.

19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2010 года № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам») – может быть привлечен для постановки вопросов и допроса эксперта, проводившего экспертизу, а также для оказания помощи в оценке заключения эксперта. Свои разъяснения специалист может дать как в устной форме, так и в форме письменного заключения.

Подобное Заключение специалиста и есть рецензия.

Рецензия оценивается судом наравне с другими доказательствами – заключением эксперта, показаниями свидетелей и т.п.

Верховный Суд РФ в своей практике регулярно ссылается на то, что ни одно из доказательств не имеет заранее установленной силы (ст.

67 ГПК РФ «Оценка доказательств»), а суды не вправе отказывать стороне в приобщении рецензии на судебную экспертизу к материалам дела, так как рецензия является таким же доказательством, как и все остальные.

Заказать производство рецензии на заключение эксперта может любое лицо, принимающее участие в деле, в т.ч. адвокат (ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

Какие требования предъявляются к рецензии, чтобы она была принята судом

Согласно разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации, специалист (рецензент) не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами.

В процессе рецензирования эксперт изучает материалы дела и исходные данные без проведения самостоятельной экспертизы.

Основные вопросы, на которые должен ответить рецензент:

  • соответствует ли заключение эксперта процессуальным нормам, как по форме, так и по своему содержанию. Соответствует ли образование эксперта тому виду экспертизы (исследования), которое им было проведено?
  • Соответствует ли процедура: получения объектов исследования, их описания, организации проведения осмотра, а также отражения данных фактов и обстоятельств в заключении эксперта? Верно ли экспертом выбрана и применена методика исследования, в полном ли объеме проведено исследование?

Методика рецензирования

Еще в 2010 году НП «СРО судебных экспертов» разработало методику рецензирования (Вопросы организации и проведения мета-экспертиз (рецензий) с целью обеспечить единообразие в оценке соответствия производимых экспертных заключений требованиям федерального законодательства, методикам и рекомендациям к каждому отдельному виду исследований, а также в оценке обоснованности и достоверности полученных выводов.

Рецензия – это комплексное исследование, к которому необходимо привлекать как минимум 2 специалистов разных специальностей. В первую очередь, эксперта в проведенной экспертизе, который оценит обоснованность примененных методик. А во-вторых, юриста, который оценит представленное на анализ исследование на соблюдение требований нормативно-правовых актов и процессуального законодательства.

Рецензенты, действуя по методике, последовательно проходят все этапы производства Заключения специалиста (рецензии):

  1. Прежде чем приступить к изучению экспертизы, рецензента ознакамливают с требованиями ст. 16 и ст. 17 Федерального Закона от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и ст. 307 УК РФ (за дачу заведомо ложного заключения специалиста). Специалист (рецензент) не является участником судопроизводства, однако данное требование обязательно, поскольку рецензия, как и судебная экспертиза, является процессуальным действием.
  2. На подготовительном этапе рецензент рассматривает и анализирует исходные данные, отмечает основные задачи выполнения рецензии, осматривает объекты (при их наличии). Согласно правилу оценки доказательств (ст. 88 УПК РФ, ст. 67 ГПК РФ, ст. 71 АПК РФ и др.), выделяют следующие критерии анализа исходных материалов: относимость (связь с предметом доказывания), допустимость (соблюдение процессуальных требований) и достоверность.
  3. Исследование заключения. Рецензенты, прежде всего, разделяют задачи мета-экспертизы на юридические и специальные.

Первый блок охватывает анализ и проверку процессуальной стороны (относимость и допустимость, но не содержание доказательства):

  • наличие оснований для проведения судебной экспертизы;
  • проверка сведений об органе или лице, назначившем экспертизу;
  • верное наименование документа, составленного экспертом;
  • место и время производства экспертизы, его достаточность для дачи заключения;
  • сведения о судебно-экспертном учреждении и эксперте;
  • анализ предупреждения эксперта об ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии с законодательством РФ;
  • сопоставление вопросов, поставленных на разрешение эксперту, и их корректировки во время исследования, а также наличие ответов на все поставленные вопросы;
  • описание объектов исследования, позволяющее четко их идентифицировать;
  • проверка сведений о присутствовавших при производстве судебной экспертизы участниках процесса.

Второй блок вопросов подразумевает владение узкоспециализированными знаниями для выполнения рецензирования:

  • анализ выполненной экспертизы на соответствие методикам и методическим рекомендациям, справедливость, точность и объективность полученных выводов;
  • анализ указанных источников с целью проверки их актуальности и требуемого количества. Для каждого вида экспертиз существуют соответствующие обязательные источники литературы;
  • анализу подлежит и применяемое оборудование эксперта на предмет целесообразности использования, возможности метрической ошибки и особенностей использования (например, программное обеспечение должно быть сертифицировано и лицензировано с правом коммерческого использования);
  • оценка и проверка материалов, иллюстрирующих экспертное исследование, на которые ссылается эксперт. К таким материалам относятся фотоматериалы осмотра и сравнения, схемы, диаграммы, показания приборов;
  1. Стадии обобщения, оценки результатов исследования и формулирования выводов. Проведя анализ, рецензент обобщает полученную информацию и оценивает ее на объективность, обоснованность, достоверность, однозначность, проверяемость, всесторонность и полноту.

В процессе рецензирования экспертного исследования специалисты, основываясь на выявленных несоответствиях, противоречиях, ошибках, составляют мотивированные замечания к исследованию эксперта. Замечания должны содержать ссылки на нормативные источники, обосновывающие данные замечания. В результате составляется Заключение специалиста (рецензия).

  1. Применение методики рецензирования гарантирует, что все рецензии произведены по единому, апробированному и утвержденному, стандарту, что подтверждается положительной практикой применения рецензий.
  2. Почему суд может не принять рецензию?
  3. Рецензия приобретает статус иного доказательства по делу, если она подана как приложение к ходатайству о назначении повторной или дополнительной экспертизы или исключению имеющейся из объема доказательств.
  4. Так как рецензия по сути – мнение специалиста, иллюстрирующего суду, почему ваше требование обосновано и подлежит удовлетворению, в ходатайстве необходимо излагать все нарушения, на которые ссылается рецензент.

Не желая затягивать сроки судебного разбирательства, судья может отказать в назначении повторной экспертизы.

Недостатки, перечисленные в ходатайстве о назначении повторной экспертизы, могут не приниматься во внимание.

Суд исходит из того, что заключение эксперта получено с соблюдением процессуальных норм, компетенция эксперта подтверждена, он предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Суд может отказать в принятии рецензии, либо приобщить ее к материалам дела, но не дать ей оценку и не учесть при вынесении решения. В этом случае суд обязан мотивировать причину, в связи с которой он не принял представленные доводы, а вы можете обжаловать это решение в вышестоящую инстанцию в порядке и сроки, предусмотренные процессуальным законодательством.

Судебная практика приобщения рецензии к материалам дела

У нас часто спрашивают, даем ли мы гарантии, что рецензия будет принята судом?

На это мы обычно отвечаем, что никто не может дать гарантии, как пойдет процесс. А тот, кто обещает 100% успех, предоставляет заведомо ложную информацию.

Суд вправе отказать в принятии рецензии, как и любого другого доказательства, на всех стадиях судебного производства.

Однако сложившаяся за годы практика применения рецензий говорит о том, что умелый адвокат или юрист способен добиться того, чтобы, благодаря рецензии, суд усомнился в выводах проведенной экспертизы, и впоследствии назначил повторную или дополнительную экспертизу. Зачастую на основании рецензии судом может быть вынесено решение по делу без назначения повторной экспертизы.

Читайте также:  Взаимозачет при продаже и покупке квартиры 2023

Назначение рецензии судом

Чтобы производство рецензии назначил суд, необходимо предоставить ходатайство о назначении заключения специалиста. Судья на основании соответствующих норм ст. 188 ГПК РФ, ст. 58 УПК РФ, ст. 55.1 АПК РФ вправе назначить проведение экспертизы на оспариваемое экспертное заключение.

Посмотрите пример определения суда о назначении судебной экспертизы – комплексной рецензии на заключение эксперта.

Возмещение судебных расходов на рецензирование

К судебным издержкам относятся расходы, которые понесены лицами, участвующими в деле, включая третьих лиц, заинтересованных лиц в административном деле (ст. 94 ГПК РФ, ст. 106 АПК РФ, ст. 106 КАС РФ), при этом перечень судебных издержек не является исчерпывающим.

В соответствии с постановлением Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г.

№ 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела», расходы, понесенные истцом, административным истцом, заявителем в связи с собиранием доказательств до предъявления иска в суд, могут быть признаны судебными издержками, если несение таких расходов было необходимо для реализации права на обращение в суд, а собранные до предъявления иска доказательства соответствуют требованиям относимости и допустимости.

Выбор экспертной организации для рецензирования

Исходя из сложившейся практики, можно с уверенностью сказать, что рецензии судами принимаются. Однако рецензия рецензии рознь. Не каждую экспертизу можно оспорить.

Найти рецензента и экспертную организацию можно практически в любом городе, но прежде убедитесь, что обратились действительно к специалистам, которые могут оценить не только заключение эксперта, с которым вы не согласны, но и значимость выявленных ими нарушений и возможность получения противоположных выводов при выполнении нового исследования. До того, как вы заплатите деньги за работу специалиста, убедитесь в перспективах оспаривания и целесообразности производства рецензии.

На что обратить внимание при выборе организации для производства рецензии:

  • профиль эксперта – право самостоятельного производства того вида экспертизы, которое им рецензируется (наличие высшего образования в области проводимого исследования, сертификат соответствия компетентности эксперта, данные о повышении квалификации не позднее 3-х лет назад, наличие ученой степени, научных работ и т. д.);
  • квалификация эксперта как рецензента – документ, подтверждающий прохождение обучения по рецензированию экспертных заключений (диплом, сертификат);
  • опыт рецензента – достаточный опыт работы как экспертом, так и рецензентом;
  • методика. Пользуется ли рецензент при производстве исследования методикой и какой? Использование методики и системный подход обеспечат в подготовленной для суда рецензии соответствие законодательным и методическим требованиям, а также современным положениям науки;
  • Комплексный подход. Рецензирование экспертизы не только экспертом, но и юристом на предмет соблюдения законодательства;
  • положительная практика принятых рецензий судами;
  • надежность организации и опыт успешной работы от 5 лет;
  • работа по договору – оригиналы договора, счета и акта выполненных работ подтверждают понесенные затраты и являются основанием для подачи заявления о возмещении судебных расходов;
  • объективность. В случае отсутствия нарушений рецензент должен четко пояснить вам, почему считает подготовку рецензии нецелесообразной, например, нарушений в исследовании нет или нарушения незначительные и не повлияют на обоснованность выводов. То есть до начала работы вы должны ясно понимать, какие нарушения есть в представленном вами заключении эксперта, насколько они значимы и могут ли при новом исследовании быть получены иные выводы, иначе вы просто зря потратите деньги на новые исследования и проиграете судебный процесс;
  • отсутствие конкуренции с экспертом, сделавшим экспертизу. Для суда всегда приоритетным является исследование, выполненное некоммерческой или государственной организацией;
  • крупные и постоянные клиенты. Хорошо, если среди клиентов организации есть крупные коммерческие компании, адвокаты, неоднократно обращающиеся в компанию, а еще лучше, если в организацию обращаются государственные органы.

Если у вас возникли сомнения в объективности проведенной экспертизы, свяжитесь с нами, заполнив любую форму на сайте или по телефону 8-800-350-67-36.

Ошибки при оценке экспертиз: практика Верховного суда — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Апелляционные суды могут пересматривать решения первой инстанции, вынесенные на основании экспертиз. Но иногда ошибаются в оценке заключений специалистов, на что обратила внимание гражданская коллегия Верховного суда. Она запрещает апелляции отклонять выводы судебных экспертиз, не назначая новые, если в деле остаются существенные противоречия. Еще нельзя признавать заключения недопустимыми лишь потому, что они выглядят недостоверными. Кроме того, ВС рассказал, что делать суду, если по делу проведено несколько экспертиз, чьи авторы пришли к противоположным выводам. Эти и другие выводы — в подборке свежей практики.

Апелляционная инстанция не может просто так отклонить выводы предыдущей судебной экспертизы, ведь она вправе назначить дополнительную, следует из решения Верховного суда по делу № 19-КГ22-25-К5 от октября 2022 года. В нем Элиза Манукян* взыскивала с «Росгосстраха» 600 000 руб. страхового возмещения и неустойки после аварии, в которой пострадал ее BMW.

Судебная автотехническая экспертиза от ООО «Автоэкспертиза» подтвердила, что повреждения машины могли возникнуть из-за этого ДТП. Первая инстанция сочла, что это подтверждает требования истца, и частично их удовлетворила. Но Ставропольский краевой суд отменил это решение и отказал.

Помимо других обстоятельств (например, расхождения данных страхового полиса), он проанализировал и выводы судебной экспертизы. По мнению крайсуда, специалист «Автоэкспертизы» лишь предположил, что повреждения могли образоваться из-за ДТП, то есть его выводы носят вероятностный характер.

Кассационная инстанция поддержала это решение, но Верховный суд оказался другого мнения. Как указала коллегия под председательством Сергея Асташова, довод о вероятностном характере экспертизы нельзя принять во внимание, поскольку суд мог назначить дополнительную экспертизу по правилам ст.

87 ГПК (о дополнительных и повторных экспертизах).

Похожие аргументы гражданская коллегия ВС высказала в другом деле. Там должник Сергей Апатов* оспаривал результат оценки машины, которую пристав хотел продавать за долги.

Правда, судя по описанию, Mitsubishi Outlander был не самым привлекательным лотом: от него остался один поврежденный кузов без стекол, двигателя, колес и номера. По запросу пристава специалист ООО «Аксерли» оценил джип в 257 300 руб.

, но с этой суммой и не согласился Апатов. Первая инстанция не увидела изъянов в отчете об оценке. Зато Кировский областной суд в 2021 году удовлетворил требование Апатова.

Он указал, что объект потерял свои потребительские свойства и не может быть продан как автомобиль, поэтому его стоило оценивать в ином качестве. Таким образом облсуд подверг сомнению выводы оценщика о реальной стоимости джипа.

https://www.youtube.com/watch?v=WTdUpFKzAw8\u0026pp=ygV50JzQvtC20LXRgiDQu9C4INC40YHRgtC10YYg0L_RgNC10LTRgdGC0LDQstC40YLRjCDRgtC10YXQvdC40YfQtdGB0LrQvtC1INC30LDQutC70Y7Rh9C10L3QuNC1INGB0L_QtdGG0LjQsNC70LjRgdGC0LAgMjAyMw%3D%3D

Верховный суд с этим не согласился. У машины был VIN-номер, а значит, это все еще транспортное средство, а не другой объект. А оценщик, как следует из его отчета, учел отсутствие необходимых узлов и агрегатов.

Кроме того, в деле нет доказательств, что эксперт нарушил требования закона «Об оценочной деятельности», ошибочно применил методику оценки или провел исследование неполно, указывается в определении № 10-КАД22-7-К6.

Тройка судей отметила: «Если у суда апелляционной инстанции возникли сомнения в объективности отчета о реальной стоимости автомобиля, он был вправе назначить по делу судебную экспертизу». Более того, она не проводилась и в первой инстанции: ходатайств об этом не поступало.

С учетом всего этого нет оснований отвергать экспертизу и сумму оценки специалиста ООО «Аксерли». С такими выводами ВС оставил в силе решение Первомайского районного суда Кирова.

В деле № 30-КГ22-9-К5 по иску Абукара Быдаева* к «Согазу» о выплате порядка 60 000 руб. страхового возмещения суды определяли, а был ли вообще страховой случай.

На этапе разбирательства у финансового уполномоченного эксперты «Апэкс Груп» заключили, что повреждения машины не соответствуют обстоятельствам ДТП. Напротив, судебная экспертиза и рецензия эксперта-техника подтвердила страховой случай.

Первая инстанция с этим согласилась и обязала «Согаз» перечислить деньги. 

Но апелляционная сочла страховой случай недоказанным. В частности, она назвала рецензию эксперта-техника недопустимым доказательством, поскольку эксперт излагал утверждения, не приводя данные своих исследований, не раскрывал источники сведений об обстоятельствах ДТП и повреждениях и плохо мотивировал выводы. С таким заключением Верховный суд Карачаево-Черкесии отказал истцу.

Верховный суд не согласился. По мнению коллегии под председательством Александра Киселева, вывод о недопустимости рецензии был сделан по результатам критической оценки. Но скептичное отношение суда к методам проведения экспертизы, квалификации эксперта и его выводам не делает представленное доказательство недопустимым, напомнили судьи ВС со ссылкой на смысл ст. 60 ГПК об экспертизах. 

Критическое отношение суда к методам проведения экспертизы, квалификации эксперта и его выводам не делает представленное доказательство недопустимым.

Судьи ВС указали: гражданское процессуальное законодательство не содержит такого понятия, как достоверное доказательство по делу. А поэтому решение апелляционной инстанции не принимать экспертные заключения, оцененные первой инстанцией, противоречит закону. Достоверность — это всего лишь один из критериев оценки доказательств.

Получилось, что апелляционный суд отменил решение нижестоящей инстанции, но сам не выяснял, был страховой случай или нет. Ему предстоит это сделать при пересмотре дела в соответствии с указаниями второй кассации.

Похожие выводы сделаны в разбирательстве № 41-КГ22-31-К4. Там ВС напомнил: иная точка зрения суда апелляционной инстанции на вопрос о необходимости или целесообразности судебной экспертизы сама по себе не основание признать заключение недопустимым. Если выявлены противоречия выводов эксперта и других доказательств, это тоже относится к их оценке.

Иногда эксперты приходят к противоположным выводам. В таком случае нельзя принимать во внимание лишь одно из заключений, без объяснений отказываясь от других.

На это указал Верховный суд в деле № 20-КГ22-11-К5, где Омар Курбанов* взыскивал с «Согаза» деньги за повреждения своей Maserati Quattroporte в ДТП. Компания перечислила ему 223 800 руб.

Читайте также:  Куда обращаться, как выбить алименты с бывшего мужа, если приставы бездействуют 2023

, но независимая экспертиза, которую заказал Курбанов, насчитала ущерба на 400 659,39 руб. Дальше состоялось еще несколько экспертиз:

  • В 233 200 руб. оценила повреждения ООО «Консалтинг Групп». Эта экспертиза проводилась на этапе разбирательства у финансового уполномоченного. Опираясь на ее результат, он отказал Курбанову.
  • Сумму в 400 623,82 руб. назвал ООО «Республиканский центр экспертиз и оценки» (первая судебная экспертиза).
  • 429 300 руб. насчитали эксперты ООО «АНЭ «Эксперт-Техно» (вторая судебная экспертиза).

Советский райсуд Махачкалы проанализировал все четыре заключения, в итоге принял во внимание результаты судебных экспертиз и обязал «Согаз» доплатить. Но Верховный суд Дагестана в 2021 году отклонил требования Курбанова.

Он счел «ясным, полным и непротиворечивым» экспертное исследование, которое получили на этапе разбирательства у финансового уполномоченного. А его выводы не вызвали у апелляционной инстанции сомнений в правильности и обоснованности.

Как отметил ВС Дагестана, райсуд не привел оснований для назначения судебной экспертизы. Эту точку зрения поддержал и кассационный суд.

Но не согласился Верховный суд. Он напомнил: суды обязаны объяснять, почему принимают одни доказательства и отвергают другие (ч. 4 ст. 67 и п. 2 чт. 4 ст. 198 ГПК). Апелляционный суд этого не сделал. Он положил в основу решения только одно экспертное исследование и не обосновал, в чем его преимущество перед другими. 

В деле было четыре заключения экспертиз с разными выводами, включая две судебных. Но апелляция отдала предпочтение только одной из них, не объяснив, чем она лучше. 

В решении апелляции не объясняется, почему результаты судебных экспертиз порочны и не могут быть оценены как доказательства, говорится в определении Верховного суда.

Кроме того, по его мнению, апелляция лишь формально указала на то, что райсуд не привел оснований для назначения судебной экспертизы, хотя можно было обратить внимание, что в деле уже имеются два противоречащих друг другу заключения.

С такими выводами в сентябре 2022 года гражданская коллегия ВС направила дело на новое рассмотрение в апелляцию (информации о пересмотре на сайте суда нет).

Сходные указания можно найти и в других недавних определениях Верховного суда. Например, в определении № 22-КГ22-7-К5 ситуация и решение очень похожи на дело Курбанова.

В другом разбирательстве речь шла об установлении факта страхового случая. В первой инстанции судебная экспертиза подтвердила, что он был. Но апелляционный суд не согласился с этим, поскольку автора экспертизы на тот момент не было в госреестре экспертов-техников.

Но в таких обстоятельствах следовало назначить повторную судебную экспертизу, чтобы установить, был ли все-таки страховой случай или нет, поскольку это значимое обстоятельство, говорится в определении от 16 декабря 2022 года № 20-КГ22-17-К5.

С такими указаниями дело направили на пересмотр.

* Имена и фамилии изменены редакцией.

ВС: рецензии на заключение эксперта являются письменными доказательствами

Верховный Суд опубликовал Определение № 43-КГ22-3-К6 по спору о возмещении ущерба, причиненного автомобилю в результате ДТП, произошедшего из-за плохого состояния дороги и отсутствия предупреждения о дорожных работах.

16 октября 2018 г. принадлежащий Галине Сунцовой автомобиль был поврежден в результате съезда в кювет автодороги, за содержание которой ответственно было ГУП «Удмуртавтодор», согласно заключенному с ФКУ «Управление федеральных автомобильных дорог «Прикамье» госконтракту.

Впоследствии орган ГИБДД выявил недостатки в содержании дороги и технических средств организации дорожного движения: на участке, где произошло ДТП, проводились восстановление и укрепление обочин, при этом отсутствовали дорожные знаки, предупреждающие участников дорожного движения о проведении ремонтных работ (нарушение ГОСТ 52289-2004, ГОСТ 32758-2004). Факт несоответствия состояния автодороги в момент ДТП требованиям ГОСТ был подтвержден вступившим в законную силу постановлением мирового судьи от 26 декабря 2018 г., которым было установлено отсутствие на месте происшествия знаков «Дорожные работы».

В связи с этим Галина Сунцова обратилась с иском о возмещении ущерба к Управлению федеральных автомобильных дорог «Прикамье» Росавтодора и «Удмуртавтодору».

Суд отказал в удовлетворении иска со ссылкой на наличие в деле заключения судебной автотехнической экспертизы, проведенной по ходатайству ответчика, а также на показания этого эксперта, допрошенного в судебном заседании, о том, что дорожные работы не явились причиной ДТП.

В рамках разбирательства суд отказал в удовлетворении ходатайства истца, оспаривающего выводы эксперта, о приобщении к материалам дела рецензии на вышеуказанное заключение экспертизы и о назначении повторной экспертизы. В решении суда также указывалось на наличие грубой неосторожности со стороны водителя авто.

Впоследствии апелляция и кассация поддержали выводы первой инстанции.

Галина Сунцова подала кассационную жалобу в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что заключение эксперта не является исключительным средством доказывания.

Сторона вправе оспорить заключение эксперта, представив соответствующие доказательства или заявив о проведении повторной или дополнительной экспертизы.

Иное означало бы невозможность для стороны оспорить выводы эксперта, а заключение экспертизы с неизбежностью предопределяло бы разрешение спора.

ВС также отметил, что в подтверждение доводов о несогласии с заключением эксперта сторона может представить заключения других специалистов или рецензии на заключение эксперта, которые, являясь письменными доказательствами, подлежат оценке судом при разрешении ходатайства о назначении повторной экспертизы. В рассматриваемом деле истцом в обоснование возражений против заключения эксперта и в подтверждение ходатайства о назначении повторной экспертизы была представлена рецензия.

«Суд не только не дал оценки этой рецензии, но и отказал в приобщении ее к материалам дела, фактически лишив сторону возможности каким-либо образом аргументировать свою позицию.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит, что по настоящему делу судом не обеспечены равноправие и состязательность сторон, что повлияло на результат рассмотрения дела.

Судами апелляционной и кассационной инстанций данные нарушения не устранены», – счел ВС, отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Источник: Адвокатская газета

17.07.2022

Кс не усмотрел нарушений в невозможности защиты самостоятельно оспаривать заключение эксперта

Конституционный Суд вынес Определение № 2177-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы на неконституционность ч. 3 ст. 80 УПК РФ, которая, по мнению заявителя, лишает сторону защиты права самостоятельно оспаривать заключение эксперта.

Повод для обращения в КС

В ходе судебного разбирательства по уголовному делу в отношении Сергея Сведенцева сторона защиты представила заключение специалиста, которое опровергало выводы комплексной судмедэкспертизы, назначенной следователем.

Вместе с тем суд отверг заключение специалиста в качестве доказательства, указав в приговоре, что оно получено без соблюдения процедуры, установленной уголовно-процессуальным законом.

С таким решением согласились вышестоящие суды, в том числе заместитель Председателя ВС РФ.

В жалобе в Конституционный Суд Сергей Сведенцев оспаривал конституционность ч. 3 ст.

80 «Заключение и показания эксперта и специалиста» УПК РФ, поскольку, по его мнению, она лишает сторону защиты права самостоятельно оспаривать доказательство, представленное стороной обвинения.

Заявитель отметил, что иной возможности у стороны защиты оспорить заключение эксперта, кроме как привлечь независимых квалифицированных специалистов, не существует.

Конституционный Суд разъяснил права стороны защиты

Адвокат должен иметь возможность обращаться к специалисту самостоятельноФПА опубликовала правовую позицию по проекту постановления Пленума ВС РФ о практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в первой инстанции

Изучив жалобу, КС не усмотрел оснований для принятия ее к рассмотрению.

Суд напомнил, что гражданин не вправе по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру осуществления данного права, а также что применительно к отдельным видам судопроизводства они определяются Конституцией, федеральными конституционными и федеральными законами (определения от 13 января 2000 г. № 6-О; от 8 апреля 2004 г.

№ 151-О и др.).

КС разъяснил, что в силу ч. 1 ст. 86 УПК собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных этим Кодексом.

Части 2 и 3 той же статьи наделяют подозреваемого, обвиняемого правом собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств, а защитника – правом собирать доказательства.

Такие доказательства могут быть собраны путем получения предметов, документов и иных сведений, путем опроса лиц с их согласия и путем истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти и местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии, пояснил Конституционный Суд. Сторона защиты также вправе привлекать специалиста в соответствии со ст. 58 УПК.

Обращаясь к своей позиции, изложенной в ряде решений, в том числе в постановлениях от 25 марта 2008 г. № 6-П и от 26 февраля 2010 г.

№ 4-П, Конституционный Суд указал, что однородные по своей природе отношения должны в силу принципа юридического равенства регулироваться схожим образом.

Следовательно, привлечение к участию в деле специалиста, основания и порядок назначения и производства судебных экспертиз, проверка и оценка их результатов в качестве доказательств предполагают соблюдение единых правил и условий.

КС обратил внимание, что Законом об адвокатуре помимо прочего закреплены право адвоката собирать и представлять предметы и документы, которые могут быть признаны вещественными и иными доказательствами, и право привлекать на договорной основе специалистов для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи. При этом полномочия адвоката, участвующего в качестве представителя или защитника доверителя в уголовном судопроизводстве, регламентируются уголовно-процессуальным законодательством.

Специалист как лицо, обладающее специальными знаниями, привлекается к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК, в том числе его ст. 58, 164, 168 и 270, указал Суд.

Он привлекается для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Читайте также:  Обязан ли банк предоставить оригинал кредитного договора 2023

Никаких иных полномочий специалиста, в том числе по оценке экспертных заключений, проведению схожих с экспертизой исследований, УПК не предусматривает.

Специалист лишь высказывает свое суждение по заданным ему вопросам как в устном виде, что отражается в протоколе судебного заседания, так и в виде заключения, которое приобщается к материалам дела. Заключение специалиста не может подменять заключение эксперта, если оно требуется по делу, подчеркнул КС.

Пленум ВС РФ разъяснил рассмотрение уголовных дел в суде первой инстанцииМногие положения документа были скорректированы. Однако вызвавшие критику адвокатов разъяснения участия в судебном процессе специалиста остались в прежней редакции

Ссылаясь на п. 16 Постановления Пленума ВС РФ от 19 декабря 2017 г.

№ 51, Суд указал, что если из устных разъяснений или заключения специалиста следует, что имеются основания назначить дополнительную или повторную экспертизу, то суду по ходатайству стороны или по собственной инициативе следует обсудить вопрос о назначении такой экспертизы.

КС отметил, что иное приводило бы к подмене процессуальных действий, к отступлению от вытекающего из принципа юридического равенства единого порядка привлечения к участию в деле специалиста, производства судебных экспертиз, проверки и оценки допустимости доказательств.

При этом КС обратил внимание, что подозреваемый, обвиняемый и его защитник при назначении и производстве судебной экспертизы вправе знакомиться с постановлением о ее назначении, заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве экспертизы в другом экспертном учреждении.

Они могут ходатайствовать о привлечении в качестве экспертов указанных ими лиц либо о производстве экспертизы в конкретном экспертном учреждении, о внесении в постановления о назначении экспертизы дополнительных вопросов эксперту.

Кроме того, сторона защиты при производстве экспертизы может давать объяснения эксперту, знакомиться с заключением эксперта или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса эксперта, ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной экспертизы.

Дисбаланс правомочий эксперта и специалиста в судопроизводствеКакие изменения в УПК способствовали бы его устранению

«Подозреваемому, обвиняемому, его защитнику не может быть отказано в производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для данного уголовного дела (ч. 2 ст. 159 УПК)», – отмечено в определении.

Суд разъяснил, что такой отказ возможен лишь в случаях, когда соответствующее доказательство не имеет отношения к уголовному делу, по которому ведется расследование, и не способно подтверждать наличие или отсутствие события преступления, виновность или невиновность лица в его совершении, иные обстоятельства, подлежащие установлению при производстве по уголовному делу. Отказано в производстве судебной экспертизы может быть и в случае, если доказательство, не соответствующее требованиям закона, является недопустимым либо когда обстоятельства, которые призвано подтвердить указанное в ходатайстве стороны доказательство, уже установлены на основе достаточной совокупности других доказательств, в связи с чем исследование еще одного доказательства оказывается с позиций принципа разумности избыточным, добавил КС.

Суд подчеркнул, что принимаемое при этом решение во всяком случае должно быть обосновано ссылками на конкретные доводы, подтверждающие неприемлемость доказательства, об истребовании и исследовании которого заявляет сторона защиты (определения КС РФ от 29 сентября 2011 г. № 1189-О-О; от 25 января 2012 г. № 173-О-О; от 21 мая 2015 г. № 1128-О и др.).

Таким образом, Конституционный Суд пришел к выводу, что оспариваемое законоположение не препятствует стороне защиты с опорой на суждения, высказанные привлеченными ею специалистами для разъяснения вопросов, связанных с оказанием юридической помощи, приводить суду доводы, опровергающие заключение судебной экспертизы, проведенной по постановлению следователя. Не препятствует рассматриваемая норма и обоснованию ходатайства о производстве дополнительной либо повторной экспертизы. В связи с этим КС отказал в принятии к рассмотрению жалобы Сергея Сведенцева.

Адвокаты не согласились с позицией КС

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов полагает, что затронутая в определении КС РФ проблема является более чем важной и актуальной.

По его мнению, реакция на ее разрешение со стороны различных судебных органов является своеобразным индикатором того, готовы ли в настоящее время правоохранительная и судебная системы допустить действительную состязательность и равноправие сторон в уголовном процессе.

Николай Герасимов считает, что на протяжении долгого времени заключение и показания независимого специалиста являлись, практически единственным способом стороны защиты оспорить вполне возможно необъективную и необоснованную судебную экспертизу, на основании которой и выносится приговор. «При этом, как показывает практика, суды и следственные органы тем не менее старались любым способом “критически отнестись” к заключению специалиста и таким образом нивелировать его доказательственное значение по любому основанию», – прокомментировал адвокат.

Он предположил, что после вынесения такого определения КС РФ у судов появилась утвержденная судебная практика, позволяющая в принципе не принимать подобные заключения во внимание как полученные с нарушением закона, следовательно, недопустимые доказательства: «В связи с этим позиция КС РФ, как и ВС РФ по данному делу, представляется весьма печальной и влекущей за собой очередное серьезное ухудшение процессуальных возможностей стороны защиты по сравнению со стороной обвинения».

Николай Герасимов указал, что УПК прямо не предусматривает право адвоката в письменном виде фиксировать ход и результаты следственных действий, однако это не означает, что такое право у него отсутствует.

Ссылки КС на то, что у стороны защиты имеются иные способы оспаривания заключения эксперта, он посчитал необоснованными.

«Достаточно часто, как следует из практики, ходатайство о назначении экспертизы предъявляется стороне защиты практически одновременно с готовым заключением уже проведенной экспертизы, любые ходатайства о постановке дополнительных вопросов и т.п. отклоняются следователем как необоснованные.

Суды же, как я полагаю, на такие ситуации не реагируют и придерживаются исключительно формального подхода. Доля же назначенных по ходатайству стороны защиты повторных и дополнительных экспертиз, насколько мне известно, также невероятно мала, в связи с чем считать это эффективным способом защиты также не представляется возможным», – пояснил адвокат.

Таким образом, по мнению Николая Герасимова, позиция судов по рассматриваемому делу представляет собой именно то, на что и ссылался заявитель в жалобе в КС РФ, – лишение стороны защиты права оспаривать доказательство стороны обвинения посредством представления мнения по конкретному вопросу другого компетентного лица, притом что иной эффективной возможности оспорить заключение эксперта, по сути, не имеется.      

Адвокат АП г. Москвы Юлия Чумак также согласилась с актуальностью проблемы. «Законодатель декларативно провозглашает принцип равенства сторон в уголовном судопроизводстве, тем самым лишая сторону защиты права проведения экспертных исследований, проведения экспертиз и обращения к экспертам напрямую», – пояснила она.

По словам адвоката, фактически сторона защиты имеет только возможность получения заключения специалиста, которое судами в российской правоприменительной практике трактуется как недостаточный аргумент для постановки под сомнение заключения эксперта, из-за чего оно носит, по сути, ничтожный характер. Сама процедура и возможность обращения к специалисту не дают никаких реальных бонусов стороне защиты, считает адвокат.

Юлия Чумак полагает, что было бы целесообразно внести изменения в действующее законодательство и предусмотреть стороне защиты право, аналогичное праву следователя обращаться в сертифицированные специализированные лицензированные экспертные учреждения для постановки вопросов и проведения экспертиз: «Возможно, за счет лица, привлекаемого к ответственности. Но тем не менее такое право должно быть у стороны защиты».

Адвокат, советник уголовно-правовой и общей практики Alliance Legal CG Ксения Амдур также назвала проблему актуальной, особенно при расследовании и рассмотрении судом уголовных дел экономической направленности, поскольку в таких случаях не обойтись без заключения судебного эксперта.

Она согласилась, что способ защиты, обозначенный Конституционным Судом, как таковой имеет место, однако он, по ее мнению, не может в полной мере обеспечить защиту прав обвиняемого: зачастую сторона защиты знакомится с постановлением о назначении судебной экспертизы уже после ее проведения, что исключает возможность поставить дополнительные вопросы.

«Кроме того, следователь, являясь самостоятельным субъектом доказывания и имея известную свободу усмотрения, может отказать в удовлетворении любого ходатайства, в том числе о постановке дополнительных вопросов, назначении экспертизы в другую экспертную организацию, что повлечет за собой необходимость обжалования его решения и существенное усложнение защиты», – разъяснила Ксения Амдур. Аналогичным образом суд может отказать в вызове специалиста для дачи суждений о проведенной судебной экспертизе, как указывает Конституционный Суд РФ, и защита столкнется с непреодолимым препятствием, если она лишена права представить независимое заключение специалиста, добавила адвокат.

Ксения Амдур также подчеркнула, что во всех иных отраслях права – арбитражном и гражданском процессах – закон позволяет участникам споров представлять суду самостоятельно полученные заключения специалистов по ранее выполненным экспертизам.

«Именно такой способ позволяет лицу, обладающему специальными познаниями, провести полноценный и глубокий анализ и выявить недостатки, являющиеся основанием для назначения повторной или дополнительной экспертизы.

По указанным причинам крайне сложно согласиться с позицией Конституционного Суда», – резюмировала адвокат.