Полезное

Соглашения и согласованные действия

Запрет на ограничивающие конкуренцию соглашения

и согласованные действия

20. Статьями 11 и 11.1 Закона о защите конкуренции запрещается монополистическая деятельность хозяйствующих субъектов в форме ограничивающих конкуренцию соглашений и (или) согласованных действий.

При рассмотрении споров, вытекающих из применения данных антимонопольных запретов, судам необходимо исходить из того, что само по себе взаимодействие хозяйствующих субъектов к общей выгоде, в том числе предполагающее объединение их усилий, взаимное согласование и совместное осуществление действий (бездействие) на товарном рынке (например, заключение договоров простого товарищества для ведения совместной деятельности; привлечение одним хозяйствующим субъектом другого в качестве соисполнителя (субподрядчика) по гражданско-правовому договору; участие хозяйствующих субъектов в решении общих проблем функционирования рынка в рамках деятельности профессиональных ассоциаций), антимонопольным законодательством не запрещается.

Достигнутые между хозяйствующими субъектами договоренности (соглашения), согласованные действия запрещаются антимонопольным законодательством, если целью и (или) результатом соглашений и согласованных действий является недопущение (устранение, ограничение) соперничества хозяйствующих субъектов на товарных рынках (часть 2 статьи 1, пункты 7 и 18 статьи 4 Закона).

Соглашения и согласованные действия, которые могут иметь неблагоприятные последствия для конкуренции на товарных рынках, но признаются допустимыми в соответствии со статьями 12, 13 Закона, не образуют нарушения статей 11 и 11.1 Закона.

21.

С учетом положений пункта 18 статьи 4 Закона о защите конкуренции соглашением хозяйствующих субъектов могут быть признаны любые договоренности между ними в отношении поведения на рынке, в том числе как оформленные письменно (например, договоры, решения объединений хозяйствующих субъектов, протоколы) так и не получившие письменного оформления, но нашедшие отражение в определенном поведении. Факт наличия соглашения не ставится в зависимость от его заключения в виде договора по правилам, установленным гражданским законодательством, включая требования к форме и содержанию сделок.

Наличие соглашения может быть установлено исходя из того, что несколько хозяйствующих субъектов намеренно следовали общему плану поведения (преследовали единую противоправную цель), позволяющему извлечь выгоду из недопущения (ограничения, устранения) конкуренции на товарном рынке.

Вместе с тем схожесть поведения нескольких хозяйствующих субъектов сама по себе не является основанием для вывода о наличии между ними ограничивающего конкуренцию соглашения.

В этом случае необходимо учитывать, имелись ли иные причины для избранного хозяйствующими субъектами поведения, например, если оно соответствует сформировавшимся (изменившимся) на рынке условиям деятельности, обусловлено одинаковой оценкой ситуации на рынке со стороны хозяйствующих субъектов.

С учетом публичного характера антимонопольных запретов и презумпции добросовестности участников гражданского оборота обязанность установить, что между хозяйствующими субъектами имеется соглашение, которое нарушает статью 11 Закона, а также определить состав участников соглашения возлагается на антимонопольный орган.

22. На основании части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции запрещаются картели — ограничивающие конкуренцию соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, осуществляющими продажу товаров на одном товарном рынке или приобретение товаров на одном товарном рынке.

Исходя из содержания данной нормы при установлении наличия картельного соглашения подлежит доказыванию факт того, что участники картеля являются конкурентами на товарном рынке и достигнутые между ними договоренности имеют предмет, определенный в пунктах 1 — 5 части 1 статьи 11 Закона. Наличие конкурентных отношений между участниками картеля подтверждается результатами проведенного анализа состояния конкуренции на товарном рынке.

Ограничение конкуренции картелем в случаях, упомянутых в пунктах 1 — 5 части 1 статьи 11 Закона, в силу закона предполагается.

23. Признаются ограничивающими конкуренцию и запрещаются соглашения (картели) между хозяйствующими субъектами, которые приводят или могут привести к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат) и (или) наценок (пункт 1 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции).

В силу данного антимонопольного запрета исключаются возможность хозяйствующих субъектов-конкурентов определять уровень предлагаемых на рынке цен в результате достигнутых между ними договоренностей, направленных на поддержание необоснованно высоких потребительских цен, необоснованное занижение цен в целях устранения иных хозяйствующих субъектов-конкурентов с рынка и (или) создание барьеров в возникновении новых конкурентов, иное подобное извлечение выгоды из картеля. При этом положения пункта 1 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции в зависимости от субъектного состава участников картеля могут быть применены как к изготовителям, так и к лицам, участвующим в распространении товаров на оптовом и розничном рынках.

Само по себе согласование ценовых условий приобретения товаров (условий получения скидок с цены) между несколькими хозяйствующими субъектами — потребителями и поставщиком (поставщиками) не является основанием для вывода о достижении такими потребителями между собой соглашения об установлении (о поддержании) определенного уровня цен, запрещенного согласно пункту 1 части 1 статьи 11 Закона. В то же время антимонопольный орган и иные заинтересованные лица вправе доказывать, что действия хозяйствующих субъектов образуют нарушение части 1 либо частей 2 и 4 статьи 11 Закона, например, если соответствующие договоренности достигнуты между хозяйствующими субъектами в целях исключения возможности получения аналогичных скидок иными потребителями, понуждения поставщика к установлению скидок, которые не предоставляются иным потребителям.

24. Запрещаются картели — соглашения хозяйствующих субъектов, которые приводят или могут привести к повышению, снижению или поддержанию цен на торгах (пункт 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции).

При возникновении спора о наличии соглашения, запрещенного пунктом 2 части 1 статьи 11 Закона, судам следует давать оценку совокупности доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между действиями участников торгов и повышением, снижением или поддержанием цен на торгах.

В том числе необходимо принимать во внимание, является ли достигнутый уровень снижения (повышения) цены обычным для торгов, которые проводятся в отношении определенных видов товаров; имеются ли в поведении нескольких участников торгов признаки осуществления единой стратегии; способно ли применение этой стратегии повлечь извлечение выгоды из картеля его участниками.

Если действия организатора торгов привели или могли привести к ограничению возможности повышения (снижения) цены для потенциальных участников (например, начальная цена установлена в размере, не предполагающем ее значительного снижения или повышения в ходе торгов), данное обстоятельство учитывается судом при оценке того, имелось ли в действиях участников торгов нарушение пункта 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции, в совокупности с иными обстоятельствами.

При этом пассивное поведение одного из участников торгов либо отказ от участия в торгах после подачи заявки сами по себе не являются следствием участия в ограничивающем конкуренцию соглашении на торгах.

В частности, не образует соглашения, запрет на совершение которого установлен пунктом 2 части 1 статьи 11 Закона, участие в торгах нескольких хозяйствующих субъектов, не связанное с повышением, снижением или поддержанием цен на торгах, но направленное на то, чтобы торги были признаны состоявшимися и к ним не применялись правила заключения договора с единственным участником (например, пункт 25 части 1 статьи 93 Федерального закона от 5 апреля 2013 года N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее — Закон о контрактной системе), пункт 14 статьи 39.12 Земельного кодекса Российской Федерации) или последствия участия в торгах одного лица (пункт 5 статьи 447 Гражданского кодекса). Если в реализации указанных целей участвовал заказчик (организатор торгов), то его действия при наличии оснований могут быть квалифицированы в качестве нарушения статьи 17 (в частности, пункта 1 части 1) Закона о защите конкуренции.

25. При разграничении соглашений, указанных в пункте 2 части 1 статьи 11 Закона, и иных видов картелей судам необходимо исходить из следующего.

Соглашение хозяйствующих субъектов, направленное на установление или поддержание цен в связи с участием в торгах, в том числе нескольких, квалифицируется по пункту 2 части 1 статьи 11 Закона о защите конкуренции, являющемуся в данном случае специальной нормой по отношению к пункту 1 части 1 данной статьи.

В том случае, когда хозяйствующими субъектами-конкурентами было достигнуто соглашение по разделу рынка (распределены торги для участия в них по определенному критерию), не связанное с поддержанием цен на торгах, допущенное нарушение может быть квалифицировано по пункту 3 части 1 статьи 11 Закона.

26. Антимонопольным законодательством, по общему правилу, запрещаются ограничивающие конкуренцию «вертикальные» соглашения — соглашения между хозяйствующими субъектами, один из которых приобретает товар, а другой предоставляет (продает) товар, целью и (или) результатом исполнения которых является ограничение конкуренции (пункт 19 статьи 4, части 2 и 4 статьи 11 Закона).

Исходя из пункта 18 статьи 4 Закона антимонопольный запрет «вертикальных» соглашений относится к добровольным договоренностям, достигнутым между продавцом и покупателем товара в связи с существующими между ними гражданско-правовыми отношениями. К соглашению, навязанному лицом, доминирующим на рынке, применяется статья 10 Закона.

В иных случаях направление лицом указаний продавцам относительно их поведения в отношении потребителей, в том числе если такие указания были реализованы в связи с наличием гражданско-правового договора и в силу экономической зависимости продавцов от давшего указания лица, может быть рассмотрено в качестве недопустимой координации экономической деятельности (пункт 14 статьи 4, часть 5 статьи 11 Закона).

Обратить внимание судов на то, что одновременная квалификация поведения хозяйствующих субъектов как ограничивающего конкуренцию соглашения и как координации экономической деятельности не допускается.

27.

Читайте также:  Создание мировой юстиции

Соглашения хозяйствующих субъектов, не указанные в части 1 статьи 11 Закона, в том числе соглашения между хозяйствующими субъектами-конкурентами, «вертикальные» соглашения и прочие соглашения, могут быть признаны недопустимыми, если антимонопольным органом будет доказано, что результатом реализации или целью договоренностей, достигнутых между хозяйствующими субъектами, являлось недопущение (ограничение, устранение) конкуренции на товарном рынке (части 2 и 4 статьи 11 Закона о защите конкуренции).

Само по себе наличие в договоре, заключенном между хозяйствующими субъектами, условий, определяющих поведение участников договора во взаимоотношениях друг с другом и третьими лицами, не означает, что стороны договора преследовали цель ограничения конкуренции. В этих случаях должны учитываться ожидаемое состояние рынка и положение его участников, если бы спорное соглашение не имело места, а в случае реализации соглашения — его фактическое влияние на состояние конкуренции на соответствующем товарном рынке.

При оценке того, направлены ли действия хозяйствующих субъектов на ограничение конкуренции в связи с достигнутыми между ними договоренностями, суд вправе принимать во внимание доводы участников соглашения, свидетельствующие о наличии разумных экономических и (или) обусловленных законодательством (в том числе отраслевым регулированием) причин в достижении соответствующих договоренностей между участниками соглашения.

28.

В силу положений части 7 статьи 11 Закона о защите конкуренции, по общему правилу, положения данной статьи не применяются в отношении соглашений между субъектами, входящими в одну группу лиц согласно статье 9 Закона, при условии, что одним из таких хозяйствующих субъектов в отношении другого хозяйствующего субъекта установлен контроль либо если такие хозяйствующие субъекты находятся под контролем одного лица. При этом контроль должен осуществляться в одной из форм, указанных в части 8 статьи 11 Закона.

Например, установленный пунктом 3 части 1 статьи 11 Закона запрет раздела рынка между хозяйствующими субъектами не действует в случае распределения регионов продажи товаров по территориальному принципу или иному указанному в данной норме критерию между оптовыми продавцами, находящимися под контролем одного лица и образующими совместно с ним группу лиц. Вместе с тем исходя из части 2 статьи 9 Закона указанный запрет сохраняет действие в отношении договоренностей группы лиц с иными лицами.

При доказывании ограничивающего конкуренцию соглашения, предусмотренного частью 1 статьи 11 Закона, в отношении хозяйствующих субъектов, не отвечающих требованиям частей 7, 8 статьи 11 Закона, но формирующих группу лиц по иным основаниям, установленным статьей 9 Закона, тем не менее должно быть установлено, что указанные лица являются конкурентами.

29. Статьей 11.1 Закона о защите конкуренции установлен запрет на совершение ограничивающих конкуренцию согласованных действий хозяйствующих субъектов, который в силу пункта 2 части 1 статьи 8 Закона применяется к действиям, заранее известным каждому из участвующих в них хозяйствующих субъектов в связи с публичным заявлением одного из них о совершении таких действий.

Исходя из пункта 3 части 1 статьи 8 Закона в опровержение нарушения запрета согласованных действий хозяйствующий субъект вправе доказывать, что его поведение не связано с публичными заявлениями иных участников рынка, в частности, выступает следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на всех хозяйствующих субъектов на соответствующем товарном рынке.

Если обмен информацией между хозяйствующими субъектами не носил публичного (открытого) характера, но привел к ограничению конкуренции (например, вызвал синхронное изменение цен на товары), действия хозяйствующих субъектов при наличии оснований могут быть квалифицированы по статье 11 Закона как соглашение, ограничивающее конкуренцию, в том числе если имело место уничтожение документов (например, деловой переписки, протоколов встреч) участниками соглашения.

Соглашения и согласованные действия в соответствии с антимонопольным законодательством

Гурин Н.В., магистрант 2-го курса кафедры коммерческого права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

https://www.youtube.com/watch?v=zPlyoYfq0G0\u0026pp=ygVD0KHQvtCz0LvQsNGI0LXQvdC40Y8g0Lgg0YHQvtCz0LvQsNGB0L7QstCw0L3QvdGL0LUg0LTQtdC50YHRgtCy0LjRjw%3D%3D

Проблема регулирования соглашений и согласованных действий в рамках антимонопольного законодательства становится все более актуальной в России.

В соответствии со ст. 11 Федерального закона «О защите конкуренции» (далее — Закон о конкуренции) запрещаются соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на рынке определенного товара, направленные на ограничение конкуренции.

  • Деятельность по заключению таких соглашений или согласованных действий может быть признана монополистической деятельностью по координации экономической деятельности других хозяйствующих субъектов в случае, если своим результатом она могла бы иметь ограничение конкуренции.
  • Такие соглашения могут быть признаны недействительными, если хозяйствующие субъекты не докажут, что положительный эффект от их действий не оправдывает негативный эффект, который оказан или может быть оказан на рынок.
  • При заключении соглашений и согласованных действий в противоречие антимонопольному регулированию возникают и иные предусмотренные законодательством последствия (административная, уголовная ответственность).

Соотношение категорий «согласованные действия», «экономическая концентрация», «соглашение». При конструировании юридических терминов в рамках антимонопольного законодательства законодатель руководствуется экономическим контекстом отношений хозяйствующих субъектов на рынке, где значим экономический интерес лица.

Рассмотрев данные категории, возникает вопрос об их соотношении (п. 14, 18, 21 ст. 4, ст. 8 Закона о конкуренции):

  • координация экономической деятельности — согласование действий хозяйствующих субъектов третьим лицом, не входящим в одну группу лиц ни с одним из таких хозяйствующих субъектов. Не являются координацией экономической деятельности осуществляемые в соответствии с федеральными законами действия саморегулируемой организации по установлению для своих членов условий доступа на товарный рынок или выхода из товарного рынка;
  • соглашение — договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме;
  • согласованные действия хозяйствующих субъектов, если их результат соответствует интересам этих субъектов только при условии, что были известны каждому из них, или если они вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на данном рынке;
  • экономическая концентрация сделки, иные действия, осуществление которых оказывает влияние на состояние конкуренции.

Критерий экономического интереса не помогает различить согласованные действия, экономическую концентрацию и соглашение. Положения Закона отличает неточность.

Непонятно, каково соотношение определения общих условий обращения товара на рынке соглашением субъектов (согласованными действиями) и понятия согласованных действий, координации экономической деятельности, заключения «горизонтальных» соглашений. Перечень признаков ограничения конкуренции является открытым.

Данное обстоятельство позволяет более свободно толковать возможность контроля ограничения конкуренции и расширить полномочия органов ФАС РФ при квалификации ограничения конкуренции на рынке.

Закон о конкуренции в п. 2 ст. 8 не дает однозначного ответа на вопрос соотношения категорий «соглашение», «согласованные действия» и «экономическая концентрация». Все эти действия охватываются категорией экономической концентрации (ст. 4 Закона о конкуренции).

Законодателем специально определено, что совершение хозяйствующими субъектами действий по соглашению не относится к согласованным действиям (п. 2 ст. 8 Закона о конкуренции).

Разграничение же данных категорий по признакам может быть обозначено лишь в правоприменительной практике.

Данная проблема была обозначена практикой реализации Закона РСФСР «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности…». Проблема нашла разрешение в нормах Федерального закона «О защите конкуренции» путем рецепции норм права США.

https://www.youtube.com/watch?v=zPlyoYfq0G0\u0026t=18s

Рассматривая регулирование соглашений и согласованных действий по праву иностранных государств, необходимо обратить внимание на критерии, которые лежат в основе понятий. В США антиконкурентным признаются договор, объединение или сговор с целью ограничения конкуренции.

Перечень таких соглашений законодательно не установлен и определяется судебной практикой. В Германии, Франции и Великобритании, как отмечает В.Ф. Попондопуло , запрещены «горизонтальные» (картельные соглашения) и вертикальные (договоры о ценах, перепродаже, о ведении дел только с определенными предприятиями и т.п.

) соглашения, влекущие ограничение конкуренции. В Японии критерием оценки соглашения как антиконкурентного является чрезмерность ограничения конкуренции. В ЕС предусмотрен примерный перечень таких соглашений и (или) согласованных действий.

Критерий — причинение ущерба торговле между государствами-членами и предотвращение, ограничение или искажение конкуренции в пределах общего рынка как следствие (цель).

Попондопуло В.Ф. Защита конкуренции: законодательное регулирование в России и за рубежом // Международное публичное и частое право: проблемы и перспективы. СПб., 2007. С. 440.

Судебная практика: установление факта совершения. В судебной практике России данные нормы пока не находят частого применения, однако постепенно вырабатывается практика квалификации согласованных действий по определенным критериям . Если соглашения совершаются в письменной форме, то для согласованных действий такая форма несвойственна.

Учитывая то, что термин «согласованные действия» взят из законодательства США, правоприменители стараются учитывать позицию западной литературы по данному вопросу.

Как отмечается Д.В. Хохловым, по делу Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области N А56-22220/99 от 15 июня 2000 г. для квалификации возможного ограничения конкуренции необходимо в совокупности учитывать следующие обстоятельства:

  • должны быть представлены доказательства, что совокупная доля подозреваемых в согласованных действиях лиц на рынке розничной торговли по состоянию на 1 мая 1999 г. составляет 35% (в соответствии с Законом о конкуренции — 50%, иными положениями о доминирующем положении хозяйствующих субъектов);
  • должно быть доказано, что имели место согласованные действия конкурирующих хозяйствующих субъектов;
  • параллелизм поведения не является достаточным доказательством согласованных действий. Дополнительному доказательству подлежит факт наличия согласованных действий, их преднамеренности и направленности на ограничение конкуренции и на нарушение прав хозяйствующих субъектов .
Читайте также:  Пп.1 п.1 ст.219

Хохлов Д.В. Обобщение судебно-арбитражной практики дел, рассмотренных ФАС СЗО, связанных с применением антимонопольного законодательства // Арбитражные споры. 2007. N 4/40.

Дополнительно следует отметить, что при квалификации согласованных действий учитываются: 1) поведение на рынке до повышения цены; 2) одномоментность поведения по повышению цены; 3) поведение хозяйствующих субъектов по повышению и удержанию цены на определенном уровне; 4) одномоментное снижение цены.

При всех названных характеристиках необходимо учесть ситуацию, когда цены на рынке подняты, но ситуация на рынке не выровнялась. Практика ответа на такой вопрос не дает. Вероятно, необходимо более структурно подойти к вопросу квалификации согласованных действий либо определить критерии допустимости доказательств по спору в связи с данными положениями Закона.

В рамках исследования правоприменительной практики иностранных государств по применению норм о соглашениях и согласованных действиях определены иные способы определения согласованности действий хозяйствующих субъектов.

В «Зарубежной практике предупреждения и борьбы с картелями, включая программы освобождения от административной ответственности» наглядно показан подход антимонопольных органов к выявлению так называемых картельных сговоров на рынке.

www.fas.gov.ru

По делам о картели производителей пива, о картели компаний, занимающихся установкой и обслуживанием лифтов и эскалаторов, о картели производителей распределительных устройств доказательством сговора были сделанные от руки записи в ходе неофициальных встреч, а также места и даты встреч.

В рамках последнего дела доказательством стали документы и заявления, полученные от участников программы смягчения, включая два детальных письменных соглашения, а также документы, в рамках которых стороны обменивались конфиденциальной информацией.

Комиссия получила доказательства участия в картельном сговоре менеджеров высокого уровня данных компаний, включая членов совета директоров.

https://www.youtube.com/watch?v=zPlyoYfq0G0\u0026pp=YAHIAQE%3D

Дополнительными условиями квалификации сговора в качестве картельного должно было являться установление долей участия на определенном рынке товаров и поддержание цен на определенном уровне.

Представляется, что факты, подлежащие доказыванию согласованных действий на товарном рынке, должны определяться с учетом конкретных обстоятельств. Вместе с тем необходимо определить критерии допустимости доказательств при квалификации согласованных действий.

Меры административной ответственности. Дискуссионным в настоящее время является также вопрос о применении мер административной ответственности в отношении участников соглашений и согласованных действий.

Следует учесть, что согласованные действия хозяйствующих субъектов до введения в действие Закона о конкуренции не были предметом специального антимонопольного регулирования. Это создавало сложности как при установлении ответственности за таковые, так и при определении признаков таковых.

Например, при рассмотрении данных «Анализа положения крупных торговых сетей на розничном рынке продовольствия Санкт-Петербурга и практики их взаимодействия с предприятиями — поставщиками продовольствия по состоянию на 2006 г.

» были сделаны выводы: 1) о потенциальной или реальной возможности проведения согласованной ценовой и договорной политики; 2) о наличии признаков согласованности действий розничных компаний (с долей на рынке, превышающей 35%), результатом чего могло являться ограничение конкуренции между розничными сетями, снижение закупочных цен, повышение цен на услуги розничный компаний, оказываемые предприятиям-поставщикам.

Расчет долей предприятий сетевой торговли на рынке производился по трем показателям: товарообороту, количеству торговых объектов, торговым площадям // www.fas.gov.ru.

В действующем антимонопольном законодательстве деятельность по осуществлению соглашений и согласованных действий специально урегулирована. Вместе с тем прямо запрещаются «вертикальные» соглашения между финансовыми организациями (ст. 12 Федерального закона о конкуренции).

В соответствии со ст. 14.32 КоАП РФ заключение хозяйствующими субъектами соглашения, ограничивающего конкуренцию, влечет наложение административного штрафа. Как отмечается в литературе, природа административной ответственности состоит в дополнительных неблагоприятных последствиях для правонарушителя и выполняет карательную функцию.

Вместе с тем цель органов ФАС РФ и функция антимонопольного законодательства состоит в восстановлении условий хозяйствования на рынке. В практике антимонопольных органов допускается освобождение от административной ответственности в случае заключения соглашений и осуществления согласованных действий, ограничивающих конкуренцию.

Примерами подобной практики являются прекращение дел по признакам нарушения ст. 11 Закона о конкуренции в отношении следующих лиц: ООО Коммерческий банк «АРЕСБАНК» и ОАО «Страховая Компания «ШЕКСНА»; ОАО «Восточный Экспресс Банк», ООО «Внешнеэкономическая страховая ассоциация», ОСАО «Россия», ЗАО СК «АКОМС» и ОАО «Альфа-Страхование»; иные ситуации.

Нарушение состояло в заключении соглашений между банком и страховой организацией о страховании имущества, принимаемого банком в залог, личного страхования заемщиков и поручителей при выполнении кредитных программ банка. Данные соглашения создавали препятствия доступу других страховых организаций на рынок финансовых услуг и ограничивали конкуренцию .

Комментарий И.Ю. Артемьева по делу о согласованных действиях в банковской и страховой сфере // www.fas.gov.ru.

Основанием для освобождения от ответственности стало добровольное устранение нарушения ст. 11 Закона о конкуренции. Известны случаи заключения мировых соглашений антимонопольных органов с хозяйствующими субъектами по итогам рассмотрения дел о нарушении антимонопольного законодательства.

Подобное решение проблемы, по всей видимости, обусловлено зарубежным опытом применения норм законодательства о конкуренции, где уведомление участника согласованных сделок о нарушении, прекращение нарушения законодательства является основанием для освобождения его от ответственности за нарушение антимонопольного законодательства .

Зарубежная практика предупреждения и борьбы с картелями, включая программы освобождения от административной ответственности // www.fas.gov.ru.

Представляется, что вопрос возможности прекращения производства по делам об административных правонарушениях, о возбуждении дел об административном правонарушении является спорным. Действующим законодательством, с одной стороны, за органами ФАС РФ закреплена функция по восстановлению положения на рынке в случае нарушения антимонопольного законодательства.

С другой стороны, нарушение по заключению соглашения является законченным с момента заключения при условии заключения хозяйствующими субъектами соглашения, ограничивающего конкуренцию.

Период времени с момента заключения такого соглашения до момента его обнаружения антимонопольными органами и последующего расторжения может ограничить конкуренцию и привлечь прибыль для хозяйствующих субъектов-нарушителей. Кроме того, подобные соглашения и согласованные действия негативно сказываются на потребителях продукции.

Совокупность указанных обстоятельств позволяет говорить о необходимости применения мер ответственности в отношении нарушителей антимонопольного законодательства. Вопрос о смягчении ответственности (освобождении от ответственности) может быть поставлен с учетом всех исследованных обстоятельств.

Выводы.

В действующем антимонопольном законодательстве допускаются казуистичные формулировки понятий соглашений, согласованных действий. Вопрос толкования норм права должен решаться с учетом складывающейся правоприменительной практики.

https://www.youtube.com/watch?v=Zl-rAcTn8Bw\u0026pp=ygVD0KHQvtCz0LvQsNGI0LXQvdC40Y8g0Lgg0YHQvtCz0LvQsNGB0L7QstCw0L3QvdGL0LUg0LTQtdC50YHRgtCy0LjRjw%3D%3D

В работе обозначены критерии разграничения соглашений и согласованных действий, которые выявились в практике. Вместе с тем дополнительному изучению подлежит вопрос доказывания согласованных действий хозяйствующих субъектов на товарном рынке.

В настоящее время следует констатировать, что политика антимонопольных органов должна быть направлена на привлечение нарушителей антимонопольного законодательства к ответственности. Данный вопрос может и должен быть решен с учетом опыта иностранных государств о возможности смягчения ответственности в отношении нарушителей.

Адм отв-ть за соглашения, согласованные действия

  • Объект: общественные отношения, складывающиеся в связи с обеспечением свободы экономической деятельности, необходимым условием которой является развитие конкуренции между хозяйствующими субъектами.
  • Объективная сторона: заключение соглашения, ограничивающего конкуренцию; участие в таком соглашении; осуществление согласованных действий, ограничивающих конкуренцию; действия, направленные на координацию экономической деятельности хозяйствующих субъектов, которая признана недопустимой в соответствии с антимонопольным законодательством РФ
  • Под соглашением понимается договоренность в письменной форме, содержащаяся в документе или нескольких документах, а также договоренность в устной форме.
  • Согласованными действиями являются действия хозяйствующих субъектов на товарном рынке, удовлетворяющие совокупности следующих условий: результат таких действий соответствует интересам каждого из указанных хозяйствующих субъектов только при условии, что их действия заранее известны каждому из них; действия каждого из указанных хозяйствующих субъектов вызваны действиями иных хозяйствующих субъектов и не являются следствием обстоятельств, в равной мере влияющих на все хозяйствующие субъекты на соответствующем товарном рынке.
  • Не допускаются соглашения или согласованные действия, если они приводят или могут привести к установлению или поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок (доплат), наценок; повышению, снижению или поддержанию цен на торгах; разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо составу продавцов или покупателей (заказчиков).
  • Не допускаются соглашения, если они могут привести к экономически или технологически не обоснованному отказу от заключения договоров с определенными продавцами либо покупателями (заказчиками); к навязыванию контрагенту условий договора, невыгодных для него или не относящихся к предмету договора; экономически, технологически и иным образом не обоснованному установлению различных цен (тарифов) на один и тот же товар.
  • Запрещены законом также иные соглашения или иные согласованные действия хозяйствующих субъектов, если такие соглашения или согласованные действия приводят или могут привести к ограничению конкуренции.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона «О защите конкуренции» могут быть признаны допустимыми перечисленные выше соглашения и согласованные действия, если не создается возможность устранить конкуренцию, не налагаются на их участников ограничения, не соответствующие достижению целей таких соглашений и согласованных действий, а также если их результатом является или может являться: совершенствование производства; получение покупателями преимуществ (выгод).

Читайте также:  Сроки выплаты вознаграждения временному управляющему

Субъекты: юридические лица, индивидуальные предприниматели, а также руководители и другие работники такого юридического лица, которые ненадлежащим исполнением своих обязанностей обусловили совершение административных правонарушений.

Субъективная сторона: умысел.

Санкции в ч.1 и ч.2 предусматривают наложение административного штрафа на должностных лиц — от 20 тысяч до 50 тысяч рублей либо дисквалификацию на срок до трех лет; на юридических лиц – не менее ста тысяч рублей.

  1. Предусматривается освобождение от административной ответственности лица, отказавшегося от совершения (продолжения) этих правонарушений, сообщившего о них в антимонопольный орган, а также способствовавшего выявлению и пресечению правонарушений при следующих условиях:
  2. -на момент обращения лица с заявлением антимонопольный орган не располагал соответствующими сведениями и документами о совершенном административном правонарушении;
  3. -лицо отказалось от участия или дальнейшего участия в соглашении либо от осуществления или дальнейшего осуществления согласованных действий;
  4. -представленные сведения и документы являются достаточными для установления события административного правонарушения.
  5. Освобождению подлежат не все лица, участвовавшие в совершении правонарушения, а только лицо, первым выполнившее все условия.

Дела об административных правонарушениях рассматриваются должностными лицами федерального антимонопольного органа, его территориальных органов. Должностное лицо антимонопольного органа, к которому поступило дело об административном правонарушении юридического лица, вправе передать его на рассмотрение судье арбитражного суда.

Привлечение к ответственности за заключение соглашений и осуществление согласованных действий — Юридическая фирма "Частное право"

Подробности Журнал «Корпоративные споры», № 2 (20) март-апрель, 2009 // Кирилл Чоракаев, заместитель начальника отдела

Кирилл ЧОРАКАЕВ, заместитель начальника отдела юридической фирмы «Частное право» (г. Москва),

Киясудин АДИГЮЗЕЛОВ, и. о. заместителя руководителя Управления ФАС России по Республике Дагестан, к.ю.н. (г. Махачкала)

В последнее время государство проводит политику по ужесточению ответственности за соглашения (согласованные действия), которые могут причинить ущерб конкуренции на рынке.

Однако анализ правоприменительной практики свидетельствует о наличии проблем, связанных с правильной квалификацией антиконкурентных соглашений (согласованных действий), а также с доказыванием факта их совершения и наступивших последствий.

Пожалуй, сегодня вряд ли можно представить осуществление какой-либо хозяйственной деятельности без заключения договоров, соглашений, с помощью которых контрагенты устанавливают, изменяют и прекращают свои права и обязанности.

Количество совершаемых сделок свидетельствует о развитости экономических отношений в стране, о способности хозяйствующих субъектов самостоятельно определять вид своей деятельности и о возможности позиционировать себя на том или ином рынке.

Однако при осуществлении своей деятельности хозяйствующие субъекты должны осознавать, что провозглашенная в ст. 2 ГК РФ свобода предпринимательства может быть ограничена в установленных законом случаях. Так, ст. 11 Федерального закона от 26.07.

06 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о конкуренции) содержит запрет на заключение соглашений и осуществление согласованных действий, которые имеют либо могут иметь своим результатом недопущение, ограничение и устранение конкуренции.

Как показывает анализ судебной и административной практики, толкование и применение данной нормы не всегда является однозначным.

Рассмотрим некоторые проблемные вопросы применения санкций за соглашения и осуществление согласованных действий, нарушающих антимонопольное законодательство.

Это особенно актуально в связи с ужесточением административной ответственности за подобные правонарушения, которая не исключает возможности наложения антимонопольными органами на юридических лиц «оборотных» штрафов.

Привлечение к ответственности понимается далее как комплекс мер, включающих в себя не только привлечение лица к административной ответственности, но и принятие антимонопольным органом решения, констатирующего факт нарушения, а также выдачу предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства.

«Слабые» места «вертикальных» соглашений

Вертикальные соглашения (определение этого понятия дано в ст. 4 Закона о конкуренции) наиболее распространены в хозяйственном обороте при организации поставок товаров, их розничной продаже через торговые сети и т. д.

Несмотря на то, что некоторые исследователи относят договор поставки к категории «простых», в последние годы характер включаемых в него сторонами условий существенно усложнился и модифицировался.

В связи с этим на смену обычному договору приходят его комбинированные разновидности, которые могут содержать элементы иных соглашений — дистрибьюторских, дилерских и др.

Их характерная особенность заключается в том, что покупателю (дистрибьютору) наряду с товаром, как правило, предоставляется определенный комплекс исключительных прав (например, право продажи товара на какой-либо территории).

Учитывая специфику подобных прав, позволяющих дистрибьютору фактически выступать единственным поставщиком продукции на определенной территории (допустим, в конкретном регионе, субъекте РФ), в договорах на дистрибьютора нередко возлагаются и довольно серьезные обязанности (например, обязанность письменно согласовывать с поставщиком цены, приобретать продукцию во всем предлагаемом поставщиком ассортименте и объеме, запрет на продажу продукции вне оговоренной территории и т. д.).

Допустимость соглашений, согласованных действий, сделок, иных действий

  • Соглашения и согласованные действия, сделки, иные действия могут быть признаны допустимыми, если такими соглашениями и согласованными действиями, сделками, иными действиями не создается возможность для отдельных лиц устранить конкуренцию на соответствующем товарном рынке, не налагаются на их участников или третьих лиц ограничения, не соответствующие достижению целей таких соглашений и согласованных действий, сделок, иных действий, а также если их результатом является или может являться:
  • 1) совершенствование производства, реализации товаров или стимулирование технического, экономического прогресса либо повышение конкурентоспособности товаров российского производства на мировом товарном рынке;
  • 2) получение покупателями преимуществ (выгод), соразмерных преимуществам (выгодам), полученным хозяйствующими субъектами в результате действий (бездействия), соглашений и согласованных действий, сделок.
  • Правительство Российской Федерации вправе определять случаи допустимости соглашений и согласованных действий (общие исключения). Общие исключения в отношении соглашений и согласованных действий определяются Правительством Российской Федерации по предложению федерального антимонопольного органа, вводятся на конкретный срок и предусматривают:
  • 1) вид соглашения или согласованного действия;
  • 2) условия, которые не могут рассматриваться как допустимые в отношении таких соглашений или согласованных действий;
  • 3) обязательные условия для обеспечения конкуренции, которые должны содержаться в таких соглашениях;
  • 4) обязательные условия, при которых такие согласованные действия являются допустимыми.
  • Общими исключениями могут предусматриваться наряду с указанными условиями иные условия, которым должны соответствовать соглашения или согласованные действия.

Федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия), в частности запрещаются: 1) Введение ограничений в отношении создания хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере деятельности, а также установление запретов или введение ограничений в отношении осуществления отдельных видов деятельности или производства определенных видов товаров. 2) Необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами. 3) Установление запретов или введение ограничений в отношении свободного перемещения товаров в Российской Федерации, иных ограничений прав хозяйствующих субъектов на продажу, покупку, иное приобретение, обмен товаров. 4) Дача хозяйствующим субъектам указаний о первоочередных поставках товаров для определенной категории покупателей (заказчиков) или о заключении в приоритетном порядке договоров. 5) Установление для приобретателей товаров ограничений выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары. Запрещается наделение органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления полномочиями, осуществление которых приводит или может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

Запрещается совмещение функций федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, иных органов власти, органов местного самоуправления и функций хозяйствующих субъектов, за исключением случаев, установленных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации, постановлениями Правительства Российской Федерации, а также наделение хозяйствующих субъектов функциями и правами указанных органов, в том числе функциями и правами органов государственного контроля и надзора.

Запрещаются соглашения между федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, Центральным банком Российской Федерации или между ними и хозяйствующими субъектами либо осуществление этими органами и организациями согласованных действий, если такие соглашения или такое осуществление согласованных действий приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, в частности к: 1) Повышению, снижению или поддержанию цен (тарифов), за исключением случаев, если такие соглашения предусмотрены федеральными законами или нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации, нормативными правовыми актами Правительства Российской Федерации. 2) Экономически, технологически и иным образом не обоснованному установлению различных цен (тарифов) на один и тот же товар. 3) Разделу товарного рынка по территориальному принципу, объему продажи или покупки товаров, ассортименту реализуемых товаров либо по составу продавцов или покупателей (заказчиков).

4) Ограничению доступа на товарный рынок, выхода из товарного рынка или устранению с него хозяйствующих субъектов.