Полезное

С применением насилия или с угрозой его применения

О введении уголовной ответственности за хулиганство с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения

В законодательстве Российской Федерации хулиганство определено как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, что означает значительность, существенность нарушения, причинение серьезного вреда общественному порядку, и выражение явного, то есть очевидного и открыто выраженного, неуважения к обществу.

 
Это имеет место в случаях длительного нарушения общественного спокойствия, надругательства над отдельными лицами или группой лиц, дерзкого приставания к гражданам, осквернения мест отдыха населения, помех массовым мероприятиям и другим действий.
Федеральным законом от 30.12.

2020 № 543-ФЗ «О внесении изменений в статью 213 Уголовного кодекса Российской Федерации» уточнен порядок привлечения к уголовной ответственности за хулиганство.

Так, введена ответственность за хулиганство с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения (п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ).

За совершение указанного преступления законодателем предусмотрено наказание вплоть до 5 лет лишения свободы. Кроме того, ужесточено наказание за хулиганство, совершенное с применением оружия или используемых в качестве такового предметов.

Совершение такого преступления влечет назначение наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет.

Информация подготовлена Губкинской городской прокуратурой 

Прямая ссылка на материал
Поделиться

В законодательстве Российской Федерации хулиганство определено как грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, что означает значительность, существенность нарушения, причинение серьезного вреда общественному порядку, и выражение явного, то есть очевидного и открыто выраженного, неуважения к обществу.

 
Это имеет место в случаях длительного нарушения общественного спокойствия, надругательства над отдельными лицами или группой лиц, дерзкого приставания к гражданам, осквернения мест отдыха населения, помех массовым мероприятиям и другим действий.
Федеральным законом от 30.12.

2020 № 543-ФЗ «О внесении изменений в статью 213 Уголовного кодекса Российской Федерации» уточнен порядок привлечения к уголовной ответственности за хулиганство.

Так, введена ответственность за хулиганство с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения (п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ).

За совершение указанного преступления законодателем предусмотрено наказание вплоть до 5 лет лишения свободы. Кроме того, ужесточено наказание за хулиганство, совершенное с применением оружия или используемых в качестве такового предметов.

Совершение такого преступления влечет назначение наказание в виде лишения свободы на срок до 7 лет.

Информация подготовлена Губкинской городской прокуратурой 

В уголовном кодексе появятся новые составы хулиганства

23 декабря Госдума приняла закон об усилении уголовной ответственности за хулиганство (проект № 1074941-7).

В УК предлагают вернуть норму о хулиганстве, от которой отказались в 2003 годуВ Госдуму внесен законопроект о криминализации хулиганства, совершенного с применением насилия или с угрозой его применения

Теперь в п. «а» ч. 1 ст. 213 УК РФ криминализовано хулиганство, совершенное с применением насилия к гражданам или с угрозой его применения, а в ч.

2 той же нормы – хулиганство, совершенное группой лиц без предварительного сговора. Кроме того, хулиганство с применением оружия или предметов, используемых в таком качестве, из ч. 1 ст.

213 Кодекса переместилось в ч. 2 и, соответственно, будет наказываться строже.

Как ранее сообщалось, Правительство РФ и Верховный Суд, поддержав концепцию законопроекта, указали и на его недостатки. Однако депутаты не стали дорабатывать документ.

Напомним, правительство отмечало, что УК уже устанавливает ответственность за различные посягательства на жизнь и здоровье человека, совершенные из хулиганских побуждений.

В частности, речь идет о квалифицированных составах убийства, умышленного причинения тяжкого и средней тяжести вреда здоровью. В случае принятия поправок может возникнуть конкуренция уголовных норм, поясняло правительство.

В его отзыве также говорилось, что, исходя из предложенной редакции п. «а» ч. 1 ст. 213 УК, можно назначить одинаковое наказание за хулиганство с применением насилия и за то же деяние, выразившееся в нереализованной угрозе применения насилия.

До вступления в силу принятых поправок такие действия, если нет других обстоятельств из ст. 213 УК, могут квалифицироваться как мелкое хулиганство по ст. 20.1 КоАП.

Верховный Суд, в свою очередь, напоминал, что по Регламенту Госдумы «в пояснительной записке к законопроекту должно содержаться мотивированное обоснование необходимости его принятия».

В данном же случае, подчеркивал он, разработчик поправок не подтвердил, что существующих мер ответственности при квалификации хулиганства, совершенного с применением оружия или предметов, используемых в таком качестве, по ч. 1 ст. 213 УК недостаточно.

Адвокаты, которых «АГ» просила прокомментировать законопроект, оценили его негативно. «Фактически автор проекта поправок предлагает вернуться к редакции ст. 213 УК, действовавшей до 2003 г.: Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ из диспозиции ч. 1 ст.

213 был исключен один из признаков, достаточных для квалификации действий по грубому нарушению общественного порядка как хулиганства, – применение насилия или угроза его применения.

Законопроект не только предлагает “повернуть время вспять” вопреки общепринятой тенденции по гуманизации уголовного законодательства, но и делает это без существенного обоснования», – говорил адвокат АК «Судебный адвокат» Валерий Саркисов.

Более того, замечал он, речь идет не просто о возвращении уголовной ответственности за такое хулиганство, но и о ее усилении: до 2003 г. этот состав относился к преступлениям небольшой тяжести, после принятия поправок он станет преступлением средней тяжести. «Данный законопроект как минимум “сырой”.

Его принятие неминуемо приведет как к многочисленным злоупотреблениям при вменении хулиганства, которые и без того в изобилии существуют на практике, так и к проблемам квалификации при конкуренции с нормами, предусматривающими уголовную ответственность за совершение преступлений против личности», – утверждал эксперт.

Адвокат АП Свердловской области Сергей Колосовский отмечал, что поправки, частично возвращающие к прежнему закону, неоправданны и не продуманы. По его словам, с исторической точки зрения хулиганство – традиционная норма уголовного закона, которая пришла из времен СССР: «Причем ст. 206 УК РСФСР 1960 г. была универсальной.

Под формулировку “действия, выражающие грубое неуважение к обществу” подпадало любое поведение, отклоняющееся от правил, предписанных кодексом строителя коммунизма. По данной статье существовала обширная правоприменительная практика, которую можно назвать репрессивной, а саму норму правоприменители считали “резиновой”».

 

В постсоветские годы законодатель существенно конкретизировал этот состав, указав в качестве альтернативных квалифицирующих признаков в ст. 213 УК 1996 г. применение насилия к гражданам и повреждение чужого имущества, рассказывал Сергей Колосовский.

«Соответственно, иные действия, нарушающие общественный порядок, но не содержащие указанных признаков, должны были квалифицироваться как административное правонарушение.

Причинение средней тяжести и более серьезного вреда здоровью из хулиганских мотивов подлежало дополнительной квалификации как преступление против личности», – пояснял адвокат. Эта конструкция, по его мнению, была оптимальной.

«Впоследствии законодатель – вероятно, пытаясь выстроить полностью логичную конструкцию, – ввел признак совершения преступления по хулиганским мотивам в ст. 115 и 116 УК, исключив применение насилия из диспозиции ст. 213.

Такое регулирование представляется излишним, но подчиняющимся общей логике.

В качестве “побочного момента” можно констатировать, что норма, устанавливающая ответственность за собственно хулиганство, из некогда “резиновой” стала “мертвой”, превратившись в свою полную противоположность», – считает Сергей Колосовский.

Кроме того, говорил он, законопроект не учитывает наличие соответствующих признаков в ст.

115, 116 УК и других нормах об ответственности за применение насилия с различными последствиями для здоровья потерпевшего или без таковых: «На это справедливо указало в своем отзыве Правительство РФ.

В случае принятия этого законопроекта в предложенной редакции возникнет бессмысленная конкуренция ст. 213 УК с нормами гл. 16 УК».

Грабеж и разбой ст. 161 УК РФ и ст. 162 УК РФ (адвокат по грабежу и разбою)

Грабеж и разбой ст. 161 УК РФ и ст. 162 УК РФ. Нужен адвокат по грабежу или разбою? Звоните, отвечу на все Ваши вопросы! Из всех преступлений, совершенных в России за год, грабежи и разбои составляют примерно от трех до шести процентов. Это официальная статистика, конечно.

Разбой, предусмотренный ст. 162 УК РФ — хищение, за которое законодатель установил самое большее наказание по сравнению с остальными хищениями. Наказание за грабеж меньше, чем за разбой, еще меньше чем за грабеж предусмотрено наказание за кражу. За грабеж и разбой могут привлечь к уголовной ответственности с четырнадцати лет.  

Что такое грабеж? Это открытое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда виновный осознает, что присутствующие при этом понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

Очень часто кража перерастает в грабеж, а грабеж в разбой «по ходу пьесы».  Если присутствующее при хищении лицо не осознает противоправности действий либо является близким родственником виновного, который, в связи с этим рассчитывает, что в процессе изъятия имущества не встретит противодействия с его стороны, содеянное образует состав кражи, а не грабежа.

Если же указанные лица пытались воспрепятствовать хищению (например, требовали прекратить противоправные действия), то ответственность виновного наступает за грабеж.

Когда потерпевший или иные лица не видят действий виновного, либо наблюдая факт изъятия имущества, считают его правомерным, на что и рассчитывает преступник, то хищение не может признаваться открытым, но если понимают, то это уже грабеж.

Кража, а не грабеж, это когда кто-либо из присутствующих замечает, что совершается незаконное завладение чужим имуществом, однако сам виновный ошибочно полагает, что действует незаметно для других лиц.

Вопрос о перерастании кражи в грабеж возникает лишь в тех случаях, когда действия, начатые как кража, еще не закончены, т.е. виновный еще не завладел имуществом или не получил реальной возможности воспользоваться им или распорядиться по своему усмотрению.

Если в момент совершения грабежа потерпевший пытается оказать сопротивление, или виновный «для куража» осуществляет «нападение», т.е. применяет насилие (Опасное для жизни и здоровья! Это важно!) или осуществляет угрозу его применения с целью хищения — уже разбой. Если насилие не опасное для жизни и здоровья — опять грабеж.  

Интересные ребусы? И в них столько нюансов… От которых зависит сколько лет виновный проведет в местах лишения свободы, на каком режиме, когда сможет выйти по УДО, когда будет снята или погашена судимость!

Грабеж в отличие от разбоя признается оконченным с момента завладения имуществом и получения возможности реально распоряжаться им. Разбой окончен с момента нападения, и не важно, перешло ли имущество в «иные» руки. Грабеж признается оконченным, если имущество изъято, и виновный имеет реальную возможность им пользоваться или распоряжаться по своему усмотрению.

Читайте также:  Перечень отделений хирургического профиля

Например, обратить похищенное имущество в свою пользу или в пользу других лиц, распорядиться им с корыстной целью иным образом. Покушение на грабеж возможно, а покушение на разбой невозможно. Это важно понимать. 

Грабеж следует квалифицировать как оконченный и в тех случаях, когда виновный получил реальную возможность распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению, но не успел реализовать такую возможность.

Все квалифицирующие признаки грабежа идентичны с квалифицирующими признаками кражи. С ними Вы можете ознакомиться в статье о краже, размещенной на моем сайте. Все! Кроме одного!

Квалифицированный состав грабежа по ч. 2 ст. 161 УК РФ имеет свой признак — применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угрозу применения такого насилия (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК).

Что это такое, насилие, не опасное для жизни и здоровья? Это побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

Насилие должно использоваться как средство завладения имуществом или его удержания непосредственно после завладения. Насилие при грабеже может применяться как к потерпевшему, так и иным лицам, способным воспрепятствовать завладению имуществом.

И грабеж, и разбой возможен только с прямым умыслом, т.е. виновный все осознает, желает наступления последствий или сознательно их допускает (в случае с разбоем, при нанесении вреда здоровью).

Корыстная цель при совершении грабежа означает, что виновный намерен распорядиться похищенным имуществом как своим собственным.

Не образуют состава грабежа противоправные действия, направленные на завладение чужим имуществом не с корыстной целью, а, например, с целью его временного использования с последующим возвращением собственнику либо в связи с предполагаемым правом на это имущество, либо с целью уничтожения имущества. В зависимости от обстоятельств дела такие действия при наличии к тому оснований подлежат квалификации по ст. 330 УК РФ или по ст. 165 УК РФ. 

У следователей такой вопрос не стоит вообще. Для них каждый грабеж — это разбой.

Они действуют по принципу, что в суде разберутся, а по разбою суд скорее всего удовлетворит их ходатайство о содержании под стражей подследственного во время следствия, да и за долгое проведение следствия не так сильно ругать будут, ну и конечно же это «способ» выбить признание по грабежу. И вот мы получаем результат… 

 — группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч.2 ст. 161 УК РФ). (Смотрите ниже, аналогично, как и при разбое). 

с незаконным проникновением в жилище, помещение или иное хранилище (п. «в» ч.2 ст. 161 УК РФ). Проникновение в жилище при грабеже, в отличие от кражи, имеет такое же юридическое значение, как и проникновение в помещение или иное хранилище. 

— с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «г» ч.2 ст. 161 УК РФ).

При оценке этого квалифицирующего признака необходимо учитывать, что насилие возможно и не только фактическое, но и психическое, что оно может применено не только к собственнику имущества, но и к иным лицам, которые могли бы воспрепятствовать хищению, что насилие при грабеже не должно представлять опасности для жизни или здоровья, иначе это уже разбой.

Как правило, насилие при грабеже, это побои, связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др. Грабеж следует признавать насильственным лишь при условии, что без применения насилия или угрозы его применения завладение имуществом или его удержание непосредственно после завладения было бы невозможным.

Насилие, которое применимое уже после завладения имуществом, например, с целью избежать задержания после оконченной кражи, не означает ее перерастания в грабеж.  

— в крупном размере (п. «д» ч.2 ст. 161 УК РФ). Таковым признается открытое хищение чужого имущества на сумму свыше 250 000,00 рублей.

Как хищение в крупном размере квалифицируется совершение нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого превышает 250 000,00 рублей, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в размере до одного миллиона рублей. 

— организованной группой (п. «а» ч.3 ст. 161 УК РФ). (Смотрите ниже, аналогично, как и при разбое). 

— в особо крупном размере (п. «б» ч.3 ст. 161 УК РФ). Это размер свыше одного миллиона рублей. 

Что такое разбой? Это нападение с применением опасного для жизни и здоровья насилия или с угрозой его применения, цель которого хищение чужого имущества. Он опасен не столько изъятием имущества, сколько способом такого изъятия.

Этот способ — нападение, соединенное с реальным применением насилия, опасного для жизни или здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия. Именно с реальным! Это может быть всего один удар, или вообще применение препаратов, которые приводят потерпевшего в беспомощное состояние.

Курьез, но, если виновный напоил сторожа, а затем совершил хищение, это не разбой. Да, сторож был в беспомощном состоянии! Но ведь он сам пил! Ему насильно водку не заливали! Важный момент, что насилие или его угроза была хотя бы реальна для здоровья, не обязательно для жизни. Бывает и для того и другого, а бывает только для одного, тут нет подвоха для правильной квалификации.

При угрозе и вред может быть даже не причинен, ни жизни, ни здоровью. Например, когда голову потерпевшего опускают в воду на длительное время для того, чтобы он «вспомнил» где его имущество, либо открыл сейф.

Если насильственными действиями здоровью потерпевшего причинен тяжкий вред, то он не охватывается основным составом разбоя и образует его особо квалифицированный вид (п. «в» ч. 4 ст. 162 УК РФ).

Признаком разбоя может служить и такое насилие, которое применяется не к собственнику или владельцу имущества, а к посторонним лицам, которые, по мнению виновного, могут воспрепятствовать насильственному завладению имуществом.

Насилие может быть и психическим. При психическом насилии преступление квалифицируется как разбой только при условии, что виновный угрожал не любым насилием, а именно опасным для жизни или здоровья.

Например, кричал — «Убью, зарежу, покалечу». Возможно, нападавший «прикладывал» нож к глазу, демонстрировал потерпевшему свое намерение при помощи демонстрации оружия или предметов, которыми может быть причинен вред здоровью. Потерпевший должен воспринимать угрозу реально, иначе это не разбой… 

Группой лиц по предварительному сговору — это когда двое либо больше человек заранее решают совершить его совместно. В этом случае обязательно выясняется, имелась ли договорённость до непосредственного начала преступных действий, роли соисполнителей и прочее.

Совсем не обязательно, чтобы каждый соучастник наносил повреждения, угрожал и похищал ценности. Действия соучастников должны были быть согласованы и охватываться единым умыслом.

Если другие участники в соответствии с распределением ролей совершили согласованные действия, направленные на оказание непосредственного содействия исполнителю в совершении преступления, содеянное ими является соисполнительством и в силу ч. 2 ст.

34 УК РФ не требует дополнительной квалификации по ст. 33 УК РФ.

Действия лица, непосредственно не участвовавшего в разбойном нападении, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное, квалифицируются как пособничество со ссылкой на ч. 5 ст. 33 УК РФ.

При квалификации действий двух и более лиц, похитивших чужое имущество путем разбоя группой лиц по предварительному сговору, следует иметь в виду, что в случаях, когда лицо, не состоявшее в сговоре, в ходе совершения преступления другими лицами приняло участие в его совершении, такое лицо должно нести уголовную ответственность лишь за конкретные действия, совершенные им лично.

Действия лиц, похитивших чужое имущество путем разбоя группой лиц по предварительному сговору, следует квалифицировать по ч. 2 комментируемой статьи 162 УК РФ по признаку «группа лиц по предварительному сговору», если в совершении этого преступления совместно участвовали два или более исполнителя, которые в силу ст. 19 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное.

Если лицо совершило разбой посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия (при отсутствии иных квалифицирующих признаков) следует квалифицировать по ч. 1 статьи 162 УК РФ как действия непосредственного исполнителя преступления (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Лицо, организовавшее разбой либо склонившее к его совершению заведомо не подлежащего уголовной ответственности участника преступления, в соответствии с ч. 2 ст. 33 УК РФ несет уголовную ответственность как исполнитель содеянного! 

Что значит оружия или предметов, используемых в качестве оружия? Оружия, в прямом смысле (огнестрельное, холодное, пневматическое и газовое), а также предметов, которые оружием не являются, но в качестве его используются, например, хозяйственно — бытового, назначения (ст. 1 Федерального закона от 13.12.96 N 150-ФЗ «Об оружии»).

Это любые предметы, с помощью которых потерпевшему могут быть причинены смерть или телесные повреждения, опасные для жизни или здоровья. Например, топоры, ломики, дубинки, бритвы, ножи и т.д.

Для квалификации разбоя не имеет значения, были ли эти предметы заранее приготовлены специально для разбойного нападения или случайно оказались под рукой виновного и были взяты им на месте преступления.

Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, может быть фактическим, но может быть осуществлена только угроза их немедленного использования в процессе нападения.

Угроза заведомо негодным оружием или имитацией оружия (например, макетом пистолета или стартовым пистолетом) без намерения использовать эти предметы для нанесения телесных повреждений, опасных для жизни или здоровья, не может рассматриваться как вооруженный разбой.

Однако, учитывая, что потерпевший субъективно воспринимает нападение как реально угрожающее его жизни или здоровью, такое нападение квалифицируется как разбой, предусмотренный ч. 1 ст. 162 УК. Если же потерпевший осознавал, что ему угрожают негодным или незаряженным оружием либо имитацией оружия, то деяние должно квалифицироваться как грабеж.

Применение оружия в собственном смысле при разбойном нападении квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 162 УК РФ и соответствующей частью ст. 222 УК РФ, если виновный не имел на используемое оружие соответствующего разрешения. По указанной части квалифицируется и разбойное нападение с использованием опасных животных, например, собак. 

Читайте также:  Сведения рекламного характера

По части 3 ст.

162 УК РФ наказывается разбой с противозаконным проникновением в жилище, помещение, другое хранилище, к которым могут относиться любые здания, строения, помещения для проживания, временного нахождения людей, хранения ценностей. Проникновение в строения или сооружения осуществляется и тогда, когда виновный извлекает похищаемые предметы без вхождения в соответствующее помещение. 

В крупном размере — когда размер ущерба в результате преступления более 250 000,00 рублей. 

Организованная группа — специально созданное сообщество людей, заранее объединенных целью совершать преступления. Как разбой, совершенный организованной группой  деяние квалифицируется по п. «а» ч. 4 комментируемой статьи 162 УК РФ  и только в случае совершения хищения устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч. 3 ст. 35 УК РФ). 

В особо крупном размере, т.е.  который должен быть больше одного миллиона рублей. 

Степень тяжести определяется специалистами — медиками (экспертами) по результатам судебно-медицинского исследования (экспертизы). Дополнительно причиненный здоровью пострадавшего вред не квалифицируют.

То есть, если в результате преступления потерпевший, например, получил легкий вред, деяние квалифицируется как одно преступление по ст. 162 УК РФ без дополнительной квалификации по ст.

115 УК РФ, устанавливающей ответственность за причинение такого вреда. Если потерпевший получит тяжкий вред, ставший причиной его смерти, преступникам вменят совокупность преступлений по пункту «в» ч. 4 ст.

162 и ч. 4 ст. 111 УК РФ. 

Для последнего тоже свойственно насилие и угроза. Отличие состоит в том, что при разбое виновный нападает на потерпевшего, чтобы сразу завладеть его имуществом. Изъятие происходит немедленно и против воли жертвы. А вымогательство лишь требование передать имущество виновному, когда потерпевший под давлением требований, насилия, угроз вынужден сам передать имущество.  

Прокуратура разъясняет об изменениях в законе об ответственности за хулиганство

«Федеральным законом от 30.12.2020 № 543-ФЗ «О внесении изменений в статью 213 Уголовного кодекса Российской Федерации» (далее – Федеральный закон) внесены изменения в ст. 213 УК РФ, направленные на совершенствование правового регулирования вопросов уголовной ответственности за хулиганство.

Так, обладающее повышенной общественной опасностью хулиганство, совершенное без применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия, но с применением насилия при отсутствии предварительного сговора, а также совершенное группой лиц  до вступления в силу Федерального закона не относилось к составу преступления, предусмотренного ст. 213 УК РФ, если они не основаны на достоверно доказанных и установленных мотивах, предусмотренных п. «б» ч. 2 ст. 213 УК РФ, либо не совершены на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а также на любом ином транспорте общего пользования.

После принятия указанного Федерального закона данный пробел правового регулирования устранен и с 30.12.

2020 часть 1 статьи 213 Уголовного кодекса Российской Федерации дополнена положением, в соответствии с которым устанавливается уголовная ответственность за хулиганство, совершенное с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а также часть 2 статьи 213 Уголовного кодекса Российской Федерации положением, в соответствии с которым устанавливается уголовная ответственность за хулиганство, совершенное группой лиц.

Кроме того, поскольку применение насилия либо угроза его применения и использование оружия либо предметов в его качестве представляют собой разные по степени общественной опасности преступные посягательства, Федеральным законом квалифицирующий признак «с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия» из части 1 перенесен в часть 2 статьи 213 Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающую более строгое наказание.

Таким образом за совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 213 УК РФ, а именно за совершение хулиганства, то есть грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, совершенное:

  • а) с применением насилия к гражданам либо угрозой его применения;
  • б) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
  • в) на железнодорожном, морском, внутреннем водном или воздушном транспорте, а также на любом ином транспорте общего пользования, — предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо обязательные работы на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительные работы на срок от одного года до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на тот же срок.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 213 УК РФ:

То же деяние, совершенное с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, либо группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо связанное с сопротивлением представителю власти либо иному лицу, исполняющему обязанности по охране общественного порядка или пресекающему нарушение общественного порядка, — наказывается штрафом в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от трех до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до семи лет.

Преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 213 УК РФ:

Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением взрывчатых веществ или взрывных устройств, — наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет.

Статья 131 УК РФ (действующая редакция). Изнасилование

  • 1. Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, —
  • наказывается лишением свободы на срок от трех до шести лет.
  • 2. Изнасилование:
  • а) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
  • б) соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, а также совершенное с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам;
  • в) повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием, —
  • наказывается лишением свободы на срок от четырех до десяти лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
  • 3. Изнасилование:
  • а) несовершеннолетней;
  • б) повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, заражение ее ВИЧ-инфекцией или иные тяжкие последствия, —
  • наказывается лишением свободы на срок от восьми до пятнадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.
  • 4. Изнасилование:
  • а) повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей;
  • б) потерпевшей, не достигшей четырнадцатилетнего возраста, —
  • наказывается лишением свободы на срок от двенадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет или без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет.
  • 5. Деяние, предусмотренное пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, совершенное лицом, имеющим судимость за ранее совершенное преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, —
  • наказывается лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до двадцати лет либо пожизненным лишением свободы.

Примечание. К преступлениям, предусмотренным пунктом «б» части четвертой настоящей статьи, а также пунктом «б» части четвертой статьи 132 настоящего Кодекса, относятся также деяния, подпадающие под признаки преступлений, предусмотренных частями третьей-пятой статьи 134 УК РФ и частями второй-четвертой статьи 135 настоящего Кодекса, совершенные в отношении лица, не достигшего двенадцатилетнего возраста, поскольку такое лицо в силу возраста находится в беспомощном состоянии, то есть не может понимать характер и значение совершаемых с ним действий.

Комментарий к Ст. 131 УК РФ

1. Согласно ч. 1 ст. 22 Конституции каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Проблеме искоренения насилия в отношении женщин, в том числе и в сфере сексуальных отношений, уделено внимание в Резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН 61/143 от 19 декабря 2006 г., 62/133 от 18 декабря 2007 г. «Об активизации усилий в целях искоренения всех форм насилия в отношении женщин» и 62/134 от 18 декабря 2007 г.

«Об искоренении изнасилования и других форм сексуального насилия во всех их проявлениях, в том числе в ходе конфликтов и связанных с ними ситуациями». Защите детей, в том числе от всех форм сексуальной эксплуатации и сексуального совращения, посвящены Декларация прав ребенка от 20 ноября 1959 г.

и Конвенция о правах ребенка от 20 ноября 1989 г. .
———————————

Международная защита прав и свобод человека: Сб. док. М.: Юридическая литература, 1990. С. 385 — 388.

Сборник международных договоров СССР. 1993. Вып. XLVI.

2.

Основным объектом преступления являются при изнасиловании взрослой (совершеннолетней женщины) ее половая свобода (право женщины на самостоятельное принятие решения о вступлении в половое сношение с мужчиной, о выборе полового партнера, форм, без физического или психического принуждения), а при изнасиловании малолетней, несовершеннолетней или находившейся в беспомощном состоянии — половая неприкосновенность (защита от насильственного сексуального посягательства). При этом нарушение половой неприкосновенности всегда означает и нарушение половой свободы как составляющей части.

Дополнительным объектом является здоровье потерпевшей, ее честь и достоинство, а при изнасиловании малолетних или несовершеннолетних — их нормальное физическое, психическое, нравственное, половое развитие.

3. Потерпевшей при изнасиловании может быть только лицо женского пола. Для уголовного преследования не имеют значения ранее сложившиеся взаимоотношения потерпевшей с виновным лицом или предшествующее поведение потерпевшей (нахождение в зарегистрированном или гражданском браке, занятие проституцией, аморальное поведение и т.д.).

4. Объективная сторона изнасилования имеет сложный, структурный характер, состоит из обязательных действий: 1) полового сношения и 2) насилия или угрозы его применения либо использования беспомощного состояния потерпевшей.

Отсутствие одного из указанных действий объективной стороны означает отсутствие состава изнасилования, или при наличии к тому оснований действия лица могут быть квалифицированы по ст. ст. 133 или 134 УК (см. коммент. к ним).

Если применено лишь насилие или высказана угроза его применения с целью совершения полового сношения против воли женщины, но самого полового сношения не было, то имеет место покушение на изнасилование.

5. Указанный в законе термин «половое сношение» является не юридическим, а медицинским, как соотношение полов, понимаемый в сексологии только как гетеросексуальный, физиологический акт, направленный на продолжение рода и заключающийся во введении мужского полового члена во влагалище женщины.

Иные насильственные действия сексуального характера не могут рассматриваться как изнасилование и квалифицируются по ст. 132 УК. Если виновным лицом совершается изнасилование потерпевшей и в отношении ее действия сексуального характера, то содеянное образует совокупность преступлений, квалифицируется по комментируемой статье и ст. 132 УК .
———————————

Читайте также:  Пункты международного почтового обмена

БВС РФ. 2003. N 3. С. 8.

Не могут рассматриваться как изнасилование не указанные в законе действия, например, совершение лицом полового сношения с женщиной путем обмана, например, обещания заключить брак, представить какие-либо материальные блага или помочь избавиться от долгов в будущем и т.п.

Однако не исключается признание обмана со стороны виновного лица как факта изнасилования, когда таким способом потерпевшая вводится в заблуждение относительно фактических обстоятельств.

Например, женщина обманывается в личности, принимая виновное лицо за другого брата-близнеца, с которым она желала совершить половое сношение и считала, что совершает это с ним.

Такой обман можно приравнять к беспомощному состоянию женщины, поскольку она лишена возможности сопротивляться.

Квалификация превышения должностных полномочий, сопряженного с насилием



Статья посвящена изучению превышения должностных полномочий, сопряженного с применением насилия и угрозой его применения. Насильственные действия со стороны должностных лиц носят повышенную общественную опасность, в виду особого социального статуса лица, совершающего противоправное деяние.

Следовательно, крайне важно изучение данной сферы правоприменения с целью наиболее эффективного пресечения данной группы преступлений. В тексте работы рассмотрены существующие подходы в вопросах квалификации превышения должностных полномочий, а также затронуты аспекты судебной практики в указанной сфере.

Ключевые слова: уголовное право, насилие, превышение должностных полномочий.

Согласно части 1 статьи 286 УК РФ, превышением должностных полномочий признается совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства [1].

Часть 3 статьи 286 УК РФ, в свою очередь, предусматривает особо квалифицированные составы превышения должностных полномочий, в рамках которых причиняется вред дополнительным объектам — жизни и здоровью человека.

Из содержания пункта «а» части 3 статьи 286 УК РФ следует, что превышение должностных полномочий должно совершаться с применением насилия или угрозой его применения.

Для правильной квалификации данного преступного посягательства необходимо определиться с понятиями насилия и угрозы применения насилия.

В теории уголовного права сложились достаточно устойчивые определения данных понятий, которые в полной мере находят свое отражение в правоприменительной деятельности.

К примеру, под насилием понимается ««любое общественно опасное и противоправное непосредственное воздействие на жизнь и здоровье человека, его права и свободы» [11, с. 22].

Под угрозой применения насилия понимается «запугивание потерпевшего причинением вреда его жизни или здоровью, нарушением его физической неприкосновенности» [4, с. 527].

Исходя из приведенных выше определений, факт применения насилия в рамках квалификации преступного деяния устанавливается в соответствиис характером и степенью причинённого потерпевшему вреда, который может отражаться в негативном изменении состояния здоровья, причинении нравственных страданий, уменьшения установленных законом прав (например, права на свободу передвижения). Охрана общественных отношений от данных негативных последствий является прерогативой статей разделаVIIУК РФ. Многие из них, так или иначе, соотносятся с составом, предусмотренным пунктом «а» части 3 статьи 286 УК РФ.

Таким образом, при квалификации насильственного превышения должностных полномочий усматривается некоторый элемент конкуренции норм. Для наиболее полного анализа рассматриваемой нами проблемы необходимо углубиться в суть данного явления.

Конкуренция норм в уголовном праве имеет различные разновидности, существование которых обусловлено периодом регулирования уголовного правоотношения. На его базе происходит дальнейшая дифференциация конкуренции норм по ее видам.

По данному основанию выделяют конкуренцию норм при квалификации преступления, назначении наказания, освобождении от уголовной ответственности, освобождении от наказания, а также при погашении и снятии судимости [12, с. 416].

Безусловно, в рамках рассматриваемой нами темы, наибольший интерес представляет конкуренция норм при квалификации преступлений.

В рамках данного вида конкуренции выделяются темпоральный (хронологический), пространственный, иерархический и содержательный подвиды. Темпоральный и пространственный подвиды связаны с определением места и времени применения уголовно-правовых норм.

Их содержание является мало актуальным, в виду достаточного урегулирования данного вопроса существующим уголовным законом. Равно как и иерархический подвид лишен практической значимости, в виду положений части 1 статьи 1 УК РФ о единстве уголовного закона на территории Российской Федерации.

Таким образом, наибольшую сложность, а равно и наибольшую ценность для нас представляет содержательный подвид конкуренции уголовно-правовых норм при квалификации преступлений.

В рамках содержательной конкуренции при квалификации преступлений выделяются несколько различных ее видов. Бесспорной, а также в равной степени, принимаемой авторами в доктрине уголовного права, является конкуренция общей и специальной нормы [6].

Еще одним видом содержательной конкуренции, выделяемым некоторыми авторами, является так называемая конкуренция части и целого [9, с. 225].

Он определяется как наличие двух уголовно-правовых норм, находящихся между собой в отношении подчинения по содержанию, при котором одна из норм при данной совокупности обладает определёнными, только ей присущими признаками, тогда как вторая норма уже включает в себя эти признаки, а также имеет другие, дополняющие первую норму признаки.

Существует две позиции, сформировавшиеся в доктрине уголовного права, относительно природы данного правового явления. Согласно первой, конкуренция части и целого является примером конкуренции норм [9, с. 225].Согласно второй, конкуренция части и целого как таковая не является случаем конкуренции норм [14, с. 63].

Так, Н. Г. Кадников не рассматривает данный случай в рамках формирования методики квалификации преступлений при конкуренции норм [7, с. 25]. По нашему мнению, конкуренция норм части и целого, в виду существующего нормативного регулирования, скорее является случаем с элементом конкуренции, чем самостоятельным ее видом.

С учетом приведенных выше обстоятельств, соотношение норм раздела VII и пункта «а» части 3 статьи 286 УК РФ является случаем с элементами конкуренции. Соответственно, при разграничении составов необходимо применение определенных правил квалификации, которые, относительно рассматриваемого нами состава, не закреплены на законодательном уровне.

Наиболее оптимально, по нашему мнению, данный вопрос разрешается В. Н. Барковым. В частности, им выделяется три типичных модели квалификации, основанных на степени причиненного общественным отношениям вреда [13, с. 115].

Первая из них характеризуется ситуацией, в рамках которой при совершении преступления степень тяжести вреда, причиняемого дополнительному объекту, меньше или равна степени тяжести вреда, причиняемого основному объекту. В таком случае, квалификация производится по статье, предусматривающей посягательство на основной объект, квалификации по совокупности преступлений не требуется.

Вторая определяется совершением, в рамках которого преступления степень тяжести вреда, причиняемого дополнительному объекту, больше степени тяжести вреда, причиняемого основному объекту. Следовательно, требуется квалификация по совокупности преступлений.

Наконец, третья подразумевает наличие в соответствующей статье Особенной части УК РФ несколько альтернативно указанных дополнительных объектов. При этом, для квалификации преступления по этой статье достаточно причинения вреда хотя бы одному из них.

Руководствуясь указанными выше правилами и анализируя положения статей Особенной части УК РФ, безусловным является вывод о том, что угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, побои, истязание, незаконное лишение свободы, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью не требуют дополнительной квалификации при совершении преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 286 УК РФ.

В современной доктрине также встречается мнение о том, что подлежит выделить насилие неопасное для жизни и здоровья, а также угрозу применения насилия, в отдельный квалифицированный состав превышения должностных полномочий с одновременным снижением общественной опасности данного преступного посягательства. Считаем, что данная мера на данный момент не актуальна, поскольку нарушит баланс общественных отношений, охраняемых статьей 286 УК РФ [13, с. 121].

Относительно причинения тяжкого вреда здоровью ситуация не так однозначна. В доктрине существует несколько решений данной проблемы. Ряд авторов отмечают: дополнительная квалификация по ст. 111 УК РФ не требуется [5, с. 115].

Также, встречается мнение, согласно которому только части 1 и 2 статьи 111 УК РФ полностью охватываются пунктом «а» части 3 статьи 286 УК РФ, однако причинение тяжкого вреда здоровью при обстоятельствах, предусмотренных частями 3 и 4 рассматриваемой статьи, необходима квалификация по совокупности [8, с. 68].

Наконец, наиболее «экзотической» представляется позиция, согласно которой причинение тяжкого вреда здоровью охватывается частью 3 статьи 286 УК РФ, но требует вменение не только пункта «а», но и пункта «в» [10, с. 139].

По нашему мнению, наиболее оптимальным является решение данной проблемы Пленумом Верховного Суда РФ, согласно которому причинение какого-либо вреда здоровью, кроме тяжкого, квалифицируется по пункту «а» части 3 статьи 286 УК РФ [3]. Более того, Верховный Суд указал на излишнюю квалификацию причинения тяжкого вреда здоровью по совокупности с пунктом «в» части 3 статьи 286 УК РФ.

Убийство, совершенное при превышении должностных полномочий, образует идеальную совокупность преступлений. Превышение должностных полномочий характеризуется наличием у должностного лица определенных полномочий.

В рамках убийства, связанного с исполнением непосредственных служебных обязанностей, оно выходит за пределы этих полномочий, совершая действия, которые ни одно должностное лицо ни при каких обстоятельствах в процессе своей служебной деятельности совершить не может.

При этом вред причиняется одновременно двум объектам — интересам службы в конкретном публичном образовании и жизни потерпевшего. Несомненно, убийство это более общественно опасное преступление, которое не может охватываться только частью 3 статьи 286 УК РФ.

Оно требует квалификации по совокупности преступлений.

При этом убийство всегда сопряжено с применением насилия, следовательно, действия должностного лица, совершившего убийство при превышении должностных полномочий, всегда квалифицируются по соответствующему части и пункту статьи 105 УК РФ и пунктам «а» и «в» части 3 статьи 286 УК РФ.

Неосторожное причинение вреда здоровью или смерти при превышении должностных полномочий охватывается статьей пунктом «в» части 3 статьи 286 УК РФ. В пункте 21 Постановления Пленума ВС РФ Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.

2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» указывается, что неосторожное причинение смерти охватывается квалифицированным превышением должностных полномочий [2].

В данной ситуации причинение тяжких последствий характеризуется пренебрежением к жизни и здоровью потерпевшего.

Таким образом, на данный момент квалификация превышения должностных полномочий, сопряженного с применением насилия, носит относительно единообразный характер.

Наибольшие затруднения на практике вызывает причинение тяжкого вреда здоровью при превышении должностных полномочий. Для минимизации проблем в правоприменительной деятельности считаем, что Верховному Суду необходимо дополнить постановление Пленума N 19 от 16.10.

2009 в части соотношения положений части 3 статьи 286 УК РФ и преступлений, предусмотренных разделом VII УК РФ.

Литература: