Полезное

Ревтюк против россии

Европейский суд по правам человека в очередной раз обвинили в том, что он не учитывает «особенности российской правовой системы» и использует в работе двойные стандарты. Об этом сообщалось со ссылкой на правительственные источники – уже не впервые за последний год.

вынес ЕСПЧ в 2017 году. 305 из них касались России.

Однако несмотря на угрозы, ЕСПЧ продолжает вполне успешно работать и разрешать «российские» дела. За зиму 2017–2018 гг. суд вынес 15 судебных актов, из них только один – в пользу России. Единственной жалобой, постановление по которой было вынесено в пользу РФ, стало дело «Малинин против России».

Заявитель жаловался на предполагаемое нарушение положений ст. 8 Конвенции из-за отказа судов определить с ним место жительства несовершеннолетних детей.

 Но Страсбургский суд нарушений не увидел и заключил, что национальные суды при вынесении решения дали оценку всем обстоятельствам дела и руководствовались интересами детей, которые на момент разбирательства уже два года жили с матерью. 

Практика Несостоявшийся разрыв: как прошел 2017 год для России и Европейского Суда

За нарушения России придется заплатить 2,41 млн евро. Больше всего нарушений – по ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и ст. 3 (запрещение пыток) Конвенции о защите прав человека и основных свобод. 

Компенсация для журналиста

Страсбургский суд присудил 4700 евро компенсации фотожурналисту Юрию Иващенко. В 2009 году журналиста, который ехал из Абхазии в Россию, проверили на границе, а в ходе досмотра скопировали с его ноутбука 16 300 файлов – 26 Гб изображений, текстовых файлов и личной переписки.

В 2011 году диски с записанными файлами ему вернули – уже после разбирательств в суде. На них не нашли запрещенных материалов.  Оспорить действия таможенников в судах у журналиста не получилось, но Страсбургский суд признал, что Россия нарушила права заявителя на частную жизнь (ст.

8 Конвенции). 

Ревтюк против россии

Деньги задержанным на Болотной

Страсбургский суд назначил компенсации участникам митингов на Болотной площади в 2012 году. Владимиру Акименкову, активисту «Левого фронта»,  должны выплатить 10 000 евро за нарушения ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и ст. 3 (запрещение пыток) Конвенции по защите прав человека. 

Новости В ЕСПЧ передано 227 жалоб по массовым акциям в России

Акименков, обвиненный по ч. 2 ст. 212 УК (участие в массовых беспорядках) в том, что он бросил древко флага в полицейского, провел в СИЗО больше полутора лет и вышел по амнистии в честь 20-летия Конституции.  В Страсбург он пожаловался на отсутствие необходимой медпомощи, плохое обращение с ним при доставке его в суд и на содержание в стеклянной кабине во время слушаний дела в Мосгорсуде. 

Нападение на дочь судьи

Страсбургский суд вынес решение по жалобе Александра Ревтюка, которого в 2009 году арестовали по подозрению в сексуальном насилии в отношении дочери судьи Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга, которая работала помощником в этом суде.

Ревтюка заключили под стражу судьи того же суда. Он пытался добиться отвода, настаивая, что на досудебной стадии решения продлить срок содержания под стражей до суда судьи не были беспристрастными, поскольку предполагаемая жертва была связана с судьями.

Но отстоять эту точку зрения Ревтюк смог только в Страсбурге.  Уже на стадии судебного разбирательства жалобу Ревтюка на предвзятость удовлетворил Василеостровский районный суд, а дело в итоге рассмотрел Петроградский районный суд.

Он признал Ревтюка виновным в изнасиловании и приговорил его к 5 годам и 6 месяцам тюрьмы. Страсбург же назначил компенсацию в 5000 евро.

Издевательства в полиции

Страсбургский суд обязал Россию выплатить 46 000 евро вдове мужчины, погибшего после пыток в РОВД в Татарстане в 2002 году.

Погибший в 2002 году Жавдат Хайруллин и его товарищ были задержаны по подозрению в убийстве, а некоторое время спустя он был обнаружен повешенным на балконе пятого этажа здания Тукаевского РОВД.

До этого другой задержанный слышал крики погибшего, доносившиеся из соседнего кабинета. 

В рамках еще одного дела шестерым россиянам, которые были незаконно задержаны и избиты полицейскими, Страсбургский суд присудил 100 000 евро. Шесть жалоб были объединены в одно дело из-за схожих обстоятельств произошедшего. В действиях милиции ЕСПЧ обнаружил нарушение ст. 3 и ст. 5 Конвенции по правам человека. 

Ревтюк против россии

Еспч присудил компенсацию за предвзятость судей

Европейский Суд по правам человека опубликовал решение по жалобе № 31796/10 Александра Ревтюка, который утверждал, что суды, разрешавшие вопрос избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не были беспристрастными.

В октябре 2009 г. Ревтюк был арестован по подозрению в изнасиловании дочери судьи Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга, являющейся сотрудницей аппарата этого суда. Он был заключен под стражу решениями судей того же окружного суда.

Впоследствии мужчина пытался добиться их отвода.

Он утверждал, что решения о порядке и продлении срока содержания под стражей до судебного разбирательства не были беспристрастными из-за связи между предполагаемой жертвой и судьями Василеостровского районного суда.

На стадии досудебного производства в каждом случае, когда судьи разрешали вопрос о назначении и продлении срока содержания под стражей, заявитель подавал жалобы на предвзятость судей, но все они были отклонены как необоснованные.

В марте 2010 г., уже на стадии судебного разбирательства, жалоба заявителя на предвзятое отношение была удовлетворена судьей Василеостровского районного суда.

Было признано, что все судьи этого суда прямо или косвенно заинтересованы в исходе уголовного дела в связи с тем, что потерпевшая является их коллегой и дочерью судьи данного суда.

Дело было передано президенту Санкт-Петербургского городского суда для определения территориальной юрисдикции.

Позже уголовное дело было рассмотрено Петроградским районным судом, который признал заявителя виновным в изнасиловании и приговорил его к 5 годам и 6 месяцам лишения свободы.

Заявитель обратился с жалобой в ЕСПЧ, в которой утверждал, что решения о его задержании не были приняты беспристрастным судом, и указывал на нарушение его прав на безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу и на освобождение, если заключение под стражу признано судом незаконным (п. 4 ст. 5 Конвенции).

Правительство РФ заявило, что судья К., отец потерпевшей, имел статус свидетеля в уголовном процессе и не принимал участия в этих разбирательствах в качестве судьи.

Во избежание сомнений в дальнейшем решения о продлении сроков содержания под стражей принимались различными судами в Санкт-Петербурге, а место судебного разбирательства было перенесено в Петроградский районный суд.

Правительство РФ утверждало, что должность отца жертвы не была достаточной причиной для признания судебных решений незаконными.

ЕСПЧ в своем решении подчеркнул, что жалоба заявителя была удовлетворена и дело передано для рассмотрения в другой районный суд на стадии судебного разбирательства, в то время как заявитель жаловался на предвзятость на досудебной стадии.

Европейский Суд отметил, что заявитель неоднократно заявлял отводы судьям, рассматривавшим ходатайства о продлении срока содержания под стражей, однако они отклонялись теми же судьями, которым предстояло рассматривать ходатайства.

Процедура рассмотрения судьей отвода в связи с его предвзятостью, реализуемая в соответствии с п. 4 ст.

65 УПК РФ, была оценена ЕСПЧ с точки зрения объективного теста и сочтена не соответствующей требованиям Конвенции об объективности и беспристрастности суда.

Европейский Суд учел позицию КС РФ, согласно которой контроль вышестоящих судов является важной гарантией от риска вынесения произвольного решения по итогам рассмотрения вопроса о предвзятости.

ЕСПЧ допустил вероятность того, что, как указано в решениях КС РФ, недостатки судебного разбирательства, в том числе в отношении сомнений в объективности судьи, могут быть исправлены судом вышестоящей инстанции. При этом Европейский Суд подчеркнул, что суд апелляционной инстанции имел право со ссылкой на п. 2 ст.

61 УПК РФ отменить постановления о задержании или продлении срока содержания под стражей, изданные Василеостровским районным судом, на том основании, что этот суд не был достаточно беспристрастным.

Однако суд апелляционной инстанции не проводил независимого анализа аргументов заявителя о предвзятости до оценки решений районного суда как беспристрастных.

Кроме того, Европейский Суд обратил внимание на то, что в решении суда вышестоящей инстанции, вынесенном по итогам рассмотрения апелляционных жалоб заявителя на постановления суда о продлении сроков содержания под стражей, указано: право на беспристрастный суд не гарантируется на досудебной стадии, а доступно лишь при рассмотрении уголовного дела по существу. По мнению ЕСПЧ, этот подход несовместим с требованием Конвенции о том, что суд должен отвечать строгим стандартам независимости и беспристрастности.

В итоге Европейский Суд пришел к выводу, что указание заявителя на предвзятость судей Василеостровского районного суда было оправданным. Он признал нарушение прав задержанного, гарантированных п. 4 ст. 5 Конвенции, и присудил Ревтюку компенсацию морального вреда в размере 5000 евро.

Дело Александра Ревтюка прокомментировала его представитель в ЕСПЧ, адвокат АП Санкт-Петербурга Ольга Солод.

По ее мнению, судья, вынесший решение о заключении Ревтюка под стражу и отклонивший его заявление об отводе на основании ч. 2 ст. 61 УПК РФ, должен был взять самоотвод.

На момент принятия решения судья состоял в аппарате того же суда, что и потерпевшая по делу, и ее отец, в связи с чем не мог сохранять беспристрастность.

Ольга Солод отметила, что разделяет позицию ЕСПЧ о несовместимости права на беспристрастный суд с процедурой разрешения отвода судье тем же судьей. Напомнив, что ст.

25 АПК РФ предусматривает разрешение отвода судье председателем этого же суда либо другими судьями в случае коллегиального рассмотрения дела, она подчеркнула, что, по ее мнению, и эта норма не решает проблему предвзятости суда.

«И причина – в корпоративной солидарности судей», – подчеркнула она.

Ольга Солод пояснила, что без изменения российского законодательства судебная практика по разрешению отвода суду измениться не может.

«Решение Европейского Суда по делу Александра Ревтюка – это “громкое заявление”, адресованное нашим законодателям, о том, о чем часто говорят и пишут: ни один судья не признает себя прямо или косвенно заинтересованным в исходе дела и не примет во внимание сомнения в его беспристрастности, – уверена адвокат. – За почти уже 30 лет адвокатской практики мне удалось только дважды через заявление об отводе на основании сомнений в беспристрастности изменить состав суда».

Читайте также:  Организации системы нефтепродуктообеспечения

Адвокат добавила: «Считаю, что в нашей стране должны работать другие гарантии беспристрастности суда. Уголовные дела должны рассматриваться только судами с участием присяжных заседателей, а мировые судьи и судьи по гражданским делам должны быть выборными и отзываться в случае утраты доверия граждан. Такая практика в нашей стране имела место в 80-е гг.».

Комментируя решение ЕСПЧ, адвокат Сергей Князькин пояснил, что Европейский Суд жестко подходит к соблюдению принципа беспристрастности судебного разбирательства, считая его фундаментальным.

Он отметил, что в деле «Ревтюк против России» ЕСПЧ продолжил такую судебную практику и все сомнения в беспристрастности судей, принимавших решения, которые касались их коллеги по судебному цеху, трактовал в пользу заявителя.

«Решение Европейского Суда отражает системную проблему российского правосудия в части небрежности подхода к принципу беспристрастности судебного разбирательства, – считает эксперт.

– Заявитель справедливо полагал, что судьям Василеостровского районного суда Санкт-Петербурга может быть трудно оставаться беспристрастными, когда дело касается их коллеги, к тому же являющейся дочерью судьи этого суда».

По мнению Сергея Князькина, ситуации, связанной с жалобами на предвзятость судей, можно было бы избежать, если бы апелляционный суд дал правовую оценку соответствующим аргументам заявителя и подробно разъяснил, что все обстоятельства заключения его под стражу были вновь исследованы и проверены этим судом.

Адвокат АБ «Мусаев и партнеры» Надежда Ермолаева назвала постановление ЕСПЧ интересным и значимым документом. Она обратила внимание на неоднократное отклонение заявленных отводов судьям.

Также эксперт подчеркнула, что в деле заявителя суд второй инстанции не исправил ошибок, допущенных нижестоящим судом, а в решении указал, что право на объективный и беспристрастный суд не гарантируется на этапе рассмотрения вопросов, связанных с содержанием под стражей, а доступно лишь при рассмотрении уголовного дела по существу.

«Постановление по жалобе Ревтюка ставит под сомнение существующий в Российской Федерации порядок рассмотрения заявленных судье отводов, – считает Надежда Ермолаева.

– Такое решение, однако, не стоит воспринимать без оглядки на существующую судебную практику, в том числе и практику Конституционного Суда.

Нельзя исключать того, что позиция Европейского Суда в будущем может подвергнуться корректировке, и отнюдь не любой случай отклонения судьей отвода необходимо воспринимать как нарушение прав, гарантированных Конвенцией».

Отвод судье в уголовном процессе | Сам себе адвокат

После  объявления  состава суда председательствующий  разъясняет сторонам их право заявить отвод составу суда или кому-либо из судей. Правильное разрешение заявленного отвода имеет важное значение. Только после разрешения вопроса о законности состава суда суд вправе совершать дальнейшие процессуальные действия.

Однако, на практике судьи иногда совершают ошибки при разрешении заявлений об отводах. Часть из них касается оснований отвода, другие — процедуры разрешения заявления.

                                Основания для отвода

Состав суда является незаконным, если судья ранее участвовал в разрешении вопросов, являющихся предметом разбирательства в заседании.

Например, судья рассматривающее уголовное дело по обвинению гражданина Иванова в грабеже, ранее выносила в отношении него обвинительный приговор по делу об изнасиловании.

Изнасилование и грабеж были совершены в отношении одной потерпевшей, в одном и том же месте, в одно и то же время, при одних и тех же условиях. Выводы о совершении гр.

Ивановым двух преступлений основаны в значительной мере на одних и тех же доказательствах, исследовавшихся изначально в рамках единого дела, из которого позднее были выделены в отдельное производство материалы дела об изнасиловании.  С учетом изложенных обстоятельств, председательствующий судья была не вправе рассматривать дело, в котором предметом исследования были уже решенные ею ранее вопросы.

https://www.youtube.com/watch?v=Kjb5rmqX2Kk\u0026pp=YAHIAQHwAQE%3D

В то же время, участие судьи в разрешении вопроса по делу на досудебном этапе, не является  основанием для отвода при рассмотрении этого дела по существу.

Между тем решения суда на этапе досудебного производства по делу должны быть хорошо мотивированными.

Неумелое использование в решении формулировок, которые предопределяют выводы суда о доказанности обвинения лица в преступлении, влекут его незаконность. Суд должен обращать внимание на точность формулировок  своего решения.

Так, при избрании меры пресечения судья должен учитывать соотношение оценки обоснованности подозрения и запрета на обсуждение виновности, тем более если в дальнейшем дело по существу будет рассматривать тот же судья.

В постановлении КС РФ от 02.07.1998 №  20-П разъяснено, что беспристрастность и независимость суда не нарушается, если в ходе предшествующего производства по данному делу тот же суд принимал решения по тем или иным процессуальным вопросам, не касающимся существа рассматриваемого дела, например об избрании меры пресечения.

Участие судьи в ином статусе в другом деле в отношении того же подсудимого  так же не является м основание для отвода судьи.

Обвинение судьей подсудимого в ложных показаниях является  основанием для отвода.

Если судья до рассмотрения дела в отношении подсудимого высказывал мнение о ложности показаний последнего, ему следует заявить самоотвод.

Если судья этого не сделает и не разъяснит подсудимому основания отвода судье, ограничившись лишь разъяснением права на отвод, приговор будут отменен судом вы стоящей инстанции.

Оценка доказательств до вынесения приговора является безусловным основанием для отвода судьи. Неправильные действия судьи на стадии судебного разбирательства при рассмотрении ходатайств о признании доказательств недопустимыми дают основание для его отвода.

Например, по одному из уголовных дел, при рассмотрении ходатайства защиты о признании доказательств недопустимыми суд не стал ограничиваться их оценкой с точки зрения процессуальной формы оформления и в своем постановлении  дал фактически оценку этим доказательствам относительно их достаточности для признания  подсудимого виновным. В подготовительной части заседания суд констатировал, что представленные стороной обвинения доказательства согласуются между собой, в показаниях свидетелей нет противоречий, у суда нет оснований не доверять представленным обвинением документальным доказательствам, изобличающим подсудимого в инкриминируемом ему преступлении. Высказанное судом мнение нарушило принцип презумпции невиновности и состязательности сторон. Такая позиция суда связывала судью при принятии итогового решения, что в силу ч. 2 ст. 61 УПК исключало его участие в дальнейшем рассмотрении этого дела.

Другой судья на предварительном слушании не повод для отвода «основного» судьи. Принцип неизменности состава суда не распространяется на предварительное слушание.

                                        ЕСПЧ ОБ ОТВОДЕ СУДЬЕ

ЕСПЧ о стандартах независимости и беспристрастности суда в связи с отводом судье : Ревтюк обвинялся в изнасиловании дочери судьи того же суда, который впоследствии рассматривал вопрос о продлении содержания его под стражей. Судьи К. и И. были свидетелями в производстве по уголовному делу в отношении Ревтюка, хотя и не участвовали в нем в качестве судей.

Два из пяти решений о продлении срока содержания заявителя под стражей вынесли судьи того же суда, которые сами разрешили и оставили без удовлетворения ходатайства об их отводе.

По данному делу во всех случаях Ревтюк заявлял персональный отвод судьям, и во всех случаях эти заявления были отвергнуты как необоснованные. В соответствии с ч. 4 ст.

65 УПК РФ заявления об отводе разрешали те же судьи, в отношении которых они были заявлены.

ЕСПЧ отметил, что недостатки судебного разбирательства, в том числе в отношении сомнений в объективности судьи, могут быть исправлены судом вышестоящей инстанции. Однако в деле Ревтюка апелляция не проанализировала утверждения заявителя о предвзятости судьи до оценки решений районного суда как беспристрастных.

Суд второй инстанции оставил во всех случаях без изменения самооценку судьи районного суда в отношении его беспристрастности.

Санкт-Петербургский городской суд указал, что требование беспристрастности суда не распространяется на досудебную стадию производства по делу в такой же мере, в какой оно распространялось бы на судебное заседание по существу дела.

Европейский Суд заключил, что эта позиция несовместима с требованиями независимости и беспристрастности суда по Конвенции.

На   досудебной стадии производства суд  должен соответствовать таким же строгим стандартам независимости и беспристрастности.

Процедура разрешения заявления Ревтюка об отводе судей  районного суда признана основополагающим образом дефектной (постановление от 09.01.2018 по делу «Ревтюк против России» (жалоба №  31796/10).

Никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом. Однако, «право на своего судью» не является абсолютным с учетом критериев беспристрастности суда. Возможны ситуации, когда исключается рассмотрение дела судом, к подсудности которого оно относится.

                 Процедура разрешения заявления об отводе

Отвод должен быть заявлен до начала судебного следствия. Это общее правило, из которого возможны исключения.

Обычно отводы заявляют, и они рассматриваются в подготовительной части судебного разбирательства. Несмотря на то, что судебное разбирательство протекает в строго установленном в законе порядке, ст.

64 УПК допускает заявление отвода на последующих этапах судебного разбирательства уголовного дела.

Многократное заявление отвода по одному основанию недопустимо. В ходе дальнейшего судебного разбирательства заявление об отводе допускается, только когда основание для него ранее не было известно стороне.

Отвод судье рассматривается первым из других отводов. В тех случаях, когда отвод был заявлен не только судье, но и другим участникам процесса, закон определяет очередность разрешения отводов.

Последовательность разрешения ходатайств об отводах имеет существенное значение.

По закону, если одновременно с отводом судье заявлен отвод кому-либо из других участников производства по делу, вопрос об отводе судьи разрешается в первую очередь.

Если отвод, заявленный судье, удовлетворен, отводы другим участникам процесса разрешению не подлежат, так как отведенный судья не вправе решать данные вопросы.

Нельзя заявить отвод всему составу суда. Отвод не может быть заявлен всем судьям судебного органа, которому в соответствии с установленными правилами подсудности надлежит рассматривать дело по существу.

Читайте также:  Пп вс часть четвертая

Оценка объективности и перспективы международных судов

Контекст

На слушаниях в ЕСПЧ Навальный сравнил себя с Нельсоном Манделой

Большая палата Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) 15 ноября вынесет окончательное решение по жалобе Алексея Навального.

Причиной передачи дела в Большую палату стало недовольство обеих сторон постановлением суда, вынесенным в феврале 2017 года.

Случаи общей неудовлетворенности решениями международных судов, участившиеся в последние годы, вынуждают поставить вопрос о критериях непредвзятости судей и, как следствие, объективности самих судов. 

Рассматриваемое Большой палатой ЕСПЧ дело касается жалобы Алексея Навального на семь случаев его задержаний и арестов в 2012 и в 2014 годах. Блогер считает, что его права были нарушены и настаивает на признании судом политической мотивированности в действиях властей.

2 февраля 2017 года ЕСПЧ усмотрел в шести случаях из семи нарушения права заявителя на свободу и справедливое судебное разбирательство (статьи 5 и 6 Европейской конвенции по правам человека). Также суд выявил нарушение статьи 11 (свобода собраний и объединений). 

Навальный остался недоволен тем, что ЕСПЧ не выявил нарушения статьи 18 Европейской Конвенции (лишение свободы, нарушение права на выражение мнения и свободу собраний для политически мотивированных целей, не связанных с целями правосудия).

Минюст России, в свою очередь, посчитал решение ЕСЧП необъективным.

В официальном заявлении министерства сказано, что «безусловной критике должны быть подвергнуты доводы Европейского суда о признании вины государства-ответчика, сделанные в обход устоявшейся практики рассмотрения аналогичных дел, без тщательного исследования обстоятельств дела, а также без анализа детальной и мотивированной позиции российских властей». 

Ангажированность судей

Фундаментальной основой авторитета международного суда и доверия к его решениям может служить безоговорочная беспристрастность его судей.

Во многом несоблюдение именно этого базового принципа привело, например, к деградации Международного Трибунала по Бывшей Югославии (МТБЮ).

Применение двойных стандартов, недальновидность и предвзятость отдельных судей вылилась в череду претензий к суду, которые нивелировали значимость его решений.

О политизированности Страсбургского суда говорится уже не первый год, и крайне важно, чтобы этот международный орган, имеющий принципиальное значение в деле защиты прав человека в Европе, не повторил судьбу МТБЮ. Особое беспокойство вызывает появление веских причин подозревать отдельных судей ЕСПЧ в ангажированности.

Например, судья от Болгарии Йонко Грозев до избрания судьей ЕСПЧ в качестве адвоката активно сотрудничал с «Агорой», многие члены которой проходили у него стажировку.

По информации СМИ, именно Грозев способствовал тому, чтобы российское отделение «Агоры» сосредоточилось на подаче жалоб против России в Страсбургский суд.

В результате, на сегодняшний день юристы «Агоры» — одни из наиболее востребованных представителей заявителей по российским делам. 

В этой связи вопрос о беспристрастности судьи Грозева, участвующего в рассмотрении в том числе дел против РФ, является особенно актуальным.

Как известно, судьи ЕСПЧ в отставке консультируются по поводу запрета на осуществление полномочий представителя по делам, передаваемым на рассмотрение в Европейский суд. Зеркальная ситуация Йонко Грозева, выступавшего представителем по ряду жалоб, требует серьезных гарантий обеспечения его беспристрастности. Таковые судом пока публично не предоставлены.

Вознаграждение судей

Любопытный бэкграунд судьи Грозева имеет исключительно важное значение в другом контексте. В июле этого года ЕСПЧ вынес постановление по делу «Мария Алехина и другие против Российской Федерации». 

Постановлением по этому делу Грозеву, который выступал представителем заявителя, присуждена компенсация судебных расходов и издержек. Согласно постановлению суда, его гонорар составлял 120 евро в час, отработал же он в общей сложности 98 часов. 

Грозева не было в составе судей, рассматривавших «дело Pussy Riot»: он упоминается в постановлении суда исключительно как адвокат Алехиной.

Тем не менее, вполне можно допустить его заинтересованность уже в статусе судьи в благоприятном для заявительницы исходе дела.

И с этой точки зрения неизбежно встает вопрос о соблюдении как минимум норм морали и этики и как максимум требований по недопущению конфликта интересов.

В любом случае, согласно действующим правилам, судьи ЕСПЧ не могут иметь иного дохода, помимо денежного вознаграждения за выполнение своих функций. Выплата компенсации Грозеву по иску против России ведет к абсурдной ситуации зачисления денежных средств иностранным государством действующему судье Страсбургского суда.

Таким образом, объективные факты свидетельствуют о наличии в действующем составе ЕСПЧ судьи, профессиональная практика и материальные интересы которого дают основания подозревать в наличии предвзятого отношения к Российской Федерации. Это вызывает серьезное сомнение не только в его личной беспристрастности по отношению к позиции российских властей, но и в соблюдении судом собственных базовых норм в целом.

Двойные стандарты

Подозрения в несоблюдении Страсбургским судом принципов беспристрастности и единообразия практики усугубляются заметными различиями в строгости соблюдения требований к предотвращению конфликта интересов для разных стран.

ЕСПЧ снисходительно отнесся к участию Грозева в разбирательствах против России. При этом суд предъявляет крайне завышенные требования по предотвращению аналогичных ситуаций в отношении других государств. Иногда это выглядит не иначе как попытка вмешательства в работу национальных судебных систем. 

Так, например, по жалобе Навального по т.н. «делу Кировлеса» Комитет министров Совета Европы (КМСЕ обеспечивает контроль за исполнением вступивших в силу постановлений ЕСПЧ) выразил обеспокоенность тем, что уголовное дело было пересмотрено судьей того же суда, которым вынесен первый обвинительный приговор.

При этом КМСЕ не убедили аргументы, что уголовное дело было рассмотрено совершенно иным составом. Доводы российской стороны о процессуальной независимости судей удивительным образом не нашли понимания в Страсбурге.

  • Более того, в недавнем постановлении по делу «Ревтюк против Российской Федерации» ЕСПЧ и вовсе поставил под сомнение беспристрастность всех судей лишь на том основании, что дочь одного из них, являвшаяся в то же время помощницей другого, была участницей дела, переданного в соответствии с законом на рассмотрение указанного суда.
  • Фильтрация судей
  • Не стоит недооценивать ситуацию с предъявляемыми национальным властям жесткими условиями взаимодействия, в частности, критериями отбора судей в ЕСПЧ.

Ярким примером может служить ситуация с Турцией, которая стоит у истоков Европейской конвенции. Правительство этой страны с апреля прошлого года ищет кандидата на замену действующего судьи в ЕСПЧ. 

Парламентская Ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) отклонила всех трех турецких кандидатов: Фамиле Арслана, Басри Багчи и Эргина Эргюла. Этот инцидент стал первым в истории ЕСПЧ: ПАСЕ никогда прежде не отвергала даже двух, не говоря уже о всех трех кандидатах из списка. 

Анкара предложила второй список кандидатов, но он также был отклонен Страсбургом. Двое из кандидатов во втором списке даже не прошли оценку и вынуждены были снять свои кандидатуры, чтобы избежать унизительной процедуры.

Отбор судей 

Важно отметить ключевую роль ПАСЕ в этой истории. Некоторые эксперты подозревают, что именно с внутренними проблемами данной организации связано падение доверия к ЕСПЧ. 

Дело в том, что именно члены ПАСЕ участвуют в отборе судей для Страсбургского суда.

При этом только за последний год организация оказалась замешана в двух больших скандалах: временном отстранении России от участия в своей работе, а также обнародовании обвинений в коррупции членов Ассамблеи.

Излишне пояснять, как именно оба этих факта могли бы непосредственно сказаться на процессе отбора судей, заинтересованных в определенных решениях. 

Коррупционный скандал в ПАСЕ разразился после того, как стало известно, что власти Азербайджана якобы занимались подкупом депутатов Ассамблеи.

Как установила следственная группа, некоторые представители организации действительно нарушили положения устава организации во время рассмотрения ситуации в Азербайджане.

В частности, бывший президент ПАСЕ Педро Аргамунт, как и ряд других лиц, был уличен в нарушении правил поведения докладчиков Ассамблеи. Также, по мнению следствия, есть основания полагать, что некоторые депутаты были замешаны в коррупционных схемах. 

В апреле этого года ПАСЕ было предложено незамедлительно исполнить рекомендации Группы государств по борьбе с коррупцией по предотвращению конфликта интересов. Тем любопытнее, что парадоксальная ситуация с Грозевым возникла уже после этого.

Завышение выплат

В сообщении Минюста по итогам рассмотрения ЕСПЧ жалобы Навального скептической оценке подвержено «единообразное применение сложившейся практики самого суда», которое подрывают последние решения суда. Одной из самых наглядных иллюстраций этой проблемы служит отсутствие единых критериев определения судом размеров выплат. 

Например, в феврале 2017 года ЕСПЧ присудил более 63 тысяч евро Навальному в качестве компенсации за семь задержаний во время массовых собраний в 2012 и в 2014 годах.

Эта сумма в несколько раз превышает средние показатели по аналогичным решениям Страсбургского суда: обычно размер выплат не превышает 5 тысяч евро.

В то же время прошлогоднее решение в пользу Навального не является исключительным – общее число присужденных ему компенсаций уже составляет 128 тысяч евро.

По мнению Минюста, «сомнительным является и избранный метод к расчету суммы так называемой «справедливой» компенсации, который демонстрирует необоснованное увеличение суммы по сравнению с аналогичными делами и жалобами на более серьезные нарушения Конвенции».

Манипуляции выплатами

Указанная проблема не ограничивается подозрениями в политической ангажированности суда.

Любопытная деталь, косвенно связанная с определением Страсбургским судом размеров выплат, касается Анны Юдковской.

Судья ЕСПЧ от Украины является одним из трех секционных президентов – а значит, по правилам суда она должна присутствовать в составе Большой палаты, в частности, на рассмотрении жалобы Навального.

Некоторое время назад Юдковская была заподозрена в мошенничестве. По материалам расследования, судья ЕСПЧ во взаимодействии со своей близкой подругой Н.

Севастьяновой-Бернацкой, исполнявшей на тот момент обязанности уполномоченного правительства Украины при ЕСПЧ, добивалась выплат из госказны завышенных сумм денежных компенсаций по решениям ЕСПЧ с последующим присвоением части этих средств. 

Читайте также:  П. 3 ст. 275

В частности, во втором квартале 2016 года Севастьянова-Бернацкая по поддельным документам инициировала выплату в пользу киевской компании «Золотой мандарин» 99,2 млн. гривен из бюджета. При этом из Минюста Украины в секретариат ЕСПЧ было направлено уведомление о выплате компенсации в размере 54,2 млн. гривен. 

  1. Утверждается, что судья Юдковская пользовалась своим служебным положением для того, чтобы Европейский Суд удовлетворился поступившими документами для признания постановления по делу «Золотого мандарина» исполненным, не запрашивая у официальных украинских властей каких-либо подтверждений о сумме фактических выплат.
  2. В этом контексте сомнения в адекватности присужденных Навальному сумм могут приобрести новый смысл. 
  3. Политические приоритеты

В целом, объективная статистика показывает, что при выборе приоритетов в срочности рассмотрения дел ЕСПЧ, вероятно, руководствуется политическими мотивами.

Так, например, обращения Навального рассматриваются минимум в три раза быстрее иных жалоб. Об этом свидетельствует Доклад ЕСПЧ 2016 года о долгосрочных перспективах развития правовой системы.

В нем указано, что время, необходимое для решения конкретного дела из России, как правило, составляет 10 лет.

«Совершенно очевидно, что жалобы Навального в ЕСПЧ рассматриваются гораздо быстрее остальных. Даже обычного приоритетного порядка. Причём все решения выносятся одно за другим. Бывает, что у обычного человека удачно проскочит обращение, но это один раз, а в случае с Навальным – всегда», — отмечает в этой связи адвокат Дмитрий Аграновский.

Противоречивая практика

Особенно болезненной точкой в ближайшее время в вопросе оценки объективности принимаемых ЕСПЧ решений может стать практика по статье 18 Европейской Конвенции. 

В последнее время ЕСПЧ уделяет повышенное внимание развитию сферы действия этого конвенционного положения, разрабатывая все новые критерии оценки наличия или отсутствия нарушения. При том, что общее количество постановлений с признанием нарушения за всю историю ЕСПЧ равно 12, из которых пять последних постановлений вынесены менее чем за год.

Иными словами, роль статьи 18 в нынешней работе Европейского Суда не соответствует правовой проработанности этой нормы. 

Эксперты отмечают, что позиция ЕСПЧ по статье 18 Конвенции в постановлении по жалобам Навального юридически уязвима и откровенно слаба. Несмотря на уровень Большой Палаты ЕСПЧ, чьи постановления отличаются, как правило, подробнейшим анализом оснований признания или непризнания нарушения Конвенции, в постановлении в отношении Навального такой детальный анализ попросту отсутствует.

Симптоматично, что за несколько месяцев до слушаний по делу Навального Большая палата ЕСПЧ вынесла постановление по делу «Мерабишвили против Грузии», в котором был утвержден тест для рассмотрения последующих жалоб на нарушение статьи 18 Конвенции. Между тем жалобы Навального не проходят этот тест, о чем российские власти аргументированно заявили в своей правовой позиции. Однако в постановлении Большой палаты принципы, заложенные в деле «Мерабишвили», не учтены.

  • Никакого официального объяснения этому странному факту дано не было.
  • Перспективы
  • В заключение стоит заметить, что ЕСПЧ сегодня является едва ли ни последним оплотом оптимистичных надежд на полноценное функционирование международной судебной системы. 

Большинство других транснациональных судебных институтов находятся или близки к стадии упадка и потери авторитета. Эта ситуация во многом вызвана именно подрывом доверия к беспристрастности принимаемых ими решений. 

Так, например, значение МТБЮ было окончательно дискредитировано после обнародования переписки датского судьи Фредерика Хархоффа, из которой стало известно о давлении на судей со стороны занимавшего тогда пост президента трибунала американца Теодора Мерона.

Также на грани распада сейчас находится Международный уголовный суд (МУС) в Гааге, на который некогда возлагали очень большие надежды в плане обеспечения базиса единой системы международного правосудия. Нелестные отзывы он получил из-за неоднозначной позиции по рассмотренным им делам, и формирование этой позиции происходило при участии его представителей.

Характерно, что сегодня представители МУС вынуждены искать доказательства соблюдения объективности в политических вопросах, в частности в отношении России. Одной из последних резонансных тем с участием МУС стало расследование южно-осетинского конфликта, интерес общественности к которому практически иссяк на стадии попыток представителями суда убедить наблюдателей в его беспристрастности. 

Заявления о том, что расследование не будет затрагивать геополитические вопросы и статус Южной Осетии, а также не направлено на возложение ответственности за начало конфликта на какую-либо из сторон, вызвало крайне скептическую реакцию у публики, знакомой с функционированием МУС.

Большая часть ведущих мировых государств (Россия, США, Израиль и др.) отказались участвовать в работе этого суда. Как было сказано в сообщении, опубликованном российским МИДом: «Суд не оправдал возложенных на него надежд и не стал подлинно независимым, авторитетным органом международного правосудия». 

Похожие оценки уже начинают звучать и в адрес ЕСПЧ. Например, действующий Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова еще несколько лет назад отмечала, что «ЕСПЧ демонстрирует двойные стандарты и ангажированность». Вероятно, в ближайшее время для сохранения своего статуса и авторитета Страсбургскому суду может потребоваться проведение основательной внутренней реформы.

Валерий Ермолин

Бюллетень Европейского Суда по правам человека № 7/2018

Мы предоставляем вам возможность познакомиться в номере нашего журнала с обзором практики Суда за январь этого года. Также вы найдете тексты полных переводов наиболее интересных постановлений Европейского Суда по российским делам. Вашему вниманию предлагаются 15 постановлений по жалобам против Российской Федерации и одно – по делу одновременно против России и Молдавии. 

  • Аналитический обзор практики Европейского Суда по правам человека: январь 2018 года

  • Игошин против Российской Федерации

[Igoshin v.

Russia] (№ 21062/07) Заявитель, в настоящее время отбывающий наказание в исправительной колонии, жаловался на бесчеловечное обращение со стороны сотрудников милиции, а также на отсутствие эффективного расследования в этом отношении.

  • Любимов против Российской Федерации

[Lyubimov v. Russia] (жалоба № 60249/13)

Заявитель, до своего задержания проживавший в Республике Башкортостан, жаловался на его чрезмерно длительное содержание под стражей.

  • Заушкин и другие против Российской Федерации

[Zaushkin and Others v. Russia] (жалобы №№ 25697/13, 48185/13 и 62442/13)

Заявители (три человека) жаловались на незаконность их содержания под стражей.

  • Бойчук против Российской Федерации

[Boychuk v. Russia] (жалоба № 11214/07)

Заявитель, проживающий в г. Южно-Сахалинске, жаловался на незаконность его содержания под стражей.

  • Дзидзава против Российской Федерации

[Dzidzava v. Russia] (жалоба № 16363/07)

Заявительница, гражданка Грузии, утверждала, что власти Российской Федерации несут ответственность за смерть ее мужа в связи с неоказанием ему надлежащей медицинской помощи во время содержания под стражей в г. Санкт-Петербурге и при этапировании в г. Москву. Она также жаловалась на отсутствие надлежащего расследования обстоятельств его смерти.

  • Труфанов и другие против Российской Федерации

[Trufanov and Others v. Russia] (жалоба № 18130/04)

Заявители (три человека), проживающие в г. Таганроге, жаловались на отказ внутригосударственных властей выплатить им компенсацию за уголовное преследование, которое они считали незаконным, что привело к нарушению в их деле презумпции невиновности и их права на получение компенсации в случае судебной ошибки.

  • Куштова и другие против Российской Федерации (№ 2)

[Kushtova and Others v. Russia] (№ 2) (жалоба № 60806/08)

Заявители (семь человек), проживающие в Республике Ингушетия, жаловались на исчезновение в январе 2006 года их родственника после его похищения представителями государства и на непроведение эффективного расследования этого обстоятельства. Они также жаловались на причиненные им нравственные страдания в результате исчезновения их близкого родственника и незаконности его задержания, а также на отсутствие доступных средств правовой защиты в отношении указанных нарушений.

  • Каменов против Российской Федерации

[Kamenov v. Russia] (жалоба № 17570/15)

Заявитель, являющийся гражданином Республики Казахстан, жаловался на то, что запрет ему на въезд в Российскую Федерацию без указания конкретных причин нарушает его право на семейную жизнь и что он не располагал эффективными внутригосударственными средствами правовой защиты в этом отношении.

  • Моргунов против Российской Федерации

[Morgunov v. Russia] (жалоба № 32546/08)

Заявитель жаловался на жестокое обращение со стороны сотрудников органов внутренних дел с целью получения признательных показаний и что в этой связи не было проведено эффективного расследования.

  • Падурет против Республики Молдова и Российской Федерации

[Paduret v. Republic of Moldova and Russia] (жалоба № 26626/11)

Заявитель, являвшийся предпринимателем, перевозил товар в один из городов на территории Приднестровской Молдавской Республики, но был остановлен лицами, которые представились сотрудниками таможни и арестовали его автомобиль и товары по причине отсутствия регистрации транспортного средства. В дальнейшем заявитель должен был заплатить 1 320 евро за возврат своего имущества. Заявитель утверждал, что такие действия являются нарушением его права собственности.

  • Чельцова против Российской Федерации

[Cheltsova v. Russia] (жалоба № 44294/06)

Заявительница, являющаяся главным редактором еженедельной газеты «Фрязинец», жаловалась на то, что привлечение ее в трех случаях к гражданско-правовой ответственности по искам ответчиков о защите чести и достоинства, нарушало ее право на свободу выражения мнения.

  • «Новая газета» и Милашина против Российской Федерации

[Novaya Gazeta and Milashina v. Russia] (жалоба № 5349/02)

Заявители жаловались на то, что привлечение их к ответственности в рамках гражданских исков о защите чести за публикацию критических статей о затонувшей 12 августа 2000 г. подводной лодке «Курск», в которых делались противоречивые заявления истцов и их адвоката, подавших иски в Европейский Суд, о совершении рядом лиц должностных преступлений, нарушает их право на свободу мнения.

  • Ахлюстин против Российской Федерации

[Akhlyustin v. Russia] (жалоба № 21200/05)

Заявитель, являвшийся членом избирательной комиссии одного из субъектов Российской Федерации, жаловался на то, что он подвергся скрытому наблюдению в нарушение статьи 8 Конвенции, и на то, что уголовное производство по его делу не было справедливым.

  • Пухачев и Зарецкий против Российской Федерации

[Pukhachev and Zaretskiy v. Russia] (жалобы №№ 17494/16 и 20203/16)

Заявители жаловались на бесчеловечные условия содержания во время их этапирования.

  • Ревтюк против Российской Федерации 

[Revtyuk v. Russia] (жалоба № 31796/10)

Заявитель жаловался на то, что постановления о содержании его под стражей не были вынесены беспристрастным судом, поскольку потерпевшая работала в районном суде, рассматривавшем его дело, и являлась членом семьи судьи.

  • Андрей Медведев против Российской Федерации

[Andrey Medvedev v. Russia] (жалоба № 75737/13)

Заявитель, проживающий в г. Москве, жаловался на лишение его судом права собственности на квартиру и его последующее выселение из квартиры, добросовестным покупателем которой он являлся.

Наши публикации

  • Филипп Буайя. Европейский Суд по правам человека: взгляд изнутри и со стороны (выступление в МГИМО 23 апреля 2018 г.)