Полезное

Проекты социального воздействия

Проекты социального воздействия

Проект социального воздействия (ПСВ) — это контракт между государством, инвестором (организатором) и исполнителем социальной услуги, где оплата осуществляется только после достижения социального эффекта. Презентация особенностей реализации таких проектов прошла на одноименной лаборатории образовательного интенсива «Архипелаг-2022». Мероприятие, в котором приняли участие представители 25 регионов, организовано платформой АСИ «Смартека».

По словам директора Центра лучших практик АСИ Ильи Мамыкина, формат ПСВ впервые был запущен государственной корпорацией развития ВЭБ.РФ, в начале 2022 года глава АСИ Светлана Чупшева сообщила, что Агентство присоединится к этой работе.

«Механизм позволяет эффективно и безопасно пилотировать проекты в социальной сфере, так как вознаграждение за проект происходит по принципу «плата за успех». Таким образом, проекты социального воздействия являются крайне интересными с точки зрения применения.

Президент дал поручение о пилотной апробации, и АСИ готово активно участвовать как оператор совместно с ВЭБ.РФ», — сказал Илья Мамыкин.

Управляющий директор блока агента правительства России ВЭБ.РФ Денис Боков рассказал об этапах реализации и ролях участников ПСВ.

«Государство делает заказ на конкретный посчитанный социальный эффект, который нужен именно для данного субъекта России. Инвестор, видя минимальную стоимость гранта, за которую может быть достигнут социальный эффект, вызывается выполнить его за свои средства.

Далее для реализации проекта в течение обозначенного периода привлекается исполнитель, затем после его завершения независимый оценщик. Операторы ВЭФ.РФ и АСИ на всех этапах осуществляют консультационную и методологическую поддержку, мониторинг реализации проекта.

Если по итогам оценки необходимый эффект достигнут, то субъект выплачивает инвестору грант», — пояснил Денис Боков.

Проекты социального воздействия

Он добавил, что после подписания постановления о реализации механизма ПСВ в конце 2019 года удалось реализовать 10 проектов. Одни из таких проектов запущен в Приморском крае. Своей историей успеха поделался заместитель председателя правительства Приморского края Николай Стецко.

«Мы работали над двумя проектами — в сфере занятости и здравоохранения. На удаленных территориях региона с помощью почтальонов мы хотели решить две социально важные функции.

Выявлять малоимущие, нуждающиеся в поддержке семьи и помогать им заключать социальные контракты, а также организовать диспансеризацию и доставку медицинских препаратов. Результаты по обоим проектам мы перевыполнили.

Как государство, мы бы смогли оказать помощь этим гражданам очень нескоро, но благодаря ПСВ мы выполнили эти важные социальные задачи», — рассказал Николай Стецко.

Руководитель департамента государственной политики в сфере общего образования, воспитания и дополнительного образования министерства образования и науки Республики Саха (Якутия) Елена Тен представила реализованный в формате ПСВ проект «Повышение образовательных результатов учащихся». Третий успешный пример реализации механизма ПСВ — проект «Сопровождаемое проживание инвалидов» — презентовала министр социальных отношений Челябинской области Ирина Буторина.

«Мы столкнулись со сложностями в согласовании проекта с правовыми и финансовыми службами региона. И здесь сыграл большую роль оператор. Коллеги из ВЭБ.РФ помогли разъяснить все вопросы, и мы очень оперативно подготовили все нормативные документы», — прокомментировала Ирина Буторина. Она также отметила, что реализация проекта продлится еще год, но уже сейчас видны эффекты.

Проекты социального воздействия

В рамках мероприятия состоялась презентация шести практик в сфере социальной политики, предложенных регионам для реализации механизма ПСВ, и столько же — по здравоохранению. Кроме того, предварительно определены регионы, готовые рассмотреть внедрение предложенных практик на своей территории.

Как в шесть шагов создать проект социального воздействия — Агентство социальной информации

в 4

раза вырос мировой рынок импакт-инвестиций с 2016 года

Проекты социального воздействия, они же Social Impact Bonds (SIB) – форма импакт-инвестирования, когда по контракту между государством, инвестором и исполнителем социальной услуги инвестиции возвращаются после достижения социального эффекта.

SIB как способ финансирования проекта подходит не всем. Прежде чем выбирать его, нужно оценить проблему, которую собираетесь решать, особенности организации оценки, потенциал по вовлечению стейкхолдеров.

Проекты социального воздействия подходят НКО, которые уже наработали доказательную базу эффективных практик. Инвесторам нужна уверенность, что организация сможет добиться планируемых результатов.

У проекта должен быть заинтересованный заказчик в органах исполнительной власти.

Проекты социального воздействия Kelly Sikkema / Unsplash

SIB не походит для решения срочных социальных проблем, обычно запуск и реализация таких проектов требует большого количества времени. Для SIB подходят сложные проблемы, которые нужно решать комплексно и с межсекторным взаимодействием.

Для проектов социального воздействия обязательно нужно оценивать социальные эффекты проекта в среднесрочной перспективе или делать прокси-показатель.

В мировой практике есть классическая схема, по которой запускаются проекты социального воздействия. Обычно инициатор проекта — государство, но есть примеры, когда запуск инициировали операторы проекта, провайдеры соцуслуги и инвестор.

Эта схема состоит из шести шагов:

  • Оценка целесообразности запуска SIB: тут нужно понять, подходит ли механизм проектов социального воздействия для решения проблемы и есть ли потенциальные заинтересованные стейкхолдеры;
  • Определение социальной проблемы и целевой группы: тут надо выяснить социальную проблему, целевую группу и посчитать, сколько социальных бенефициаров будет участвовать в проекте;

«В процессе разработки проекта социального воздействия важно четко определить, на кого нацелены оказываемые услуги. Для этого могут быть использованы социально-демографические, географические, территориальные или институциональные критерии», — подчеркнула Ольга Максимова, программный менеджер фонда «Навстречу переменам».

«Важно, чтобы благодаря этим критериям можно было изучить потребности целевой группы и выбрать наиболее подходящий метод решения ее проблемы. Кроме того, однородность целевой группы позволяет наиболее объективно измерить социальный эффект», — добавила она.

  • Определение порядка оценки достижения результата: тут нужно определить желаемый социальный эффект и способ, которым будет измеряться его достижение в конце проекта;
  • Разработка финансовой модели: тут надо понять, сколько будет стоить проект и какую норму доходности заказчик готов выплатить по итогам проекта инвестору;
  • Дизайн проекта и выбор поставщика услуги: тут нужно выяснить, есть ли на рынке провайдеры услуг, готовые обеспечить достижение социального эффекта и подходящие технологии;
  • Подписание соглашений.

По словам Татьяны Бурмистровой, учредителя и председателя совета фонда «Навстречу переменам», говорить об ошибках в российской практике еще рано — в стране запустили только пять проектов социального воздействия.

«Глядя на мировую практику, можно предположить следующее: серьезной ошибкой был бы запуск проекта по технологии SIB без необходимости. Почему? Потому что разработка проектов социального воздействия – очень трудозатратная и ресурсозатратная процедура. И важно рассчитать баланс между социальным эффектом и трудозатратами», — отметила Бурмистрова.

Проекты социального воздействия Jaelynn Castillo / Unsplash

Бывает, социальный эффект можно достичь и без такого проекта. Чтобы это понять, нужен подготовительный исследовательский этап перед запуском SIB.

Еще в подготовке проекта особенно важно обратить внимание на желаемый социальный эффект и то, как его достижение будет оцениваться.

«Поэтому в ходе реализации проекта социального воздействия важно достичь цель по социальному эффекту, а не соблюсти процедуры реализации. В этом кроется одно из преимуществ модели SIB – она позволяет исполнителям быть гибкими в процессе реализации проекта», — пояснила Максимова.

Руководство по запуску проектов социального воздействие составил фонд «Навстречу переменам» в брошюре «Проекты социального воздействия. Новая парадигма межсекторного партнерства». Руководство основывается на международном опыте и наработанных методических рекомендациях. Брошюра подготовлена при поддержке Фонда президентских грантов.

Проекты социального воздействия

Успешное развитие России невозможно без решения ключевых социальных проблем, однако в сложившихся обстоятельствах достижение важнейших национальных целей становится для нашей страны настоящим вызовом.

В ситуации вызванной эпидемией коронавируса и связанными с ней экономическими последствиями, ключевым является ответ государственной системы управления на потребность в решении возникающих проблем в социальной сфере в кратчайшие сроки.

Особую значимость приобретает эффективность расходования бюджетных средств. Ресурсы, в том числе финансовые, затраченные на решение социальных проблем, должны повышать качество жизни граждан.

Национальные проекты должны достигать общественно значимых результатов, понятных каждому россиянину.

Учитывая наработанный опыт и имеющиеся компетенции, ВЭБ.РФ уже сейчас активно участвует в реализации национальных проектов, выступая не только финансовым партнером, но и создавая наилучшие условия для реализации инвестиционных проектов.

Одним из эффективных способов достижения национальных целей и задач, который предлагает субъектам Российской Федерации государственная корпорация развития ВЭБ.

https://www.youtube.com/watch?v=Etmk3JdGK5Y\u0026pp=ygU80J_RgNC-0LXQutGC0Ysg0YHQvtGG0LjQsNC70YzQvdC-0LPQviDQstC-0LfQtNC10LnRgdGC0LLQuNGP

РФ совместно с Министерством финансов Российской Федерации являются проекты социального воздействия.

Они дают возможность для субъектов Российской Федерации привлекать внебюджетные источники финансирования и при этом минимизировать риски неэффективного расходования средств бюджета для государственного заказчика.

Проекты социального воздействия реализуются в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 21 ноября 2019 г. № 1491 «Об организации проведения субъектами Российской Федерации в 2019 — 2024 годах пилотной апробации проектов социального воздействия».

Постановление Правительства открывает новые возможности для реализации корпоративных стратегий социальной ответственности в России. Для социально-ответственных компаний проекты социального воздействия – альтернативный вариант реализации социальных проектов с получением финансирования от государства в виде гранта в форме субсидии.

На этапе реализации проект финансирует организатор (по сути — инвестор), выступая исполнителем самостоятельно или привлекая исполнителей с опытом работы в соответствующей сфере. Задача проекта – достичь определенного измеримого качественного изменения в жизни конкретных людей-участников проекта (социальных бенефициаров) – показателя социального эффекта.

Проекты социального воздействия могут затрагивать самые широкие слои населения – жителей конкретного региона, муниципального образования, а могут быть специализированными и решать проблемы отдельных четко очерченных целевых групп – например, пожилых и одиноких людей, инвалидов, хронических больных и др. После окончания проекта независимая оценка подтверждает достижение социального эффекта, затем субъект Российской Федерации выплачивает организатору грант в форме субсидии в заранее согласованном объеме с учетом доходности.

Читайте также:  Подп. 5 п. 7 ст. 272

Государственная корпорация развития ВЭБ.

https://www.youtube.com/watch?v=Etmk3JdGK5Y\u0026pp=ygU80J_RgNC-0LXQutGC0Ysg0YHQvtGG0LjQsNC70YzQvdC-0LPQviDQstC-0LfQtNC10LnRgdGC0LLQuNGP

РФ оказывает представителям органов исполнительной власти субъектов Российский Федерации, потенциальным организаторам и исполнителям, заинтересованным в участии в пилотной апробации проектов социального воздействия в России, содействие в поиске новых проектных инициатив с привлечением частного капитала.

В качестве оператора проектов социального воздействия ВЭБ.РФ обеспечивает проведение финансовой экспертизы, помогает в разработке проекта и определении основных параметров, содействует оформлению необходимой документации, а также организует сквозной мониторинг реализации проекта и процедуру независимой оценки.

Уникальность проектов социального воздействия заключается в том, что они реализуются полностью за счет средств частных инвесторов.

Выплаты из бюджета возникают только при достижении и подтверждении независимым оценщиком социального эффекта, что выгодно отличает данный инструмент от традиционного финансирования государственных услуг или аутсорсинга услуг с привлечением негосударственных организаций.

Реализация проектов социального воздействия не просто решает проблемы определенной группы социальных бенефициаров, но и закладывает основу для положительных изменений в социальной сфере в целом. Это касается всех проектов, планируемых и уже реализуемых в России.

Несмотря на то, что проекты социального воздействия проходят пилотную апробацию до 2024 года включительно, важно, чтобы успешные примеры могли быть масштабированы на другие территории. Задача, которую ставит перед собой ВЭБ.РФ как оператор проектов социального воздействия заключается в способности транслировать успешные технологии.

Приоритетные сферы реализации проектов

Как проекты социального воздействия помогают НКО решать проблемы: результаты исследования

Фонд «Навстречу переменам» при поддержке Фонда президентских грантов выпустил аналитическое исследование «Проекты социального воздействия: новая парадигма межсекторного партнерства». В материале «Филантропа» — главные выводы исследования.

depositphotos.com

Что такое проекты социального воздействия

Их ещё называют social impact bonds, SIB. Это одна из форм импакт-инвестирования, которая подразумевает контракт между государством, инвестором и исполнителем социальной услуги.

В этой модели инвестор вкладывает свои ресурсы для реализации проекта по решению социальной проблемы.

Государство возвращает инвестору деньги только в случае достижения социального эффекта: например, при сокращении бездомности или количества повторных правонарушений.

А в России это уже есть?

Да, в нашей стране SIB запустили в 2019 году после постановления правительства № 1491 об организации в 2019—2024 годах пилотной апробации проектов социального воздействия.

Сейчас в России работают 5 проектов общим бюджетом в $3 млн, ещё 7 находятся в стадии проработки.

В пилоте есть 5 приоритетных направлений SIB: образование, социальная защита и обслуживание, спорт, занятость и здравоохранение.

66% российских НКО хотели бы получать финансирование на свою текущую деятельность для решения системных проблем.

Деньги для изменений: социальные финансы, ответственное инвестирование и SIB

Как это работает в мире

Первый SIB запустили в Великобритании в 2010 году. Заказчиком выступило Министерство юстиции, которое хотело решить проблему: приговоренные к коротким срокам заключённые на 60% более склонны к рецидивам, чем другие группы. При этом государство вынуждено тратить деньги на пребывание преступников под стражей.

В разработке проекта участвовали 5 экспертных организаций, которые консультировали бывших правонарушителей.

Они разработали программу реабилитации, куда входили: образование, помощь с жильём, поддержка в трудоустройстве и консультации с психологами. В планах было снизить число рецидивов правонарушений на 7,5%.

В итоге через 7 лет после начала проекта уровень повторных преступлений сократился на 9%.

5 млн фунтов стерлингов удалось привлечь через инвесторов. Их выплачивали НКО через компанию Social Finance UK. Министерство юстиции Великобритании и Большой Британской лотерейный фонд выступили плательщиками по SIB. Инвесторы получили обратно вложенные в проект деньги и доход в 3% годовых.

С 2010 года в мире запустили 225 проектов социального воздействия с общим объёмом инвестиций в $530 млн. Из них 47 проектов уже завершены.

Кто выступает инвесторами в проектах социального воздействия

Социальные или импакт-инвесторы. Они мотивированы не только финансовой, но и социальной отдачей, которая измеряется наряду с финансовой.

Специальные венчурные импакт-фонды. Они создаются по аналогии с традиционными венчурными фондами. Например, CAF UK создал один из первых фондов социальных финансов в Великобритании — CAF Venturesome.

Он проинвестировал в 6 проектов SIB в области бездомности и трудоустройства.

Американский импакт-фонд Calvert Impact Capital в 2016 году проинвестировал в долгосрочный SIB по развитию зеленой инфраструктуры, а финский инновационный инвестиционный фонд Sitra в 2015 году — в SIB по улучшению благополучия сотрудников государственных организаций на рабочем месте.

Грантовые организации или фонды. Чаще выступают те, у кого есть опыт финансирования социальных проектов или некоммерческих организаций.

Фонды BMW AG: BMW Foundation Herbert Quandt и Eberhard von Kuenheim Foundation — инвестировали в SIB в сфере трудоустройства в Германии в 2013 году.

Также CAF выступил инвестором в 2012 году в Великобритании в 2 проекта: в области детства и трудоустройства.

Фонды и институты развития. В двух российских проектах социального воздействия инвестором выступил Фонд развития Дальнего Востока, АО «ВЭБ.ДВ».

Корпорации с ESG-повесткой.

С 2016 года при участии BNP Paribas было структурировано более 9 SIB во Франции и США, на общую сумму 28 млн евро, из которых BNP Paribas самостоятельно инвестировал около 8 млн евро.

А в 2020 году BNP Paribas и Европейский инвестиционный фонд создали фонд со-инвестиций BNP Paribas European Social Impact Bond Fund общей суммой 10 млн евро для инвестирования в SIB на территории Европейского союза.

Частные лица. Они участвуют в проектах SIB как инвесторы на платформах управления капиталом: например, через Bank of America, Merrill Lynch и других.

В чём выгода для НКО

Благодаря SIB НКО могут открыть новые возможности финансового характера по использованию своих ресурсов с максимальной пользой. В мире есть примеры инвестирования средств эндаументов фондов в проекты социального воздействия.

Это значит, что крупные благотворительные организации могут инвестировать в такие проекты не из своего грантового пула, а из средств эндаумента, рассматривая SIB как еще один инвестиционный инструмент, наряду с акциями, облигациями и фондами.

Это не только возможность сделать инвестиционный портфель эндаументов социально-ориентированным, но и еще один инструмент использования финансовых ресурсов в целях устойчивого развития.

Также в проектах социального воздействия главное — результат. Благодаря этому можно сориентироваться на главном и применить инновации для решения проблемы. Авторы также уверены, что модель SIB позволяет развить сотрудничество между НКО, которые работают над решением одной и той же социальной проблемы. Ведь чаще всего к решению проблемы требуется комплексный подход.

В чём выгода для государства

В идеальном случае государство экономит благодаря успешному проекту. Но даже, если этого не происходит, правительство получает много непрямых выгод. Благодаря работе НКО получается превентивно решить социальные проблемы, что приносит экономию в долгосрочной перспективе. Когда срок действия SIB завершен, государство может запустить ещё один проект.

Также проекты социального воздействия позволяют стимулировать инновации в сфере услуг и расходовать деньги самым эффективным способом. Успешность проекта измеряется количественными результатами. Внедрение таких практик позволяет усовершенствовать отчётность и стимулировать развитие системы сбора и обработки статистических данных об определенных группах граждан.

Как запустить SIB

В России действует следующая механика:

  • Создание межведомственной рабочей группы и утверждение дорожной карты.
  • Проработка параметров проекта: цель, социальный эффект, группы социальных бенефициаров, сроки реализации.
  • Проработка укрупнённого плана мероприятий: расчёт стоимости проекта и определние объёма гранта организатору.
  • Утверждение нормативных правовых актов и подписание соглашений.

Установлен порядок проведения субъектами Федерации в 2019–2024 годах пилотной апробации проектов социального воздействия

29 ноября 2019 09:00

Постановление от 21 ноября 2019 года №1491.

Принятые решения направлены на создание современных механизмов и технологий работы в социальной сфере, требующих меньших затрат бюджетов всех уровней при достижении сопоставимых и даже более значимых социальных эффектов. Пилотная апробация субъектами Федерации проектов социального воздействия предполагается в сферах образования, спорта, социальной защиты и занятости населения.

Справка

Подготовлено
Минфином России в целях реализации новых инструментов вовлечения инвесторов в
финансовое обеспечение проектов, направленных на достижение социально значимых
эффектов (далее – проекты социального воздействия), а также для повышения
качества и доступности оказания государственных услуг.

https://www.youtube.com/watch?v=Etmk3JdGK5Y\u0026pp=YAHIAQE%3D

Подписанным
постановлением установлен порядок организации проведения субъектами Федерации в
2019–2024 годах пилотной апробации проектов социального воздействия. Документ
направлен на реализацию положений, предусмотренных Концепцией повышения
эффективности бюджетных расходов в 2019–2024 годах (утверждена распоряжением Правительства от 31
января 2019 года №117-р).

Проекты
социального воздействия предполагают решение социально значимых задач и
достижение социальных эффектов исключительно за счёт средств частных
инвесторов.

Возврат инвестиций в виде гранта из бюджета субъекта Федерации
возможен только при условии достижения заранее определённого уполномоченным
органом исполнительной власти субъекта Федерации социального эффекта по
результатам реализации проекта.

Проекты
социального воздействия не являются альтернативой оказанию государственных и
муниципальных услуг в социальной сфере, но разработанные в рамках таких
проектов новые технологии и эффективные механизмы достижения социальных задач в
дальнейшем могут применяться в деятельности государственных и муниципальных
учреждений в социальной сфере субъектов Федерации.

Пилотная
апробация субъектами Федерации проектов социального воздействия предполагается
в сферах образования, спорта, социальной защиты и занятости населения.

Это
позволит сформировать портфель проектов для привлечения частных инвестиций в
реализацию национальных проектов, применить проектный подход к решению
социально значимых задач с привлечением социально ориентированных
некоммерческих организаций и иных исполнителей за счёт внебюджетных источников.

Читайте также:  Отсрочка в связи с обучением

Принятые
решения направлены на создание современных механизмов и технологий работы в
социальной сфере, требующих меньших затрат бюджетов всех уровней при достижении
сопоставимых и даже более значимых социальных эффектов.

Кабмин утвердил порядок апробации проектов социального воздействия в регионах до 2024 года — ТАСС

МОСКВА, 29 ноября. /ТАСС/. Премьер-министр Дмитрий Медведев подписал постановление, устанавливающее порядок проведения в регионах РФ в 2019-2024 годах пилотной апробации проектов социального воздействия. Документ опубликован в пятницу на сайте правительства.

Проекты социального воздействия предполагают решение социально значимых задач и достижение социальных эффектов исключительно за счет средств частных инвесторов.

Финансирование осуществляется с использованием нового для России инструмента — облигаций социального воздействия (social impact bonds, SIB).

После достижения социально значимого эффекта от реализации проекта (повышение качества социальных услуг, снижение их себестоимости) государство возвращает инвестору вложенные средства и выплачивает вознаграждение.

  • Отмечается, что пилотная апробация субъектами РФ проектов социального воздействия предполагается в сферах образования, спорта, социальной защиты и занятости населения.
  • «Принятые решения направлены на создание современных механизмов и технологий работы в социальной сфере, требующих меньших затрат бюджетов всех уровней при достижении сопоставимых и даже более значимых социальных эффектов», — говорится в пояснительной записке к документу.
  • Документ направлен на реализацию положений, предусмотренных концепцией повышения эффективности бюджетных расходов в 2019-2024 годах.

Согласно постановлению, информацию о ходе проведения апробации региональные власти должны передавать в Минфин ежегодно до 30 сентября. В свою очередь, Министерству финансов поручено до 15 декабря 2024 года оценить результаты пилотного тестирования и представить доклад в правительство.

Проекты социального воздействия

Первый в России проект социального воздействия будет запущен в Якутии в сфере образования. Соглашение о его запуске подписали в июне 2019 года госкорпорация ВЭБ.РФ, Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона, Высшая школа экономики и правительство Якутии. Объем инвестиций для реализации пилотного проекта составит 70 млн рублей.

Проект, направленный на улучшение качества обучения в школах, рассчитан на три года. В нем примут участие около 5 тыс. учеников 28 школ муниципального района «Хангаласский улус». Финальный срез результатов будет получен в сентябре 2022 года.

В августе зампредседателя ВЭБ.РФ Светлана Ячевская сообщала, что предполагается запуск до 2024 года не менее 10 проектов социального воздействия в различных направлениях социальной сферы с общим объемом привлеченных средств частных инвесторов до 2 млрд рублей.

Первый в мире подобный проект был запущен в 2010 году в Великобритании. На начало 2019 года было запущено 134 проекта SIB с общим объемом инвестиций около $370 млн (в среднем около $3 млн на один проект). 

Что такое социальное воздействие и почему НКО полезно его измерять

Разбираемся вместе с аналитиками фонда «Нужна помощь».

Социальное воздействие (эффект или импакт) — это значительные или устойчивые изменения в жизни людей, которые происходят из-за определенной деятельности государства, бизнеса и некоммерческого сектора. 

Термин «социальное воздействие» впервые был использован 1969 году в Йельском университете на семинаре по этической ответственности для инвесторов. Тогда участники рассматривали социальные и экологические аспекты инвестиционной деятельности, а не только финансовую выгоду.

В следующем году в Законе о национальной политике в области окружающей среды США был сформулирован набор методов, которые назвали «Оценкой социального воздействия» (SIA).

Она была необходима для прогнозирования социально-экономических последствий крупномасштабных промышленных проектов, связанных с окружающей средой. 

С 1990-х годов Всемирный банк и Международный валютный фонд начали внедрять строгую отчетность по оценке социального воздействия по своим проектам.

Наиболее заметное распространение термина «социальное воздействие» наблюдается после мирового финансового кризиса 2008 года. По сути кризис подстегнул интерес общества к бизнесу, который мог бы приносить прибыль не только акционерам.

Предприятия, инвесторы, потребители и правительства хотят действовать целенаправленно, добиваясь положительных социальных и экологических результатов.

Обсуждение проблем, связанных с оценкой социального воздействия в сфере благотворительности, также началось в США. Внимание к устойчивым результатам от деятельности некоммерческих организаций стало следствием обсуждения вопросов подотчетности, которыми задавались доноры НКО. Их интересовало, меняется ли что-то благодаря их поддержке или же средства можно использовать более эффективно. 

Главные вопросы о социальном воздействии

Когда заходит разговор о социальном воздействии конкретного проекта НКО, главные вопросы, на которые нужно ответить, это: 

Действительно ли есть какие-то реальные изменения в жизни благополучателей некоммерческой организации? Зачастую в отчетах НКО могут акцентировать внимание именно на своей деятельности, а не на том, какой эффект она оказала на людей. Например, закупка лекарств, проведение мероприятий — это реальные результаты работы, но непонятно, отразилось это хоть как-то на благополучателях, было ли им это нужно. 

Действительно ли изменения, которые произошли в жизни благополучателей, являются устойчивыми? То есть эти изменения для людей должны быть продолжительными, а не заканчиваться через короткое время  после получения услуги от НКО.

Действительно ли именно эта конкретная деятельность НКО привела к определенным результатам? Например, есть две НКО, которые помогают взрослым с ментальными нарушениями. Они заявляют, что включают их в социум, помогают с трудоустройством и развивают их самостоятельность.

При этом так может говорить и представитель организации, которая имеет свою мастерскую и реально работает с благополучателями. Так и представитель НКО, которая проводит 5 мастер-классов в год. Очевидно, что эффект от данных практик в жизни благополучателей все же будет различаться.

Что дает измерение социального воздействия

  • Придает смысл деятельности НКО и позволяет организации изменить подход к работе. Главное не то, что и в каких объемах делает организация для своих благополучателей, а как именно это помогает конкретным людям, какое позитивное влияние на них оказывает, какие проблемы решает.
  • Делает проект доказанным и позволяет НКО презентовать его, привлекать доноров, масштабировать. Если определенная практика НКО привела к конкретным изменениям в жизни благополучателей, и это можно подтвердить, тогда эта практику можно будет показать государству или бизнесу, внедрить в другие организации и использовать как инструмент для решения конкретной проблемы. 
  • Демонстрирует ответственность перед благополучателями. Если организация нацелена на устойчивые изменения в жизни благополучателей, то она не будет проводить деятельность, которая будет бесполезна или даже вредна. Например, есть НКО, которая работает с детьми-сиротами. Она не будет дарить новогодние подарки, а будет заниматься социализацией детей, формировать у них реалистические представления о жизни и необходимые навыки.

Устойчивые изменения связаны в первую очередь с благополучателями конкретных организаций. Но на людей и изменения в их жизни влияет огромное количество факторов. Кроме того, «исходные данные» — физическое и ментальное состояние, статус, пол, возраст, финансовое положение — у людей могут сильно различаться. 

Кроме того, изучение социального воздействия — отдельная профессиональная область и сложный процесс. Он занимает много времени, а также требует особых навыков и экспертных знаний у сотрудников. Не у каждой НКО есть такие ресурсы. 

Поэтому некоторым организациям сложно начать работать, ориентируясь на социальное воздействие. Они больше сосредоточены на тех мероприятиях, которые проводят в рамках своей работы, а не на тех результатах, которые эти самые мероприятия приносят благополучателям. 

Сервис от фонда «Нужна помощь»

Фонд «Нужна помощь» запустил сервис «Социальное воздействие», который поможет организациям определиться с тем, какого эффекта, каких изменений для благополучателей они хотят добиться или уже добиваются своей деятельностью. Проект реализуется победителем конкурса по приглашению «Школа филантропии» благотворительной программы «Эффективная филантропия» Благотворительного фонда Владимира Потанина.

В сервисе есть библиотека результатов, с помощью которой можно построить логическую модель проекта. Это один из инструментов определения социального воздействия. Логическая модель представлена в виде интерактивной  блок-схемы, которая наглядно передает смысл всего проекта: 

  • С какой категорией благополучателей работает организация в конкретном проекте;
  • Какая деятельность ведется по проекту;
  • На какие промежуточные результаты для благополучателей она рассчитаны;
  • К каким основным результатам — изменениям в жизни людей — должна привести эта деятельность.

Сейчас сервис охватывает проекты пяти направлений: 

  • Профилактика социального сиротства; 
  • Подготовка воспитанников интернатных учреждений к самостоятельной жизни;
  • Социальная адаптация взрослых с ментальной инвалидностью;
  • Проекты паллиативной помощи;
  • Деменция.

Для каждого направления подготовлена своя библиотека социальных результатов. Она была разработана в ходе фокус-групп с НКО и верифицирована у экспертов, а также протестирована пилотной группой пользователей сервиса. 

НКО зачастую сложно перейти от формулирования деятельности к формулированию результатов. Эти понятия довольно часто путаются. Сервис позволяет развести их. На выходе НКО получает описание своего проекта в виде логической модели с указанием того социального воздействия, которое она хочет достичь своей деятельностью.

Для чего может быть полезна логическая модель

  • Для обучения сотрудников организации;
  • Для четкой формулировки результатов деятельности НКО;
  • Для структуризации проекта;
  • Для подачи на гранты, потому что это еще и наглядный  образец описания собственного проекта;
  • В качестве подспорья  для отчетности перед донорами;
  • В качестве подспорья для организации фандрайзинга.

Мне кажется, что подобный сервис не только помогает выстроить практическую работу, но предоставить ее потенциальным донорам. По сути, описание деятельности и ее результатов, может лечь в основу любой грантовой заявки, презентации для компании. Этот сервис может быть частью обучения специалистов НКО проектной деятельности и подготовки заявок. Кроме того, этот сервис позволяет сосредоточить внимание на благополучателях, отсекая все лишнее, что позволяет повысить качество предоставляемой помощи, не распылять усилия, двигаться к понятной измеряемой цели.

Читайте также:  Содержание в карцере

Сервис доступен для авторизованных пользователей платформы «Ядро».

Спасибо, что дочитали до конца!

«Для взаимодействия с другими регионами требовалась понятная пошаговая инструкция»

В июне 2021 года на Петербургском международном экономическом форуме Благотворительный фонд «Система» подписал с ВЭБ.

https://www.youtube.com/watch?v=Etmk3JdGK5Y\u0026pp=ygU80J_RgNC-0LXQutGC0Ysg0YHQvtGG0LjQsNC70YzQvdC-0LPQviDQstC-0LfQtNC10LnRgdGC0LLQuNGP

РФ и администрацией Костромской области соглашение о реализации SIB-проекта (проекты социального воздействия, как это определяет правительство РФ, и social impact bonds — в мировой практике), став инвестором и исполнителем программы подготовки кадров для лесопромышленной области.

Президент фонда Оксана Косаченко поделилась лайфхаками, которые позволят отрасли избежать ошибок в реализации SIB-проектов и быстрее достичь нужных результатов.

Предлагаю начать с самого начала. Проекты социального воздействия в России реализуются впервые, а значит, по ходу их внедрения совершенно естественным образом постановления правительства РФ будут обрастать массой дополнительных разъясняющих документов.

Еще год назад таких документов было просто недостаточно для полноценного разговора с регионами на одном языке. Сейчас собрана полная «библиотека» сопроводительных документов к постановлению, подготовлены разъяснительные письма Минфина, есть практически чек-лист, сделанный специалистами ВЭБ.

https://www.youtube.com/watch?v=Etmk3JdGK5Y\u0026pp=ygU80J_RgNC-0LXQutGC0Ysg0YHQvtGG0LjQsNC70YzQvdC-0LPQviDQstC-0LfQtNC10LnRgdGC0LLQuNGP

РФ — уполномоченного оператора импактных проектов в стране.

Поэтому первый лайфхак вполне очевиден: рекомендую при подготовке проекта, реализуемого по схеме SIB, изучить не только соответствующие документы правительства РФ, но и все созданные в процессе нашего плотного взаимодействия со стейкхолдерами инструкции и рекомендации. Знание основ и базы сильно поможет сократить время на переговоры с региональными органами власти.

Совет номер два. Вполне закономерно, что пролоббировать в регионе неизвестный проект, который реализуется по совершенно новой схеме гранта в форме субсидии, довольно сложно, если сразу замахиваться на гигантские объемы и показывать сложно осязаемые КПЭ в перспективе трех-четырех лет.

Во-первых, это не очень коррелирует с трехлетним горизонтом планирования, принятым в субъектах федерации, а постановление правительства №1491 действует с 2019 до 2024 год, то есть выпадает за трехлетнюю рамку.

Наш проект задумывался как четырехлетний поэтапный марш-бросок по подготовке кадров для лесной промышленности, в который мы включали школьный, ссузовский и университетский уровни.

Нам хотелось проследить, как старшеклассник, с которым мы начнем работать в девятом-десятом классе, сможет сузить набор будущих профессий и склониться к идее связать свою жизнь с деревообработкой, поступит в колледж или университет и даже начнет стажировочный процесс на предприятиях отрасли. Это перспектива четырех лет минимум.

А регион может себе позволить запланировать не далее чем на три года с момента запуска проекта. В итоге мы пошли на небольшую хитрость, поделив наш проект на два этапа, каждый из которых с легкостью был одобрен региональными властями. Если сказать короче, то тут напрашиваются два важных вывода: не надо сразу заходить с масштабными проектами — можно делить проект на этапы.

Если бы мы только сейчас начинали планирование нашего образовательного проекта, то я предложила бы исключить из него высшую школу. Сложно, точнее, практически невозможно соединить под одним зонтиком школы/ссузы, имеющие региональную подчиненность, и вузы, которые подотчетны федеральным органам власти. Я поясню, в чем сложность.

Когда мы вместе с министерством образования и науки в регионе вырабатывали финальные цели, мы исходили из задачи сокращения оттока кадров из области, сохранения молодежи и предоставления им соответствующей социальной обстановки для комфортного проживания. У вуза же существует негласный КПЭ: чем больше выпускников уедет в большие агломерации, тем выше рейтинг такого университета.

Получалось, мы с региональными властями хотим молодежь сохранить, а университет нацелен на подготовку кадров, которых с радостью возьмут на работу в другом регионе. Вторая история, которая возникает в любом регионе с любым высшим учебным заведением,— ожидания объемных вложений в МТБ учебного заведения со стороны бизнеса.

В небольших SIB фокус не на улучшении инфраструктуры, а на предоставлении востребованного контента и обеспечении более тесной связки ученик—работодатель. Лайфхак тут в том, что региональные проекты в сфере образования правильнее реализовывать с учебными заведениями регионального подчинения. В противном случае можно просто завязнуть.

Вуз каждый шаг будет сверять с федеральным министерством, министерство будет писать в Минфин, Минфин — в Минэкономразвития, а дальше Счетная палата и далее по списку.

Третий лайфхак, с которого, скорее всего, следовало начинать. Ни один значимый проект в регионе не сдвинуть без личной включенности и погруженности в него первого лица. Нам невероятно повезло в Костроме, так как губернатор неравнодушен к образованию, и мы несколько лет уже взаимодействуем по школьным и вузовским проектам.

В этом смысле мы видим, что губернатор, по сути, является локомотивом всей нашей задумки. Я также знаю, что SIB, реализуемые на Камчатке, опять же пользуются доверием и поддержкой первого лица. Наши коллеги из других компаний делились с нами печальным опытом, когда пытались продвинуть сложные импактные проекты, взаимодействуя на уровне департаментов.

Такие проекты не получили развития при всей своей правильности и нужности для региона.

Следующий вполне очевидный совет. Начинать проект надо с исследования и скрупулезного изучения региона и отрасли. В нашей ситуации мы оказались просто в невероятном изумлении, когда узнали, что в системе WorldSkills нет профессии, соответствующей потребностям и ожиданиям работодателей из лесной и деревообрабатывающей отрасли. То есть не было такой профессии, как лущильщик.

Понимаете, казус: станок лущильный есть, а специалиста по работе на этом станке нет. Мы оперативно подключили «WorldSkills Россия», коллеги помогли нам описать профиль профессии и стандартизировать его. На эту же тему мы получили второй забавный факт. В последние годы предприятия в лесной отрасли — ЦБК, фанерные заводы — очень активно переоснащаются.

Например, на комбинатах Segezha Group используются лущильные станки, аналогов которым в мире нет. Это именно то, что принято называть высокими технологиями. При этом ряд колледжей, которые готовят кадры для деревообрабатывающей промышленности, работают по программе (да, это факт) 1975 года.

Но даже специалисты, которые пять-семь лет назад закончили ссуз, уже не могут справиться с высокоточным оборудованием, которое стоит на современных предприятиях. И тут вновь требуются программы дополнительного профессионального образования. Получается тот самый замкнутый круг: надо постоянно совершенствоваться, чтобы успевать за стремительным развитием производства.

А сделать это можно только при постоянном контакте работодателя, в том числе будущего работодателя, с учебным заведением.

Ну и очень полезно перед стартом проекта «потрогать» свою целевую аудиторию. Мы запустили масштабное исследование в наших регионах: изучили запросы и потребности старшеклассников, студентов, педагогов, родителей и работодателей. Это помогает нам точно и точечно выбирать контактные инструменты для взаимодействия с молодежью и взрослыми.

Мы учли стратегию развития региона до 2030 года, выделили приоритетные территории и предприятия—драйверы лесной промышленности. Именно так вместе с регионом мы выделили пилотные муниципальные районы и образовательные организации. В результате в проект вошли 16 школ, 3 ссуза и один вуз. Общий охват проекта — более 9 тыс.

участников среди школьников и студентов. Кабинетное исследование помогло нам сделать первый шаг к полноценному запуску проекта в регионе. Масштабное емкое исследование было проведено на подготовительном этапе проекта в первые три месяца после запуска. К участию были привлечены 2083 человека, которые проходили интервью и анкетный опрос.

Мы сознательно пошли на этот шаг уже после того, как запустили проект — таким образом Фонд скорректировал набор предложенных инструментов и мероприятий на ближайшие три года. Например, были сделаны интересные выводы, что на мнение молодежи при выборе направления образования большое влияние оказывают родители и только потом педагоги.

Такое заключение потребовало от нас дополнения в виде блока работ с родительской аудиторией.

Среди мотивации при выборе профессии школьниками четко проявились три группы: а) выбирающие свою профессию на основании советов родителей; б) те, кто выбирает будущее, опираясь на свои интересы, хобби и увлечения; в) ребята, ориентирующиеся на баллы по ЕГЭ или ОГЭ.

Для того чтобы иметь дополнительный инструмент воздействия на региональную молодежь, мы сформировали пул контрагентов, дополнив его нестандартными возможностями. Например, нами вовлечены в проект педагоги системы дополнительного образования, в частности школьные лесничества. И это важный лайфхак: при работе с целевой аудиторией нужно изучить и учесть все факторы, которые влияют на их мнение в процессе принятия решения.

Не думаю, что открою Америку, если посоветую привлекать к проекту широкую партнерскую сеть. Нашей опорой в регионе стали крупные работодатели, и это не только Segezha Group. Центр опережающей профессиональной подготовки стал нашей базой для взаимодействия с педагогическими кадрами и молодыми специалистами.

Основной итог нашей работы за год — это выстраивание отношений с региональной властью и понятной структуры проекта. Мы знали, что костромской проект не будет единственным, который мы реализуем в интересах Segezha Group с ВЭБ.РФ, понимали, что масштабирование сильно зависит от успеха в пилотном регионе.

А для того чтобы начать взаимодействие с другими регионами, нам требовались понятная пошаговая инструкция и последовательность шагов. Сейчас такой алгоритм нами отработан, почти доведен до автоматизма, что гарантирует нам значимое сокращение временных затрат на внедрение схожих проектов в других субъектах.