Полезное

Практика применения упк

В соответствии со ст. 6 УПК РФ уголовное судопроизводство предназначено в первую очередь для защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений.

В научных кругах и среди юристов-практиков бытует мнение о недостаточной защите прав потерпевших на законодательном уровне. Обсуждается также возможность принятия специального закона о защите прав потерпевших.

Кроме того, вопросам защиты прав потерпевших уделяют внимание и высшие судебные инстанции.

Так, Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве», в котором указал на обязанность государства обеспечить потерпевшему возможность отстаивать его права и законные интересы любыми не запрещенными законом способами.

Из судебных актов, принятых Конституционным Судом РФ, хочу обратить внимание на Постановление от 13 июня 2019 г. № 23-П. Наряду с обязанностью государства обеспечить потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба КС указал, что:

  • потерпевшим, по сути, лицо является уже в силу самого факта причинения ему вреда преступлением, а не вследствие вынесения решения о признании его потерпевшим;
  • одним из важнейших условий эффективности восстановления нарушенных прав является своевременность их защиты;
  • уголовно-процессуальные механизмы должны максимально способствовать защите от преступлений, а также предупреждению их негативных последствий для прав и охраняемых законом интересов граждан;
  • интересы потерпевшего в значительной степени связаны с разрешением вопроса о применении уголовного закона.

Именно применение уголовного закона и уголовно-процессуальных механизмов защиты прав потерпевших по делам о причинении вреда в результате насильственных действий (в части причинения побоев, легкого и среднего вреда здоровью) хотелось бы обсудить.

КС: Для потерпевших срок уголовного судопроизводства начинает течь с момента подачи заявления о преступлении Признана неконституционность нормы УПК, позволяющей не учитывать время доследственной проверки по заявлению потерпевшего о преступлении при определении разумного срока судопроизводства по делу, завершившемуся обвинительным приговором

Намеренно не затрагиваю вопросы причинения тяжкого вреда здоровью, так как по данной категории дел расследование, как правило, проводится более тщательно.

В соответствии с УПК РФ в зависимости от характера и тяжести преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке (ст. 20). Например, уголовное дело о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст.

115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью по причине личных неприязненных отношений), считается делом частного обвинения, по которому потерпевшему необходимо обращаться в суд, поддерживать обвинение, подкреплять его доказательствами, а также нести ответственность за недоказанность предъявленного обвинения.

В связи с отсутствием у большинства потерпевших специальных познаний в области уголовного процесса недоказанность предъявленного обвинения – далеко не рядовая ситуация по таким делам: не у каждого потерпевшего есть возможность за дополнительную плату привлечь к участию в деле представителя, в то время как обвиняемому согласно закону предоставляется бесплатный защитник.

В то же время уголовные дела, например, в связи с совершением кражи на сумму 3000–4000 руб. (ч. 1 ст. 158 УК РФ), считаются делами публичного обвинения, возбуждаемыми и расследуемыми органами предварительного расследования. Обвинение по ним в суде поддерживается представителем прокуратуры.

По данной категории дел изначально ведется полноценная работа по сбору и анализу доказательств, могут назначаться экспертизы и исследования, провести которые (назначить через суд) потерпевшие самостоятельно не могут – по незнанию либо ввиду отсутствия необходимых денежных средств (если экспертиза или исследование платные).

Отмечу, что оба указанных преступления относятся к преступлениям небольшой тяжести.

Получается, что если здоровью лица причинен легкий вред и ему требуется лечение в стационаре в течение недели или несколько дольше, это – дело частного обвинения, а если совершена кража на сумму 3000–4000 руб., то данный случай – дело публичного обвинения.

Приведенные примеры показывают, что установленные федеральным законодателем уголовно-процессуальные механизмы недостаточно защищают законные интересы потерпевших от насильственных преступлений. Полагаю, что степень и механизмы защиты потерпевших при причинении им вреда жизни и здоровья не должны уступать уровню защиты при причинении имущественного вреда.

Кроме того, в правоприменительной практике есть еще один немаловажный, на мой взгляд, момент, также связанный с законодательным разделением на дела частного, частно-публичного и публичного характера.

В качестве примера вновь рассмотрим ст. 115 УК. Если деяние квалифицируется по ч. 1 – это дело частного обвинения, по которому материалы из полиции (зачастую собранные некачественно) направляются в мировой суд, и больше полиция к этим делам отношения не имеет и ответственности ни за что не несет. А если деяние квалифицируется по ч.

2 (в том числе если деяние совершено из хулиганских побуждений) – это уже дело публичного обвинения. В данном случае органы дознания проводят полноценный сбор доказательств, а надзор за законностью расследования осуществляет прокуратура.

Однако на период проведения проверки решение о том, по какой части данной статьи квалифицировать действия виновного, принимает полиция.

Несмотря на разъяснения ВС (см. Постановление Пленума от 15 ноября 2007 г.

№ 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений»), на основании собственного опыта отмечу, что правоохранительные органы чаще «квалифицируют» дела в отношении виновных в насильственных преступлениях как дела частного обвинения. А если потерпевший и виновник еще и знают друг друга то, по мнению правоохранителей, причина конфликта всегда именно в личных неприязненных отношениях (даже когда в действиях виновного усматриваются хулиганские побуждения). Не исключаю, что такие решения могут быть обусловлены в том числе желанием правоохранителей уменьшить нагрузку (количество расследуемых дел), поддержав на нужном уровне статистику, и избежать дополнительного прокурорского контроля, а также некомпетентностью сотрудников.

Ситуация, на мой взгляд, еще более обострилась, когда такие деяния, как причинение побоев без дополнительных квалифицирующих признаков, законодатель отнес к административным правонарушениям.

На практике это привело к тому, что участковые уполномоченные полиции – нередко не вникая в нюансы произошедшего – составляют протокол о совершении правонарушения по ст. 6.1.

1 КоАП РФ и направляют материалы в мировой суд для привлечения виновного к административной ответственности (сводя причины конфликта к личным неприязненным отношениям).

Безусловно, есть случаи, когда мировой судья вникает в суть произошедшего и возвращает материалы дела в органы полиции для решения вопроса о привлечении виновного лица к уголовной ответственности по ст.

116 УК (например, усматривает признаки преступления – побоев, совершенных из хулиганских побуждений). Но это скорее исключение. Разбирательство в суде по делам об административных правонарушениях проходит значительно быстрее, нежели по уголовным.

На практике потерпевшие, не обладая специальными познаниями, не могут разобраться в том, верна ли квалификация вменяемого виновнику деяния, и настаивают на привлечении лица к ответственности.

В результате виновное лицо несет не уголовную, а административную ответственность, избегая таким образом более сурового (в данном случае справедливого) наказания.

При этом какого-либо действенного механизма по контролю (в том числе прокурорского надзора) на стадии принятия правоохранительными органами решения о направлении в мировой суд материалов по делам частного обвинения или материалов о привлечении к административной ответственности за побои законодательно не закреплено.

Прокурорский надзор может осуществляться лишь в форме рассмотрения жалоб потерпевших на указанные решения. Однако здесь есть два «но».

Первое: не все потерпевшие своевременно получают информацию о данных решениях, зачатую узнавая о них спустя длительное время, когда уже назначено рассмотрение дела у мирового судьи.

Второе: далеко не все потерпевшие обладают необходимыми познаниями или средствами для привлечения представителя, чтобы своевременно обжаловать упомянутые незаконные решения полиции.

В качестве примера приведу дело из собственной адвокатской практики. Весной 2015 г. в результате умышленных насильственных действий учащийся колледжа Б. на уроке физкультуры во время игры в баскетбол нанес серьезные телесные повреждения одногруппнику Р. – сломал нос и серьезно травмировал левый глаз.

Потребовалось хирургическое вмешательство, лечение травмы глаза проводилось в ФГБУ «МНИИ глазных болезней им. Гельмгольца» в г. Москве в течение длительного времени. Оба учащихся были несовершеннолетними. Виновник произошедшего до этого несколько лет занимался боксом, отличался агрессивным поведением.

Мать потерпевшего обратилась ко мне за юридической помощью в августе 2016 г. – спустя больше года после инцидента.

Разбираясь в ситуации, в том числе ознакомившись с материалами прекращенного органами дознания уголовного дела, я проанализировал с точки зрения законодательства действия правоохранительных органов по делу.

Дело в том, что в соответствии с УК деяния, за которые предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком до трех лет, относятся к преступлениям небольшой тяжести (ст. 15). Срок привлечения к уголовной ответственности по такой категорий преступлений составляет два года (ст. 78), а для несовершеннолетних – один год (ст. 94).

Изначально правоохранительными органами после длительного сбора документов действия Б. были квалифицированы по ч. 1 ст. 115 УК (умышленное причинение легкого вреда здоровью на почве личных неприязненных отношений), в связи с чем все материалы были отправлены в мировой суд для привлечения Б.

по делу частного обвинения. На этой стадии (спустя примерно 8 месяцев после случившегося) выяснилось, что причиненные Р. травмы должны расцениваться как вред здоровью средней тяжести. Материалы были возвращены в орган дознания, в отношении Б. возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 112 УК, т.е.

в связи с преступлением небольшой тяжести.

Дознаватель, решая вопрос о назначении судебно-медицинской экспертизы, вновь занялась сбором тех же медицинских документов (в том числе из московского медучреждения), которые были собраны в ходе проверки и уже находились в материалах дела. В результате дело в дознании «долежало» до того, что срок давности привлечения несовершеннолетнего к уголовной ответственности истек и было вынесено соответствующее постановление о прекращении дела.

Я обжаловал данное решение. Прокуратура согласилась с указанными в жалобе доводами, в том числе о том, что в действиях Б.

усматриваются признаки более тяжкого преступления – умышленного причинения вреда здоровью средней тяжести, совершенного из хулиганских побуждений (п. «д» ч. 2 ст. 112 УК).

На этом основании постановление о прекращении дела было отменено, а дело возвращено на доследование.

После рассмотрения начальником УМВД РФ по Вологодской области обращения матери потерпевшего на предмет бездействия правоохранительных органов расследование дела было взято на контроль начальником областного дознания. В итоге органами дознания спустя более полутора лет действия виновного лица все же были квалифицированы по ч. 2 ст. 112 УК, обвинение было утверждено прокуратурой, и дело направлено в Вологодский городской суд.

В марте 2017 г. приговором городского суда Б. (на тот период уже совершеннолетний) был признан виновным в совершении преступления по п. «д» ч. 2 ст. 112 УК.

Читайте также:  Подтверждение родственных связей

Суд полностью согласился с доводами потерпевшей стороны о наличии в действиях виновного хулиганских побуждений и приговорил Б. к условному сроку наказания, взыскав с него при этом в пользу Р.

в счет возмещения морального вреда 120 тыс. руб. а также расходы на представителя.

Данное решение в части квалификации вмененного Б. деяния стороной защиты осужденного было обжаловано. Апелляция оставила приговор без изменения. В апелляционном постановлении Вологодский областной суд отметил, что об умысле на совершение преступления из хулиганских побуждений свидетельствуют конкретные действия Б.

который во время игры в баскетбол в спортзале, в присутствии преподавателя и учащихся, использовал незначительный повод (попытку потерпевшего отобрать мяч и случайное попадание Р. рукой по лицу Б.) и стал избивать его. При этом потерпевшим не было допущено каких-либо противоправных действий в отношении Б.

Таким образом, действия Б.

совершены из хулиганских побуждений, поскольку были сопряжены с грубым нарушением общественного порядка при явном неуважении к обществу и общепризнанным нормам и правилам поведения, продиктованы желанием осужденного противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное отношение к ним.

Защита осужденного предпринимала попытки обжалования в вышестоящие судебные инстанции, которые, в том числе Верховный Суд, не нашли оснований для вмешательства в законное и обоснованное решение первой инстанции.

В заключение отмечу, что при существующих уголовно-процессуальных механизмах защиты прав потерпевших по насильственным преступлениям последним далеко не всегда удается добиться справедливого судебного решения. В связи с этим права и законные интересы потерпевших по данной категории дел требуют дополнительной защиты на законодательном уровне.

Любое ли нарушение требований уголовно-процессуального закона является основанием для возвращения уголовного дела прокурору?

«За прокурором стоит закон, а за адвокатом — человек со своей судьбой, со своими чаяниями, и этот человек взбирается на адвоката, ищет у него защиты, и очень страшно поскользнуться с такой ношей» (Федор Плевако).

На самом деле так и есть, Доверители обращаясь к адвокату за юридической помощью возлагают на него большие надежды.

Адвокат, в свою очередь, принимая на себя оказание помощи Доверителю обязан оказывать ее профессионально и в соответствии с законом на любой стадии и пресекать нарушения закона.

    Примерно пол года назад ко мне обратился Доверитель для того чтобы я был его защитником, так как он обвиняется в совершении двух преступлений. Одно это ч. 2 ст. 145.1 УК РФ, а  другое это ч. 1 ст. 201 УК РФ. Ко мне он обратился когда уже происходило ознакомление с материалами уголовного дела в порядке ст. 217 УПК РФ.

Прибыв к следователю для вступление в уголовное дело в качестве защитника, а также для последующего ознакомления с материалами уголовного дела, следователь своим ПОСТАНОВЛЕНИЕМ (БЕЗ САНКЦИИ СУДА!!!) ограничивает меня в ознакомлении с материалами уголовного дела, обоснованная это тем, что защитник, который оказывал юридическую помощь Доверителю до меня, ограничен судом в ознакомлении с материалами уголовного дела. Несмотря на то, что я не был ограничен в ознакомлении с материалами дела, следователь уведомил об окончании выполнения ст. 217 УПК РФ, так как истек срок ознакомления с материалами дела предыдущего защитника, установленный судом. В последующем моему Доверителю пришло уведомление о необходимости явки к следователю для получения обвинительного заключения. Так как Доверитель фактически проживает в другом городе, получать обвинительное заключение он пришел к следователю, который фактически и вызвал для  его получения, то есть в своем городе. Прибыв на место, следователь предоставил ему скан первой и последней страницы обвинительного заключения, а само обвинительное заключения, которое как оказалось содержало более 100 страниц, предоставлено ему на флешке. Несмотря на то, что фактически Доверитель не получал копию обвинительного заключения, мной в установленный срок (трое суток) подано ходатайство о проведении предварительного слушания, так как имеются существенные нарушения требований уголовно-процессуального закона, которые являются основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

     В качестве оснований я указал следующее (краткое перечисление):

1. Следователем не был составлен протокол, предусмотренный ст. 218 УПК РФ.

  Согласно ч. 1 ст. 218 УПК РФ по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь составляет протокол в соответствии со ст.ст. 166 и 167 УПК РФ. В протоколе указываются даты начала и окончания ознакомления с материалами уголовного дела, заявленные ходатайства и иные заявления.

    В протоколе делается запись о разъяснении обвиняемому его права, предусмотренного ч. 5 ст. 217 УПК РФ, и отражается его желание воспользоваться этим правом или отказаться от него (ч. 2 ст. 218 УПК РФ).

    Так как протокол не составлялся, моему Доверителю не были разъяснены права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ, а это в соответствии со ст. 237 УПК РФ является безусловным основанием для возвращения уголовного дела прокурору.

2. Обвинительное заключение составлено с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства.

    Согласно фабуле обвинения по ч. 2 ст. 145.1 УК РФ, органом предварительного следствия указаны 100 потерпевших, работников предприятия.

    Между тем, в списке в приложении к обвинительному заключению, в нарушении требований ч. 4 ст. 220 УПК РФ, указаны лишь 80 потерпевших. Сведения о 20 потерпевших отсутствуют.

    Согласно п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.

2010 N 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» в соответствии с законом потерпевший, являясь физическим лицом, которому преступлением причинен физический, имущественный или моральный вред, либо юридическим лицом в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации, имеет в уголовном процессе свои собственные интересы, для защиты которых он в качестве участника уголовного судопроизводства со стороны обвинения наделен правами стороны.

    В  силу ч. 1 ст. 42 УПК РФ лицо, которому преступлением причинен вред, приобретает предусмотренные уголовно-процессуальным законом права и обязанности с момента вынесения дознавателем, следователем, руководителем следственного органа или судом постановления о признании его потерпевшим.

    Из обвинительного заключения следует, что потерпевшими признаны 100 работников, тогда как в списке лиц указано всего 80 работников.     

    В соответствии с п. 1, 3 ч. 4 ст. 47 УПК РФ обвиняемый вправе знать, в чем он обвиняется, давать показания по предъявленному ему обвинению.             Одним из обязательных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со ст. 73 УПК РФ является характер и размер вреда, причиненного преступлением.

    В соответствии с ч. 8 ст. 172 УПК РФ следователь вручает обвиняемому и его защитнику копию постановления о привлечении данного лица в качестве обвиняемого.

    Согласно требованиям ч. 1 ст. 175 УПК РФ если в ходе предварительного следствия появятся основания для изменения предъявленного обвинения, то следователь в соответствии со ст. 171 УПК РФ выносит новое постановление о привлечении лица в качестве обвиняемого и предъявляет его обвиняемому в установленном законом порядке.

    В соответствии с ч.ч. 1,2 ст. 173 УПК РФ  следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения. Обвиняемый допрашивается по существу предъявленного обвинения.

    Указанные процессуальные права и обязанности в своей совокупности, являются неотъемлемыми составляющими права на защиту обвиняемого в ходе уголовного производства.

    Согласно ч. 4 ст. 220 УПК РФ список подлежащих вызову в судебное заседание лиц прилагается к обвинительному заключению и является, по сути, его составной частью. Отсутствие такого списка, либо его неполнота означают, что обвинительное заключение составлено с нарушением уголовно-процессуального закона и поэтому может служить основанием для возвращения дела прокурору.

Например, отсутствие в списке лиц, подлежащих обязательному вызову в судебное заседание, а к таковым относятся стороны по делу (например, обвиняемый, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик, их законные представители), в ряде случаев являлось дополнительным основанием для принятия районными судами решения о возвращении дела прокурору по п. 1 ч. 1 ст. 237 УПК РФ.

    Из материалов уголовного дела следует, что Доверителю обвинение в окончательной редакции предъявлено 10 мая  2018 года, и в данном обвинении указано 100 работников (потерпевших). Более обвинение не перепредъявлялось, новое постановление о привлечении в качестве обвиняемого не выносилось.

    В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 22.12.2009 г. № 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» при решении вопроса о возвращении уголовного дела прокурору по основаниям, указанным в ст.

237 УПК РФ, под допущенными при составлении обвинительного заключения или обвинительного акта нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать такие нарушения изложенных в статьях 220, 225 УПК РФ положений, которые служат препятствием для принятия судом решения по существу дела на основании данного заключения или акта.

    Под допущенными при составлении обвинительного заключения нарушениями требований уголовно-процессуального закона следует понимать нарушения положений ст.ст. 220, 225 УПК РФ, при которых обвинение, изложенное в обвинительном заключении, не соответствует обвинению, изложенному в постановлении о привлечении лица в качестве обвиняемого.

    Согласно правовой позиции, выраженной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 08.12.2003 г. № 18-П, ч.1 ст.

237 УПК РФ не противоречит Конституции Российской Федерации, поскольку содержащиеся в ней положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе норм не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий к его рассмотрению судом во всех случаях, когда в досудебном производстве были допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном производстве, если возвращение дела не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия. При этом конституционно-правовой смысл указанных положений, выявленный в Постановлении, является общеобязательным и исключает какое-либо иное их истолкование в правоприменительной практике.

    Указанные выше нарушения, исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям законности и справедливости, а также свидетельствует, в том числе, о несоответствии обвинительного заключения требованиям УПК РФ, поскольку постановление о привлечении в качестве обвиняемого находящееся в материалах уголовного дела по своему содержанию противоречит обвинительному заключению.

    Таким образом Доверитель и его защита лишены возможности защищаться от обвинения в части требований 20 работников, а также суд лишен возможности вызвать 20 потерпевших в судебное заседание и допросить их по обстоятельствам, имеющим значения для уголовного дела, так как сведения о их личности не установлены.

3. Следователь незаконно ограничил защитника в ознакомлении с материалами дела в порядке ст. 217 УПК РФ

Читайте также:  Правила надлежащей лабораторной практики

    Принимая во внимание, что на основании ч. 3 ст.

217 УПК РФ ограничить защитника во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела, возможно только на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 125 УПК РФ, действия следователя об ограничении ознакомления с материалами уголовного дела являются незаконными и привели к нарушению права Доверителя на защиту, так как сторона защиты не располагает всеми материалами уголовного дела, необходимыми для осуществления защиты Доверителя по данному уголовному делу, то есть дело направлено в суд для разрешения дела по существу, минуя стадию — ознакомление  с материалами уголовного дела

    Ограничение в ознакомлении с материалами уголовного дела привело к невозможности реализации со стороны защиты прав, предусмотренных ч. 4 ст. 217 УПК РФ. Так, ч. 4 ст. 217 УПК РФ гласит, что по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления.

    Данное нарушение, допущенное следователем на досудебной стадии производства по уголовному делу невозможно устранить в ходе судебного разбирательства, так как в соответствии с ч. 3 ст.

15 УПК РФ суд не является органом уголовного преследовании, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Суд создает необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

    Основанием для возвращения дела прокурору являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона, совершенные следователем, в силу которых исключается возможность постановления судом приговора или иного решения.

Подобные нарушения в досудебном производстве требований УПК, которые не могут быть устранены в судебном заседании и исключают принятие по делу судебного решения, отвечающего требованиям справедливости, всегда свидетельствуют, в том числе о несоответствии обвинительного заключения требованиям УПК.

    В связи с тем, что после ознакомления с материалами дела у защиты есть право на заявление ходатайств о производстве следственных или иных процессуальных действий, есть основания для возвращения уголовного дела прокурору для дальнейшей реализации стороной защиты прав, предусмотренных ст. 217 УПК РФ.

    По результатам рассмотрения  ходатайства, суд принял решение о возвращении уголовного дела прокурору. Не согласившись с решением суда прокурором подано апелляционное представление, по результатам рассмотрения которого постановление суда о возвращении дела прокурору оставлено без изменения.

    Из всех приведенных мной оснований для возвращения уголовного дела прокурору, суд указал на первые два. Последнее основание в соответствии со ст.

237 УПК РФ не является основанием, которое препятствует рассмотрению уголовного дела, так как ознакомиться с материалами дела возможно в суде.

Несмотря на это, и Доверитель и защитник лишены возможности заявлять ходатайства о производстве следственных или иных процессуальных действий.

Получается, что следователь может самостоятельно ограничить защитника и обвиняемого в ознакомлении с материалами дела без санкции суда,  не дать возможность заявлять ходатайства, но при этом разъяснить права, предусмотренные ч. 5 ст. 217 УПК РФ и тогда это не будет являться существенным нарушением, которое препятствует рассмотрению дела по существу.         

    На мой взгляд именно последнее основание является наиболее существенным, так как только после ознакомления с материалами уголовного дела в полном объеме, защитник может реализовать весь свой потенциал, только после ознакомления с материалами дела можно подготовить позицию защиты, проанализировать доказательства обвинения, заявить ходатайства о производстве очных ставок и других следственных или иных процессуальных действий. Это ключевой этап без которого защита лишена инструментов для защиты, лишена возможности защищаться, так как не располагает сведениями от чего конкретно защищаться. Защита не сможет проверить получены ли доказательства надлежащим образом или они являются недопустимыми. Без этого этапа, который должен быть произведен в соответствии с законом, не может быть состязательности и равноправия сторон.

Практика применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: практ. пособие «Читай-город»

Цена на сайте может отличаться от цены в магазинах сети. Внешний вид книги может отличаться от изображения на сайте.

Настоящее издание подготовлено на основе новейшей судебной практики. В книге представлены рекомендации судей Верховного Суда РФ по применению уголовно-процессуального законодательства. Авторами с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ рассмотрены наиболее актуальные вопросы, возникающие при применении судами норм УПК РФ. Приводятся постановления Конституционного Суда РФ, Пленума Верховного Суда РФ, посвященные разрешению различных процессуальных коллизий.

Рекомендовано для судей, прокуроров, адвокатов, практикующих юристов, а так же студентов, аспирантов и преподавателей вузов.

Настоящее издание подготовлено на основе новейшей судебной практики. В книге представлены рекомендации судей Верховного Суда РФ по применению уголовно-процессуального законодательства. Авторами с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ рассмотрены наиболее актуальные вопросы, возникающие при применении судами норм УПК РФ. Приводятся постановления Конституционного Суда РФ, Пленума Верховного Суда РФ, посвященные разрешению различных процессуальных коллизий.

Рекомендовано для судей, прокуроров, адвокатов, практикующих юристов, а так же студентов, аспирантов и преподавателей вузов.

Юрайт

На товар пока нет отзывов

Поделитесь своим мнением раньше всех

Как получить бонусы за отзыв о товаре

1

Сделайте заказ в интернет-магазине

2

Напишите развёрнутый отзыв от 300 символов только на то, что вы купили

3

Дождитесь, пока отзыв опубликуют.

Если он окажется среди первых десяти, вы получите 30 бонусов на Карту Любимого Покупателя. Можно писать неограниченное количество отзывов к разным покупкам – мы начислим бонусы за каждый, опубликованный в первой десятке.

Правила начисления бонусов

Если он окажется среди первых десяти, вы получите 30 бонусов на Карту Любимого Покупателя. Можно писать неограниченное количество отзывов к разным покупкам – мы начислим бонусы за каждый, опубликованный в первой десятке.

Правила начисления бонусов

Практика применения главы 40 УПК РФ в мировой юстиции

Синицына, Д. А. Практика применения главы 40 УПК РФ в мировой юстиции / Д. А. Синицына. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2022. — № 4 (37). — С. 39-43. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/232/7623/ (дата обращения: 20.07.2023).



Роль мировой юстиции в неординарном вопросе о практике применения главы 40 УПК РФ явно недооценена. Именно в производстве судебных участков мирового судьи рассматривается более 98 % уголовных дел в особом порядке в порядке гл. 40 УПК РФ.

Специфика предметной подсудности уголовных дел в мировой юстиции такова, что категории дел, подлежащих рассмотрению мировым судьей, это разделение их на 2 вида: 1) уголовные дела частного обвинения (ч. 2 ст.

20 УПК РФ); 2) уголовные дела частно-публичного и публичного обвинения о преступлениях небольшой тяжести, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает 3 (трех) лет лишения свободы, за исключением дел о преступлениях, прямо указанных в ч. 1 ст. 31 УПК РФ [3].

Примечательно, что глава 40.1 УПК РФ в судопроизводстве мировых судей на практике практически не встречается.

Cудопроизводство у мирового судьи схоже судопроизводству в федеральных районных судах и соответствует общим принципам уголовного судопроизводства суда первой инстанции (гл. 33–39 УПК).

Закон не содержит прямых ссылок на исключения из общих принципов для мирового судьи, однако гл. 41 УПК РФ предусматривает указания, относящиеся к делам частного обвинения, возбуждаемые в порядке ч. 4 ст. 20 УПК РФ.

Это особый институт, встречающийся только у мирового судьи, и рассматривается исключительно им.

Переходя к сущности научного исследования в данной статье, выделим следующие основополагающие аспекты:

Цель исследования — провести комплексное организационно-правовое исследование практики применения мировым судьей главы 40 УПК РФ, раскрыть сущность понятия «уголовное судопроизводство у мирового судьи», выявить основные тактики применения на практике гл. 40 УПК РФ мировым судьей судебного участка, проанализировать взаимодействие участников уголовного судопроизводства в порядке главы 40 УПК РФ между собой.

  • Объект исследования — область общественных отношений, возникающих в процессе применения главы 40 УПК РФ мировым судьей судебного участка между его участниками.
  • Предмет исследования — нормативная база, регламентирующая порядок применения главы 40 УПК РФ в мировой юстиции, а также регламентирующая процессуальные права и обязанности участников уголовного судопроизводства.
  • Предварительное расследование и подготовка к судебному заседанию уголовных дел, рассматриваемых в порядке гл. 40 УПК РФ

В компетенцию мирового судьи в большинстве случаев входит рассмотрение уголовных дел частно-публичного и публичного обвинения о преступлениях небольшой тяжести, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает 3 (трех) лет лишения свободы, за исключением дел о преступлениях, прямо указанных в ч. 1 ст. 31 УПК РФ. Зачастую по уголовным делам, подсудным мировому судье проводится предварительное расследование в форме дознания (п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК РФ), реже в форме следствия. Встречаются уголовные дела с проведением сокращенного дознания (гл. 32.1 УПК РФ).

По окончании дознания и составлении обвинительного акта уголовное дела направляется прокурору на утверждение, после в адрес судебного участка мирового судьи (п. 1 ч. 1 ст. 226 УПК РФ).

К тому (томам) уголовного дела прилагаются: ходатайство обвиняемого с просьбой применения к нему особого порядка вынесения решения в связи с согласием с обвинением, сопроводительные письма, расписки о получении копии обвинительного акта.

После регистрации поступившего уголовного дела в канцелярии судебного участка, мировой судья анализирует письменные материалы уголовного дела и назначает его к слушанию в порядке гл. 33 УПК РФ.

Уже на стадии ознакомления с делом мировой судья формирует собственное мнение о возможности проведения судебного заседания в особом порядке, поскольку в данном случае требуется наличие совокупности определенных факторов, четко перечисленных в законе в ст.

314 УПК РФ: а) обвиняемый осознает характер и последствия заявленного им ходатайства; б) ходатайство было заявлено добровольно и после консультации с защитником; в) государственный / частный обвинитель и потерпевший не возражают против заявленного ходатайства.

Вышеперечисленные основания проверяются мировым судьей в ходе судебного заседания [10, c. 468].

Секретарь судебного заседания извещает необходимых лиц и высылает им либо вручает под расписку копию постановления о назначении судебного заседания вместе с судебными повестками.

Если имеются основания проведения предварительного слушания, предусмотренные ст. 229 УПК РФ, то мировой судья выносит постановление о назначении предварительного слушания и проводит его по правилам, указанные в гл. 34 УПК РФ. Действия секретаря аналогичны.

Судебное разбирательство уголовных дел, рассматриваемых в порядке гл. 40 УПК РФ

Рассмотрение подобных уголовных дел в судебном заседании мировым судьей первой инстанции происходит по общим правилам судебного разбирательства, закреплённым в российском законодательстве (ст. 321 УПК РФ), включая особенности, предусмотренные ч. 3, 5 ст. 321 УПК РФ.

По общему правилу начало рассмотрения дела по существу не может быть начато раньше 7 суток (период невозможно ограничить по ч. 2 ст. 321 УПК РФ) со дня вручения обвиняемому копии обвинительного заключения или акта, что подтверждается распиской. Данная мера предоставляет время подсудимому ознакомиться с заключением/актом и подготовить свою позицию по делу.

Читайте также:  Ответы об отсрочках

После поступления уголовного дела в суд, анализирования материалов дела мировым судьей, его постановлением назначается дата рассмотрения уголовного дела по существу. Дата не должна быть позднее 14 суток со дня вынесения мировым судьей постановления о его назначении (ч. 1 ст. 233 УПК РФ).

Для производства по уголовным делам у мирового судьи именно этот срок сокращается, поскольку его исчисление начинается раньше — со дня поступления в суд заявления или уголовного дела, а не со дня вынесения судьей постановления о назначении судебного заседания.

Это следует признать одним из изъятий из общего порядка рассмотрения уголовных дел [9, c. 394].

Как уже отмечалось выше, в подавляющем большинстве случаев уголовные дела рассматриваются в особом порядке в связи с согласием обвиняемого с предъявленным ему обвинением (гл. 40 УПК РФ).

На стадии предварительного следствия, после ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела ему предоставляется право заявить ходатайство о рассмотрении уголовного дела в отношении него в особом порядке.

Оно должно быть заявлено добровольно, после консультации с защитником, лицо должно понимать последствия подобного рассмотрения, а именно: недопустимо обжаловать приговор в части виновности либо невиновности лица, а только в части назначенного наказания, если лицо посчитает его слишком строгим [11].

Рассмотрение дела проходит только в единоличном составе суда. Мировой судья контролирует и направляет ход судебного следствия, обеспечивает условия для осуществления лицами, участвующими в деле, своих прав и обязанностей в полном объеме.

По всем без исключения делам частно-публичного и публичного обвинения на стороне обвинения присутствует государственный обвинитель — помощник межрайонного прокурора, в редких случаях — дознаватель/следователь.

Такое делегирование полномочий происходит решением надзирающим прокурором о предоставлении полномочий поддержания обвинения при утверждении обвинительного заключения/акта своей резолюцией.

Удостоверение возложенных процессуальных полномочий подтверждается официальным сопроводительным письмом от прокурора на имя мирового судьи вместе с материалами уголовного дела.

Содержание письма обязательно должно включать в себя: 1) совокупность конкретных процессуальных полномочий; 2) какой именно представитель органа будет поддерживать государственное обвинение (ч. 5 ст. 246 УПК РФ).

Стоит обратить внимание, что только прокуратура является исключительным носителем обвинительной власти, следит за достаточностью, законностью, обоснованностью, пределов предъявленного обвинения.

Также нельзя отметить тот факт, что только прокурор может обжаловать приговор либо постановление мирового судьи, которое не вступило в законную силу, посредством мотивированного апелляционного представления. Поэтому на представителя органа дознания, выступающего в качестве государственного обвинителя, распространяются правила, содержащиеся в ч. 5 ст. 246 УПК, — он пользуется всеми процессуальными правами государственного обвинителя как стороны в деле. В тоже время самостоятельно распоряжаться обвинением, например отказаться от его поддержания полностью или частично или изменить обвинение, он, не получив на это согласия надзирающего прокурора, не может [10, c. 468].

По поступившим уголовным делам, содержащим обвинительный акт либо обвинительное заключение мировой судья правомочен избрать, продлить меру пресечения подсудимому (подсудимым), в том числе и заключение под стражу. Как и многие постановления, оно также может обжаловаться по ст.

354 УПК РФ в апелляционной инстанции. В случае поступления апелляционной жалобы, касаемо меры пресечения, апелляционной инстанции (районному суду) установлены укороченные сроки для принятия решения — не позднее 3 (трех) суток со дня вынесения постановления мирового судьи (ч. 11 ст.

108 УПК РФ).

Судебное заседание начинается с объявления даты, места, наименования судебного участка, время, состава суда. Далее устанавливается явка, вызванных в судебное заседание лиц.

Председательствующий знакомит участников процесса с регламентом судебного заседания, с мерами воздействия за нарушение порядка в судебном заседании в соответствии со ст.257–258 УПК РФ.

Особую детальность приобретает изучение личности подсудимого — помимо стандартных данных, таких как фамилия, имя, отчество, год рождения, место рождения, место регистрации и фактического проживания, гражданства, устанавливается семейное положение, наличие на иждивении престарелых родителей, несовершеннолетних детей, образование, информация о судимости, состояние на учете в НД и ПНД. После этого проверяется факт получения обвиняемым копии обвинительного заключения/акта, а также информация о мере процессуального принуждения.

Председательствующий объявляет состав суда, а также сообщает, кто является, государственным обвинителем, защитником, секретарем судебного заседания, разъясняет право отвода, судье, государственному обвинителю, защитнику, секретарю. Разъясняет права и обязанности подсудимому, предусмотренные УПК РФ, ст. 51 Конституции, а после опрашивает участников процесса, имеются ли у них ходатайства.

После разрешения вопроса о ходатайствах, а это зачастую приобщение к материалам уголовного дела документов, имеющих существенное значение, председательствующий выясняет у подсудимого, поддерживает ли он свое ходатайство о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, заявлено ли это ходатайство добровольно и после консультации с защитником, осознает ли он последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства, разъясняет последствия постановления приговора без проведения судебного разбирательства — ст. 317 УПК РФ. Председательствующий объявляет об окончании подготовительной части судебного следствия и переходит к судебному следствию.

Государственный обвинитель встает и излагает предъявленное подсудимому обвинение с указанием доказательств, вложенных в обоснование обвинения. Председательствующий спрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение, согласен ли он с обвинением.

При особом порядке рассмотрения дела подсудимый соглашается с обвинением в полном объеме, признает свою вину, в содеянном раскаивается. Председательствующий предлагает задать участникам процесса вопросы подсудимому, если таковые имеются.

Обычно вопросы сторон касаются области назначения наказания, такие как наличие работы, уровень месячного заработка — при назначении наказания в виде штрафа, а также наличие на иждивении кого-либо из близких родственников, их состояние здоровья, и материальное положение.

После исчерпания вопросов, суд переходит к оглашению материалов дела, характеризующих личность подсудимого. К ним относятся: требования о судимостях, справки из НД, ПНД, характеристики с места жительства, работы, учебы, свидетельства о рождении детей, копии приговоров, медицинские справки и т. д.

Если дополнений к материалам дела не имеется, суд объявляет об окончании судебного следствия и переходит к выслушиванию судебных прений.

Первым выступает государственный обвинитель, обращает внимание суда на смягчающие и отягчающие обстоятельства совершенного преступления, данные о личности, степень общественной опасности совершенного преступления, а также иные обстоятельства, такие как наличие неснятых и непогашенных судимостей.

Просит суд назначить справедливое наказание, позволяющее исправиться подсудимому и быть реально исполненным. На практике зачастую сторона обвинения просит суд назначить наказание в виде штрафа, обязательных, исправительных работ. Наказание в виде лишения свободы встречается в мировой юстиции редко.

Защитник в свою очередь указывает исключительно на смягчающие обстоятельства и просит суд назначить минимально возможное наказание. Подсудимый вправе также выступить в судебных прениях, но может и отказаться.

После стадии судебных прений суд предлагает сторонам воспользоваться правом реплик.

Далее подсудимому предоставляется последнее слово в обязательном порядке, где он вправе высказаться относительно меры наказания, как правило, просит суд строго его не наказывать, обещает подобного более не совершать. Поскольку в силу ч. 5 ст.

316 УПК РФ могут быть исследованы лишь обстоятельства характеризующие личность подсудимого, и обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, суд не вправе отказать подсудимому в последнем слове высказаться, в том числе и по этим вопросам в порядке ст. ст.

292, 293 УКП РФ [7].

В итоге суд удаляется в совещательную комнату, тайну которой нарушать нельзя, что является основанием для отмены приговора либо постановления.

После постановления судебного акта он обязательно провозглашается в присутствии участвующих в деле лиц, его копии, заверенные надлежащим образом, выдаются участникам судебного заседания под расписку. Если кто-либо из лиц не присутствовал при оглашении, то копия акта высылается ему по почте.

В обязательном порядке мировым судьей разъясняются срок, порядок и объем обжалования приговора, право на ознакомление с протоколом судебного заседания, а также порядок и срок подачи замечаний на него.

Судебное заседание объявляется закрытым. Составляется протокол судебного заседания в течение 3 (трех) дней и подписывается мировым судьей и секретарем. Также следует отметить, что с 2020 г.

в судебных участках активно внедряется аудиопротоколирование, что подразумевает под собой ведение аудио- и видеофиксации судебного заседания и прикрепление записи в базе данных.

По заявлению лиц, участвующих в деле, файл возможно изъять из базы и предоставить копию на ознакомление. Диск с записью судебных заседаний хранится в материалах уголовного дела.

Особое внимание заслуживает возможность проведения у мирового судьи судебного слушания в отсутствие не только потерпевшего при заявлении им письменного ходатайство о рассмотрении дела в свое отсутствие, но и самого подсудимого в соответствии с ч. 4 ст. 247 УПК РФ. В данном случае ему посылается копия приговора либо постановления по почте с разъяснением прав на обжалование.

В делах частно-публичного и публичного обвинения также возможно прекращение производства посредством примирения сторон по преступлениям небольшой и средней тяжести в порядке ст. 25 УПК РФ. Согласно ст.

76 УПК РФ Лицо, впервые совершившее преступление указанных выше степеней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

Мировой судья в ходе судебного заседания на стадии ходатайств приобщает к материалам дела заявления от подсудимого и потерпевшего либо гражданского истца о примирении [8].

Заключение

Изучая уголовно-процессуальное законодательство можно выделить следующие отличия уголовного судопроизводства у мирового судьи: 1) состав суда исключительно единоличный; 2) состав участников — только у мирового судьи возможно выступать в качестве защитника лицу, не имеющему статус адвоката.

Для этого обвиняемый заявляет ходатайство о допуске данного лица к участию в деле в качестве защитника; 3) особая подсудность — мировой судья вправе рассматривать уголовные дела о преступлениях небольшой тяжести, наказание за которые не превышает 3-х лет лишения свободы (ч. 1 ст. 31 УПК РФ) и дела частного обвинения (ст. 318 УПК РФ).

Сюда же относятся и дела публичного и частно-публичного обвинения, по которым досудебная подготовка может производиться как в форме дознания, так и в форме предварительного следствия; 4) сроки рассмотрения — сокращенные, а именно назначение судебного заседания обязано быть назначено не позднее 14 суток и не ранее 3-х суток со дня поступления уголовного дела в канцелярию судебного участка и его регистрации в ПК «Мировые судьи» или заявления частного обвинителя (п. 2 с. 321 УПК РФ).

Литература: