Полезное

Плата за резервирование

Законодательство России не раскрывает понятия «банковская комиссия». Также отсутствуют прямые предписания о допустимости взимания тех или иных комиссий с клиентов. Этот пробел был восполнен разъяснениями ВАС РФ, а после его упразднения – ​ВС РФ.

Судебная практика признает три случая, когда банки имеют право устанавливать комиссию. Во-первых, если она установлена за оказание самостоятельной услуги клиенту. Во-вторых, комиссия возможна, если на самом деле она прикрывает повышенный процент.

И в-третьих, банк может взимать комиссию за предоставление заемщику определенных поблажек. В данном случае комиссия является компенсацией предоставленных заемщику льгот. Однако на практике многие банки вводят плату за другие операции.

Расскажем о наиболее распространенных комиссиях и выясним, какие из них законны, а какие – ​нет.

Плата за резервирование

При оформлении кредита

Некоторые банки взимают плату за саму выдачу кредита. В таком случае кредитор получает прибыль и от процентов, и от комиссии. Как правило, суды признают такие комиссии незаконными, но есть исключения.

Комиссия за выдачу кредита

В свое время ВАС РФ сформулировал простой критерий: банк может взимать комиссию только за оказание самостоятельной услуги клиенту (п.

 4 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147)).

Поэтому комиссии за рассмотрение кредитной заявки, за выдачу кредита, за оформление кредитного договора в большинстве случаев являются незаконными (постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.04.2018 № Ф07-2842/2018 по делу № А56-60187/2017, Арбитражного суда Уральского округа от 22.12.

2014 № Ф09-8176/14 по делу № А71-13054/2013). Без рассмотрения кредитной заявки и оформления договора банк просто не смог бы выдать кредит. Получается, что рассмотрение заявки не создает для заемщика дополнительных благ. Поэтому подобные условия договора являются ничтожными (ст. 168 ГК РФ), а уплаченные деньги подлежат возврату (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

То же самое с комиссиями за выбор тарифа. Предоставление возможности выбрать тариф не является услугой. Заемщик и так имеет право определить тариф кредитного договора (определение ВАС РФ от 19.11.2013 № ВАС-15985/13 по делу № А40-161780/12-170-36).

Есть признак, позволяющий распознать подобные незаконные комиссии. Они уплачиваются единовременно при выдаче кредита, причем из денег, подлежащих зачислению на счет клиента.

Комиссия за резервирование средств

Иногда банки все-таки оказывают услуги еще до оформления кредита – резервируют денежные средства.

Если заемщик имеет право получить кредит в пределах лимита и по первому своему требованию, то банк имеет право на получение комиссии.

Она взимается за предоставление права пользования кредитной линией, даже если клиент не обращался за деньгами (постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.04.2014 № Ф05-2311/2014 по делу № А40-31964/2013).

Резервирование средств в пределах оговоренного лимита – самостоятельная услуга (постановления Арбитражного суда Московского округа от 29.04.2016 № Ф05-4219/2016 по делу № А40-101534/2015 и Арбитражного суда Поволжского округа от 15.04.2014 по делу № А72-4357/2013).

Банк не имеет права отказать в предоставлении денег клиенту, которому одобрена кредитная линия (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.02.2015 по делу № А45-10433/2014). У него возникает обязательство выдать кредитный транш. Однако заемщик может его и не запрашивать.

Тогда банк понесет финансовые издержки – не сможет воспользоваться деньгами для выдачи кредита кому-то другому.

https://www.youtube.com/watch?v=g2wJEdji8jI\u0026pp=ygUs0J_Qu9Cw0YLQsCDQt9CwINGA0LXQt9C10YDQstC40YDQvtCy0LDQvdC40LU%3D

Таким образом, комиссия за резервирование денежных средств признается законной. Эту позицию сформулировал еще Президиум ВАС РФ (постановление от 12.03.2013 № 16242/12 по делу № А40-124245/11-133-1062).

Комиссия за кредитование счета

Также высшие арбитры признали правомерность ежемесячной комиссии за возможность кредитования расчетного счета (овердрафт).

В этом случае услуга заключается в предоставлении банком возможности совершить платеж, несмотря на недостаточность (отсутствие) денег на счете. Об этом сказано в п. 4 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 147).

Комиссия за резервирование средств при единовременной выдаче кредита

Иногда банки устанавливают комиссию за резервирование средств, но при этом выдают кредит не траншами, а единовременно. Например, в деле № А40-167811/2012 была признана незаконной комиссия за резервирование кредитных средств.

Выяснилось, что кредит был выдан единовременно, а не отдельными траншами. Следовательно, у банка не было расходов на резервирование средств для исполнения заявок заемщика (постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.05.

2014 № Ф05-3812/14).

Банк должен доказать наличие финансовых издержек при предоставлении заемщику возможности получить очередной транш. Если доказательств не будет, то соответствующие пункты договора признают ничтожными (постановления Арбитражного суда Московского округа от 10.07.2014 № Ф05-6935/2014 по делу № А40-137720/2013 и от 18.09.2014 № Ф05-10273/2014 по делу № А40-126218/2013).

Комиссия за оформление кредитной линии

Наряду с комиссией за резервирование (бронирование) средств для выдачи кредита в договоре может быть также предусмотрена и комиссия за оформление кредитной линии. Очевидно, эта комиссия дублирует плату за резервирование и взимается не за оказание какой-либо услуги. В таком случае суды признают плату за резервирование обоснованной, а за оформление – ничтожной.

Семнадцатый арбитражный апелляционный суд посчитал, что оформление кредитной линии – это прямая обязанность банка; стандартное действие, без которого он не может исполнить договор об открытии кредитной линии. Такое действие не создает для клиента отдельного имущественного блага (полезного эффекта). Следовательно, условие кредитного договора о взимании комиссии за оформление кредитной линии ничтожно.

А вот комиссию за резервирование суд признал законной. В отличие от обычного кредита кредитная линия дает заемщику возможность в течение определенного срока получить от кредитора деньги в согласованном размере.

В рассмотренном случае договор предусматривал выдачу кредита отдельными траншами. Заемщик мог получить кредит не в полной сумме, а в пределах лимита и по первому требованию. В связи с этим у банка возникли расходы по резервированию конкретной суммы для удовлетворения будущих заявок заемщика (постановление от 09.10.2014 № 17АП-11693/2014-ГК по делу № А60-17977/2014).

При обслуживании кредита

Все банки несут расходы на обслуживание кредитов. Они должны формировать резервы под выданные суммы, создавать для их учета внутренние (ссудные) счета, отслеживать их возврат, сдавать отчетность о кредитах и т.п.

Часто банки пытаются переложить такие расходы на заемщиков, устанавливая комиссии за обслуживание или ведение ссудного счета.

При оценке подобных комиссий суды обращают внимание на то, привязана ли комиссия к остатку задолженности заемщика перед банком.

Комиссия не связана с остатком задолженности

Ведение ссудного счета, составление отчетности о кредите и отслеживание его возврата не являются услугами. Эти действия не создают для клиентов отдельного блага. Заемщики и так платят за подобные действия (только в форме процентов). Условие о данной комиссии является недействительным, а уплаченные суммы подлежат возврату (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Комиссия привязана к остатку задолженности

Установление подобных комиссий в договорах потребительского кредита запрещено п. 17 ст. 5 Федерального закона от 21.12.2013 № 353‑ФЗ «О потребительском кредите (займе)». Поэтому при кредитовании «физиков» комиссии за обслуживание кредита не применимы в принципе (вне зависимости от того, как определяется ее сумма).

А вот компаниям и предпринимателям повезло меньше. Верховный Суд РФ разъяснил, что условие о периодической комиссии за ведение ссудного счета, когда сумма определяется как процент от остатка долга, является притворным.

Фактически комиссия прикрывает договоренность о дополнительном проценте. Заключив договор с такой комиссией, стороны на самом деле договорились не о комиссии, а о повышенной процентной ставке.

Подписав договор с таким условием, заемщик согласился с платой за предоставленный кредит, поэтому прикрываемое условие не может быть признано недействительным.

А раз так, то никаких оснований для возврата сумм комиссии за ведение ссудного счета нет (вопрос 1 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2015), утвержденного Президиумом ВС РФ 26.06.2015).

В то же время пункт о том, что сумма комиссии за ведение ссудного счета не зависит от остатка задолженности, не может прикрывать условие о плате за кредит. В этом случае нет связи между оставшейся суммой задолженности и платой за пользование ею.

При изменении кредитного договора

Изменение условий соглашения с банком тоже может сопровождаться взиманием комиссий. Если от таких изменений выигрывает заемщик, то комиссии в большинстве случаев признаются допустимыми.

Предусмотренная договором комиссия за досрочный возврат кредита

Согласно п. 2 ст. 810 ГК РФ сумма займа, предоставленного под проценты компании или предпринимателю, может быть возвращена досрочно только с согласия банка. Многие банки дают такое согласие при условии выплаты комиссии.

Разумеется, само по себе согласие не является самостоятельной услугой. Но при досрочном возврате кредита заемщики получают положительный экономический эффект – экономию на процентах. Поэтому предусмотренная договором комиссия за досрочный возврат кредита обычно признается законной (постановления Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.08.

2017 № Ф01-3066/2017 по делу № А11-9908/2016, Арбитражного суда Московского округа от 22.06.2017 № Ф05-7845/2017 по делу № А40-133498/2016, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 04.07.2016 № Ф04-1998/2016 по делу № А45-21393/2015, Арбитражного суда Поволжского округа от 19.10.2015 № Ф06-1347/2015 по делу № А12-43935/2014 и от 04.02.

2015 № Ф06-19744/2013 по делу № А12-13636/2014).

Указанная в письме банка комиссия за досрочный возврат кредита

Некоторые суды признают незаконной комиссию, размер которой четко не определен в кредитном договоре (постановления Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 25.12.2014 № Ф08-9899/2014 по делу № А32-4031/2014, Арбитражного суда Московского округа от 25.06.

2013 по делу № А40-152938/12-46-449, Арбитражного суда Поволжского округа от 22.03.2013 по делу № А12-18562/2012, Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 25.02.2013 по делу № А45-18865/2012, Арбитражного суда Центрального округа от 21.02.2012 по делу № А36-1620/2011, Арбитражного суда Дальневосточного округа от 17.

12.2012 № Ф03-5481/2012 по делу № А24-1276/2012).

Но такая позиция перестает применяться.

Банк дал универмагу письменное согласие на досрочный возврат кредита при условии уплаты им комиссии в размере 2,16% от суммы задолженности. Универмаг заплатил комиссию, но после этого подал в суд иск о ее возврате.

Суд отказал в удовлетворении иска, посчитав, что комиссия направлена на компенсацию потерь кредитора при досрочном исполнении обязательства. Тем более что стороны достигли письменного соглашения о размере комиссии за досрочный возврат: универмаг акцептовал направленную банком оферту (п. 3 ст. 438 ГК РФ).

Вышестоящие суды согласились с такой позицией. Разрешив досрочный возврат кредита, банк предоставил заемщику имущественное благо, позволив сэкономить на уплате процентов (постановление Президиума ВАС РФ от 22.10.2013 № 6764/13 по делу № А79-6813/2012).

Читайте также:  Основания для применения мер безопасности

Приведем еще пару примеров.

В деле № А51-42072/2013 было рассмотрено условие кредитного договора о том, что банк взимает комиссию за свое согласие на досрочный возврат кредита. Ее размер устанавливается в одностороннем порядке и указывается в письменном сообщении клиенту. Однако заемщик посчитал, что законной является комиссия за досрочное погашение кредита, а не за получение согласия банка.

Суд первой инстанции поддержал клиента. Арбитры исходили из того, что согласие банка на досрочное погашение кредита не создает для клиента полезного эффекта и поэтому не является услугой.

Кроме того, в кредитном договоре размер комиссии указан не был.

Вышестоящие суды не согласились с такой позицией, посчитав, что в кредитном договоре может быть указан не только размер, но и порядок определения комиссии (постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 30.09.2014 № Ф03-4175/2014).

В другом деле Арбитражный суд Северо-Кавказского округа не согласился с позицией суда первой инстанции о том, что размер комиссии за досрочное погашение должен быть точно определен в договоре.

Арбитры установили, что стороны согласовали в договоре применение стандартных тарифов банка. Оплатив комиссию на этих условиях, заемщик фактически заключил письменное соглашение о комиссии (постановление от 05.02.

2014 по делу № А53-345/2013).

Плата за досрочное погашение без согласия банка

Заемщики могут досрочно вернуть долг и не получив согласие банка. Поэтому некоторые банки указывают в кредитных договорах, что за досрочное погашение кредита без их согласия также полагается комиссия.

Однако суды считают, что в данном случае речь идет не о комиссии, а о плате за неисполнение обязательства клиента по получению согласия банка на возврат кредита. Взыскание такой платы незаконно, а положения о ее взимании ничтожны (определения ВС РФ от 18.03.

2016 № 308-ЭС16-819 по делу А32-4031/2014, от 25.05.2015 № 309-ЭС15-5117 по делу № А60-17977/2014, от 09.02.2015 № 310-ЭС14-8012 по делу № А08-8478/2013).

Комиссия за пролонгацию кредита

При продлении срока возврата кредита (пролонгации договора) заемщик получает имущественное благо – рассрочку возврата денежных средств (плюс освобождение от неустоек за просрочку возврата). Банк вправе отказаться предоставлять отсрочку.

Поэтому комиссия за пролонгацию кредита является законной (постановления ФАС Московского округа от 21.03.2012 по делу № А40-103925/10-133-915, Девятого арбитражного апелляционного суда от 06.08.

2012 № 09АП-19332/12 по делу № А40-105914/11-133-904).

Но суд может обратить внимание на то, что продление кредитного договора сопровождается увеличением процентной ставки. В таком случае взимание дополнительной комиссии за пролонгацию выглядит странно.

Например, Арбитражный суд Уральского округа посчитал, что продление срока возврата кредита не создало для заемщика имущественного блага. По мнению суда, сумма штрафов, которую компания заплатила бы за просрочку уплаты долга, компенсировалась увеличенной ставкой кредита.

Поэтому комиссия за пролонгацию была излишней (постановление от 31.10.2014 № Ф09-7194/14 по делу № А50-23756/2013).

Комиссия за другие изменения в пользу заемщика

Банки устанавливают комиссии и за другие выгодные для заемщика изменения кредитного договора. Так, признаются допустимыми следующие комиссии:

  • за возможность погашения кредита в рассрочку вместо единовременного платежа и уменьшение размера неустойки за просрочку (определение ВАС РФ от 04.10.2013 № ВАС-13706/13 по делу № А40-143373/12-133-1085);
  • увеличение сроков возврата кредита и уменьшение процентной ставки (определение ВАС РФ от 07.08.2013 № ВАС-17284/12 по делу № А14-12115/2011);
  • возможность страхования в страховой организации, выбранной заемщиком.

По программе банка кредит предоставлялся только при условии страхования предмета залога в одной из аккредитованных банком страховых компаний. Заемщик попросил разрешить застраховать имущество в своей компании. Банк согласился, но только при условии выплаты ему дополнительной комиссии.

Сначала заемщик оплатил комиссию, но после этого передумал и просил суд вернуть деньги. Суд отказал в удовлетворении требований. Арбитры указали, что банк имел право на компенсацию за страхование имущества в финансово неустойчивой страховой компании (постановление ФАС Поволжского округа от 31.08.

2012 по делу № А65-1252/2012).

Вместе с тем иногда суды считают незаконными комиссии за отдельные благоприятные для заемщика изменения. Например, известен судебный акт, которым комиссия за согласие банка на последующий залог была признана ничтожной (постановление ФАС Уральского округа от 24.05.2013 № Ф09-4259/13 по делу № А60-38898/2012). Впрочем, судебная практика по такому виду комиссий еще не сформировалась.

Итоги

Обобщая изложенное, представим законные и незаконные комиссии в виде Схемы.

Плата за резервирование

Также отметим, что комиссии могут называться по-разному. Чтобы разобраться, законны они или нет, надо ориентироваться не на названия, а на суть и на выработанные судами критерии.

Введение платы за резерв сетевой мощности: польза или зло?

Уже довольно долгое время в Правительстве РФ на согласовании находится постановление, устанавливающее обязательство потребителей по оплате услуг по передаче электрической энергии с учетом оплаты резервируемой максимальной мощности.

Напомню, что резервируемая максимальная мощность (далее – “резерв”) представляет собой разность между максимальной мощностью энергопринимающих устройств потребителя, заявленной им в при технологическом присоединении к сети, и мощностью, фактически потребленной им из сети. 

Работа над введением данного механизма оплаты ведется с 2012 года, когда Правила розничных рынков[1] закрепили отдельные положения, касающиеся определения и порядка учета резерва в отношении потребителей электрической энергии.

В этом же документе Правительство РФ поручило Министерству энергетики, Министерству экономического развития, Федеральной службе по тарифам и Федеральной антимонопольной службе на основе анализа объемов резерва, который поддерживаются сетевыми организациями в интересах потребителей, и возможных тарифных последствий от перехода к оплате указанной величины подготовить предложения по определению стоимости услуг по передаче электрической энергии с учетом оплаты резерва. 

В апреле 2013 года Правительство РФ утвердило “Стратегию развития электросетевого комплекса Российской Федерации до 2030 года”, также установившую одной из задач разработку порядка оплаты резерва потребителями, определение сроков перехода к оплате указанной величины и категорий потребителей, на которых такой порядок распространится. В настоящий момент Министерством энергетики подготовлен проект постановления Правительства РФ, отражающий новый механизм оплаты услуг по передаче электрической энергии с учетом оплаты резерва (далее – “Проект”).[2]

  • Согласно тексту Проекта, в том случае, если заявка на технологическое присоединение энергопринимающего устройства была подана потребителем после 1 июля 2019 года (предполагаю, что в окончательной редакции эта дата может измениться), то такой потребитель будет обязан оплачивать весь объем резерва. 
  • Если же заявка на технологическое присоединение энергопринимающего устройства была подана потребителем до 1 июля 2019 года, то доля оплачиваемого резерва в объеме услуг по передаче электроэнергии будет расти постепенно — от 5 % до 60 % с 2020 года по 2025 год. 
  • Проектом установлены условия, при одновременном наличии которых такой потребитель обязан оплачивать объем резерва: 
  • 1. за текущий расчетный период резерв потребителя составляет более 40 % от максимальной мощности соответствующего энергопринимающего устройства; 

2. по всем 12 расчетным периодам, предшествовавшим текущему расчетному периоду, резерв также составляет более 40 % от максимальной мощности такого энергопринимающего устройства. 

То есть резерв подлежит оплате только при условии, если он не используется больше года. 

Также в целях стимулирования отказа потребителей от излишней мощности сетевые организации и гарантирующие поставщики получили право инициировать снижение максимальной мощности энергопринимающих устройств потребителей с одновременным перераспределением объема снижения максимальной мощности в пользу сетевой организации. 

Напомню, что в настоящее время согласно Правилам недискриминационного доступа с такой инициативой могут выступать только сами потребители.

Теперь указанные субъекты не позднее чем за 2 месяца до введения положений, обязывающих потребителей оплачивать резерв, должны будут направить потребителям, резерв энергопринимающих устройств которых по всем 12 расчетным периодам составляет более 40 % от их максимальной мощности, проект соглашения об уменьшении максимальной мощности. 

Потребитель электрической энергии (мощности), получивший такое соглашение и имеющий намерение снизить объем максимальной мощности собственных энергопринимающих устройств с одновременным перераспределением объема снижения максимальной мощности в пользу сетевой организации, указывает в таком соглашении объем мощности, на который уменьшается максимальная мощность, подписывает такое соглашение и направляет в адрес сетевой организации. А если потребитель заключил договор энергоснабжения, потребитель также направляет копию подписанного соглашения в адрес соответствующего гарантирующего поставщика (энергосбытовой, энергоснабжающей организации). 

Что касается возможности перераспределить объем снижения мощности в пользу иных лиц, то здесь ничего нового Проект не предусматривает, данная возможность и порядок ее реализации уже установлены Правилами недискриминационного доступа. 

Особое внимание Проектом уделяется определению максимального объема мощности. Для некоторых категорий потребителей предусмотрен специальный порядок его определения, как, например, для объектов с собственной генерацией и производителей электрической энергии. Также предусмотрены льготные условия оплаты резерва для отдельных потребителей. 

Мнения потребителей относительно пользы нововведения разделились: кто-то приветствует инициативу, а кто-то традиционно против. Почему введение платы за резерв сетевой мощности является положительным? 

Читайте также:  Сага о сроках

Сейчас услуги по передаче электроэнергии оплачиваются исходя из фактически потребленного объема, это в определенных случаях увеличивает финансовую нагрузку для остальных потребителей региона.

Дело в том, что сетевые организации должны поддерживать сети в готовности к передаче всего заявленного потребителем объема мощности независимо от того, потребляет он его фактически или нет. Расходы на содержание сетей закладываются в котловой тариф, который платят все потребители региона.

Тем самым расходы на поддержание сетей в готовности к передаче объема энергии, необходимого такому потребителю, фактически перекладываются на остальных потребителей региона.

Введение платы за передачу электрической энергии исходя из объема присоединенной мощности должно стимулировать потребителей к оптимальному использованию мощности, заказываемой при технологическом присоединении, и соответственно, выравниванию финансовой нагрузки на остальных потребителей. 

С другой стороны, с введением платы за резерв пострадают те потребители, которые в силу особенностей собственного производственного процесса максимальный объем мощности выбирают, но, например, только в ночные часы, а также те, кто использует объекты собственной генерации. 

Однако, как водится, истина где-то посередине. И, скорее всего, потребители значительной пользы для себя не ощутят: выгода утонет в бесконечном росте тарифа. 

Теперь осталось только дождаться, когда же обещанный механизм наконец заработает. Коллеги, кто-то в курсе, когда это случится?   

[1] Постановление Правительства РФ № 442 от 04.05.2012 г. “О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии”. 

[2] Проект Постановления Правительства РФ “О внесении изменений в некоторые акты Правительства Российской Федерации по вопросам определения обязательств потребителей по оплате услуг по передаче электрической энергии с учетом оплаты резервируемой максимальной мощности и взаимодействия субъектов розничных рынков электрической энергии”, текст размещен на официальном сайте https://regulation.gov.ru/projects#npa=85369

Интервью Павла Сниккарса "Переток.ру" | Министерство энергетики РФ

Москва, 1 марта. Беседовал Сергей Исполатов.

«Неэффективные потребители хотели бы законсервировать ситуацию с сетевыми резервами»

Проект о введении платы за резерв сетевых мощностей стал в прошлом году одной из самых обсуждаемых инициатив в энергетическом секторе.

Получив множество критических отзывов, Минэнерго доработало документ и планирует внести его в правительство в середине марта.

О ключевых корректировках, учтённых в новой редакции, и логике профильного министерства при отклонении ряда поправок «Переток» поговорил с директором департамента развития электроэнергетики Минэнерго Павлом Сниккарсом.

– Введение платы за сетевые резервы в последние месяцы остаётся одной из самых дискуссионных тем в энергетическом сообществе; основными противниками идеи выступают крупные потребители. Насколько конструктивной, с Вашей точки зрения, является это обсуждение?

– В отраслевом сообществе и в СМИ по поводу постановления об оплате сетевых резервов складывается достаточно странная ситуация.

Мы чётко видим, что коллеги, прежде всего, крупные потребители, как основные противники выхода этого документа, активизировались и уже достаточно долго забрасывают нас негативными оценками предложения.

Причём почему-то пишут только с критикой нашего предложения и при этом абсолютно ничего не предлагают взамен. Одновременно на всех совещаниях, в том числе на уровне президента, потребители говорят, что введение механизма take-or-pay это правильно.

Все крупные потребители как правило имеют площадки за границей и знают как там устроен энергорынок, в том числе тарификация и порядок оказания услуг по передаче.

Действительно, в Европе нет отдельной платы за резерв, но там внедрены правила рынка и тарифы, которые рассчитываются исходя из максимальной мощности потребителя: там больше количество разных вариаций, например, трёхставочный тариф за готовность.

Но все они содержательно сводятся к одному принципу: при определении услуг на передачу плата формируется с учётом максимальной мощности, которую заказывает потребитель и которую обеспечивает сеть, поддерживая сетевую инфраструктуру в готовности для того, чтобы в любой момент передать потребителю электроэнергию в рамках заказанной им максимальной мощности. По сути, в этом и заключается услуга по передаче электрической энергии.

Потребители всем говорят – «Мы заплатили за эту мощность». При этом они имеют ввиду оплату CAPEX или затрат на строительство необходимого участка сети. Но это компенсация капитальных затрат, связанных с подключением к системе.

А компенсация операционных затрат (расходов на содержание этих сетей) включается в общекотловой тариф. Получается, что за содержание объектов электросетевого хозяйства «под резерв» для одних потребителей сегодня платят другие.

Введение платы за резервируемую мощность предполагает перераспределение между потребителями уже имеющихся затрат сетевых организаций на содержание сетевой инфраструктуры пропорционально тем величинам максимальной мощности, которые потребители заявили при техприсоединении и в рамках которых сетевые организации приняли на себя обязательства в любой момент обеспечить таким потребителям передачу электроэнергии. При этом если у потребителя отсутствует неиспользуемая резервируемая мощность, от введения данного механизма такой потребитель станет платить меньше за услуги по передаче электроэнергии.

Президент еще в 2010 и 2011 годах поручал ускорить введение механизма take-or-pay в сетях. Сейчас мы пытаемся взвешенно, осторожно ввести этот механизм регулирования в России. Вернее, просим правительство поддержать нас на этом пути.

– На каком этапе согласования сейчас находится проект? Какие значимые поправки внесены в него в процессе согласования?

– Документ находится в стадии доработки. Мы обсудили проект с коллегами из Минстроя и услышали друг друга. Мы более внимательно изучили ситуацию с коммунальными организациями: тепловиками, водоканалами.

В результате принято решение выделить предприятия, обеспечивающие жизнедеятельность в регионах, в отдельную категорию и установить для них понижающий коэффициент для максимальной мощности при расчёте платы за резерв. Значение понижающего коэффициента сейчас как раз обсуждается с заинтересованными ведомствами (базовый вариант – 0,7).

В эту группу войдут предприятия, отвечающие за тепло- и водоснабжение, водоотведение и канализацию, угольные и горнорудные предприятия.

Например, обычный рядовой потребитель с максимальной мощностью 10 МВт, фактически потребляющий в среднем за 12 месяцев 5 МВт, должен будет оплатить содержание неиспользуемой мощности: на первом этапе – 5% за 5 МВт.

Для предприятий жизнедеятельности, соответственно, максимальная присоединённая мощность будет определяться с учётом понижающего коэффициента.

При реальной мощности, допустим в те же 10 МВт, учитываться будут только 7 МВт и уже от них будет считаться 60% – плата будет взиматься, если реальная загрузка ниже этого уровня.

Отдельно мы более детально проработали с экспертным сообществом порядок оплаты услуг по передаче энергии генераторами оптового рынка.

Любой генератор является потребителем услуг по передаче и должен заключить соответствующий договор с сетевой организацией в отношении своих энергопринимающих устройств.

При этом генераторы оптового рынка будут оплачивать услуги по передаче, в том числе резерв, только в объёме, превышающем нормативное потребление электроэнергии на собственные нужды объектов генерации.

Третье новшество, которое может быть внесено в проект, пока остаётся развилкой, окончательного решения здесь ещё не принято: оставлять ли в документе тезис о переходе с 2024 года на оплату сетевых услуг по максимальной мощности.

Потребители, генераторы, Минстрой просят убрать тезис о 2024 годе. Мы считаем возможным отложить решение до 2022 года, проанализировав результаты стартового этапа.

Но это вопрос компетенций уровня вице-премьера и окончательного решения здесь пока нет.

– Какова доля в суммарном потреблении предприятий, которые попадут под действие понижающего коэффициента 0,7?

– Изменения были предложены недавно, мы сейчас ведём работу по формированию окончательного перечня объектов потребителей, которые попадут под действие понижающего коэффициента. Предварительно могу сказать, что доля будет чуть больше, чем доля электропотребления предприятий ЖКХ.

– Когда постановление о введении платы за сетевые резервы может быть принято?

– В ближайшие дни мы доработаем текст и в рабочем порядке направим коллегам из ФОИВов. К середине марта мы планируем внести проект постановления в правительство, чтобы уже на этом уровне снять последние разногласия и окончательно доработать текст документа.

– Ранее предполагалось, что плата за резерв может быть внедрена уже со второго полугодия 2019 года. Актуален ли этот срок?

– Учитывая, что фактически уже начинается март, мы полагаем, что механизм заработает с 1 января 2020 года.

Читайте также:  Развитие транспортной системы карелия

– Стартовая ставка на фоне переноса сроков останется прежней – 5%?

– 5% или 10% – сейчас обсуждается. Полагаю, на старте останется 5%, просто весь график введения платы сдвинется вправо. Будем предлагать кабмину утвердить такое решение, надеемся в кабмине с нами согласятся.

– То есть ориентировочный срок выхода на 100-процентную оплату по максимальной мощности, планировавшийся на 2024 год, может сдвинуться?

– Вполне.

– Как Вы уже отметили, основными оппонентами идеи введения платы за резерв выступили крупные потребители. Один из проблемных моментов – ситуация с потребителями первой и второй категорий надёжности. Они требовали преференций, указывая на то, что резервные сети необходимы по техтребованиям для безопасной работы. Чем завершилось обсуждение этой темы?

– Мы неоднократно обсуждали вопрос с главой «Сообщества потребителей энергии» Василием Киселёвым и представителями крупных потребителей. Такие промобъекты всегда имеют два независимых присоединения к сети.

Максимальная мощность энергопринимающего оборудования при этом не меняется: она как была, условно, 10 МВт, так 10 МВт и остаётся, неважно сколько проводов идёт на объект. Мы не собираемся суммировать максимальную мощность каждого провода.

То есть, при потреблении 60% максимальной мощности и более по одной линии (условно 6 МВт), по другой плата начисляться не будет, даже если загрузка второй линии нулевая.

Никакого сложения по этим линиям не будет: вы не сможете потребить 20 МВт, если максимальная мощность вашего оборудования 10 МВт – вторая линия включается, когда вырубается первая. Так что тут с точки зрения резерва проблемы нет. Ещё раз повторюсь, плата за резерв не увеличивается для потребителей от категории надёжности их энергопринимающих устройств.

Под норму о льготном коэффициенте 0,7 попадут ЖКХ, пожарные установки, особо опасные производства – угольные шахты и прочие. В энергосхемы этих предприятий заложены пиковые нагрузки, соответственно, сформирована и максимальная мощность. Но ситуации, требующие пиковых нагрузок, могут наступать редко и ненадолго.

Например, насосные станции рассчитаны на максимально возможную приточность, которая случается раз в несколько лет. В результате, часть оборудования оказывается востребована раз в 3–5 лет, да и то только на несколько часов.

Понятно, почему коммунальщикам нужно предоставить льготу по такому оборудованию – оно необходимо, по сути, для предотвращения ЧП, но используется крайне нерегулярно.

Но почему какие-то преференции должны получать, например, металлурги, если их работа не связана с жизнеобеспечением конкретного региона? Если они не используют мощности, не готовы платить за них, и они не нужны потребителю – пусть отказываются.

Я напомню, в конструкции механизма платы за резерв есть две опции: либо вы платите за резерв, если потребляете фактическим меньше 60% мощности, либо отказываетесь от излишков и, вписавшись в 60-процентный порог потребления, ничего не платите.

– Ранее потребители, в частности представители РУСАЛа, жаловались, что из-за противодействия сетевиков не могут отказаться от имеющихся избытков мощности. Представители «Россетей», по их словам, требуют демонтировать принимающее оборудование для официального снижения сетевой мощности.

– Пусть покажут нам хотя бы один официальный ответ «Россетей» по этому поводу, пока мы таких документов не видели. Если вы официально обращаетесь в «Россети» с просьбой отключить, то должен быть официальный ответ. Если нам покажут такой ответ, то мы сможем понять, в чём проблема, и дать свою оценку. Но пока мы не видим проблем с нормативкой.

Если речь идёт о противоаварийной автоматике и т. д., то технически возможно потребуется перенастройка и прочее. Может быть, это требует определённых расходов со стороны потребителя, но это их развилка. Потребители сами должны выбрать, что им выгодно – посчитают затраты в обоих случаях и определятся.

Мы не хотим ограничивать потребителя в выборе способа и метода решения. Они присоединялись на 300 МВт, а потребляют 100 МВт, конечно, здесь будут вопросы. А если у вас заявленное потребление 300 МВт, а фактическое – 270 МВт, то естественно к ним вопросов не возникает.

Почему у металлургов, у РУСАЛа возникают вопросы? Потому что у них большая максимальная мощность, низкое потребление и они хотели бы законсервировать эту ситуацию.

Ещё раз повторюсь, если у потребителя отсутствует неиспользуемая резервируемая мощность, от введения платы за резерв такой потребитель станет платить меньше за услуги по передаче электроэнергии. Внедрение подобного подхода восстанавливает баланс интересов на рынке, формируя экономику предприятия в зависимости от той мощности, которая для него содержится в системе.

Пока потребители рисуют апокалипсис серыми тонами на чёрной бумаге: картины особо не видно. У коллег есть зарубежные площадки, компании работают на разных рынках, много высокооплачиваемых менеджеров: предложите альтернативные варианты! Мы готовы их рассмотреть, но их пока нет.

У нас есть государственная задача способствовать экономическому росту, соответственно нужно увеличивать инвестиции, но они должны быть адекватными, а не «закапываться в землю». Незагруженное электросетевое оборудование, расходы на которое включаются в тариф, ведёт к необоснованному росту расходов всех потребителей.

Исходя из этого мы наращиваем показатель загрузки сетей, перестаём строить невостребованные ЛЭП и подстанции и в результате снижаем тариф. Ввод любого нового оборудования повышает тариф, так как в него включаются расходы на амортизацию.

Тариф не будет расти, если параллельно с новым строительством будет расти объём полезного отпуска. На наш взгляд, здесь прямая заинтересованность потребителей перераспределить избыточную нагрузку и платежи за сети.

Пока же у нас условно два потребителя с одинаковой максимальной мощностью 10 МВт могут потреблять 9 МВт и 2 МВт соответственно, а платить будут одинаково. Механизм подталкивает потребителей отказываться от излишков и платить меньше, что, согласитесь, логично.

– Потребители регулярно заявляют, что изменения, происходящие на энергорынке, в том числе введение платы за резерв, подталкивает их в сторону развития собственной генерации? Как вы оцениваете вероятность широкомасштабного отключения крупных покупателей электричества от ЕЭС?

– Мы провели оценку ценовую и видим, кому из потребителей, в зависимости от категорийности и уровней напряжения, выгодно уходить в промгенерацию, а кому – нет.

Для отдельных предприятий промгенерация оказывается оправдана вне зависимости от введения резерва – решение может приниматься с учётом средней стоимости электроэнергии на рынке.

На наш взгляд, в условиях тех параметров безопасности и надёжности, которые гарантирует ЕЭС, процесс массового ухода потребителей в собственную генерацию выглядит маловероятным.

Отмечу, что как раз в текущей схеме потребители с собственной генерацией, как правило, заказывают при технологическом присоединении максимальную мощность, не имея ещё собственной генерации. А построив её, перестают оплачивать услуги по передаче, оставив за собой большие неиспользуемые резервы.

Услуга сетевыми организациями оказывается, так как сетевая организация обеспечивает готовность сетевого оборудования к передаче таким предприятиям электроэнергии в рамках максимальной мощности в любой момент времени, только платят за это услугу другие потребители.

Те же, кто хочет оставить себе резерв в системе, должны платить за него сами, а не перекладывать эти затраты на плечи других потребителей.

– То есть для собственной генерации никаких преференций не предусматривается?

– Нет.

– Какой финансовый эффект для «Россетей» даст введение платы за резерв? В сетевом холдинге настаивают, что новации являются игрой с «нулевой суммой», когда увеличивающая финнагрузка на потребителей, сидящих на малоиспользуемых сетях, позволит снизить расходы тех, у кого нет простаивающих резервов. На рынке опасаются, что сетевики будут претендовать на «высвобождающиеся» средства, обосновывая это необходимостью компенсации иных выпадающих доходов.

– Логика постановления ровно такая, и мы как Минэнерго будем настаивать на этом: необходимо, чтобы дополнительно собранная выручка от оплаты резерва в следующем периоде в обязательном порядке вычиталась из выручки и приводила к снижению удельного тарифа на передачу. Введение оплаты резервов должно учитываться при регулировании общей котловой выручки и снижать удельный тариф для всех потребителей. Это логично и именно на это нацелен новый механизм.

Ссылка на интервью.