Полезное

Парижское соглашение по климату

Изменение климата представляет собой чрезвычайную глобальную проблему, выходящую за пределы национальных границ. Эта проблема требует принятия скоординированных решений на всех уровнях и осуществления международного сотрудничества, с тем чтобы помочь странам перейти к низкоуглеродной экономике.

В целях борьбы с изменением климата и его негативными последствиями страны приняли Парижское соглашение на КС-21 в Париже 12 декабря 2015 года.

Это соглашение, вступившее в силу менее чем через год, направлено на существенное сокращение глобальных выбросов парниковых газов и ограничение повышения глобальной температуры в этом столетии до 2 градусов Цельсия при одновременном поиске средств для еще большего ограничения этого повышения до 1,5 градуса.

На сегодняшний день к Парижскому соглашению присоединились 194 стороны.

Соглашение предусматривает принятие всеми странами на себя обязательств по сокращению своих выбросов и осуществление совместной работы по адаптации к последствиям изменения климата, а также призывает страны укреплять свои обязательства с течением времени.

Соглашение открывает для развитых стран путь в целях оказания помощи развивающимся странам в их усилиях по смягчению последствий изменения климата и адаптации к ним, одновременно создавая основу для транспарентного мониторинга и отчетности о достижении странами целей в области климата.

Парижское соглашение обеспечивает прочную основу, определяющую глобальные усилия в течение последующих десятилетий. Цель состоит в том, чтобы со временем повысить амбициозность действий стран по борьбе с изменением климата. Для содействия этому в Соглашении установлены два процесса обзора, каждый из которых осуществляется в течение пятилетнего цикла.

Парижское соглашение знаменует собой начало перехода к низкоуглеродному миру, на пути к которому предстоит еще многое сделать.

Осуществление Соглашения имеет важное значение для достижения целей в области устойчивого развития, поскольку оно представляет собой «дорожную карту» действий, связанных с изменением климата, которые позволят сократить выбросы и повысить устойчивость к изменению климата.

Ратификация

Каждая сторона Парижского соглашения должна разработать план действий по сокращению выбросов и адаптации к изменению климата (ОНУВ) и обновлять его каждые пять лет.

В своих ОНУВ страны устанавливают целевые показатели сокращения выбросов парниковых газов, обуславливающих изменение климата, и адаптации к последствиям изменения климата. Эти планы определяют порядок достижения целевых показателей и содержат детально проработанные механизмы мониторинга и проверки хода их достижения, чтобы этот процесс не отклонялся от графика.

В 2018 году делегаты КС-24, которая была организована в Катовице (Польша), приняли свод правил, конкретизирующих порядок осуществления Парижского соглашения.

В 2023 году в ходе первого раунда «глобального подведения итогов» будет оценен прогресс в достижении целей Парижского соглашения. Это послужит стимулом к принятию на страновом уровне амбициозных климатических мер, которые позволят удержать потепление ниже 1,5 градусов Цельсия.

Парижское соглашение по климату. Цель, структура и история документа — ТАСС

ТАСС-ДОСЬЕ. 23 сентября 2019 года премьер-министр РФ Дмитрий Медведев подписал постановление о принятии Россией Парижского соглашения по климату. Мы подготовили материал об этом документе.

Общие сведения

Парижское соглашение по климату принято 12 декабря 2015 года по итогам 21-й конференции Рамочной конвенции об изменении климата (РКИК; 1992) в Париже.

Официальное название документа — Парижское соглашение согласно Рамочной конвенции об изменении климата (Paris Agreement under the United Nations Framework Convention on Climate Change). Его поддержали все 197 участников РКИК (193 страны-члена ООН, а также Палестина, Ниуэ, Острова Кука и ЕС).

Оно должно заменить ограничивающий выбросы парниковых газов Киотский протокол, действие которого заканчивается в 2020 году. (ставил целью сократить выбросы парниковых газов промышленно развитых стран и стран с переходной экономикой на 5,2% по сравнению с 1990 годом).

Новое соглашение по форме представляет собой гибридный документ, который состоит из юридически обязательного протокола РКИК ООН и серии решений конференции РКИК.

Основные положения

  • Заявленная цель Парижского соглашения — не допустить превышения глобальной среднегодовой температуры на планете к 2100 году более чем на 2°С от доиндустриального уровня и сделать все возможное для удержания потепления в пределах 1,5°С (в настоящее время средняя температура на 0,75°С выше, чем среднегодовые показатели в 1850-1900 годов).
  • Его участники берут на себя обязательства:
  • — принять национальные планы по снижению выбросов, технологическому перевооружению и адаптации к климатическим изменениям (в терминологии Парижского соглашения — предварительные национально-определяемые вклады) и пересматривать их в сторону повышения каждые пять лет;
  • — планомерно снижать выбросы CO2 в атмосферу; для этого к 2020 году необходимо разработать национальные стратегии перехода на безуглеродную экономику (промышленность не должна сжигать ископаемое топливо и, соответственно, выбрасывать в атмосферу парниковые газы, главным образом, диоксид углерода);

— наладить международный обмен «зелеными» технологиями в сфере энергоэффективности, промышленности, строительства, сельского хозяйства и т. д.

Отличия от Киотского протокола

  1. В отличие от Киотского протокола в новом соглашении:
  2. — обязательства по сокращению выбросов парниковых газов берут на себя все государства независимо от степени их экономического развития, а не только развитые страны и страны с переходной экономикой;
  3. — нет конкретных количественных обязательств по снижению или ограничению выбросов CO2, каждая из стран будет самостоятельно определять свою политику в этой сфере;
  4. — создается новый международный экономический инструмент, позволяющий странам финансировать проекты по снижению выбросов в других странах;

— не прописан механизм строгого контроля за его соблюдением и меры принуждения по его исполнению. Документ лишь дает комиссии международных экспертов право проверять информацию, предоставляемую странами об их достижениях по сокращению выбросов СО2.

Ратификация, вступление в силу, возможность выхода

Парижское соглашение было открыто для подписания с 22 апреля 2016 года по 21 апреля 2017 года. 4 ноября 2016 года оно вступило в силу. В настоящее время фактически является руководством к действию для его участников, полностью заменит Киотский протокол после 2020 года.

https://www.youtube.com/watch?v=W6tX6g1XsE4\u0026pp=ygU70J_QsNGA0LjQttGB0LrQvtC1INGB0L7Qs9C70LDRiNC10L3QuNC1INC_0L4g0LrQu9C40LzQsNGC0YM%3D

По данным на сентябрь 2019 года, участниками Парижского соглашения являются 185 стран и ЕС.

Выход из соглашения возможен через три года после его вступления в силу и через год после уведомления депозитария (депозитарий — генсек ООН). Страна, вышедшая из РКИК, считается также вышедшей из соглашения.

Наибольшими загрязнителями атмосферы являются Китай, США, Индия и Россия (данные ВБ). КНР подписала соглашение 22 апреля 2016 года, ратифицировала 3 сентября 2016 года. США подписали соглашение 22 апреля 2016 года и ратифицировали его 3 сентября того же года.

Однако 1 июня 2017 года президент Дональд Трамп объявил о выходе страны из этого документа, так как, по его мнению, выполнение положений этого соглашения может обернуться для США потерей к 2025 году 2,7 млн рабочих мест. В сентябре 2017 года Соединенные Штаты заявили, что останутся в рамках соглашения, однако попытаются скорректировать условия своего участия в нем.

Индия является участником документа с 2 октября 2016 года. Россия подписала соглашение 22 апреля 2016 года.

Реализация

На 24-й конференции сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата, прошедшей 2-14 декабря 2018 года в Катовице (Польша), был принят свод правил реализации Парижского соглашения. Он описывает, как государства должны отчитываться о проделанной на пути к сокращению выбросов работе, а также регулирует вопросы реализации международных проектов в области защиты климата. 

Искусство не быть Гретой: как России извлечь пользу из Парижского соглашения по климату

Прошлая неделя принесла сразу два события, ненадолго всколыхнувших интерес публики к вопросам изменения климата.

И если выступление шведского подростка Греты Тунберг с трибуны Генеральной ассамблеи ООН относится скорее к жанру эксцентрики и не заслуживает серьезных комментариев, то присоединение России к Парижскому соглашению по климату, несомненно, требует прояснить несколько немаловажных моментов.

О чем говорится в Парижском соглашении?

Широкая общественность представляет себе содержание Парижского соглашения в самых общих чертах: люди лишь знают, что там говорится о климате, глобальном потеплении и снижении выбросов парниковых газов. Некоторые к тому же, не вдаваясь в различия между Парижским соглашением и Киотским протоколом, полагают, что речь там идет о квотировании выбросов и механизме торговли квотами.

На самом деле Парижское соглашение 2015 года — стратегический документ, имеющий несколько важных преимуществ перед предшествовавшим ему Киотским протоколом (1997). Одно из них состоит в том, что Киотский протокол — как и кампания шведской школьницы — полностью сосредоточен на проблеме выбросов. Напротив, Парижское соглашение ставит три равновеликие задачи.

187 стран, включая Россию, ратифицировали договор, однако «мелкий шрифт» туда пока не вписан

Первая задача — снижение выбросов парниковых газов. Вторая задача — поглощение парниковых газов, уже накопленных и накапливаемых в атмосфере.

Модельные расчеты Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) показывают, что даже если полностью выполнить обязательства стран согласно Парижскому соглашению, задача контроля над изменением климата будет решена лишь на треть, и что для достижения цели удержания потепления климата в пределах 2о С (а лучше 1,5о С) за столетие по сравнению с доиндустриальной эпохой надо ежегодно изымать из атмосферы минимум 10 млрд тонн углерода. Главный «поглотитель» углерода — леса. Вопрос оценки их потенциала поглощения, особенно российских лесов, — предмет большой и острой дискуссии. Третья задача — адаптация населения и экономики к глобальным изменениям климата, которая Парижским соглашением определена равнозначной с задачей сокращения выбросов парниковых газов. В период после Киотского протокола значение адаптации явно недооценивалось как институционально, так и финансово. Если сравнить расходы стран и международных финансовых институтов на программы и меры адаптации и снижение выбросов, соотношение будет колебаться от 1:5 до 1:10. В соответствии с установками Парижского соглашения этот дисбаланс должен быть устранен.

Таким образом, текст соглашения, принятого в декабре 2015 года, сбалансирован и достаточно гибок, что естественно для рамочного документа.

Однако последнее обстоятельство подразумевает необходимость детализации механизма его исполнения (так называемые модальности соглашения) конкретными государствами, а в деталях известно кто скрывается.

«Модальности» соглашения сейчас являются предметом переговоров, и не исключено, что важные документы будут приняты на очередной встрече в рамках Рамочной конвенции ООН по климату в Чили в декабре этого года. Сегодня ситуация выглядит так: 187 стран, включая Россию, ратифицировали договор, однако «мелкий шрифт» туда пока не вписан.

Навредит ли Парижское соглашение «энергетической сверхдержаве»?

В определенных кругах существует мнение, что экологическая повестка дня способна подорвать статус России как «энергетической сверхдержавы».

Оставляя без комментариев вторую часть термина, отметим, что определение «энергетический» вполне содержательно: у России огромные энергетические ресурсы, и совершенно нормально, что она хочет строить на них собственное развитие и использовать их для упрочения своего положения в мире. Как говорил в свое время академик Д. С. Львов, «страна должна развиваться на той основе, которую дал ей Бог».

Что касается так называемого ресурсного проклятия — это выражение в ходу главным образом у тех, у кого ресурсы в дефиците.

Те же, у кого ресурсы есть — как у России, — говорят об их неэффективном использовании, об отсутствии современных, в том числе экологически чистых, технологий ресурсопользования.

Проблема сырьевой ориентации экономики не в избытке ресурсов, а в дефиците технологий их переработки в продукцию конечного потребления, проще говоря, в технологическом отставании или отсталости. И в ее преодолении экологическая повестка дня способна и должна сыграть важную роль.

Читайте также:  Понятие торговой площади

Решение накопившихся экологических проблем — это не тормоз, а вызов промышленному развитию, в целом индустриальной модели экономики: возникают определенные риски, но одновременно открываются окна возможностей, прежде всего связанные с технологической модернизацией.

Действительно, масштабные выбросы означают ограниченную, некомплексную и, следовательно, неэффективную переработку ресурсов и более высокие издержки производителя. Это стимулирует усилия по их снижению, что возможно прежде всего путем использования современных, наилучших доступных технологий, позволяющих более эффективно использовать ресурсы.

Главным образом — хотя и не только! — в ресурсном секторе экономики, в его ядре — в топливно-энергетическом комплексе.

Эмиссии свинца и сернистого ангидрида в США сократились на 4/5 до безопасного уровня за полтора десятилетия

При этом принципиальный вопрос в том, каковы конкретные затраты и каков временной горизонт модернизации ТЭК. Одно дело провести технологическое перевооружение за несколько лет, другое — за одно-два десятилетия (учитывая в том числе и отложенный эффект от инвестиций).

Например, в США в 1970-е годы для решения проблемы опасного загрязнения воздуха, в том числе свинцом и сернистым ангидридом, на это потребовалось примерно 15 лет, в течение которых был разработан и внедрен экономический механизм экологического регулирования в виде продажи квот на избыточные (сверхнормативные) выбросы указанных веществ. К слову, этот же механизм был использован и продолжает применяться в ЕС для реализации Киотского протокола. Те предприятия или компании, которые выбрасывали менее установленного норматива, могли уступить излишки тем, которые превышали указанный норматив. В результате эмиссии свинца и сернистого ангидрида в США сократились на 4/5 до безопасного уровня за полтора десятилетия, в течение которых предприятиям была дана возможность модернизировать производство. Если бы они вместо стимулирования были в ближайшие же годы подвергнуты углеродному налогообложению, издержки намного бы выросли и были переложены на готовую продукцию — в конечном счете на потребителя.

Навредит ли Россия сама себе?

Специалисты и общественность по-разному относятся к Парижскому соглашению. Кто-то опасается, что, если его не реализовать, человечество погибнет от наводнений и засух. Другие боятся, что, если Россия начнет его выполнять, экономика рухнет из-за непомерных издержек. Как уже упоминалось, обе эти крайности несостоятельны.

Чего же реально следует опасаться — это эмоционального подхода и кампанейщины, которые, как доказывает пример той же Греты Тунберг, оказываются первой и нередко весьма устойчивой реакцией мирового и части российского общества на возникающие проблемы и вызовы.

Кампанейщина может быть связана или с эмоциональным восприятием проблемы, или, что не лучше, с политическими конъюнктурными соображениями, которые ведут как минимум к односторонности, недооценке сложности проблемы.

Сейчас очевиден перекос в сторону проблемы выбросов с явной недооценкой проблемы адаптации, что в итоге загоняет в тупик решение климатической проблемы, что, в свою очередь, через определенное время может привести к разочарованию и неверию в значимость этой проблемы.

Как говорится в старой британской поговорке, «если вы не за столом, то вы в меню»

Кроме того, такой перекос означает неэффективное использование финансовых ресурсов.

Их приоритетное (и в экономическом, и в экологическом плане) направление расходования — снижение выбросов вредных и опасных загрязняющих воздух веществ: взвешенных частиц, метана, закиси азота, фторхлоруглеродов, которые также являются парниковыми газами.

Снижению эмиссий углекислого газа, который составляет основную массу выбросов парниковых газов, но, в отличие от перечисленных веществ, не угрожает здоровью и жизни людей, должна быть отведена вторая роль.

Россия сделала верный шаг, присоединившись к соглашению: как говорится в старой британской поговорке, «если вы не за столом, то вы в меню».

Мы сели за стол к 186 другим странам, ратифицировавшим Парижское соглашение, чтобы иметь полноценную возможность участвовать в регулировании правил и процедур его выполнения, тех самых деталей, в которых могут быть заложены риски.

Теперь все будет зависеть от того, насколько компетентно и эффективно эти риски будут устраняться или сводиться к минимуму, прежде всего российскими переговорщиками на предстоящих конференциях сторон и других форумах.

При этом позиция должна формулироваться и отстаиваться, исходя из роли России как мирового лидера по сокращению выбросов в течение последних 30 лет. Когда в 1990-е Европа и США наращивали выбросы, Россия их резко сократила, заплатив при этом колоссальную цену. Промышленное производство упало на 60%, ВВП — на 50%.

Кроме того, хотя формально права России в рамках Парижского соглашения не ущемлены, его реализация, в том числе сокращение выбросов за счет технологической модернизации, требует инвестиций — либо прямых (оборудование), либо финансовых (долгосрочные и желательно дешевые кредиты), которые в условиях санкционного режима ограничены.

В связи с этим следует доносить до партнеров наши требования равноправия и добиваться выгод в своих национальных интересах.

Это, кстати, само по себе вполне соответствует Парижскому соглашению, которое  подчеркивает необходимость учета этих интересов и дифференцированную ответственность сторон за реализацию мер по сокращению климатических рисков для населения и экономики.

Парижское соглашение по климату: Кто заплатит за «спасение человечества»?

На поставленный вопрос отвечали участники заседания Экспертного совета фракции «Справедливой России», проведенного в Госдуме по означенной тревожной теме. На «ноев ковчег», помимо самих депутатов, были приглашены представители заинтересованных министерств, экспертного сообщества, общественные деятели.

https://www.youtube.com/watch?v=W6tX6g1XsE4\u0026pp=YAHIAQE%3D

Заседание Экспертного совета фракции «Справедливой России» на тему «Парижское соглашение: нужна ли ратификация России?» 22 марта 2019 года в Государственной думе РФ

Особенностью современного исторического этапа стало изменение тренда в отношении к Парижскому соглашению в верхних слоях государственных чиновников и отечественного «олигархата».

Еще менее полугода тому назад Минприроды заявляло, что для ратификации соглашения России необходимы прозрачные и понятные «правила игры», а РСПП неоднократно предупреждало о рисках его ратификации для российской экономики.

Однако буквально полтора месяца тому назад РСПП и профильные ведомства поддержали скорейшую ратификацию Парижского соглашения в 2019 году, и теперь «под давлением» оказались депутаты.

* * *

Практически все участники экспертных слушаний согласились, что Парижское соглашение по климату к изменению климата отношения не имеет. Благие намерения спасти планету от парникового эффекта постепенно становятся инструментом экономического и политического давления с перспективой опошления самой идеи «общего дела» в связи с её использованием для недобросовестной конкуренции.

Более того, после заявления Трампа о выходе США из Парижского соглашения и призывов его французского коллеги, поддержанных Еврокомиссией, отказаться от новых торговых соглашений с теми, кто не войдет в Парижское соглашение, оно становится фактором геополитики, поляризации так называемых «элит» и нового «передела». Не менее весомым становится намерение ВТО учитывать «климатические факторы» в регулировании международной торговли.

Естественным образом на улицах Парижа появились «желтые жилеты», которые заставили Макрона «заморозить» рост «углеродного налога» на дизельное топливо, но этим не ограничились и требуют отставки самого Макрона.

К слову, российское правительство, от греха, тоже «договорилось» с олигархатом о замораживании внутренних оптовых цен на топливо, а также планирует на всякий случай продлить истекающий 31 марта мораторий еще на три месяца.

Жёлтые жилеты

В ситуации неопределенности хотелось бы, конечно, «отсидеться на холме», наблюдая за схваткой «в долине», но отсидеться, видимо, не удастся, да и не наш это метод.

Поэтому предложено сделать выбор — или в пользу китайских товарищей и европейских партнеров, которым Парижское соглашение выгодно в первую очередь, или в пользу «стратегии Трампа», опирающегося на братский американский народ в борьбе со старой «глобальной аристократией».

На самом деле выбор этот не очевиден. «Стратегия Трампа» основана на тех же конкурентных преимуществах, какие имеет российская экономика, но не использует в силу веских причин, таких как «внешнее давление» и кризис некомпетентности.

Удержание низких внутренних цен на углеводородное сырье наряду со снижением налогов стимулирует экономический рост, снижение общего уровня внутренних цен и ценовое преимущество производимой продукции на внутреннем и внешнем рынке.

Это ставка на защиту и развитие в первую очередь внутреннего рынка («Америка фёст»), и уже с этого плацдарма внутренней стабильности — реализация экспортного потенциала. По сути, это известная тактика советской экономики, которая в качестве стратегии так и не была реализована.

Альтернативный выбор — поддержание глобального «статус-кво» с сохранением почетной роли недоразвитой экспортной экономики в общем строю неустойчивых «друзей и партнеров».

Зависимость от доступа на внешние экспортные рынки вынуждает соблюдать предписанные извне «правила игры», отсюда рост внутренних цен и налогов, удушение внутреннего рынка, культ неверия в возможность самостоятельного развития без внешних инвестиций и прочей внешней помощи для сермяжной Руси.

В общем, в очередной раз предстоит выбор модели будущего. Однако «сжигать мосты», как делает товарищ Трамп, видимо, пока страшновато. Посему Россия «хайли лайкли» будет втянута в имитацию борьбы с парниковым эффектом, который слабыми усилиями человечества на данном историческом этапе победить невозможно.

Второе, с чем согласились практически все участники экспертных слушаний, это необходимость усиления переговорных позиций и команды российских переговорщиков на всех мероприятиях Парижского соглашения и Рамочной конвенции ООН по климату. Слабый голос российской делегации практически не слышен, её участие сводится к принятию в исполнение внешних предписаний.

https://www.youtube.com/watch?v=dNMpi-GNZ4k\u0026pp=ygU70J_QsNGA0LjQttGB0LrQvtC1INGB0L7Qs9C70LDRiNC10L3QuNC1INC_0L4g0LrQu9C40LzQsNGC0YM%3D

Между тем Россия остается основным экологическим донором планеты, что в климатических конвенциях никак не учитывается, каких-либо преференций Россия не получает.

Добровольное сокращение Россией выбросов в эквиваленте углекислого газа составляет 37−43% по отношению к уровню 1990 года, что существенно лучше предусмотренного климатическими конвенциями тридцатипроцентного сокращения выбросов.

Правда, значительная часть этого сокращения обусловлена экономическим спадом, что ставит под сомнение возможность дальнейшего сокращения выбросов при возобновлении экономического роста (который при смене модели управления все-таки возможен).

В методологии учета вклада каждой страны в сокращение выбросов, используемой в рамках климатических конвенций, по-прежнему занижен вклад в поглощение парниковых газов (поглотительная способность) российских лесов.

Участники международных дебатов на эту тему признали, что они рассчитывали на финансовую помощь международного сообщества в восстановлении российского лесного фонда, однако просчитались.

Содержать и восстанавливать столь нужный всему человечеству лесной фонд придется, видимо, исключительно за счет российского бюджета.

Наконец, третье, с чем согласились участники экспертных слушаний, — это неготовность внутренней «инфраструктуры» Парижского соглашения, отсутствие национальной системы мониторинга и методологии учета вклада страны в реализацию соглашения, неиспользование отечественных методик, защищающих национальные интересы. А без такой «инфраструктуры» готовить предписанные Парижским соглашением доклады с обоснованием реального вклада России в «спасение человечества» затруднительно, чем и обусловлено наблюдаемое соглашательство с оценками зарубежных экспертов.

Парижское соглашение предусматривает создание Специальной комиссии ООН, из чего логично следует создание аналогичного органа на национальном уровне.

Однако в российских реалиях на более-менее постоянной основе проблематикой соглашения занимаются два-три чиновника Минприроды.

Читайте также:  Практика применения упк

На временной основе могут привлекаться ещё по полтора-два чиновника из двух-трех министерств, причем на проведенном администрацией президента обсуждении более широким кругом почему-то среди приглашенных в большинстве оказались сторонники пассивной ратификации соглашения.

Система принятия важнейших государственных решений по-прежнему неэффективна, важные для всей страны решения принимаются келейно, узким кругом, недостаточно компетентно, что порождает ненужные подозрения в коррупции и предательстве национальных интересов. Необходимо более широкое общественное обсуждение ключевых вопросов, учет предложений и рекомендаций профессиональных сообществ, представителей всех групп отраслевых и общественных интересов.

Отчасти по этой причине по основному вопросу экспертных слушаний остались разногласия.

* * *

Представитель Минприроды, излагая аргументы за скорейшую ратификацию, обещала, что под «крышей» Парижского соглашения мы сможем решить свои экологические проблемы, примем закон, уберем свалки, введем раздельный сбор мусора, и далее по списку.

Без ратификации соглашения мы не сможем участвовать и влиять на принимаемые в рамках соглашения решения, которые нам всё равно придется исполнять, иначе нашим товарам будет перекрыт доступ на внешние рынки. Отказ от ратификации негативно повлияет на международный имидж России.

Парижское соглашение не предусматривает обязательств «сверху», все обязательства по сокращению выбросов формируются самими странами «снизу», и принимаются в добровольном порядке, поэтому рисков для российской экономики оно не несёт.

На это умудренные жизненным опытом эксперты возразили, что квоты и иные «обязательства сверху» появятся, причем по факту они уже вводятся в той или иной форме «углеродного налога», снижающего эффективность углеродной энергетики в пользу менее эффективных технологий. Напомнили и про введенный Международной организацией гражданской авиации сбор за выбросы парниковых газов в международных авиаперевозках, что неизбежно приведет к росту цен для конечного потребителя, причем в отсутствие какого-либо эффекта для климата.

https://www.youtube.com/watch?v=dNMpi-GNZ4k\u0026pp=YAHIAQE%3D

Караченко Илья (Ilya Karatchenko)

Выбросы в атмосферу

Да, этот вопрос в ИКАО мы прозевали, согласилась представитель Минприроды. Теперь придется платить, иначе наши самолеты не смогут работать на международных авиалиниях. Ну, что тут поделаешь, так получилось, резюмировало Минприроды, что вызвало дружный смех. Мы для того и собрались, пояснили эксперты, чтобы вы и Парижское соглашение «не прозевали» и опять не получилось, как всегда.

Представитель Минэнерго тоже пока не видит в Парижском соглашении рисков для российской энергетики. У нас только 15% баланса составляет угольная энергетика, 52% — природный газ, остальное — атомная энергетика и возобновляемые источники энергии. Так что у нас вполне «чистый» баланс, и мы не ожидаем, что производимая на территории России продукция будет объявлена «грязной».

Представитель Минэкономразвития не дождался своей очереди для выступления и покинул мероприятие, сославшись на занятость.

Видимо, планировал произнести монолог в самом начале, как это обычно бывает, после чего удалиться, поскольку выступления других экспертов, видимо, не интересуют.

Или же по ходу пьесы понял, что разговор ни о чём не получится. Как-то не складываются в последнее время отношения Минэкономразвития и Госдумы.

Представитель РСПП заверил, что им бессмысленность Парижского соглашения давно и хорошо известна. Однако вопрос был поставлен ребром — поддерживаете или нет его ратификацию. Для обсуждения собирался весь «олигархат», причем в составе самых первых лиц.

В итоге решили, что риски ратификации соглашения существенно ниже, чем риски отказа от ратификации, поэтому и изменили позицию.

Посчитали, что каких-либо дополнительных инвестиций ратификация Парижского соглашения не потребует, кроме тех, что уже были запланированы.

Противники пассивной ратификации отмечали отсутствие научной основы Парижского соглашения.

Как и Монреальский протокол, Парижское соглашение основано на неподтвержденной гипотезе, а поставленная в соглашении цель сдержать «глобальное потепление» посредством сокращения антропогенных выбросов парниковых газов является ложной, отвлекающей от решения действительно актуальных проблем взаимодействия человека и окружающей среды.

Периодические изменения климата на планете имеют природное происхождение с циклами в сотни и тысячи лет.

Увеличение концентрации углекислого газа и других парниковых газов в атмосфере является, скорее, следствием, а не причиной потепления, причем увеличение концентрации стимулирует их поглощение земной корой, мировым океаном и биосферой с образованием ископаемых углеводородов, гидратов и увеличением поглощающей углекислый газ биомассы. Антропогенные выбросы составляют доли процента находящихся в динамическом равновесии (круговороте) парниковых газов и оказать заметное влияние на природные процессы не могут.

Кроме того, основным парниковым газом является водяной пар, вклад которого в парниковый эффект в десятки раз превышает вклад других газов, однако Парижское соглашение с водяным паром по понятным причинам не борется.

Да и достоверные данные о глобальном потеплении отсутствуют, достаточно вспомнить «климатгейт».

Если говорить о выбросах, то бороться нужно с выбросами оксидов азота и серы, зол и шлаков, но есть и более серьезные угрозы существованию человечества.

Ратифицировать Парижское соглашение «для галочки» и оставаться в роли наблюдателей нельзя, нам всё равно придется платить за участие в этой международной афере, за что потом будет стыдно перед потомками.

Если участвовать в Парижском соглашении, то с целью его полного переформатирования, замены декларируемых ложных целей более реальными и действительно актуальными, со всеми вытекающими для международного сообщества последствиями.

Но такое участие требует серьезной подготовки к ратификации, более ответственного отношения ведомств и руководства страны, подготовки плана действий и убедительных документов, которые Российская Федерация может представить в комиссию ООН и последовательно продвигать на сессиях международного сообщества. Что в свою очередь позволит оптимизировать выделение и использование бюджетных средств, которые придется потратить в рамках Парижского соглашения. Иными словами, речь идет об отказе от роли «пассивных статистов» и переходе к «концепции лидерства».

Промежуточную позицию изложили сторонники «ратификации с оговорками». Ратификацию и выполнение Парижского соглашения Россией необходимо увязать с отменой санкций, признанием международным сообществом роли России как основного экологического донора планеты, и на этой основе добиваться наиболее выгодного участия России в климатических конвенциях.

* * *

Не остались без внимания и финансовые инструменты Парижского соглашения.

Собственно, пока инструмент один — развитые страны должны «скинуться» на оказание финансовой помощи развивающимся странам, причем эта помощь может быть направлена на приобретение «чистых» технологий, поставщиками которых являются те самые развитые экономики. Первоначальный размер фонда помощи определен в 100 миллиардов долларов, что выглядит «каплей в мировом океане», однако эта сумма, несомненно, будет расти.

https://www.youtube.com/watch?v=kJV2SslGkxE\u0026pp=ygU70J_QsNGA0LjQttGB0LrQvtC1INGB0L7Qs9C70LDRiNC10L3QuNC1INC_0L4g0LrQu9C40LzQsNGC0YM%3D

Возникает вопрос — заставят ли Россию скидываться наряду с «развитыми странами», тем более что после выхода США из Парижского соглашения кто-то должен будет закрывать образовавшиеся финансовые бреши. Согласно Приложению 1 к Рамочной конвенции ООН по климату Россия поименована как страна с «переходной экономикой», на что и уповают ответственные чиновники.

Однако эксперты обратили внимание, что в последующих резолюциях Россия фигурирует в ряду развитых стран, да и главным образом благодаря санкциям Россию не приняли в Организацию экономического сотрудничества и развития и не включили в Приложение 2 к Конвенции, которое предполагает финансовые обязательства. Ну что ж, расстроились ответственные лица, в крайнем случае, заплатим свои 3−4 миллиарда, нам не впервой.

К слову, Китай финансовых обязательств не имеет, он до сих пор причислен к развивающимся странам (как и Индия и другие страны БРИКС), которым в соответствии с Парижским соглашением только предстоит «пройти пик выбросов». В связи с чем Китай активно инвестирует в угольную энергетику по всему миру, создавая себе наиболее благоприятные условия участия в климатических конвенциях.

Без обсуждения и без ответа так и остался вопрос о росте внутренних тарифов в случае ратификации Россией Парижского соглашения. Согласно представленным экспертным оценкам, оно может обойтись российским потребителям ростом цен на электроэнергию и другие энергоресурсы на 30%, при условии, что амбиции «продавцов воздуха» не станут еще более амбициозными.

Никто из сторонников ратификации эту оценку не оспорил, не возразил, да и сама эта тема не вызвала особого интереса. Дело-то привычное, никто и не сомневается, что тарифы и так будут расти. Тем более что и инвестиции уже запланированы, а объяснять рост цен ратификацией Парижского соглашения даже удобнее.

Посему высоковероятно, что великому российскому народу будет предложено совершить очередной беспримерный подвиг во спасение человечества. А нам к подвигам не привыкать, одним больше, другим меньше. Если выживем, конечно. Вот только стать жертвой аферы очень не хотелось бы.

✔ Парижское соглашение по климату | +1 — Проект об устойчивом развитии

Первым международным документом, направленным на снижение антропогенной нагрузки на атмосферу Земли, стала принятая в 1992 году Рамочная конвенция ООН об изменении климата. В ней определялись общие направления деятельности стран по проблеме глобального потепления. В дополнение к конвенции в 1997 году был принят Киотский протокол.

В нем определили обязательства по сокращению объемов парниковых выбросов в 2008–2012 годах на 5,2% по сравнению с уровнем 1990 года. Документ вступил в силу в 2005 году, но оказался неэффективен: он устанавливал квоты по выбросам лишь для нескольких развитых стран.

США впоследствии из соглашения вышли, а ряд других стран своих обязательств не выполнили.

Парижское соглашение по климату пришло на смену Киотскому протоколу. Новый договор установил две главные цели:

Не допустить увеличения средней температуры на планете более, чем на 2 °С от доиндустриального уровня к 2100 году;

Сделать все возможное для удержания потепления в пределах 1,5 °С.

Соглашение подписали 195 государств и Евросоюз. Документ вступил в силу 4 ноября 2016 года, на настоящий момент его ратифицировали 186 стран и Евросоюз.

Россия ратифицировала Парижское соглашение 23 сентября 2019 года. Страна обязалась снизить уровень выбросов на 25% к 2020 году и на 25-30% к 2030 году от уровня 1991 года.

Россия готовит стратегию долгосрочного экономического развития, предусматривающую низкий уровень выбросов парниковых газов. Документ будет представлен до конца 2020 года. Так, 400 млрд рублей будет выделено на поддержку солнечной и ветрогенерации. К 2024 году в России будет построено не менее 5–5,5 ГВт мощностей из возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

На момент принятия документа средняя температура на планете была на 0,75 °С выше среднегодовых показателей в 1850–1900 годах. Чтобы сдержать ее дальнейший рост, участники соглашения взяли на себя обязательства:

Выработать национальные планы по снижению выбросов, технологическому перевооружению и адаптации к климатическим изменениям;

Пересматривать их в сторону повышения каждые пять лет;

К 2020 году разработать национальные стратегии перехода на безуглеродную экономику, в которой промышленность не сжигает ископаемое топливо и не выбрасывает в атмосферу парниковые газы;

Начать в период 2050–2100 годов ограничивать выброс парниковых газов, получаемых в результате промышленной деятельности человека, до уровня, который деревья, почва и Мировой океан могут переработать естественным образом.

https://www.youtube.com/watch?v=kJV2SslGkxE\u0026pp=YAHIAQE%3D

Также государства обязались наладить международный обмен «зелеными» технологиями в различных сферах — от строительства до сельского хозяйства, а развитые страны обязались выделять средства в специальный климатический фонд, предназначенный для помощи более бедным государствам в переходе на возобновляемую энергетику и в борьбе с последствиями климатических изменений (например, со стихийными бедствиями или подъемом уровня океана).

1 июня 2017 года президент США Дональд Трамп объявил о выходе из Парижского соглашения. Политик известен своим скептицизмом в отношении изменения климата. Юридически США покинет список участников соглашения в 2020 году.

Читайте также:  Работа в особых условиях

Как поможет планете Парижское соглашение по климату — Российская газета

Напомним, в сентябре 2019 года Россия присоединилась к Парижскому соглашению по климату, которое было одобрено 12 декабря 2015 года по итогам 21-й конференции Рамочной конвенции об изменении климата. Оно пришло на смену Киотскому протоколу, действие которого закончится в 2020 году.

Цель Парижского соглашения — не допустить превышения среднегодовой температуры к 2100 году более чем на два градуса по Цельсию. То есть сообща противостоять тому, чем климатические активисты пугают население Земли. Единого научного мнения по этому поводу нет, о чем и говорят ученые — авторы декларации, направленной генсеку ООН.

Однако есть факты: средняя температура на нашей планете на 0,75 градуса превышает среднегодовые показатели 1850-1900 годов. Кто-то утверждает, что потепление создает потенциальную угрозу, к примеру, для вечной мерзлоты, что напрямую может касаться и России. Нельзя отрицать и существование важных экологических проблем. Например, мусор, качество воздуха и воды…

Парижское соглашение создает сложный механизм. Вопрос в том, кто и как будет им управлять? Участники соглашения взяли на себя обязательства принять национальные планы по снижению выбросов в атмосферу парниковых газов, а также технологическому перевооружению и адаптации к климатическим изменениям. Это означает, что потребуются внушительные финансовые вложения.

Обязательства одинаковые, но возможности разные. Означает ли это, что развитые страны должны помогать тем, у кого экономика слабее? Пусть помогают. Но они должны быть уверены, что помощь дошла до адресата и что она была эффективной, что деньги не ушли на сторону и не прилипли к чьим-то рукам.

Необходимы и рычаги, которые не дадут таким государствам стать «более равными» по сравнению с другими. Разве не может у тех, кто помогает, кто дает деньги, возникнуть соблазн начать диктовать свои условия странам — получателям помощи? Это уже политика, а не экология.

Таких вопросов немало. Да, мы отметили, что объединились, чтобы позаботиться о нашей планете. Но давайте подумаем, как сделать так, чтобы и природу защитить, и никому при этом не навредить, не подорвать экономику, не вытеснить часом свою же страну с мировых рынков…

Любой механизм может дать сбой, если он превращается в застывшую икону или догму, или если им пытаться воспользоваться с корыстными целями. Чтобы сделать этот механизм реально эффективным и работающим на благо общества, необходимо в первую очередь определиться с приоритетами экономического развития.

На международном уровне все сложнее, в данном случае еще и потому, что каждый понимает проблему по-своему.

Кто-то не верит в неизбежное потепление климата, кто-то сомневается, а кто-то и просто пытается любой ценой навязать свою точку зрения другим.

Необходима строгая отчетность о выполнении участниками своих обязательств. Иначе экономика страны рискует «вылететь в трубу» из-за различного рода обременений.

Следует предусмотреть систему защиты от возможных манипуляций. В свое время много шума наделала история с якобы стремительно растущей из-за деятельности человека дырой в озоновом слое Земли. Об этом говорили в 1980-1990-е годы, причем с высоких международных трибун. Уверяли, что дыра растет из-за фреона — хладагента, который широко использовался в холодильном оборудовании.

Итогом стал запрет на его использование конкретными производителями. Землю как бы спасли, но экономика многих стран была вынуждена перестраиваться. А производство хладагента отдали другим собственникам, которые быстро стали монополистами-миллиардерами. А спустя годы выяснилось, что не так страшен был фреон, а дыра то растет, то уменьшается, и не от нас это зависит.

Возникло подозрение, что у борцов с озоновой дырой мог быть некий корпоративный спонсор, задумавший таким нетривиальным способом одолеть конкурентов. Так это или нет, но на днях американское космическое агентство NASA объявило: озоновая дыра сократилась по площади до минимума за всю историю наблюдений. Помог запрет фреона? Или на дыру повлияло что-то из космоса? Точного ответа нет.

Так же и с климатом. Поверить в глобальное потепление можно, а проверить — нет. Ведь все исследования отсылают нас к далекому 2100 году. Только он расставит все по своим местам и покажет, поднялась средняя температура на катастрофические несколько градусов или нет.

Многие страны, многие корпорации осознают важность климатической и экологической повестки. В России, например, уже работает нацпроект «Экология».

По словам вице-премьера правительства РФ Алексея Гордеева, этот «проект и входящий в его состав федеральный проект «Наилучшие доступные технологии» стимулируют бизнес к внедрению лучших зеленых технологий с минимальным ущербом для окружающей среды».

Вспомним свалки 1980-х: горы отходов, гниль, вонь, крысы, тучи чаек. Но началась реформа отрасли. Сейчас придешь на новенький мусорный завод — чистота почти идеальная! Образцом порядка стали новенькие угольные и газовые станции. В помещениях стерильно, как в больничной палате. На то она и экономика, чтобы подстраиваться под требования общества и отвечать на новые вызовы.

В ряде стран, например в Китае, начали выводить из эксплуатации и модернизировать станции, построенные всего 30-40 лет назад. Нет, их не закрывают навсегда, как требуют экоактивисты. На месте старых строят такие же, но оснащенные современным экологичным оборудованием, или же оснащают современным оборудованием действующие станции.

А теперь — самый глобальный вопрос: сможет ли человечество в обозримом будущем обойтись без ископаемых источников энергии? Конечно, нет. Наша страна вправе сама распоряжаться своими богатейшими природными ресурсами. И вообще, сможет ли Россия достичь национальных целей без использования своих природных богатств? Тоже нет.

При этом Россия всегда выполняет взятые на себя обязательства, в том числе и в рамках других договоренностей, и давно уже вносит реальный вклад в сокращение выбросов. Вот и другим бы так.

Вместе с тем, как заявил председатель Комитета по экологии и охране окружающей среды Государственной Думы РФ Владимир Бурматов, «если посмотреть статистику по выбросу парниковых газов, Россия, например, по темпам их сокращения опережает многие другие страны».

Мы уже опережаем график. В 2019-м объем выбросов парниковых газов в нашей стране по сравнению с 1990 годом снизился на 43 (!) процента. Этот показатель эквивалентен выбросам 1,8 миллиарда тонн углекислого газа. Для сравнения, Индия за тот же период времени увеличила выбросы парниковых газов на 1,6 миллиарда тонн.

Земля — это гигантский и малоизученный организм, она существует на 4,5 миллиарда лет дольше, чем человечество. Все это время планета боролась за свое существование. Было бы странно, если бы она сдалась сейчас.

У природы есть свои регуляторы, например, леса. Да, их нещадно вырубают, как в дельте Амазонки, и они часто горят по всему миру. Но леса, к счастью, пока не исчезли. Даже школьнику известно, что деревья поглощают углекислый газ и выделяют кислород. Не будь этого, не было бы нас.

Отметил это в своем выступлении на Парижской конференции и президент РФ Владимир Путин: «В новом соглашении должна быть зафиксирована важная роль лесов как основных поглотителей парниковых газов. Для России, которая обладает колоссальными лесными ресурсами и многое делает для сохранения «легких» планеты, это особенно важно».

В России произрастает 21 процент всех лесов планеты, а их площадь составляет 815 миллионов га. По этому показателю США уступает нам в 2,6 раза. Но это тот случай, когда статистика бывает лукавой.

В ряде стран почему-то принято считать, что американские леса поглощают на 70 процентов углекислого газа больше, чем российские. Как такое возможно? Ответ прост: смотря как считать, по какой методике.

Кто-то считает так, как выгоднее ему. А это подход не научный.

Некоторые исследования вообще ввергают впечатлительных граждан в панику и депрессию. Существует много гипотез, правда, бездоказательных. Виноваты заводы, самолеты, шахты, автомобили и прочее? А как же всем известные ледниковые периоды, сменявшиеся периодами потепления? Что, и тогда были антропогенные выбросы?

В начале октября 2019 года вышло в свет одно такое исследование. Сотрудники Университета Техаса пишут, что климат изменила… цивилизация майя. Дескать, индейцы вырубили леса, разбили поля и выкопали оросительные каналы. Заболоченная местность начала вырабатывать метан, что привело к потеплению, засухам и краху мощной цивилизации. Нечто подобное авторы предрекают и нам.

Поскольку звучат и иные мнения, обычный человек теряется и не знает, во что верить. Так, в августе 2019 года в авторитетном научном журнале Nature было опубликовано исследование NASA. В нем утверждается, что в потеплении климата может быть виновато изменение наклона земной оси и орбиты вращения нашей планеты. Наблюдения велись с 1958 года.

  • Надо сделать так, чтобы и природу защитить, и никому при этом не навредить, не подорвать экономику, не вытеснить свою же страну с мировых рынков
  • Более чем за полвека астрофизики накопили достаточно данных, чтобы заявить: «Изменения орбиты вращения Земли вокруг Солнца наряду с изменениями наклона земной оси ответственны за то, что климатологи называют «потеплением климата» (или «охлаждением климата», в зависимости от их повестки дня)».
  • Владимир Путин, выступая в начале октября на итоговой пленарной сессии XVI заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай», тоже затронул эту тему.

«Я лично был на Лене, нашей реке, там огромные высокие берега, там отложения явно тропических млекопитающих, тропического происхождения, тропических морей — на Лене, это Крайний Север, — сказал Владимир Путин. — Значит, там был такой климат. А что, тогда были какие-то антропогенные выбросы? Нет, конечно. Понимаете, ответа нет».

К Парижскому соглашению присоединился и Казахстан. Эта страна известна как крупный добытчик ископаемых ресурсов. Она тоже встала на путь модернизации: это разумнее, чем вкладывать деньги в какие-то фонды, собирающие миллиарды долларов по всему миру под предлогом спасения природы.

Президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, выступая на том же пленарном заседании клуба «Валдай», призвал реалистично подходить к решению подобного рода вопросов. Надо понимать, сказал он, что невозможно перейти в одночасье на «зеленую» технологию.

«Что касается изменения климата, то мне один из очень известных ученых сказал, что этот вопрос обсуждался и 300, и 200, и 100 лет тому назад, — поделился Касым-Жомарт Токаев. — Это, если выразиться образно, «фишка» такая, которая обсуждается на протяжении многих-многих лет. Климат действительно меняется то в одну, то в другую сторону».

Все это, конечно, нужно учитывать при выработке подходов к реализации Парижского соглашения. В первую очередь, думается, необходимо определиться с экономическими приоритетами страны в климатических процессах.

Бездумно копируя шаги продвинутых западных стран, можно «посадить на мель» свои предприятия добывающей отрасли, те самые, что когда-то составляли хребет нашей национальной экономики.

Заслужим аплодисменты, но зачем это нам? Иллюзий питать не стоит.