Ответственность

Согласие суррогатной матери

Согласие суррогатной матери

Государственная регистрация ребенка, родившегося от суррогатной матери, производится по заявлению супругов при предоставлении ее согласия и документа, подтверждающего факт рождения ребенка (п. 5 ст. 16 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», далее – Закон № 143-ФЗ). Положения закона закрепляют право быть записанными в качестве родителей только лиц, состоящих в браке между собой и давших свое согласие на применение методов вспомогательных репродуктивных технологий (п. 4 ст. 51 Семейного кодекса). В связи с этим органы, осуществляющие государственную регистрацию актов гражданского состояния (далее – органы ЗАГС) отказывают в регистрации рождения детей гражданам, не состоящим в браке, а также одиноким женщинам и мужчинам. Рассмотрим более подробно судебную практику по этим делам.

Регистрация ребенка, рожденного от суррогатной матери, лицами…

Не состоящими в зарегистрированном браке

Так, суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований гражданам о регистрации ребенка, рожденного от суррогатной матери, в связи с тем, что они между собой не состояли в браке (апелляционное определение Московского городского суда от 18 июля 2016 г. № 33-27809/16).

По мнению суда, только лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания с ее согласия, могут быть записаны родителями ребенка (п. 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ).

Районный суд не принял во внимание тот факт, что, согласно выписному эпикризу истцы имели генетическую связь с ребенком и у них было согласие от суррогатной матери на запись их родителями новорожденного.

Однако суд апелляционной инстанции не согласился с выводами нижестоящего суда. Он отметил, что граждане по своему усмотрению могут распоряжаться принадлежащими им правами, вытекающими из семейных отношений (ст. 7 Семейного кодекса РФ).

При этом в законодательстве прямо предусмотрено, что мужчина и женщина, как состоящие, так и не состоящие в браке, имеют право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии согласия обеих сторон на медицинское вмешательство (ч. 3 ст. 55 Федерального закона от 21 ноября 2011 г.

№ 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», далее – Закон № 323-ФЗ). Таким образом, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что не предусмотрены какие-либо запреты или ограничения на применение вспомогательных репродуктивных технологий в зависимости от супружеского статуса лиц, желающих воспользоваться ими.

В связи с этим решение суда первой инстанции было отменено и принято новое, удовлетворяющее требования истцов и обязывающее орган ЗАГС записать их родителями ребенка, рожденного от суррогатной матери.

Одинокой матерью

Если рассматривать дела, где истицей выступала одинокая женщина, то несмотря на прямое закрепление в законе (п. 3 ст. 55 Закона № 323-ФЗ) ее права применять вспомогательные репродуктивные технологии, органы ЗАГС отказывали в регистрации детей, рожденных при участии суррогатной матери, и им приходилось обращаться в суд за восстановлением своих прав.

Так, в одном случае при вынесении решения в пользу одинокой женщины суд обосновал свою позицию следующим образом (решение Туапсинского городского суда Краснодарского края от 24 ноября 2016 г. по делу № 2а-1633/16):

  • для государственной регистрации рождения ребенка истица предоставила заявление о записи ее матерью и документ, подтверждающий факт рождения ребенка, выданный медицинской организацией (п. 5 ст. 16 Федерального закона от 15 ноября 1997 г. № 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния», далее – Закон № 143-ФЗ);
  • истице был поставлен диагноз – бесплодие, у нее был поздний репродуктивный возраст и по медицинским показателям врачи рекомендовали программу экстракорпорального оплодотворения с привлечением суррогатной матери;
  • суть суррогатного материнства заключается в том, что оплодотворенная яйцеклетка пересаживается в организм генетически посторонней женщины, которая вынашивает и рожает ребенка не для себя, а для бездетной супружеской пары. При этом обе стороны выражают на это свое письменное согласие;
  • одинокая женщина имеет право на применение вспомогательных репродуктивных технологий при наличии ее информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство (ч. 3 ст. 55 Закона № 323-ФЗ).

Другой суд общей юрисдикции по аналогичному делу также встал на сторону одинокой женщины (решение Мещанского районного суда города Москвы от 13 марта 2018 г. по делу 2а-0121/20181).

Обстоятельства данного дела заключались в следующем. Истица – генетическая мать, суррогатная мать и медицинская клиника заключили договор, согласно которому генетической матери, являющейся одинокой женщиной, оказываются медицинские услуги по диагностике и лечению бесплодия методами вспомогательных репродуктивных технологий.

В результате этого у суррогатной матери родились две девочки. Несмотря на то, что она предоставила согласие на государственную регистрацию рождения детей с указанием истицы в качестве их матери, орган ЗАГС отказал. Он обосновал это тем, что родителями ребенка могут быть записаны только супруги, а истица в браке не состоит.

Суд общей юрисдикции, не разделяя точку зрения органа ЗАГС, указал, что договор на вынашивание ребенка суррогатной матерью может быть заключен одинокой женщиной и отказ в регистрации ее в качестве матери является неправомерным (ч. 9 ст. 55 Закона № 323-ФЗ). На основании этого районный суд удовлетворил требования истицы и обязал орган ЗАГС записать ее матерью родившегося ребенка.

Бабушкой

При этом матерью ребенка, родившегося от суррогатной матери, может быть записана женщина, которая биологически является его родственником – например, бабушкой (решение Прикубанского районного суда города Краснодара от 1 ноября 2016 г. по делу № 2-13109/2016).

Несмотря на на то, что происхождение ребенка от матери устанавливается на основании медицинских документов или иных доказательств, подтверждающих рождение ребенка ею (п. 1 ст. 48 Семейного кодекса РФ). Суть рассматриваемого судом дела заключалась в следующем.

Истица являлась матерью лица, который в силу тяжелого заболевания произвел криоконсервацию его биологического материала (эякулята). Данный материал она использовала после его смерти, согласно заключенному договору об оказании услуг между ней и суррогатной матерью.

При этом истица в браке не состояла, и на основании этого орган ЗАГС отказался указывать истицу матерью родившегося ребенка.

Районный суд вынес решение в пользу женщины, указав следующее:

  • сын истицы предоставил ей письменное согласие на распоряжение его биоматериалом, в случае его смерти;
  • суррогатная мать, а также ее супруг дали согласие на запись истицы в качестве матери;
  • отсутствие в законе норм, допускающих государственную регистрацию детей, родившихся от суррогатной матери по заявлению не состоящей в браке женщины, имеющую и правовую, и генетическую связь с рожденным ребенком, не должно нарушать права заявителя и этого ребенка;
  • в сложившейся ситуации возможно применение аналогии закона, в частности использовать положения, согласно которым для регистрации ребенка от суррогатной матери необходимо предоставить документ, подтверждающий факт его рождения и согласие женщины его родившей и будущего родителя на применение метода искусственного оплодотворения (п. 5 ст. 16 Закона № 143-ФЗ, п. 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ).

При этом имеется и противоположное решение по аналогичному делу. Так, районный суд отказал в удовлетворении исковых требований истице, в связи с тем, что она не состояла в браке (решение Бабушкинского районного суда г.

Москвы от 28 апреля 2011 г. по делу № 2-2222/112). Этой же позиции придерживался суд апелляционной инстанции, оставив решение районного суда без изменения (апелляционное определение Московского городского суда г. Москвы от 16 января 2014 г.

по делу № 33-0819/20143).

Одиноким отцом

Противоречивая судебная практика наблюдается при признании одинокого мужчины отцом ребенка, рожденного от суррогатной матери.

Федеральный закон от 19 декабря 2022 г. N 538-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" — Российская газета

  • Принят Государственной Думой 8 декабря 2022 года
  • Одобрен Советом Федерации 14 декабря 2022 года
  • Статья 1

Внести в Семейный кодекс Российской Федерации (Собрание законодательства Российской Федерации, 1996, N 1, ст. 16; 2016, N 1, ст. 77; 2022, N 32, ст. 5812) следующие изменения:

  1. 1) в статье 51:
  2. а) в абзаце втором пункта 4 слова «и давшие» заменить словами «, если одно из них или оба являются гражданами Российской Федерации на момент заключения договора о вынашивании и рождении ребенка (далее — договор о суррогатном материнстве), или одинокая женщина, имеющая гражданство Российской Федерации на момент заключения договора о суррогатном материнстве, давшие», слова «его вынашивания» заменить словами «вынашивания и рождения ребенка»;
  3. б) дополнить пунктами 5 и 6 следующего содержания:
  4. «5. Лица, указанные в абзаце втором пункта 4 настоящей статьи, давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях вынашивания и рождения ребенка, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), также в случаях, если на момент записи родителями ребенка в книге записей рождений:
  5. 1) один из супругов умер;
  6. 2) прекращено гражданство Российской Федерации одного из супругов или обоих супругов либо одинокой женщины по основаниям, установленным Федеральным законом от 31 мая 2002 года N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации»;
  7. 3) решение о приобретении гражданства Российской Федерации одним из супругов или обоими супругами либо одинокой женщиной отменено в соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 года N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» на день государственной регистрации рождения ребенка.
Читайте также:  Расчет удельного веса

6.

Лица, состоявшие в браке, указанные в абзаце втором пункта 4 настоящей статьи, брак которых был прекращен или признан недействительным (за исключением подпункта 1 пункта 5 настоящей статьи) на момент записи родителями ребенка в книге записей рождений, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на основании решения суда и при условии, если судом не будет установлено, что указанный брак был зарегистрирован в целях заключения договора о суррогатном материнстве без намерения создать семью. Суд признает за супругом, права которого нарушены заключением такого брака (добросовестным супругом), право быть записанным родителем ребенка.»;

2) в абзаце втором пункта 3 статьи 52 после слова «Супруги» дополнить словами «или одинокая женщина», слова «часть вторая» заменить словами «абзац второй».

Статья 2

В пункте 5 статьи 16 Федерального закона от 15 ноября 1997 года N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (Собрание законодательства Российской Федерации, 1997, N 47, ст. 5340; 2015, N 1, ст. 70; 2018, N 1, ст.

22) после слов «по заявлению супругов» дополнить словами «или одинокой женщины, указанных в абзаце втором пункта 4 и пунктах 5 и 6 статьи 51 Семейного кодекса Российской Федерации», после слов «его вынашивания» дополнить словами «и рождения», слова «указанных супругов» заменить словами «указанных лиц».

Статья 3

Внести в Федеральный закон от 31 мая 2002 года N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 22, ст. 2031; 2003, N 46, ст. 4447) следующие изменения:

1) статью 7 дополнить частью третьей следующего содержания:

«3.

Если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации, защита прав и законных интересов детей, указанных в части третьей статьи 12 настоящего Федерального закона, за пределами территории Российской Федерации осуществляется в пределах, допускаемых нормами международного права, консульскими учреждениями Российской Федерации, в которых указанные дети состоят на учете до достижения ими совершеннолетия. Порядок постановки на учет консульскими учреждениями Российской Федерации указанных детей определяется Правительством Российской Федерации.»;

2) статью 12 дополнить частью третьей следующего содержания:

«3.

Ребенок, который рожден на территории Российской Федерации суррогатной матерью, приобретает гражданство Российской Федерации по рождению.»;

  • 3) в части третьей статьи 19 слова «либо единственный родитель которого является иностранным гражданином» заменить словами «или оба родителя либо единственный родитель которого являются иностранными гражданами», дополнить предложением следующего содержания: «Положения настоящей части не применяются в отношении ребенка, указанного в части третьей статьи 12 настоящего Федерального закона.»;
  • 4) часть вторую статьи 24 дополнить словами «, за исключением основания приобретения ребенком гражданства Российской Федерации в соответствии с частью третьей статьи 12 настоящего Федерального закона».
  • Статья 4
  • Внести в статью 55 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2011, N 48, ст. 6724) следующие изменения:
  • 1) в части 1 слова «эмбрионов, а также суррогатного материнства)» заменить словами «эмбрионов), а также суррогатное материнство»;
  • 2) часть 3 дополнить новым вторым предложением следующего содержания: «Право на применение вспомогательных репродуктивных технологий в виде суррогатного материнства не распространяется на мужчину и женщину, которые не состоят в браке.»;
  • 3) в части 9 после слов «по договору» дополнить словами «о суррогатном материнстве», слова «потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям» заменить словами «потенциальными родителями, половые клетки которых использовались для оплодотворения, для которых вынашивание и рождение ребенка невозможны по медицинским показаниям (далее — потенциальные родители (генетическая мать и генетический отец) и которые состоят в браке между собой, либо одинокой женщиной, половые клетки которой использовались для оплодотворения и для которой вынашивание и рождение ребенка невозможны по медицинским показаниям (далее — одинокая женщина (генетическая мать)», дополнить предложением следующего содержания: «Порядок установления потенциальных родителей в качестве генетической матери и генетического отца, а равно одинокой женщины в качестве генетической матери определяется Правительством Российской Федерации.»;
  • 4) часть 10 после слов «тридцати пяти лет,» дополнить словами «имеющая гражданство Российской Федерации,»;
  • 5) дополнить частью 11 следующего содержания:

«11. Один из потенциальных родителей (генетическая мать или генетический отец) или оба потенциальных родителя (генетическая мать и генетический отец) либо одинокая женщина (генетическая мать), указанные в части 9 настоящей статьи, должны иметь гражданство Российской Федерации.».

Статья 5

1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.

2.

Положения абзаца второго пункта 4, пунктов 5 и 6 статьи 51 Семейного кодекса Российской Федерации (в редакции настоящего Федерального закона), пункта 5 статьи 16 Федерального закона от 15 ноября 1997 года N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (в редакции настоящего Федерального закона) и частей 1, 3, 9 — 11 статьи 55 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (в редакции настоящего Федерального закона) в части обязательного условия наличия зарегистрированного брака, а также гражданства Российской Федерации у одного из потенциальных родителей, либо у одинокой женщины, либо у суррогатной матери не применяются в отношении случаев, если суррогатная мать в день вступления в силу настоящего Федерального закона уже вынашивает ребенка в соответствии с договором, указанным в части 9 статьи 55 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона), заключенным с потенциальными родителями либо с одинокой женщиной, либо родила ребенка в соответствии с указанным договором.

3.

Положения части третьей статьи 12 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» применяются в отношении случаев, если суррогатная мать в день вступления в силу настоящего Федерального закона уже вынашивает ребенка либо родила ребенка в соответствии с договором, указанным в части 9 статьи 55 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона).

Президент Российской Федерации В. Путин

Минфин заставляет суррогатных матерей платить НДФЛ

Рассказываем, насколько вообще правомерно вынашивать ребенка за деньги, а также какие права и обязанности есть у суррогатной матери и родителей ребенка после его рождения.

Ольга этому ребенку генетически никто: она свою ДНК ему не передавала, так как в оплодотворении не участвовала.

Поэтому суррогатное материнство нельзя путать с ситуацией, когда Ольга выступает донором яйцеклетки для Павла с Натальей либо соглашается выносить ребенка от Павла из-за того, что Наталья не способна ни к зачатию, ни к вынашиванию.

Тогда в обоих случаях Ольга будет биологической матерью малыша. Но суррогатная мать биологической матерью не будет никогда.

Однако за бортом законодательного регулирования остались такие случаи обращения к суррогатному материнству:

  1. семейная пара, в которой женщина в принципе не способна к зачатию и для ЭКО нужны донорские яйцеклетки. Либо, наоборот, не способен мужчина — и тогда понадобится сперма донора;
  2. одинокий мужчина, способный к зачатию, плюс яйцеклетки анонимного донора.

В жизни процедуру практикуют и в этих ситуациях, однако юридически такие биологические родители менее защищены. Об этом подробнее расскажу дальше.

Заберите свое у государства!Как получать вычеты, льготы и пособия, рассказываем в нашей рассылке раз в месяц. Подпишитесь!

Тогда за право быть родителем в свидетельстве о рождении малыша приходится судиться. И если одинокие биологические матери обычно выигрывают такие суды, у «гражданских» генетических родителей бывает по-разному.

Особенно уязвимы в этом плане одинокие мужчины, решившие родить ребенка с помощью анонимного донора яйцеклеток и суррогатной матери.

Велика вероятность, что загс и суд откажут в регистрации малыша за биологическим отцом. И если суррогатная мать тоже не захочет фигурировать в свидетельстве о рождении, то там не будет ни отца, ни матери.

Вот пример такого решения из практики Тушинского райсуда Москвы.

В то же время если одинокому генетическому отцу каким-то образом удастся зарегистрировать на себя двух детей от суррогатной матери, то суды признают за ним право на материнский капитал. Парадокс, но уж как есть.

Еще примеры, в которых суд обязал региональное управление ПФР выдать одинокому биологическому отцу сертификат на материнский капитал: апелляционные определения Мособлсуда и Краснодарского крайсуда, решение Приморского райсуда Санкт-Петербурга

Суррогатная мать подписывает с биологическими родителями договор. Прозвучит странно, но по правовой природе он ближе всего к договору оказания услуг.

Никаких обязательных или типовых образцов таких соглашений не существует. Но логично будет указать в нем по крайней мере следующее:

  1. Согласие суррогатной матери на регистрацию рождения ребенка за биологическими родителями.
  2. Обязательства суррогатной матери проходить определенные медицинские обследования, следить за своим здоровьем, придерживаться рекомендаций медиков, правильно питаться и т. п.
  3. Одно или несколько медучреждений, в которых суррогатная мать должна наблюдаться и рожать.
  4. Размер вознаграждения суррогатной матери в зависимости от успешной или неуспешной беременности.
  5. Порядок передачи вознаграждения: авансом с хранением в банковской ячейке, как при продаже квартиры, или после родов.
  6. Порядок оформления свидетельства о рождении.
  7. Какие расходы суррогатной матери компенсируют биологические родители и как: авансом либо постфактум. Речь о плате за медобследования, усиленное питание и т. п.
  8. Штрафные санкции сторон за нарушение условий договора. Например, за отказ суррогатной матери выдать согласие на регистрацию ребенка за генетическими родителями.
Читайте также:  Соглашение о предотвращении нерегулируемого промысла в открытом море в центральной части Северного Ледовитого океана

Одни суррогатные матери ищут семейные пары напрямую, другие сотрудничают с клиниками репродуктивной медицины либо с агентствами. В последних двух случаях подписывают трехсторонний договор между биологическими родителями, суррогатной матерью и клиникой или агентством.

Для начала отметим, что договор с суррогатной матерью может быть и безвозмездным. Так бывает, например, если один из биологических родителей — ее родственник либо хороший друг.

Закон не запрещает суррогатной матери брать плату за услуги. Не разрешает, а именно не запрещает, поскольку напрямую о таком праве матери в нормативных документах не говорится.

А дальше суррогатная мать передает его биологическим родителям вместе с медицинским свидетельством о рождении и еще одним важнейшим документом. Этот документ — согласие на запись биологических отца и матери, которые состоят в браке, родителями ребенка.

Поскольку по закону все зависит от согласия суррогатной матери, если она решит записать ребенка на себя, биологические родители не смогут помешать. Конституционный суд считает, что это справедливо. Если же суррогатная мать отдала ребенка генетическим родителям, но согласие предоставить отказалась, судиться придется с загсом или с ней самой.

Но предположим, что все прошло хорошо: суррогатная мать дала согласие, ребенок записан за генетическими родителями. Тогда важно понимать вот что:

И вообще, во всех правах генетические родители, указанные в свидетельстве о рождении малыша, равны обычным родителям.

С обывательской точки зрения, заставлять суррогатную мать платить налоги с вознаграждения странно и несправедливо. Это ведь не ремонт в квартире сделать или код написать: женщина на девять месяцев выбывает из привычной жизни, рискует собственным здоровьем, а то и страдает морально от необходимости расстаться с новорожденным.

Если женщина — резидент РФ, то ставка НДФЛ для доходов от суррогатного материнства — 13%. Если нерезидент — 30%. А вот что будет базой для исчисления налога — вся сумма, полученная от биологических родителей, или только вознаграждение — вопрос.

Вспомним, что юридически договор суррогатного материнства — это гражданско-правовой договор об оказании услуг. В нем биологические родители — заказчики, а суррогатная мать — исполнитель. И налоговый кодекс в этой ситуации разрешает исполнителю уменьшить облагаемые доходы на расходы, связанные с выполнением сделки. Это называется профессиональным вычетом.

В нашем случае в такой вычет войдет стоимость медицинских процедур, усиленного питания, одежды для беременных, переезда. Главное, чтобы у суррогатной матери на руках были платежные документы: чеки, квитанции из личного кабинета на сайте банка и т. д.

В итоге, на наш взгляд, суррогатная мать должна заплатить НДФЛ только с вознаграждения и с доплат: за двойню, за кесарево сечение. Не позднее 1 апреля года, следующего за годом получения вознаграждения, суррогатная мать должна подать декларацию по НДФЛ, а не позднее 15 июля того же года — заплатить налог.

  1. Суррогатное материнство — это когда женщина за деньги или бесплатно вынашивает ребенка, зачатого «в пробирке» биологическими родителями. Генетически этот малыш с суррогатной матерью не связан.
  2. Суррогатной матерью может быть здоровая женщина 20—35 лет с по крайней мере одним собственным ребенком, прошедшая обследование по методике Минздрава.
  3. Прибегнуть к суррогатному материнству вправе пара, в которой женщина способна зачать ребенка, но не способна его выносить из-за серьезных проблем со здоровьем. По тем же причинам процедура доступна одинокой женщине, но ей понадобится донор спермы.
  4. Биологическим родителям желательно состоять в официальном браке. Иначе придется судиться с загсом за то, чтобы он вписал их отцом и матерью в свидетельство о рождении. Те же проблемы ждут одинокую женщину, решившую родить ребенка с помощью суррогатной матери.
  5. Генетические родители заключают с суррогатной матерью договор, который ближе всего к договору оказания услуг. Помимо прочего в нем нужно предусмотреть, что будет, если суррогатная мать откажется дать согласие на регистрацию ребенка в загсе за биологическими родителями.
  6. Плата суррогатной матери складывается из вознаграждения и компенсаций: стоимости медобследований, усиленного питания, одежды для беременных, переезда в другой город. В Москве и Санкт-Петербурге суррогатные матери получают в среднем 1,5 млн рублей, из которых вознаграждение — 1 млн рублей. НДФЛ нужно заплатить только с него.
  7. После родов суррогатная мать отдает ребенка генетическим родителям. Вместе с медицинским свидетельством о рождении она должна предоставить письменное согласие на то, что ребенка в загсе зарегистрируют на них. Иначе придется судиться — с загсом или с суррогатной матерью.
  8. Биологической матери не положен декретный отпуск, но доступны единовременное пособие и оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком со дня его рождения. В остальных правах генетические родители полностью равны тем, кто родил самостоятельно.

Детям из пробирки закон не писан: как регулируют суррогатное материнство — новости Право.ру

Россия – одна из немногих стран, где суррогатное материнство разрешено, в том числе на коммерческой основе. Стоимость такой услуги для будущих родителей через агентства может сильно различаться в зависимости от пакета услуг. Московские клиники называют цену в 2,4 млн руб. (GMS ЭКО), 2,5 млн руб.

(«АльтраВита»).

Переменных для ценообразования немало: медицинское сопровождение, процесс переноса эмбриона (по закону для него не может быть использована яйцеклетка суррогатной матери), вознаграждение для суррогатной мамы, другие траты, связанные с ведением беременности, роды (если выбирается платная клиника), а также юридическое сопровождение. На ресурсах указывается, что вознаграждение для сурмамы, как правило, составляет около 1 млн руб. Юридическая часть вопроса по важности сравнима со сложной репродуктивной технологией: суррогатная мать по российскому законодательству может оставить ребенка себе. 

С родителями заключается договор, где описываются детали и условия. В конечном счете для законодателя имеет смысл только соглашение суррогатной матери, которое приносят родители ребенка в ЗАГС.

Также должно быть нотариально заверенное согласие мужа, если он есть у суррогатной матери. Как правило, посредником в таких вопросах выступают медицинские центры и они же предоставляют юридическое сопровождение.

Но тем не менее заставить суррогатную мать отдать ребенка нельзя. 

В РФ нет специального закона, который бы регулировал суррогатное материнство, но отдельные положения о нем закреплены сразу в нескольких документах. В ФЗ № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» ст. 55 («Применение вспомогательных репродуктивных технологий») закреплены основные положения.

Там же говорится, что «суррогатное материнство представляет собой вынашивание и рождение ребенка (в том числе преждевременные роды) по договору, заключаемому между суррогатной матерью (женщиной, вынашивающей плод после переноса донорского эмбриона) и потенциальными родителями, чьи половые клетки использовались для оплодотворения, либо одинокой женщиной, для которой вынашивание и рождение ребенка невозможно по медицинским показаниям». Медицинские показания, которые нужны для процедуры, перечислены в приказе Минздрава «О порядке использования вспомогательных репродуктивных технологий, противопоказаниях и ограничениях к их применению». 

  • а) отсутствие матки (врожденное или приобретенное);
  • б) деформация полости или шейки матки при врожденных пороках развития или в результате заболеваний;
  • в) патология эндометрия (синехии, облитерация полости матки, атрофия эндометрия);
  • г) заболевания (состояния), включенные в Перечень противопоказаний;
  • д) неудачные повторные попытки ЭКО (три и более) при неоднократном получении эмбрионов хорошего качества, перенос которых не приводит к наступлению беременности;
  • е) привычное невынашивание беременности (три и более самопроизвольных выкидыша в анамнезе).

Еще один документ, в котором говорится об этой репродуктивной технологии, – Семейный кодекс (п. 4 ст. 51).

В нём закреплено положение о том, что суррогатная мать может оставить ребенка себе: «Лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери)». Похожие тезисы есть и в законе «Об актах гражданского состояния». Если суррогатная мать не отдает ребенка, то оспорить это можно в суде. В частности, такие споры рассматривал Верховный суд. 

Следующие шаги

Российский законодатель пришел к тому, чтобы усовершенствовать уже существующие механизмы. Члены Совфеда в мае 2018 года внесли законопроект № 473140-7. В нем предлагается закрепить порядок для ЗАГС по регистрации таких детей.

«Положения Семейного кодекса РФ и № 143-ФЗ предусматривают только один из нескольких случаев регистрации ребенка, родившегося в результате реализации применения репродуктивных методов, тем самым нарушаются права одиноких женщин и лиц, не состоящих в браке», – сообщается там. Пока законопроект не прошел даже первое чтение.

Но и международный опыт показывает, что быстро прийти к безусловному регулированию не получится из-за тонкости вопроса. В Госдуму в начале 2017 года вносили законопроект №133590-7, в котором предлагалось запретить суррогатное материнство.

«Для «передачи» ребенка от суррогатной мамы к «родителям-заказчикам» не требуется даже процедура усыновления, что еще больше выводит договор об оказании соответствующих услуг за пределы правового поля и может привести к нарушению прав детей, рожденных таким способом», – мотивировали авторы проекта свою инициативу. Поддержку инициатива не нашла, и проект провалился в первом чтении.

Позиционирование ребёнка не как личности, а как некоего объекта сделки, по существу – как неодушевлённого объекта, которому атрибутируются признаки товара и потребительские товарные свойства, стало основным аргументом в пользу полного запрета суррогатного материнства в Германии.

Из пояснительной записки проекта о запрете суррогатного материнства.

В Европе отношение к суррогатному материнству преимущественно настороженное. Например, оно полностью запрещено в Австрии, Германии, Норвегии, Швеции и Франции. Некоммерческая форма (когда сурмать не получает деньги за услугу) разрешается в Великобритании, Испании, Дании и некоторых других странах. А в Бельгии и Греции эта сфера отношений вообще не регулируется. 

Великобритания была одной из первых стран, которые внесли это понятие в законодательство. Долгое время суррогатное материнство там было запрещено, но после его разрешили исключительно на некоммерческой основе. Летом этого года законодательная комиссия страны вновь обратилась к необходимости реформировать сферу, рассказывает The Guardian.

Читайте также:  Отработка после обучения

Предлагается создать национальный реестр суррогатных матерей, чтобы при необходимости дети могли получить информацию о своем происхождении. Также комиссия советует создать специальный регулятор над организациями, которые участвуют в процессе.

Предлагается отрегулировать законы для скорейшего процесса получения родительского приказа: сейчас на то, чтобы новые родители получили права, может уйти много месяцев. 

Неестественный отбор: почему изменения в законодательстве о суррогатном материнстве не похожи на защиту семьи

Законопроект состоит всего из трех статей, а мотивы его подготовки и логика авторов раскрываются в пояснительной записке.

 По мнению партнера коллегии адвокатов Pen & Paper Екатерины Тягай, которая подготовила юридическое заключение на законопроект, предложения парламентариев сводятся к запрету доступа к вспомогательным репродуктивным технологиям (ВРТ) для иностранцев, а также людей, не состоящих в браке, и тех, кто младше 25 и старше 55 лет. Свою позицию она пояснила в колонке для Forbes Woman. 

Что предлагают изменить

Сейчас Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлено, что ВРТ, в том числе суррогатное материнство, доступны:

  • Мужчине и женщине, как состоящим, так и не состоящим в браке, при наличии обоюдного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. 
  • Одинокой женщине при наличии ее информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство. 
  • Требований к гражданству, возрасту или иным характеристикам родителей нет. 
  • Основанием обращения к суррогатному материнству является невозможность вынашивания и рождения ребенка для родителей по медицинским показаниям.

При этом порядок использования ВРТ, показания и ограничения к их применению установлены приказом Минздрава №107н от 30.08.2012. В нем также последовательно подчеркивается, что доступ к ВРТ есть не только у супругов, но и у партнеров, и при этом внятно раскрываются показания к применению суррогатного материнства.

Несмотря на это, авторами поправок предлагается изменить закон и ограничить доступ к суррогатному материнству для всех, кроме мужчины и женщины, состоящих в зарегистрированном браке, при этом:

  • они оба должны быть не старше 55 и не младше 25 лет; 
  • они оба должны быть гражданами России или иметь вид на жительство; 
  • их брак должен быть зарегистрирован не менее года до решения воспользоваться услугами сурмамы; 
  • женщина не должна иметь возможности самостоятельно выносить и родить ребенка не просто по медицинским показаниям, но по показаниям, установленным консилиумом врачей.

Помимо существенного сужения круга потенциальных родителей, в законопроекте предусмотрены:

  • необходимость нотариального удостоверения договора о суррогатном материнстве (без указания его существенных условий и других требований к нему); 
  • запрет рекламы услуг по суррогатному материнству. 

Наконец, для того чтобы зарегистрировать рождение ребенка в ЗАГСе, необходимо будет предоставить не только заявление родителей и документ, подтверждающий факт рождения, но и подтверждение того, что:

  • родители отвечают требованиям, установленным выше; 
  • медицинской организацией было выдано заключение, необходимое для применения суррогатного материнства; 
  • суррогатной матерью было дано соответствующее согласие.

При этом последствия отсутствия или невозможности предоставления одного или нескольких таких документов не предусмотрены, равно как и последствия того, что обстоятельства, которые имели место на момент использования ВРТ, а также рождения ребенка, впоследствии изменились.

В чем противоречие предлагаемых изменений

Пояснительная записка сразу обнаруживает нарушение простых логических связей и крайне низкую (что критически опасно при обсуждении столь чувствительных вопросов) проработку проблемы.

Сначала авторы пишут, что «суррогатное материнство стало легальным, дешевым и беспрепятственным способом преодоления запрета на усыновление детей», но следом утверждают, что «потребность в услугах по суррогатному материнству… оценивается как незначительная в силу небольшого числа нуждающихся и (или) значительной стоимости услуг по суррогатному материнству». Конкретных цифр или статистических данных не приводится.

Отмечается, что в отсутствие запрета на иностранное усыновление из России было вывезено «более 60 000 детей».

Однако ничего не сказано о том, что сейчас, когда такой запрет есть, в банке данных на усыновление остается, только по официальной статистике, около 50 000 российских детей.

Не учитывается и то, что многие являются социальными сиротами, то есть у них есть живые родители, отвечающие всем требованиям, которые, по мнению авторов законопроекта, должны что-то таким детям гарантировать.

Что касается иностранных граждан, парламентарии сначала говорят, что «сформировался рынок «экспорта» российских детей, рожденных суррогатными матерями», но в том же предложении сами себе противоречат, утверждая, что «оценить объемы «экспорта» детей, рожденных суррогатными матерями на заказ для иностранных граждан, практически невозможно».

Наконец, авторы прямо заявляют: «На сегодняшний день официальные власти страны не знают ни объем рынка суррогатного материнства, ни его субъектный состав, ни число суррогатных матерей, ни число родившихся детей». При этом в пояснительной записке фигурируют «громкие дела», возникающие в связи с «мошенничеством, обманом как заказчиков, так и суррогатных матерей, фальсификациями, злоупотреблениями и др.».

Как поправки нарушают нормы российского законодательства и международных актов

Во-первых, авторы, очевидно, не понимают правовой природы семейных правоотношений, путая понятие семьи и брака.

 Показателем «серьезности намерения» стать родителем авторы законопроекта предлагают считать продолжительность нахождения будущих родителей в зарегистрированном браке, указывая, что право на применение вспомогательных репродуктивных технологий возникает, помимо прочего, не ранее чем через год после регистрации брака.

Отношения между родителями и детьми самостоятельны от отношений между родителями и, как бы того ни хотелось, не всегда являются производными от них. Именно поэтому сегодня нормы о суррогатном материнстве сформулированы более широко и возникновение родительских правоотношений не ставится в зависимость от брачных.

То, что «семейные связи» — понятие более широкое, чем «брачные», неоднократно подчеркивали Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), в том числе применительно к отношениям между партнерами и их детьми в незарегистрированных союзах.

Действительно ли парламентарии думают, что мать-одиночка или отец-одиночка с детьми — это не семья? Что пара, имеющая детей, но не зарегистрированная в ЗАГСе, не имеет родительских прав и обязанностей? Что дети, пережившие родителей, но имеющие братьев и сестер, остались без семьи? Что бабушки, дедушки, тети, дяди, мачехи и отчимы, воспитывающие детей, не являются по отношению к этим детям семьей?

Все эти отношения требуют признания и защиты. Но обеспечить их сложнее, чем просто запретить иметь детей тем, кто не подходит под удобные стандарты. Именно поэтому следовало бы действительно гармонизировать нормы семейного законодательства и закона об охране здоровья граждан, при этом не лишая гражданских прав, а, наоборот, давая инструменты их защиты.

Во-вторых, не ясно, почему лица, применяющие ВРТ, подвергаются дискриминации и их «права на родительство» ограничиваются по сравнению с правами тех, кто способен родить детей «традиционным естественным путем», как этого ожидает от них государство.

 Иными словами, по действующему законодательству, стать родителем в «обычном» порядке может как одинокий, так и состоящий в любых отношениях человек независимо от пола, возраста и гражданства.

 Но если такой человек нуждается в использовании ВРТ, авторы прямо предлагают всем, кому меньше 25 и большее 55, забыть о счастье материнства и отцовства.

Такой подход нарушает нормы и конституционного, и семейного законодательства, не говоря о международных принципах, гарантирующих права человека.

Наконец, далекой от права является сама цель законопроекта.

Вопреки тому, что авторы сетуют на отсутствие системы контроля в сфере применения суррогатного материнства, они, по сути, предлагают устранить сам объект такого контроля.

Между тем согласно статье 18 Конституции права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти.

Отношения, связанные с суррогатным материнством и другими ВРТ, требуют тонких настроек — это всегда непростые решения для всех участников, будь то семья, решившая таким способом завести ребенка, или женщина, выступающая в роли суррогатной матери.

Худшее, что можно сделать, ­— и недавние скандалы вокруг «торговли детьми» это хорошо иллюстрируют, — оставить данные отношения слабо урегулированными, в результате чего они попадают в серую зону, и страдают в первую очередь дети и родители.

К сожалению, обсуждаемый законопроект представляет собой попытку не решить сложные вопросы, а устранить их, попутно нарушая права человека, дискриминируя одних потенциальных родителей относительно других и подменяя принципы семейного права подходами, основанными на евгенике (учение о селекции применительно к человеку, а также о путях улучшения его наследственных свойств. — Прим. Forbes Woman).

Показательно и то, как в пояснительной записке упомянуты новые конституционные нормы о «детях как приоритете государственной политики» — хотя именно в интересах детей следовало бы гарантировать обеспечение и защиту родительских прав, а не заведомо ограничивать права тех, кто готов стать родителем.