Ответственность

Продление стражи упк

Сроки содержания под стражей при избрании лицам меры пресечения в виде заключения под стражу на досудебной и судебной стадиях уголовного судопроизводства

  • Разъясняет начальник уголовно-судебного управления Светлана Валерьевна Панова.
  • Статья 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) гласит, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.
  • Данная мера пресечения является наиболее строгой из всех предусмотренных законом, в связи с чем законодателем строго оговорены условия избрания данной меры пресечения  и  ее сроки.

В статье 109 УПК РФ  указано, что содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяцев, а при невозможности закончить предварительное следствие в указанный срок он может быть продлен судьей до 6 месяцев.

Дальнейшее продление срока до 12 месяцев допускается в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела, а в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, — до 18 месяцев.

Таким образом, продолжительность содержания под стражей на досудебной стадии производства по уголовным делам имеет строгие ограничения, за пределами которых продление пребывания под стражей, по общему правилу, не допускается.

В случае нарушения данного срока лицо, содержащееся под стражей, в обязательном порядке немедленно освобождается из — под стражи.

При поступлении уголовного дела в суд, сроки содержания под стражей лица, которому избрана такая  мера пресечения, исчисляются уже в соответствии с положениями статьи 255 УПК РФ, т.е. для судебной стадии уголовного судопроизводства предусмотрен несколько иной порядок определения  сроков.

Так, на судебной стадии предельный срок содержания подсудимого под стражей не может превышать 6 месяцев. По уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях суд, в чьем производстве находится дело, по истечении 6 месяцев со дня его поступления, вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей, но каждый раз не более чем на 3 месяца.

Требование закона  не реже чем через 3 месяца возвращаться к рассмотрению вопроса о наличии оснований для дальнейшего содержания подсудимого под стражей, по мнению законодателя,  обеспечит  судебный контроль за законностью и обоснованностью применения данной меры пресечения и ее отмену в случае, если необходимость в ней не будет доказана стороной обвинения.

Следует учитывать, что срок содержания под стражей на досудебной  стадии не засчитывается в срок содержания под стражей в судебной стадии и только при постановлении приговора  судом период нахождения под стражей зачитывается в срок назначаемого осужденному  наказания.

Зачастую в судебном заседании возникают споры  при  исчислении сроков содержания под стражей.

Участники процесса, обычно сторона защиты, полагают, что период нахождения лица, которому избрана мера пресечения   в виде заключения под стражу, в ходе следствия и в суде уже достиг максимального размера, т.е.

18 месяцев и на этом основании просят изменить меру пресечения на иную, не связанную  с лишением свободы. Однако  такая трактовка закона является ошибочной.

Как указано в Постановлении Конституционного Суда  Российской Федерации  от 16 июля 2015 г. № 23-П,  положения статей 109 и 255 УПК  РФ не предполагают включения времени содержания под стражей на стадии предварительного расследования в срок содержания под стражей на судебной стадии, как и наоборот.

В противном случае, порядок исчисления сроков содержания под стражей приводил бы к взаимозависимости решений об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу, принятых судом на досудебной и судебной стадиях, ограничению применения данной меры пресечения вопреки основаниям и условиям ее избрания и продления.

​​​​​​​

Прямая ссылка на материал
Поделиться

  1. Разъясняет начальник уголовно-судебного управления Светлана Валерьевна Панова.
  2. Статья 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) гласит, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения.
  3. Данная мера пресечения является наиболее строгой из всех предусмотренных законом, в связи с чем законодателем строго оговорены условия избрания данной меры пресечения  и  ее сроки.

В статье 109 УПК РФ  указано, что содержание под стражей при расследовании преступлений не может превышать 2 месяцев, а при невозможности закончить предварительное следствие в указанный срок он может быть продлен судьей до 6 месяцев.

Дальнейшее продление срока до 12 месяцев допускается в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела, а в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений, — до 18 месяцев.

Таким образом, продолжительность содержания под стражей на досудебной стадии производства по уголовным делам имеет строгие ограничения, за пределами которых продление пребывания под стражей, по общему правилу, не допускается.

В случае нарушения данного срока лицо, содержащееся под стражей, в обязательном порядке немедленно освобождается из — под стражи.

При поступлении уголовного дела в суд, сроки содержания под стражей лица, которому избрана такая  мера пресечения, исчисляются уже в соответствии с положениями статьи 255 УПК РФ, т.е. для судебной стадии уголовного судопроизводства предусмотрен несколько иной порядок определения  сроков.

Так, на судебной стадии предельный срок содержания подсудимого под стражей не может превышать 6 месяцев. По уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях суд, в чьем производстве находится дело, по истечении 6 месяцев со дня его поступления, вправе продлить срок содержания подсудимого под стражей, но каждый раз не более чем на 3 месяца.

Требование закона  не реже чем через 3 месяца возвращаться к рассмотрению вопроса о наличии оснований для дальнейшего содержания подсудимого под стражей, по мнению законодателя,  обеспечит  судебный контроль за законностью и обоснованностью применения данной меры пресечения и ее отмену в случае, если необходимость в ней не будет доказана стороной обвинения.

Следует учитывать, что срок содержания под стражей на досудебной  стадии не засчитывается в срок содержания под стражей в судебной стадии и только при постановлении приговора  судом период нахождения под стражей зачитывается в срок назначаемого осужденному  наказания.

Зачастую в судебном заседании возникают споры  при  исчислении сроков содержания под стражей.

Участники процесса, обычно сторона защиты, полагают, что период нахождения лица, которому избрана мера пресечения   в виде заключения под стражу, в ходе следствия и в суде уже достиг максимального размера, т.е.

18 месяцев и на этом основании просят изменить меру пресечения на иную, не связанную  с лишением свободы. Однако  такая трактовка закона является ошибочной.

Как указано в Постановлении Конституционного Суда  Российской Федерации  от 16 июля 2015 г. № 23-П,  положения статей 109 и 255 УПК  РФ не предполагают включения времени содержания под стражей на стадии предварительного расследования в срок содержания под стражей на судебной стадии, как и наоборот.

В противном случае, порядок исчисления сроков содержания под стражей приводил бы к взаимозависимости решений об избрании и продлении меры пресечения в виде заключения под стражу, принятых судом на досудебной и судебной стадиях, ограничению применения данной меры пресечения вопреки основаниям и условиям ее избрания и продления.

​​​​​​​

Подписан закон об изменении порядка заключения под стражу

2 августа Владимир Путин подписал закон о внесении изменений в ст. 108 и 109 УПК РФ в части уточнения сроков содержания под стражей и порядка их продления в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении отдельных преступлений в сфере бизнеса.

Как ранее писала «АГ», поправки были подготовлены Верховным Судом осенью 2017 г. и приняты в первом чтении в апреле 2018 г., после чего последовала доработка документа.

Ко второму чтению законопроект значительно изменился, помимо прочего законодателем отчасти была учтена позиция ФПА РФ касательно запрета продления срока содержания под стражей, в случае если по уголовному делу имеет место неэффективная организация расследования.

Продление стражи бизнесменам свяжут с эффективностью расследования по уголовному делуВо втором чтении принят законопроект об изменении норм УПК о заключении предпринимателей под стражу, который был значительно скорректирован

Так в ч. 1.1 ст. 108 УПК теперь указано, что установленные данной нормой гарантии невозможности применения меры пресечения в виде заключения под стражу в случае совершения ряда преступлений в экономической сфере распространяются на индивидуальных предпринимателей или руководителей коммерческих организаций, если преступления сопряжены с их профессиональной деятельностью.

В ст.

109 УПК закреплено, что содержание под стражей может быть продлено судом на срок, необходимый для окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, направления последнего прокурору с обвинительным заключением (актом, постановлением) или постановлением о направлении дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера, а также для принятия прокурором и судом решений по поступившему уголовному делу, за исключением случая, предусмотренного ч. 6 данной статьи.

При этом суд вправе продлить стражу на меньший срок, чем указано в ходатайстве, если посчитает его достаточным для выполнения объема следственных и иных процессуальных действий. Продление срока стражи в случае, предусмотренном ч. 7 данной статьи, допускается каждый раз не более чем на три месяца.

Отмечается, что суд может отказать в удовлетворении ходатайства следователя и освободить обвиняемого из-под стражи.

При отказе в удовлетворении ходатайства о продлении срока стражи судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных ст. 97 УПК, и с учетом обстоятельств, указанных в ст.

99 Кодекса, избрать в отношении обвиняемого меру пресечения в виде запрета определенных действий, залога или домашнего ареста.

В ст.

109 УПК указывается, что должно содержать ходатайство. Так, в нем должны быть изложены сведения о следственных и иных процессуальных действиях, произведенных в период после избрания меры пресечения или последнего продления срока содержания обвиняемого под стражей, а также основания и мотивы дальнейшего продления. Срок, на который продлевается содержание под стражей, должен определяться исходя из приведенных в ходатайстве объемов следственных и иных процессуальных действий.

Если одним из мотивов продления срока стражи является необходимость проведения следственных и иных процессуальных действий, приведенных в предыдущих ходатайствах, должны быть указаны причины, по которым они не были произведены ранее. Кроме того, должна прилагаться копия постановления о продлении срока предварительного следствия или дознания по уголовному делу.

Ранее вице-президент АП Ленинградской области Денис Лактионов указывал, что формулировка «суд может продлить срок содержания под стражей на срок, необходимый для окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела, направления уголовного дела прокурору с обвинительным заключением…» свидетельствует о том, что решение должно приниматься именно для этих целей, с указанием срока, необходимого для окончания следствия. «То есть продление может быть только для завершения процесса предварительного расследования после окончания выполнения всех следственных действий. Соответственно, это свидетельствует о том, что сроки следствия по таким делам должны сократиться», – отмечал он.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов тогда заметил, что, хотя введение очередного законодательного запрета на применение меры пресечения по преступлениям в сфере предпринимательской деятельности не будет лишним, практика показывает, что это не является полной гарантией от нарушения данного запрета на стадии правоприменения. «Фактически такой запрет существует и так, может быть, в чуть сокращенной форме, без полного раскрытия того, в каких случаях он должен применяться, и на данный момент его успешно обходят. Не вижу причин, почему судьи, рассматривающие ходатайства следователей, не смогут обходить его и в таком виде», – подчеркивал эксперт.

Читайте также:  Пп.21 п.3 ст.346.12

В комментарии «АГ» советник ФПА Сергей Насонов, который ранее участвовал в подготовке правовой позиции Федеральной палаты адвокатов, отмечал, что изменения в УПК направлены на установление зависимости между решением суда о продлении срока содержания обвиняемого под стражей и степенью эффективности расследования уголовного дела, определяемой наличием или отсутствием необоснованных задержек производства следственных и (или) иных процессуальных действий.

«Вместе с тем подход ФПА состоял в необходимости еще большего усиления указанных процессуальных гарантий, что обеспечивалось введением в УПК нормы, императивно запрещающей продление срока содержания под стражей в случае установления необоснованных задержек производства по делу», – отметил Сергей Насонов. По его мнению, итоговый текст закона предусматривает более «мягкий» вариант – диспозитивную норму, дающую суду возможность отказать в таком продлении.

Соблюдение положений ст. 109 УПК РФ при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания под стражей

Пеньковский Адриан Михайлович
21 июля 2015

Здравствуйте, уважаемые коллеги.

За свою непродолжительную адвокатскую практику столкнулся со следующей проблемой.

Городские / районные суды, рассматривая ходатайства следователей о продлении сроков содержания под стражей обвиняемых, зачастую игнорируют УПК РФ. Причём это настолько очевидно и, мягко говоря, несправедливо, что понимаешь одно — нужно что-то предпринимать.

В соответствии с положениями ст. 109 УПК РФ, регламентирующей порядок и основания продления срока содержания обвиняемых под стражей, этот срок может быть продлен судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня в порядке, установленном частью третьей статьи 108 настоящего Кодекса, на срок до 6 месяцев:

— «…в случае невозможности закончить предварительное следствие в срок … и при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения. Дальнейшее продление срока может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела.»

Таким образом, основным условием продления срока содержания под стражей обвиняемого свыше определённого срока является невозможность завершения предварительного следствия.

Причём, даже в случае обоснованной невозможности завершения предварительного расследования в установленный срок, продление срока содержания обвиняемого под стражей свыше 6-ти месяцев допускается лишь в случаях особой сложности уголовного дела.

Каких-либо иных оснований для продления срока содержания под стражей обвиняемого, кроме вышеуказанных, законом не предусмотрено.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.

2013 N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее – Постановление Пленума, ППВС РФ № 41) судам даны разъяснения, подтверждающие положения Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации, в соответствии с которыми право на свободу, являющимся основополагающим правом человека, может быть ограничено лишь в той мере, в какой оно необходимо в определенных законом целях и в установленном законом порядке.

Таким образом, Конституция Российской Федерации, а также упомянутое Постановление Пленума однозначно ориентируют органы государственной власти на приоритет прав и свобод человека и гражданина над иными государственными и общественными интересами, и на необходимость неукоснительного соблюдения законов, в случаях их ограничения.

В качестве примера приведу следующий случай.

10.07.2015г. Мытищинским городским судом Московской области, рассмотревшим соответствующее ходатайство следователя СУ МУ МВД России «Мытищинское», было вынесено постановление о продлении срока содержания под стражей обвиняемого К. на 02 месяца 00 суток, а всего – до 11-ти месяцев 00 суток, т.е. до 11 сентября 2015г. включительно.

Стороной защиты было заявлено суду, что ходатайство следователя о продлении срока содержания обвиняемого К. под стражей не соответствует требованиям уголовно-процессуального законодательства, в связи с чем не может быть в принципе удовлетворено на законных основаниях.

  • Суду было указано на то, что ни в постановлении следователя, ни в приложенных к нему материалах не указаны обстоятельства, в силу которых завершить расследование в установленный срок не представилось возможным; не приведены какие-либо аргументы, свидетельствующие об особой сложности уголовного дела.
  • Игнорируя упомянутые положения ст. 109 УПК РФ, обосновывая обжалуемое решение, суд сослался на следующие обстоятельства:
  • а) К. задержан и содержится под стражей на законных основаниях,
  • б) органами предварительного следствия соблюдён порядок предъявления ему обвинения,
  • в) представленные материалы указывают на наличие оснований у органов предварительного следствия для его уголовного преследования в объёме предъявленного ему обвинения,
  • г) основания, в связи с которыми К. была избрана исключительная мера процессуального принуждения не изменились,
  • д) органам предварительного следствия необходимо дополнительное время для устранения отмеченных прокурором нарушений, выполнения дополнительных следственных действий, что объективно усматривается из обстоятельств дела.

Подытоживая свои доводы, суд указал, что не усматривает оснований для изменения К. меры пресечения, поскольку приходит к убеждению, что «…содержание обвиняемого под стражей соответствует интересам общества и Российского государства».

Прошу заметить — ни слова о том, что следствие не удалось завершить к установленному сроку по уважительным причинам, ни слова об особой сложности дела.

Следователь несвоевременно подал в суд ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей. Как действовать защитнику по назначению? (по материалам дисциплинарной практики)

22 февраля 2023

Судебная практика богата примерами, когда следователь представляет в суд ходатайство о продлении срока содержания лица под стражей с нарушением сроков, регламентированных ч. 8 ст. 109 УПК РФ (не позднее, чем за семь суток до его истечения).

Нарушение этого срока дестабилизирует процессуальную деятельность и влечет за собой многочисленные негативные последствия не только для обвиняемого, но и для адвокатов, особенно — защитников по назначению. Зачастую даже опытному адвокату бывает нелегко принять правильные решения в такой ситуации.

Член Совета Адвокатской палаты Москвы Евгений Рубинштейн на основе дисциплинарной практики подробно описал рекомендуемую тактику действий защитника в подобных случаях.

Совет Адвокатской палаты Москвы рассмотрел дисциплинарное производство, связанное с участием защитника по назначению при рассмотрении судом ходатайства следователя о продлении срока содержания обвиняемого под стражей. В нем представляет интерес как сама процессуальная ситуация, так и действия (решения) суда и их последствия для выбора профессионального поведения защитника по назначению.

Как известно, согласно ч. 8 ст. 109 УПК РФ следователь обязан представить в суд ходатайство о продлении срока содержания обвиняемого под стражей и обосновывающие его материалы не позднее, чем за семь суток до его истечения. Это требование закона не является волюнтаристским подходом законодателя, а учитывает иные значимые обстоятельства.

Очевидно, что указанный срок учитывает, в том числе, и необходимые действия для реализации обвиняемым конституционного права на защиту. Часть 3 ст. 50 УПК РФ предусматривает срок пять суток, которые даются обвиняемому для приглашения защитника, если по каким-то причинам ранее избранный им защитник не имеет возможности явиться для участия в судебном заседании.

Одновременно с этим, пять суток с момента поступления ходатайства следователя предоставляются суду для его рассмотрения и принятия одно из предусмотренных ч. 8 ст. 109 УПК РФ решений.

Учитывая срочность процедуры и обыкновения судебной практики, согласно которой обязанность уведомления о дате и времени судебного заседания по рассмотрению такого ходатайства возлагается на инициатора (следователя, дознавателя, прокурора), то у судьи имеется возможность отложения судебного заседания как минимум еще на двое суток – в том числе, для решения вопросов, связанных с обеспечением прав участников уголовного судопроизводства (например, при невозможности участия защитника в конкретный день, необходимости учета интересов потерпевших, представления дополнительных доказательств и т.п.).

Рассматриваемые сроки не являются пресекательными (то есть такими, по истечении которых невозможно совершить предусмотренное в законе юридически значимое действие). В науке их именуют по-разному – процессуальные, процедурные, ориентирующие и т.д. Это означает, что их нарушение не препятствует продолжению процессуальной деятельности.

Естественно, что законодатель, регламентируя процессуальные правоотношения, основывался на том, что все участники уголовного судопроизводства будут действовать добросовестно, в том числе — неукоснительно соблюдать эти сроки, хотя они и не являются пресекательными. При таком условии в практической деятельности не должны возникать ситуации, когда один из участников ставится в уязвимое положение, не имея возможности в полном объеме реализовать свои права или нормативные установления.

К сожалению, судебная практика изобилует примерами, когда следователь нарушает требования ч. 8 ст.

109 УПК РФ и представляет материалы в суд менее чем за семь суток до истечения срока содержания лица под стражей, а то и вовсе накануне его истечения.

Это дестабилизирует всю дальнейшую процессуальную деятельность по рассмотрению ходатайства и влечет за собой многочисленные негативные последствия, в первую очередь, для обвиняемого и его защитника.

Ситуация, рассмотренная в упомянутом дисциплинарном деле, как раз одна из этих. Как указывалось выше, в силу специфики вопроса о мере пресечения суд не имеет права отказать следователю в рассмотрении ходатайства о продлении срока содержания лица под стражей, даже если им нарушен срок представления этого ходатайства.

Суд может (и даже обязан) отреагировать на данное процессуальное нарушение путем вынесения частного постановления в порядке ч. 4 ст. 29 УПК РФ, но все равно обязан рассмотреть ходатайство следователя. Иными словами, само по себе нарушение указанного процессуального срока не является основанием для отказа в рассмотрении ходатайства следователя по существу.

В научной литературе высказываются мнения о несправедливости такого нормативного регулирования и необходимости формирования нового вида процессуальных санкций – отказ в удовлетворении подобных ходатайств в связи с нарушением процессуальных сроков. Но в настоящее время это лишь доктринальная дискуссия, не имеющая нормативного оформления.

Более того, в нынешних реалиях перспектива законодательного закрепления такого правила не представляется реалистичной.

В этом дисциплинарном производстве нарушение следователем семидневного срока повлекло за собой невозможность надлежащего уведомления защитников обвиняемого по соглашению.

Это, в свою очередь, предсказуемо повлекло занятие обвиняемым позиции, направленной на отказ от участия в судебном заседании защитника по назначению, и соответствующую реакцию защитника по назначению.

Однако на реакции защитника по назначению следует остановиться подробнее.

Как показывает дисциплинарная практика, в подобных ситуациях защитники по назначению становятся самыми уязвимыми процессуальными фигурами. С одной стороны, обвиняемые категорически возражают против их участия в судебном заседании, отказываются от их юридической помощи.

С другой стороны, суд обязывает такого защитника продолжать оказывать юридическую помощь, не позволяя ему покинуть зал судебного заседания.

Как поступить защитнику по назначению в такой ситуации и на что обращать внимание при выборе надлежащего профессионального поведения?

Читайте также:  По формуле 20

Во-первых, после изучения представленных следователем материалов (следует подчеркнуть: это действие защитника во всех случаях обязательно, в том числе, чтобы проверить наличие защитника по соглашению и его надлежащего уведомления) и интервьюирования доверителя следует уяснить его позицию по вопросу о возможности проведения судебного заседания в отсутствии защитников по соглашению. Если доверитель считает, что в отсутствие избранных им защитников проведение судебного заседания невозможно, то защитник по назначению обязан действовать согласно его воли и совершить все необходимые процессуальные действия, направленные на поддержку доверителя и обеспечение участия избранных им защитников. Эти процессуальные действия могут выражаться в подготовке письменного ходатайства для доверителя, устной поддержке ходатайства обвиняемого с приведением дополнительных доводов, заявлении собственного письменного или устного ходатайства об отложении, поддержке заявления доверителя об отказе от защитника и т.п. Наиболее целесообразной видится тактика заявления ходатайства об отложении, а в случае отказа – заявление ходатайства об отказе от защитника по назначению. Во всех случаях защитник должен обратить внимание суда на нарушение следователем сроков подачи ходатайства и на негативные последствия, которые повлекло это нарушение.

Во-вторых, после совершения указанных выше процессуальных действий защитник по назначению обязан внимательно выслушать и проанализировать решение суда по итогам рассмотрения заявленных ходатайств.

Судебная практика знает множество видов процессуальной реакции судей: от полного игнорирования заявленных ходатайств до вынесения в совещательной комнате отдельного процессуального решения (наиболее часто в случае заявления ходатайства об отводе или об отказе от защитника).

Используется и вынесение протокольного постановления без удаления в совещательную комнату.

Решение суда зависит от многих факторов: степени понимания процессуальной ситуации, знания надлежащего процессуального способа реагирования, готовности следовать нормам закона или откровенно игнорировать их в силу явного обвинительного уклона, дефицита времени для принятия решения и т.п. Поэтому защитнику по назначению следует знать и помнить алгоритм поведения в каждой из возможных ситуаций:

— если судья игнорирует заявления об отказе от защитника по назначению и не выносит никакого решения – заявить ходатайство о безотлагательном рассмотрении по существу ранее сделанных заявлений (ходатайств).

В случае повторного игнорирования со стороны суда – покинуть зала судебного заседания, объяснив свои действия невозможностью участия в деле вопреки воле доверителя и требованиям закона.

Если судья рассматривает ранее заявленные ходатайства, то дальнейшее поведение защитника по назначению должно зависеть от содержания решения суда (см. ниже);

— судья рассматривает ходатайства (заявления) и выносит решение в виде отдельного документа или в виде протокольного постановления.

Дальнейшее поведение защитника по назначению напрямую зависит от обоснования этого решения (рассматриваем только ситуации, когда суд отказал и в отложении судебного заседания, и в устранении защитника по назначению, поскольку в противном случае проблемы не возникают):

а) суд в своём постановлении, сославшись на фактические обстоятельства, указал на то, что действия защитников по соглашению или самого обвиняемого являются нарушением закона либо злоупотреблением правами, что дезорганизует ход производства по уголовному делу и направлено на срыв судебного заседания, – в этом случае защитник по назначению обязан остаться и продолжать защиту обвиняемого всеми доступными законными средствами и способами вне зависимости от волеизъявления последнего;

б) суд, сославшись на ч. 2 ст. 52 УПК РФ, мотивировал свое решение исключительно своими дискреционными полномочиями (отказ от защитника не обязателен для суда), или привёл иные доводы, не указанные выше в пункте «а» — в этом случае защитник по назначению обязан покинуть зал судебного заседания, сделав заявление о причинах такого действия.

Судебная практика знает немало случаев, когда после покидания защитником по назначению зала судебного заседания оно продолжается в отсутствие какого-либо защитника. Такая практика явно незаконна. Суд обязан отложить судебное заседание, обеспечить обвиняемого защитником и только после этого рассмотреть и разрешить ходатайство следователя.

Но в подавляющем большинстве случаев срок содержания лица под стражей истекает, а в момент его истечения обвиняемый должен быть освобожден.

Думается, что в силу общего обвинительного уклона, сложившегося в современном уголовном судопроизводстве в России, наиболее правильное (одобряемое в профессиональном сообществе) поведение судей выражается в том, что лучше нарушить УПК РФ и вынести постановление о продлении срока содержания лица под стражей в отсутствие защитника, чем допустить освобождение обвиняемого.

 Тем более, что вышестоящие суды активно потворствуют такому поведению – суды апелляционной инстанции либо отменяют такие постановления и тут же выносят новые – о продлении срока содержания под стражей, либо отменяют с направлением дела на новое рассмотрение, но на время нового рассмотрения устанавливают срок содержания лица под стражей.

В рассматриваемой ситуации адвокат поступил правильно: устранился от участия в судебном заседании, основываясь на том, что суд не признал действия (бездействие) защитников по соглашению или самого обвиняемого противоречащими требованиям закона либо являющимися злоупотреблением правом на защиту, и такое нарушение или злоупотребление дезорганизует ход судебного заседания, то есть, направлено на срыв судебного процесса. У защитника по назначению, оказавшегося заложником грубого нарушения следователем требований ч. 8 ст. 109 УПК РФ, в этой сложной и конфликтной ситуации оставался только один вариант поведения – покидание зала судебного заседания. Совет констатировал это в своём решении и прекратил дисциплинарное производство.

Евгений Рубинштейн

Продление срока содержания под стражей свыше 18 месяцев

Федюнин, А. Е. Продление срока содержания под стражей свыше 18 месяцев / А. Е. Федюнин, Т. Р. Мизбахов. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2022. — № 21 (416). — С. 641-642. — URL: https://moluch.ru/archive/416/91973/ (дата обращения: 20.07.2023).



В статье с целью недопущения незаконного и необоснованного ограничения свободы личности, описываются условия и порядок продления предельного срока содержания под стражей лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений. Также обращается внимание на сложившуюся практику в этой сфере.

Ключевые слова: заключение под стражу, содержание по стражей, предельный срок содержания под стражей, продление, условия продления срока.

Согласно статистическим данным, размещенными Судебным департаментом при Верховном Суде РФ, в России сложилась устойчивая тенденция к продлению срока содержания под стражей.

Так, за 2021 год федеральными судами было рассмотрено 200 503 ходатайств о продлении срока содержания, при этом отказано было лишь в 3 984 случаях, что составляет чуть менее 2 % от общей массы.

Примерно такая же картина была представлена в 2020 году: на 199 372 заявленных ходатайств о продлении было 4 476 случаев отказа [2].

При заключении под стражу лицо значительно ограничивается в своих правах и свободах. Принимая во внимание их важную конституционную ценность, ч. 3 ст. 109 УПК РФ закрепляет верхнюю временну́ю границу содержания подозреваемого (обвиняемого) под стражей, составляющую 18 месяцев.

Пребывание лица под стражей сверх указанного срока не может быть оправдано целями уголовного судопроизводства. Даже в случае продолжающегося расследования по уголовному делу, когда необходимо выполнить ряд следственных действий — если истек указанный срок, обвиняемый, содержащийся под стражей, подлежит немедленному освобождению (ч. 4 ст.

109 УПК РФ). Однако из данного правила имеется ряд исключений [4, с. 38].

Во-первых , в силу п. 1 ч. 8 ст.

109 УПК РФ срок содержания под стражей может быть продлен для окончания ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела и направления уголовного дела прокурору, а также для принятия прокурором и судом решений по поступившему им уголовному делу, за исключением предусмотренного ч. 6 ст. 109 УПК РФ случая предъявления обвиняемому и его защитнику материалов уголовного дела позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей — в этой ситуации по истечении срока обвиняемый подлежит немедленному освобождению.

Если при окончании предварительного следствия были соблюдены сроки предъявления материалов уголовного дела обвиняемому, однако этих 30 суток на ознакомление оказалось недостаточно, следователь с согласия руководителя следственного органа по субъекту РФ или приравненного к нему руководителя иного следственного органа вправе не позднее чем за 7 суток до истечения предельного срока содержания под стражей возбудить ходатайство о продлении этого срока перед судом. Когда в деле участвуют несколько обвиняемых, содержащихся под стражей, и хотя бы одному их них 30-суточный срок ознакомления с материалами дела оказался недостаточным, следователь вправе возбудить ходатайство в отношении того обвиняемого или тех обвиняемых, ознакомившихся с материалами уголовного дела, если исчезла необходимость в применении к обвиняемому заключения под стражу и отсутствуют основания для избрания иной меры пресечения (ч. 7 ст. 109 УПК РФ).

Во-вторых, срок содержания под стражей может быть продлен по направляемому прокурору уголовному делу с обвинительным заключением, обвинительным актом, обвинительным постановлением или постановлением о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера для обеспечения принятия прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу. В подобной ситуации по ходатайству следователя или дознавателя срок содержания под стражей может превышать 18 месяцев с учетом предусмотренных ч. 1 ст. 221 УПК РФ и ч. 3 ст. 227 УПК РФ сроков (ч. 8.1 ст. 109 УПК РФ).

В-третьих, продление срока содержания под стражей предусмотрено в случае возвращения прокурором уголовного дела следователю согласно п. 2 ч. 1 ст. 221 или п. 2 ч. 5 ст. 439 УПК РФ и обжалования данного решения следователем в силу ч. 4 ст. 221 УПК РФ (ч. 8.2 ст.

109 УПК РФ), а также возвращения дела дознавателю в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 226, п. 2 или 3 ч. 1 ст. 226.8 УПК РФ и обжалования этого решения дознавателем на основании ч. 4 ст. 226 или ч. 4 ст. 226.8 УПК РФ.

В этой связи по ходатайству следователя или дознавателя содержание под стражей продлевается для обеспечения принятия вышестоящим прокурором, а также судом решений по поступившему уголовному делу на срок, который определяется с учетом сроков, предусмотренных ч. 4 ст. 221, либо ч.

4 ст. 226, либо ч. 4 ст. 226.8, а также ч. 3 ст. 227 УПК РФ (ч. 8.2 ст. 109 УПК РФ).

В-четвертых, срок содержания под стражей может быть продлен на этапе рассмотрения прокурором уголовного дела с обвинительным заключением, когда будет установлено, что срок содержания под стражей является недостаточным для принятия решения в порядке ст.

221 УПК РФ, либо для выполнения предусмотренных ч. 3 ст. 227 УПК РФ судом требований.

В таком случае прокурор при наличии оснований и не позднее чем за 7 суток до истечения срока меры пресечения направляет в суд ходатайство о продлении срока содержания под стражей, а суд в свою очередь продлевает этот срок до 30 суток (ч. 8.3 ст. 109 УПК РФ).

О. Н. Тиссен отмечает, что прокуроры предпочитают не продлевать срок принятия решения по поступившему уголовному делу и довольно редко возбуждают перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей до 30 суток в порядке ч. 1.1 ст.

Читайте также:  Превышение максимальной мощности

221 УПК, поскольку для этого требуется согласие вышестоящего прокурора. Каким бы сложным и объемным не было дело, прокурорские работники стремятся принять по нему решение за 10 суток, чтобы соблюсти разумные сроки уголовного судопроизводства [5, с.

43].

И наконец, в-пятых , в силу ч. 11 ст. 109 УПК РФ по истечении предельного срока содержания под стражей суд при необходимости производства предварительного расследования либо в случае продолжения судебного разбирательства может продлить этот срок до 6 месяцев в двух случаях, предусмотренных п. 3 и 4 ч. 10 ст. 109 УПК РФ:

1) принудительного нахождения лица в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях, или в медицинской организации, оказывающей психиатрическую помощь в стационарных условиях, по решению суда;

2) содержания лица под стражей на территории иностранного государства по запросу об оказании правовой помощи или о выдаче его Российской Федерации при условии и необходимости производства предварительного расследования.

Предложенный комплекс исключений может являться методологической основой при продлении предельного срока содержания под стражей. Неправильное понимание данной системы, а именно оснований, условий и то, в каких случаях предельный срок содержания под стражей продлевается, может повлечь нарушения закона.

Вместе с тем некоторые авторы предлагают установить более краткие сроки содержания под стражей в зависимости от тяжести преступления. Так, О. В. Смирнова, М. Г.

Янин целесообразными считают следующие предельные сроки: 4 месяца — по преступлениям небольшой тяжести, 6 месяцев — по преступлениям средней тяжести, 8 месяцев — по тяжким преступлениям и 1 год — по особо тяжким преступлениям.

При этом указанный срок должен включать в себя время предварительного следствия и судебного разбирательства [3, с. 61].

Литература:

1.

§ 3. Продление срока содержания под стражей: алгоритм процессуальных действий

3.1. Общие положения

Российскому уголовному процессу известны
три совершенно разных по своей природе
разновидности сроков содержания лиц
под стражей.

Их наличие обусловлено: 1) невозможностью
завершить предварительное расследование
в течение двух месяцев с момента
заключения обвиняемого под стражу
(ст.

 109
УПК РФ); 2) невозможностью завершить
рассмотрение уголовного дела в суде о
тяжком либо особо тяжком преступлении
в течение шести месяцев (ст.

 255
УПК РФ); 3) необходимостью передать
уголовное дело из одной инстанции в
другую (см. Постановление
от 22 марта 2005 г. N 4-П).

Срок содержания под стражей по своим
особым правилам продлевается: 1) в стадии
предварительного расследования до
момента ознакомления обвиняемого с
материалами уголовного дела; 2) в стадии
предварительного расследования в период
ознакомления обвиняемого с материалами
уголовного дела; 3) на этапе движения
уголовного дела с обвинительным
заключением от прокурора в суд; 4) в суде
первой инстанции с момента поступления
дела и до начала предварительного
слушания; 5) на этапе предварительного
слушания; 6) в период рассмотрения дела
судом первой инстанции по существу; 7)
с момента постановления приговора и до
вступления его в законную силу; 8) после
отмены обвинительного приговора до
момента принятия дела к производству
судом первой инстанции либо с момента
отмены кассационного определения до
начала нового разбирательства в суде
кассационной инстанции.

Анализ поступающих в высшие судебные
инстанции жалоб свидетельствует, что
вопрос о продлении срока содержания их
под стражей весьма часто решается
лицами, ответственными за движение дела
(дознавателями, следователями, прокурорами
и судьями), несвоевременно.

Известны
случаи, когда подсудимые месяцами
содержались под стражей вообще без
судебного решения, а жалобы стороны
защиты, поданные по правилам уголовного
судопроизводства, оставлялись высшими
судами без рассмотрения, в первую очередь
потому, что не было предусмотренного
УПК
РФ предмета обжалования — судебного
решения. Алгоритм процессуальных
действий субъектов, вовлекаемых в
процедуру продления срока содержания
под стражей, в законодательстве
урегулирован фрагментарно. В тех случаях,
когда уголовно-процессуальный закон
отстает в своем развитии от мировых
тенденций, применению подлежат
общепризнанные нормы и правила.

3.2. Правила продления срока содержания обвиняемого под стражей в стадии предварительного расследования

По общему правилу, срок содержания
обвиняемого под стражей в стадии
предварительного расследования
преступлений не может превышать двух
месяцев (ч. 1
ст. 109
УПК РФ). Продление
этого срока осуществляется исключительно
судьями федеральных судов: до 12 месяцев
— судьями районных, городских и равных
им судов, свыше 12 месяцев — судьями судов
субъектов Федерации и равных им судов.

В законе предусмотрены следующие поводы
и основания для инициации производств
о продлении срока содержания обвиняемого
под стражей: во-первых, ввиду невозможности
закончить предварительное следствие
(дознание) в срок до двух месяцев;
во-вторых, при отсутствии оснований для
отмены или изменения меры пресечения,
только в необходимых случаях (в том
числе связанных с производством судебной
экспертизы) следователь с согласия
руководителя следственного органа
низшего звена, дознаватель с согласия
прокурора района (равного ему прокурора)
в порядке, установленном ч. 3
ст. 108
УПК РФ, вправе
возбудить перед судьей районного
(соответствующего ему) суда ходатайство
о продлении срока содержания обвиняемого
под стражей до шести месяцев (ч. 2
ст. 109
УПК РФ).

Закон содержит оценочные понятия — «в
необходимых случаях». В законе
предложен вариант толкования этого
термина — «в том числе и случаях
производства судебной экспертизы».

Это обусловлено: во-первых, тем, что в
компетенции органов дознания находится
целый ряд преступлений по делам, о
которых проведение экспертизы обязательно.
Практика свидетельствует, что в силу
целого ряда причин проведение экспертных
исследований традиционно затягивается
на долгие месяцы.

Во-вторых, современное
дознание по перечню предъявляемых к
нему требований приравнено к
предварительному следствию, что также
не способствует его оперативному
проведению.

Лицо, обвиняемое в совершении преступления
средней тяжести, в стадии предварительного
расследования свыше шести месяцев
содержаться под стражей не может.

Дальнейшее продление срока содержания
обвиняемого под стражей до 12 месяцев
может быть осуществлено также судьей
районного (соответствующего ему) суда
по ходатайству: 1) следователя, внесенному,
во-первых, с согласия руководителя
соответствующего следственного органа
по субъекту РФ, приравненного к нему
руководителя специализированного СУ
СК при прокуратуре РФ, в том числе
военного СУ СК при прокуратуре РФ, либо
следственного прокурора субъекта РФ
(соответствующего ему прокурора);
во-вторых, в отношении лиц, обвиняемых
в совершении тяжких и особо тяжких
преступлений; в-третьих, только в случаях
особой сложности уголовного дела и,
в-четвертых, при отсутствии оснований
для изменения, отмены меры пресечения
(ч. 2
ст. 109
УПК РФ); 2) дознавателя,
внесенному, во-первых, с согласия
прокурора субъекта РФ или приравненного
к нему военного прокурора (ч. 2 ст. 109
УПК РФ); во-вторых, в исключительных
случаях, связанных с исполнением запроса
о правовой помощи, направленного в
порядке, предусмотренном ст. 453
УПК РФ (ч. 5
ст. 223
УПК РФ).

Сказанное означает, что дознание по
любому делу может продолжаться
неограниченно долго, обвиняемые при
этом вне зависимости от тяжести
преступления могут содержаться под
стражей до 12 месяцев. Основание для
этого — исполнение запроса о правовой
помощи, направленного в порядке ст. 453
УПК РФ.

Содержание обвиняемого под стражей
свыше 12 месяцев при проведении дознания
законом не предусмотрено.

По ходатайству
следователя срок содержания обвиняемого
под стражей свыше 12 месяцев может быть
продлен: 1) только с согласия высшего
руководителя следственного органа
(Председателя СК при прокуратуре РФ
либо руководителя следственного органа
соответствующего органа исполнительной
власти, например, председателя СК МВД
России, начальников ГСУ ФСБ и ФСКН); 2)
судьей суда, указанного в ч. 3
ст. 31
УПК РФ; 3) лишь в
исключительных случаях; 4) в отношении
лиц, обвиняемых в совершении особо
тяжких преступлений; 5) только до 18
месяцев (ч. 3
ст. 109
УПК РФ).

Дальнейшее продление срока содержания
обвиняемого под стражей не допускается.
После 18 месяцев обвиняемый, содержащийся
под стражей, подлежит немедленному
освобождению, за исключением случаев,
указанных п. 1
ч. 8 ст. 109
УПК РФ (ч. 4
ст. 109
УПК РФ).

В соответствии
с ч. 11
ст. 109
УПК РФ по истечении
предельного срока содержания под стражей
в случаях, предусмотренных п. 4
ч. 10 ст.

 109 УПК РФ, и при
необходимости производства предварительного
расследования суд вправе продлить срок
содержания лица под стражей в порядке,
установленном ст. 109 УПК РФ, но не
более чем на шесть месяцев.

Таким образом,
предельный срок содержания под стражей
обвиняемого, экстрадированного из
другого государства в порядке ст. 460
УПК РФ, может составлять 24 месяца или
два года.

Вопрос о продлении срока содержания
под стражей лица, подлежащего выдаче,
должен быть решен компетентным учреждением
юстиции запрашивающей стороны.

Если решения о задержании подозреваемого
(обвиняемого), заключении его под стражу
дознаватель, следователь вынуждены
принимать спонтанно, то продление срока
содержания обвиняемого под стражей —
процедура планируемая, как правило,
задолго.

Порой сразу после заключения
обвиняемого под стражу становится ясно,
что завершить предварительное следствие
в отведенные законом два месяца нереально.

Как правило, это обусловлено необходимостью
проведения по делу комплекса экспертных
исследований, его сложностью и
громоздкостью.

О том, что предварительное расследование
затянется, следователь сразу же ставит
в известность руководителя следственного
органа. Задача последнего — избежать
неоправданной волокиты по делу, ускорить
ход предварительного следствия. Для
этого в его арсенале имеется множество
средств и методов.

Об «особой сложности дела»,
«исключительности следственной
ситуации» могут свидетельствовать
необходимость проведения по делу
комплекса неординарных экспертиз,
тяжелая болезнь одного из обвиняемых,
когда выделение материалов дела в
отношении иных участников процесса
приведет к утрате возможности объективно
рассмотреть и разрешить дело в суде.

В то же время к делам особой сложности
не могут быть отнесены громоздкие
уголовные дела, по которым либо проходят
большие группы обвиняемых, либо имеется
много потерпевших и свидетелей, так как
в подобных случаях необходимый темп
расследования легко обеспечивается
путем создания следственных групп.

Генеральный прокурор РФ в приказе
N 137 предлагает следующее.

Принимать
решение о даче согласия дознавателю на
возбуждение ходатайства перед судом о
продлении срока содержания под стражей
только при условии особой сложности
уголовного дела и наличии оснований
для сохранения этой меры пресечения.

Учитывать, что продление срока содержания
лица под стражей по уголовному делу до
шести месяцев в соответствии с ч. 4
ст.

 224 УПК РФ осуществляется
с согласия прокурора района, города или
приравненного к нему прокурора; от шести
до 12 месяцев в соответствии с ч. 2
ст. 109
УПК РФ — с согласия
прокурора субъекта РФ или приравненного
к нему прокурора только в исключительных
случаях, предусмотренных ч. 5
ст. 233
УПК РФ, связанных
с исполнением запроса о правовой помощи.

Требовать от дознавателей представления
ходатайств о продлении срока содержания
лица под стражей прокурорам субъектов
РФ или приравненным к ним прокурорам
не менее чем за 15 дней до истечения
строка содержания под стражей.

В случае принятия решения об отказе в
даче согласия дознавателю на возбуждение
перед судом ходатайства о продлении
срока содержания под стражей выносить
мотивированное постановление, которое
подлежит приобщению к материалам
уголовного дела (п. 15).