Ответственность

Отмена в порядке самоконтроля

Отмена в порядке самоконтроля

ООО «Комтранссервис» обратилось в суд с заявлением о признании незаконными действий Уральского межрегионального управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по изданию приказа об отмене ранее принятых приказов о выдаче и переоформлении лицензии на осуществление деятельности по обезвреживанию и размещению отходов I — IV классов опасности.

Управлением выявлено, что в целях получения лицензий Обществом были представлены документы, содержащие недостоверные сведения относительно характеристики полигона «ТБО Южный»: на момент подачи заявления о предоставлении лицензии, так и на момент подачи заявления о ее переоформлении объект размещения отходов на законном основании у Общества отсутствовал.

— Реклама —

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции согласился с выводами Управления о том, что соискателем лицензии при оформлении не были представлены надлежащие документы.

Поскольку на момент издания приказов о выдаче лицензии, о переоформлении лицензии, лицензирующим органом указанные обстоятельства не были проверены, суд посчитал, что отмена ранее выданных приказов в порядке самоконтроля является обоснованной мерой.

При этом суд пришел к выводу, что отмена приказа о выдаче (переоформлении) лицензии права лицензиата не нарушает, поскольку лицензия может быть аннулирована только в судебном порядке.

Отменяя решение суда, вышестоящие суды исходили из того, что законодательство о лицензировании, действовавшее в спорный период, не устанавливало право лицензирующего органа прекращать действие своего приказа, на основании которого лицензиату выдана лицензия на отдельный вид деятельности, поскольку фактически в таком случае лицензирующий орган прекращает действие лицензии с момента ее выдачи, в то время как аннулирование лицензии отнесено законодателем к компетенции суда (п. 12 ст. 20 Закона № 99-ФЗ.).

Учитывая, что вступившего в законную силу решения суда об аннулировании выданной Обществу лицензии на момент принятия оспариваемого приказа не имелось, суды пришли к выводу о превышении Управлением своих полномочий и нарушении прав Общества.

  • ТЕГИ
  • обращение с отходами
  • Аннулирование лицензии
  • ТБО Южный

Сотки с возвратом: Верховный суд запретил чиновникам самовольно отбирать арендованную землю

Опубликовано: 11.08.2015Просмотров: 1163

Очень важное решение для многих дачников и огородников принял Верховный суд. Он рассмотрел спор гражданина с чиновниками по поводу арендованной земли.

Суть этой судебной тяжбы проста — человек получил участок за городом в аренду на долгие годы при полном согласии чиновников местной администрации. Но прошло время, и местная власть вдруг передумала. Точнее, пожалела о своем прежнем решении отдать землю в аренду.

В документах суда ничего не сказано, чем было вызвано подобное решение. Может быть, теперь земля приглянулась более уважаемому гражданину, а может, сменился штат чиновников. Но итог известен — у человека попросили землю назад. А он отказался отдавать. Тогда чиновники пошли с иском в суд. Просили досрочно расторгнуть договор аренды.

В своем иске чиновники муниципалитета написали, что постановлением администрации «в порядке самоконтроля» было отменено прежнее постановление о выделении земли, на основании которого и был заключен договор аренды.

Суд первой инстанции серьезно отнесся к иску чиновников. Дело разобрал и в иске муниципалитету отказал. Районный суд исходил из того, что, по его мнению, нет никаких оснований для расторжения договора аренды и возврата участка.

Важно вот что. Районный суд подчеркнул, решение об отмене или приостановке действия принятых в прежние годы правовых актов муниципалитета не может носить произвольный характер: сегодня дал, а завтра передумал.

Естественно, чиновникам отказ не понравился, и они оспорили это решение. Апелляция дело пересмотрела. И со ссылкой на статьи Гражданского и Земельного кодексов решение райсуда отменила.

Вышестоящая инстанция заявила следующее: «наличие действующего договора аренды и наличие одновременно с ним действующего правового акта органа местного самоуправления, об отмене прежнего решения о передаче земли в аренду свидетельствует о противоречии договорных норм, нормам муниципального правового акта». А это «нарушает публичный порядок и принцип правовой определенности».

Проще говоря, апелляция, отменив отказ суда, заявила, что чиновники правы. Но гражданин не согласился и обратился в Верховный суд, и его делом занялась Судебная коллегия по гражданским делам. Изучив оба решения, Верховный суд заявил, что вердикт апелляционного суда нарушает нормы закона, а правильным было решение районного суда, который чиновникам отказал.

Вот как объяснил ошибки апелляции Верховный суд: по статье 450 Гражданского кодекса изменение и расторжение договора возможно только по согласованию сторон, если иного не предусмотрено этим кодексом или самим договором.

По требованию одной из сторон договор можно изменить или даже расторгнуть (правда, только по решению суда), если одна из сторон «существенно нарушила» этот самый договор.

Таким образом, делает вывод Судебная коллегия по гражданским делам, одностороннее расторжение договора по общему правилу не допускается. Оно возможно лишь в случаях, прямо предусмотренных законом или самим договором.

Да, сказал суд, расторжение договора по суду возможно, но только если одна из сторон его нарушает. А в нашем случае сами чиновники в суде даже не заикались о каком бы то ни было нарушении договора со стороны гражданина.

И вот что еще специально подчеркнул Верховный суд.

Каких бы то ни было объективных причин для расторжения договора и возврата участка не названо ни в постановлении администрации об отмене решений о предоставлении гражданину земли, ни в исковом заявлении чиновников, ни в апелляционном определении. Даже в возражениях муниципалитета на жалобу в Верховный суд нет причин, почему у гражданина надо отнять землю.

Еще серьезный момент, на который указал Верховный суд — ни в одном из решений местных властей законность предоставления гражданину земли в аренду не оспаривалась и даже не ставилась под сомнение.

Единственным основанием для расторжения договора, который назвали чиновники — отмена «в порядке самоконтроля». А что под этим понимать, непонятно.

В переводе на юридический язык подобная формулировка означает, что договор аренды был просто расторгнут по требованию одной из сторон.

Но подобного основания расторжения договора аренды нормами гражданского или земельного законодательства не предусмотрено, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда.

Суд напомнил, статьи 29 и 30 Земельного кодекса, на которые сослалась апелляция, говорят о предоставлении участков и находятся в пятой главе, которая называется «Возникновение прав на землю». А основания и порядок прекращения прав на землю находятся в седьмой главе Земельного кодекса.

И апелляция эту седьмую главу даже не упомянула. Кстати, в этой главе ничего не говорится о расторжении договора аренды. ВС подвел итог — вывод апелляции, что сохранение за гражданином договора аренды нарушит публичный порядок, необоснован.

Публичный порядок как раз нарушает произвольное расторжение договора аренды земли и изъятие законно предоставленного человеку участка.

Источник: http://www.rg.ru

Порядок отмены органом местного самоуправления решения о вводе объекта в эксплуатацию

Как указал Конституционный Суд, органы МСУ не вправе принимать решение о сносе объекта недвижимости как самовольной постройки, если право собственности на данный объект зарегистрировано.

По мнению одного из экспертов, постановление хотя и не решает вопрос в целом, но все же способствует стабильности прав участников гражданского оборота применительно к отношениям по поводу зарегистрированных объектов недвижимости.

Вторая подчеркнула, что проблема отмены административного акта, которым были ранее предоставлены какие-либо административные блага, является одной из наиболее чувствительных ситуаций для граждан и строительных организаций.

Третий считает, что признание ранее принятого акта незаконным не должно предоставлять органам МСУ «иммунитет» от ответственности.

9 ноября Конституционный Суд вынес Постановление № 48-П/2022 о проверке конституционности абз. 1 ч. 1 ст. 48 Закона об общих принципах организации местного самоуправления.

Местная администрация отменила разрешение на ввод объекта в эксплуатацию

С 2014 г. Юлия Плахтеева, Арина Савушкина и Анастасия Яковлева являются собственниками жилого дома со встроенным в него кафе в с. Новая Усмань Воронежской области. Дом реконструировала прежняя владелица, которая в 2009 г. получила разрешение местной администрации на ввод его в эксплуатацию.

31 марта 2020 г. поселковая администрация отменила указанное разрешение.

Основаниями послужили выявленные в порядке самоконтроля факты несоответствия спорного объекта капитального строительства требованиям проектной документации, а также нарушения ряда градостроительных норм и правил при его размещении и эксплуатации (в сфере пожарной безопасности, безопасности электрических и газораспределительных сетей).

Обжаловать постановление не удалось

Юлия Плахтеева, Арина Савушкина и Анастасия Яковлева обжаловали постановление администрации в суд. В качестве доводов незаконности принятого акта в исковом заявлении, в частности, указывалось, что при переходе права собственности на земельный участок и жилое строение истцами было проявлена разумная осмотрительность при заключении сделки.

Также истцы обратили внимание, что при выдаче им свидетельств о праве собственности было зафиксировано отсутствие каких-либо притязаний и обременений на данный счет со стороны как государства, так третьих лиц.

Истцы отмечали, что на момент перехода к ним права собственности на объект недвижимости государство в полном объеме подтвердило их легитимность в качестве добросовестных приобретателей.

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении искового требования. При этом они исходили из того, что местная администрация действовала в рамках своих полномочий, руководствуясь ч. 1 ст.

Читайте также:  Расчет индексации взыскиваемых сумм

48 Закона об общих принципах организации местного самоуправления, предусматривающей возможность отмены муниципальных правовых актов в порядке самоконтроля.

Заявителям также было отказано в передаче их кассационной жалобы для рассмотрения в заседании Судебной коллегии по административным спорам Верховного Суда РФ.

Впоследствии местная администрация обратилась с исковыми требованиями к собственницам указанного жилого строения о признании спорного объекта самовольной постройкой (в том числе ввиду отмены разрешения на ввод в эксплуатацию) и возложении на них обязанности осуществить его снос. Решением Новоусманского районного суда Воронежской области от 20 февраля 2021 г. в удовлетворении исковых требований, предъявленных администрацией, было отказано. Данное решение поддержали суды апелляционной и кассационной инстанций.

КС признал оспариваемую норму конституционной

В жалобе в Конституционный Суд Юлия Плахтеева, Арина Савушкина и Анастасия Яковлева указали, что абз. 1 ч. 1 ст.

48 Закона об общих принципах организации местного самоуправления не соответствует Конституции, поскольку позволяет органам МСУ в рамках неопределенного периода отменять в административном порядке ранее изданный ими муниципальный правовой акт, на основе которого произведена госрегистрация права собственности на недвижимое имущество. Также они подчеркивали, что данная мера может применяться в отношении лиц, ставших собственниками объекта недвижимости после такой регистрации и являющихся добросовестными участниками гражданского оборота.

Изучив материалы дела, КС напомнил, что самостоятельность местного самоуправления не абсолютная и должна быть очерчена пределами, устанавливаемыми Конституцией и действующим законодательством.

Решения и действия органов МСУ, если ими затрагиваются имущественные права граждан, должны соотноситься с конституционными предписаниями об охране права частной собственности законом и о недопустимости лишения имущества иначе как по решению суда, отметил КС.

Он также указал, что оспариваемое заявителями положение, регулируя порядок отмены муниципальных правовых актов и приостановления их действия, основывается на необходимости контроля за соблюдением законодательства, направлено на регламентацию деятельности и реализацию гарантий самостоятельности органов МСУ. Как пояснил Суд со ссылкой на собственные правовые позиции, само по себе данное положение не может рассматриваться как нарушающее конституционные права граждан; оно не исключает возможности судебного контроля принимаемых органами МСУ решений, а сами решения об отмене или приостановлении действия ранее изданных актов не могут носить произвольный характер, должны быть законными и обоснованными (определения от 29 января 2015 г. № 140-О; от 19 декабря 2017 г. № 3094-О и от 27 января 2022 г. № 4-О).

В постановлении отмечено, что оспариваемая норма достаточно определенно устанавливает полномочие органов МСУ на отмену принятых ими муниципальных правовых актов.

Однако, пояснил КС, реализация этого полномочия обусловливает возможность самостоятельной отмены (в порядке самоконтроля) принятого ранее местной администрацией муниципального правового акта, разрешающего ввод объекта капитального строительства в эксплуатацию, после регистрации права собственности на объект в ЕГРН, предоставляя тем самым уполномоченному органу широкое (формально не ограниченное) административное усмотрение при принятии такого решения.

Проанализировав судебную практику, КС сделал вывод, что она не отличается единообразием в оценке законности решений местной администрации об отмене индивидуальных муниципальных правовых актов – в частности, разрешений на ввод объекта капитального строительства в эксплуатацию. Ранее суды нередко исходили из того, что внесение изменений в разрешение на ввод объекта в эксплуатацию или его отмена после госрегистрации права собственности на объект невозможны без соответствующего изменения либо оспаривания зарегистрированного права собственности.

Конституционный Суд добавил, что в более поздних решениях судов распространен подход, основанный на разъяснении, которое содержится в п. 37 Обзора судебной практики ВС № 1 за 2022 г. (утвержден его Президиумом 1 июня 2022 г.

), согласно которому орган МСУ вправе в порядке самоконтроля отменить ранее изданный им муниципальный правовой акт в случае его несоответствия требованиям законодательства, причем решение об отмене должно быть обоснованным и не нарушать права граждан.

КС подчеркнул, что в отступление от занятой ВС позиции в деятельности судов прослеживается более широкий подход к толкованию и применению оспариваемой нормы, реализованный и в деле с участием заявителей жалобы.

В рамках этого подхода отмена разрешения на ввод объекта в эксплуатацию в порядке самоконтроля признается законной и обоснованной при наличии выявленных и подтвержденных нарушений действующих норм и правил при строительстве, без учета состоявшейся госрегистрации права собственности.

Между тем, по мнению Конституционного Суда, самостоятельная отмена местной администрацией принятого ею ранее муниципального правового акта, разрешающего ввод объекта в эксплуатацию, после регистрации права собственности на объект в ЕГРН может привести к неблагоприятным правовым последствиям для собственника, в том числе при предъявлении требований о признании возведенной постройки самовольной и запрете ее эксплуатации, а также существенно затронуть интересы местного сообщества в целом.

КС обратил внимание, что действующее законодательство исходит из принципа защиты прав и законных интересов добросовестных участников гражданского оборота, проявляющих добрую волю, разумную осмотрительность и осторожность.

Кроме того, законодатель прямо указал, что органы МСУ в любом случае не вправе принимать решение о сносе самовольной постройки или ее приведении в соответствие с установленными требованиями к объекту недвижимости, право собственности на который зарегистрировано, пояснено в постановлении.

«Иное допускало бы искажение должного баланса интересов сторон, действующих в условиях установленного публичным регулированием контроля за соблюдением норм и правил в градостроительной сфере, нарушало бы принцип поддержания стабильности правовых отношений и доверия граждан, в них вовлеченных, к закону, не отвечало бы требованиям обеспечения гарантий конституционных прав, правопорядка, безопасности, эффективной реализации публичных функций, рациональной организации деятельности органов местного самоуправления», – резюмировал Суд.

Таким образом, КС пришел к выводу, что оспариваемое положение, устанавливающее в качестве общего правила полномочие органов МСУ на отмену принятых ими муниципальных правовых актов, не противоречит Конституции.

Данная норма в системе действующего правового регулирования – прежде всего во взаимосвязи с положениями ГрК РФ и Закона о госрегистрации недвижимости – не предполагает возможности самостоятельной отмены органом местного самоуправления разрешения на ввод объекта индивидуального жилищного строительства в эксплуатацию после регистрации права собственности на этот объект в ЕГРН. КС также постановил пересмотреть судебные акты, вынесенные в отношении заявителей.

Эксперты прокомментировали выводы КС

Адвокат юридической фирмы ART DE LEX Александр Петров в комментарии «АГ» отметил, что вопрос отмены публичных актов в порядке самоконтроля традиционно вызывает много практических проблем.

Он пояснил, что законодательство не содержит критериев реализации этого права и не разграничивает случаи отмены актов, предоставляющих права или отменяющих ответственность, с одной стороны, и актов, которыми лицо лишается прав или привлекается к ответственности, – с другой.

В итоге, как правило, органы публичной власти в этих вопросах руководствуются собственными интересами и принимают решения по собственному усмотрению, добавил Александр Петров.

По его мнению, судебную практику разрешения споров в связи с отменой правовых актов, которыми лицу предоставляется какое-либо право, нельзя назвать устоявшейся.

Эксперт подчеркнул: несмотря на то, что общие правовые подходы по данному вопросу были высказаны и КС, и ВС, в судебных актах по конкретным делам встречаются разнообразное толкование этих подходов, а также робкие попытки ограничения действия общей нормы, устанавливающей право самоконтроля, в пределах какого-либо вида правоотношений.

Так, Верховный Суд по одному из дел признал, что в отсутствие оснований, предусмотренных ГрК, нельзя отменять ранее выданное разрешение на строительство (Определение от 23 апреля 2015 г. № 305-КГ15-2762).

«Развитие судебной практики, ограничивающей право муниципальных органов отменять в порядке самоконтроля правовые акты, на основании которых возникают субъективные права или отменяется привлечение к ответственности, следует оценивать положительно.

Рассматриваемое постановление, хотя и не решает вопрос в целом и даже не провозглашает приоритет норм ГрК над законодательством о местном самоуправлении в части оснований отмены правовых актов в сфере градостроительной деятельности в порядке самоконтроля, тем не менее способствует стабильности прав участников оборота применительно к правоотношениям по поводу зарегистрированных объектов недвижимости», – заключил Александр Петров.

Юрист компании ALTHAUS Legal Юлия Максимкина подчеркнула, что проблема отмены административного акта, которым были ранее предоставлены какие-либо административные блага, является одной из наиболее чувствительных для граждан и организаций, занимающихся строительством.

Для поддержания баланса интересов сторон, а также подтверждения законности отмены административного акта необходим судебный постконтроль, считает она.

Эксперт с сожалением отметила, что судебной практикой еще не выработан стандарт защиты частных интересов от непоследовательных действий публичных органов власти в таких случаях, поэтому проблема, поднятая заявителями жалобы, остается актуальной.

Читайте также:  Репродуктивно-респираторного синдрома свиней

Юлия Максимкина полагает, что актуальность проблемы также обусловлена противоречивостью правоприменительной практики.

Эксперт пояснила, что в Законе об общих принципах организации местного самоуправления отсутствуют нормы, конкретизирующие вид муниципальных правовых актов, которые могут быть отменены местной администрацией в порядке самоконтроля (например, не указано, что можно отменить только нормативный или индивидуальный правовой акт).

Вместе с тем анализ судебной практики показывает, что суды допускают позицию как об отмене индивидуальных правовых актов (к примеру, Определение ВАС РФ от 30 ноября 2011 г. № ВАС-14936/11), так и о недопустимости такой отмены (Определение ВАС от 16 сентября 2013 г. № ВАС-11950/13), уточнила Юлия Максимкина.

Эксперт добавила: в рассмотренном деле КС обратил внимание, что полномочия местной администрации ограничены не только определенными законодательством и выработанными судебной практикой принципами, но и временными рамками.

«Это означает, что отмена индивидуального правового акта по прошествии значительного времени после его издания не может быть законной, если она не соответствует принципам правовой определенности и защиты (поддержания) доверия к органам местного самоуправления, а также не учитывает возникшие правовые последствия для собственников объекта и третьих лиц», – пояснила она.

Адвокат АБ «Сидоркина, Пучкова и партнеры» Николай Васильев считает постановление важным, однако, по его мнению, оно поднимает череду вопросов, которые неизбежно последуют.

Прежде всего, круг вопросов, по которым КС признал приоритет стабильности правовых отношений над необходимостью контроля за соблюдением законодательства органами местного самоуправления, ограничен только одним аспектом.

«Однако такова особенность процедуры в КС, который не может выйти за пределы конкретного нормоконтроля», – добавил Николай Васильев.

Вместе с тем, подчеркнул эксперт, полномочия органов МСУ не ограничиваются только разрешением на ввод объектов строительства.

Перечень возможных правоприменительных актов со стороны МСУ достаточно широк, и по каждому из них может быть задан тот же вопрос – о правомерности его последующей отмены тем же органом, который его принимал.

«К примеру, в Москве, где полномочия органов местного самоуправления существенно ограничены, нередкой является практика отмены советами депутатов муниципальных округов ранее согласованных жителям ограждающих устройств для дворовых территорий (шлагбаумов и др.).

При этом отмена часто осуществляется спустя годы после согласования, когда жители уже установили устройство, наняли эксплуатационную организацию и обеспечили благоустройство двора», – отметил Николай Васильев.

Второй вопрос, который, как полагает эксперт, возникнет в ходе применения данного постановления, – возможность отмены ранее принятого органом МСУ решения не по инициативе данного органа, а после обращения жителей или, например, внесения представления прокурором. В этом случае преодолевается введенный КС критерий в форме «самостоятельности», «инициативности» нормоконтроля со стороны муниципальной власти, считает Николай Васильев.

«Третий и ключевой вопрос, который с очевидностью следует из фабулы постановления, – кто должен нести бремя ответственности и издержек в случае отмены незаконного или необоснованного акта органа МСУ – заявители, которые подали жалобу в КС и которых обязали снести самовольную постройку? Однако это также влечет убытки в связи с упущенной выгодой и прямой ущерб, вызванный материальными и финансовыми вложениями в постройку, которую ранее тот же орган признавал законной. Бремя ответственности, полнота всех правовых последствий перекладываются на гражданина, хотя нарушения допущены именно органом, принимавшим спорное решение, а в последующем отменившим его», – полагает эксперт.

Николай Васильев согласился с выводом Конституционного Суда о том, что решения об отмене или приостановлении действия ранее изданных муниципальных актов не могут носить произвольный характер и должны быть законными и обоснованными.

«Но даже в этом случае признание ранее принятого акта незаконным не должно предоставлять органам МСУ “иммунитет” от ответственности.

Полагаю, в скором времени мы увидим развитие затронутого КС вопроса гораздо в более широком формате», – предположил эксперт.

Анжела Арстанова

Источник:  https://www.advgazeta.ru/novosti/ks-razyasnil-poryadok-otmeny-organom-mestnogo-samoupravleniya-resheniya-o-vvode-obekta-v-ekspluatatsiyu/

Расторжение аренды земли

  • Вопрос самовольного, по одностороннему решению местной администрации, расторжения договора аренды земельного участка и возврата земли волнует многих арендаторов. К сожалению, такая практика есть и чаще всего люди предпочитают не спорить, памятуя о том, что «против лома нет приёма…»
  • Верховный суд посмотрел на это дело иначе и в своём Определении указал следующее: Досрочное расторжение договора аренды земельного участка по требованию арендодателя возможно только по основаниям, предусмотренным законом или договором.
  • Обстоятельства дела были таковы: Администрация города в рамках самоконтроля отменила ранее вынесенное постановление о выделении земельного участка в аренду гражданину и обратилась в суд с иском к гражданину N, в котором указала, что поскольку постановление о выделение земельного участка отменено, соответственно и отпали правовые основания для исполнения договора аренды участка и потребовала расторгнуть договор аренды и вернуть участок в пользование администрации.

Районный суд отказал администрации в иске, указав, что отсутствуют основания для расторжения договоров аренды и, соответственно, возврата земельных участков. При этом суд указал, что решение об отмене или приостановлении действия ранее изданных муниципальных правовых актов не может носить произвольный характер, а должно быть законным и обоснованным.

Администрация обжаловала данное решение суда в апелляционном порядке и областной суд с её доводами согласился, решение районного суда было отменено, принято новое решение о расторжении договора аренды, возврате земельного участка администрации, при этом апелляционная инстанция указала, что наличие действующего договора аренды земельного участка при одновременном наличии действующего правового акта органа местного самоуправления об отмене ранее принятого правового акта о предоставлении в аренду земельных участков свидетельствует о противоречии договорных норм нормам муниципального правового акта, нарушает публичный порядок и принцип правовой определенности.

Верховный суд посмотрел на дело иначе, отменила апелляционное определение и оставила в силе решение районного суда, указав следующее:

В соответствии со ст. 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено этим кодексом, другими законами или договором.

По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной либо в иных случаях, предусмотренных данным кодексом, другими законами или договором.

Таким образом, одностороннее расторжение договора по общему правилу не допускается и возможно лишь в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. Расторжение договора в судебном порядке по требованию одной из сторон возможно лишь в случае существенного нарушения договора другой стороной либо в других случаях, которые должны быть прямо предусмотрены законом или договором.

  1. Судом установлено, что договорами аренды земельных участков, заключенными между сторонами спорных отношений, возможность их расторжения в одностороннем порядке не предусмотрена.
  2. На существенное нарушение ответчиком условий договоров как на основание для их расторжения истец не ссылался, и такие обстоятельства не были предметом судебного разбирательства.
  3. Каких-либо объективных причин для расторжения договоров аренды и возврата земельных участков арендатором не указано ни в постановлении администрации об отмене постановлений о предоставлении земельных участков, ни в исковом заявлении, ни в апелляционном определении, ни в возражениях истца на кассационную жалобу.
  4. Законность предоставления земельных участков, заключения договоров аренды этих участков истцом не оспаривалась и судом апелляционной инстанции под сомнение не ставилась.
  5. Единственным основанием для расторжения договоров аренды, указанным как истцом, так и судом апелляционной инстанции, явилась отмена «в порядке самоконтроля» органом местного самоуправления постановлений о предоставлении земельных участков в аренду, что по существу является расторжением договора по требованию одной из сторон.
  6. Между тем такого основания расторжения договора аренды нормами гражданского либо земельного законодательства не предусмотрено.
  7. То есть, по сути, самовольным действиям местных администраций поставлен довольно жёсткий заслон и этим решением Верховного суда они лишены возможности в одностороннем порядке отменять свои решения о предоставлении имущества в аренду и/или пользование.
  8. А. Полищук

Конституционный Суд: орган местного самоуправления не вправе отменять ранее выданные им разрешения на ввод после регистрации объекта в ЕГРН — Новости ЕРЗ.РФ

На портале правовой информации опубликовано Постановление Конституционного Суда РФ №48-П от 09.11.2022 по делу о проверке конституционности абз. первого ч. 1 ст.

48 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (131-ФЗ) в связи с жалобой граждан Ю. А. Плахтеевой, А. Ю. Савушкиной и А. Ю.

Яковлевой».

www.kadastr.tatarstan.ru

Согласно материалам дела, администрация муниципального образования в марте 2020 года отменила разрешение на ввод в эксплуатацию (РВ) принадлежащего гражданам индивидуального жилого дома со встроенным кафе и производственными помещениями, выданное той же местной администрацией в 2009 году.

Читайте также:  Средняя квадратическая погрешность местоположения характерных точек

Решением районного суда в августе 2020 года, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, заявителям отказано в удовлетворении требования о признании указанного постановления незаконным.

Суды исходили из того, что местная администрация, выявив несоответствия спорного объекта капитального строительства (ОКС) требованиям проектной документации, а также нарушения ряда градостроительных норм и правил при его размещении и эксплуатации, действовала в рамках своих полномочий, руководствуясь ч. 1 ст. 48 131-ФЗ, предусматривающей возможность отмены муниципальных правовых актов в порядке самоконтроля.

Решением районного суда в феврале 2021 года, оставленным без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций, отказано в удовлетворении исковых требований, предъявленных к заявителям, о признании названного спорного объекта самовольной постройкой (в том числе ввиду отмены РВ) и о возложении на них обязанности осуществить его снос.

Как указал в своем решении КС РФ, складывающаяся судебная практика показывает, что она не отличается устоявшимся единообразием в оценке законности решений местной администрации об отмене индивидуальных муниципальных правовых актов, в частности разрешений на ввод.

Ранее суды нередко исходили из того, что внесение каких-либо изменений в РВ или его отмена после государственной регистрации права собственности на объект невозможны без соответствующего изменения либо оспаривания зарегистрированного права собственности.

www.exiora.ru

  • В более поздних решениях судов распространен подход, при котором отмена РВ в порядке самоконтроля признается законной и обоснованной при наличии выявленных и подтвержденных нарушений действующих норм и правил при строительстве без учета состоявшейся государственной регистрации права собственности.
  • Как указал КС РФ, самостоятельная отмена местной администрацией принятого ею ранее муниципального правового акта, разрешающего ввод объекта в эксплуатацию, после регистрации права собственности на объект в ЕГРН может привести к правовым последствиям, неблагоприятным для реализации собственниками объекта их прав и законных интересов, в том числе к предъявлению требований о признании возведенной постройки самовольной.

www.evannscollectionlaw.com

Действующее же законодательство исходит из принципа защиты добросовестных участников гражданского оборота, проявляющих добрую волю, разумную осмотрительность и осторожность.

Самостоятельная отмена органом местного самоуправления (ОМСУ), выданного им ранее РВ объекта индивидуального жилищного строительства (ИЖС), право собственности на который зарегистрировано в ЕГРН, способна существенно затронуть интересы как его собственников, так и местного сообщества в целом.

Исходя из этого, суд сделал вывод о том, что абз. первый ч. 1 ст. 48 131-ФЗ не может рассматриваться как предполагающий возможность самостоятельной отмены ОМСУ РВ объекта ИЖС после государственной регистрации права собственности на него.

  1. Другие публикации по теме:
  2. Разрешение на строительство исключат из перечня документов, необходимых для подключения объекта капстроительства к сетям
  3. Конституционный Cуд: следует срочно изменить законодательство, регулирующее строительство в охранных зонах ЛЭП
  4. Изменения в форме разрешения на строительство
  5. Изменения в форме разрешения на ввод
  6. Как зарегистрировать дом блокированной застройки, пока такая возможность не реализована в ФГИС ЕГРН
  7. Подмосковные застройщики теперь могут внести изменения в разрешение на ввод в режиме онлайн
  8. Виды подготовительных работ, которые могут выполняться до выдачи разрешения на строительство, приведут в соответствии с ГрК РФ
  9. Новые формы разрешений на строительство и на ввод объекта в эксплуатацию
  10. Уточненные требования к ГПЗУ при оформлении разрешения на строительство для объектов, расположенных на двух земельных участках
  11. Новый регламент по выдаче разрешения на ввод: подробности и нюансы
  12. Кто и как сможет получить копии документов из ЕГРН, выражающих содержание сделок
  13. Утверждена дорожная карта по развитию цифровой платформы ИЖС, разработанная ДОМ.РФ

Журнал Пригород — Произвол «в порядке самоконтроля»

В недавно опубликованном обзоре судебной практики Верховного суда РФ есть несколько решений, важных для собственников и арендаторов земельных наделов.

ВС указывает: изменение вида разрешённого использования (ВРИ) участка, находящегося в собственности, невозможно без волеизъявления владельца.

Департамент имущества муниципального образования (какого – в обзоре, к сожалению, не указано) своим решением изменил вид использования участка, находящегося в собственности общества. Владелец обратился в суд, требуя признать этот документ недействительным. Суд первой инстанции признал право МО менять ВРИ самостоятельно.

Основной аргумент: участок предоставлялся под жилье, потом был перепродан и фактически использовался для размещения спортивно-рекреационных объектов. Апелляционная инстанция отменила это решение, указав: муниципалитет вправе устанавливать ВРИ при предоставлении участков в собственность или в аренду. Но не для тех наделов, которые уже кому-то принадлежат.

Окружной суд с апелляцией не согласился и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Судебная коллегия ВС РФ отменила решение суда первой инстанции и окружное постановление. Верховный суд указал: ВРИ участка относится именно к территории и не может быть установлен в отношении конкретного лица.

А на момент спора в МО не были приняты Правила землепользования и застройки.

Кроме того, по мнению ВС (обязательному для всех судов) изменение вида разрешённого использования участка невозможно без волеизъявления собственника.

В другом МО  администрация решила расторгнуть договор с арендатором и вернуть участки себе. Ранее принятые постановления о предоставлении участков для строительства, чиновники отменили «в порядке самоконтроля».

Суд первой инстанции с таким интересным постановлением не согласился и даже отметил, что «решение об отмене или приостановлении действия ранее изданных муниципальных правовых актов не может носить произвольный характер».

Апелляция это решение отменила, указав, что договор аренды не может действовать одновременно с решением о его отмене.

Судебная коллегия ВС РФ согласилась с решением первой инстанции и признала выводы апелляционного суда «противоречащими нормам материального права».

Основания: изменение и расторжение договора возможно по соглашению сторон, при существенном нарушении условий либо в случаях, предусмотренных договором. Одностороннее расторжение договора по общему правилу не допускается.

Чиновники не привели в обоснование своей позиции никаких причин: не было ни объективных причин, ни нарушений со стороны арендатора, ни оговорки о возможности расторжения в одностороннем порядке. Отмена «в порядке самоконтроля» в качестве аргумента не проканала.

Как и вывод апелляционной инстанции о том, что сохранение договоров аренды нарушает публичный порядок и принцип правовой определённости. Публичный порядок, отметил ВС РФ, как раз и нарушается произвольным расторжением договоров с изъятием законно предоставленных участков.

На которых, кстати, находятся объекты капитального строительства, законным образом зарегистрированные.

Отмена акта о предоставлении земельного участка не является основанием для расторжения договора аренды

Если акт, которым земельные участки были предоставлены в аренду, будет впоследствии отменен, это не будет квалифицировано как основание для расторжения соответствующих договоров аренды.

Если акт, которым земельные участки были предоставлены в аренду, будет впоследствии отменен, это не будет квалифицировано как основание для расторжения соответствующих договоров аренды.

Администрация муниципального образования обратилась с иском к арендатору о расторжении договоров аренды земельных участков и возложении обязанности возвратить эти земельные участки.

Арендатор пользовался спорными земельными участками на основании соответствующих договоров аренды.

Однако постановлением администрации «в порядке самоконтроля» были отменены постановления о выделении данных земельных участков (на основании которых и были заключены оспариваемые договоры аренды).

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований, сославшись на отсутствие оснований для расторжения договоров аренды и возврата земельных участков. Также суд указал, что решение об отмене или приостановлении действия ранее изданных муниципальных правовых актов не может носить произвольный характер, а должно быть законным и обоснованным.

Апелляция не согласилась с выводами нижестоящего суда, аргументируя тем, что одновременное наличие действующего договора аренды и правового акта органа местного самоуправления об отмене акта о предоставлении в аренду земельных участков свидетельствует о противоречии договорных норм нормам муниципального правового акта. В свою очередь это нарушает публичный порядок и принцип правовой определенности.

Кассация заняла противоположную позицию. По мнению суда, договоры аренды не предусматривали права арендодателя на их одностороннее расторжение. При этом иные основания для расторжения (соглашение сторон, существенное нарушение условий договора арендатором) отсутствовали.

Истец указал единственным основанием для расторжения договоров отмену «в порядке самоконтроля» органом местного самоуправления постановлений о предоставлении земельных участков в аренду.

По существу это является расторжением договора по требованию одной из сторон.

Между тем такого основания расторжения договора аренды ни нормами гражданского, ни нормами земельного законодательства не предусмотрено.

Исходя из указанных обстоятельств, кассационный суд отменил решение апелляции и отказал в удовлетворении требований муниципального образования.

Ссылка на дело: определение ВС РФ от 18.11.2014 № 29-КГ14-3