Новое

Абстрактность ценных бумаг

  • а) конститутивная ценная бумага – закрепленное такой бумагой право появляется только с появлением самой бумаги (вексель, чек);
  • б) декларативная ценная бумага – закрепляет уже существующее право, появившееся до возникновения ценной бумаги.
  • Каузальные и абстрактные ценные бумаги

а) каузальная ценная бумага – имеет юридическое основание своего появления. Декларативные ценные бумаги всегда являются каузальными.

б) абстрактная ценная бумага – обязательство, удостоверенное такой ценной бумагой не зависит (оторвано) от своего основания.

Поэтому должник не вправе отказаться от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой, по причине отсутствия или недействительности основания обязательства (абз. 1 п. 2 ст. 147).

Абстрактность присуща любой ценной бумаге, за исключением тех, которые лишены ее в силу прямого указания закона (например, депозитные и сберегательные сертификаты).

Владелец ценной бумаги, обнаруживший подлог или подделку ценной бумаги, вправе предъявить к лицу, передавшему ценную бумагу, требование о надлежащем исполнении обязательства, удостоверенного ценной бумагой, и о возмещении убытков (абз. 2 п. 2 ст. 147 ГК).

Восстановление прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя и ордерным ценным бумагам производится судом (ст. 148 ГК).

Исполнение по ценной бумаге (ст. 147 ГК)

1. Лицо, выдавшее ценную бумагу, и все лица, индоссировавшие ее, отвечают перед ее законным владельцем солидарно.

В случае удовлетворения требования законного владельца ценной бумаги об исполнении удостоверенного ею обязательства одним или несколькими лицами из числа обязавшихся до него по ценной бумаге они приобретают право обратного требования (регресса) к остальным лицам, обязавшимся по ценной бумаге.

2. Отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой, со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность не допускается.

  1. Акции: понятие, категории, выпуск, размещение, права акционеров.
  2. Акция – эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации.
  3. Категории акций

а) Обыкновенные акции

Абстрактность векселя | Студент-Сервис

Б.Б. Черепахин в свое время очень просто объяснял абстрактность векселя: “Обязательство по векселю носит абстрактный характер, так как в векселе отсутствуют упоминания об основании выраженного в нем обязательства”. О.С. Иоффе видел абстрактность вексельного обязательства в том, что оно не зависит от своего основания.

Подобное понимание подтверждается современным позитивным правом. Гражданский кодекс РФ в ч. 1 п. 2 ст.

 147 устанавливает абстрактность для всякого обязательства, выраженного ценной бумагой, в следующих выражениях: “Отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность не допускается”. В доходчивой форме характеризовал абстрактность Г.Ф. Шершеневич: “Должник по векселю обязан платить только потому, что он выдал вексель”.

Отметим сразу же, что абстрактность – категория, сознательно устанавливаемая гражданским правом. Нельзя отрицать саму категорию абстрактности только потому, что в действительности обязательств, не имеющих каких-либо оснований, не бывает, что всякий разумный субъект права твердо знает, для чего и с какой целью он совершает сделку.

Это, разумеется, так, но гражданское право вводит такую фикцию, как абстрактность для того, чтобы максимально упростить какие-либо отношения, ограничить возражения, которые выдвигает должник, обосновывая свое право не исполнять обязательства. Абстрактность обязательства (сделки) сохраняет свое значение в современном праве и даже расширяет сферу своего действия.

Абстрактность векселя не является абсолютной. Это положение исчерпывающе (и что важно – без лишних слов) объяснено Б.Б. Черепахиным: “Вексельное обязательство абстрактно в отношениях с третьим лицом – добросовестным приобретателем (ст.

 10 Положения), против которого обязанное по векселю лицо не вправе предъявлять возражения, связанные с основанием его выдачи (ст. 17 Положения). Такие возражения могут быть, однако, противопоставлены первоначальному приобретателю векселя.

Так, если вексель выдан без всяких оснований (например, под влиянием угрозы или насилия), векселедатель освобождается при доказанности этого факта от уплаты лицу, которому он выдал вексель, но не третьему добросовестному приобретателю, к которому вексель перешел от первоначального обладателя”.

О.С. Иоффе указывал, что должник освобождается от уплаты вексельного долга, если докажет недобросовестность векселедержателя, который приобрел заведомо похищенный, безденежный или бестоварный вексель.

Отсюда следовал вывод, что вексельное право “предусматривает не полную (материальную) абстрактность векселя, исключающую любые ссылки на отсутствие основания, а лишь относительную (процессуальную), допускающую возражения, которые основываются на недобросовестности векселедержателя”.

Вопросы ограничения вексельной абстрактности нашли свое отражение и в современной судебно-арбитражной практике. В обзоре Высшего Арбитражного Суда РФ описывается дело, суть которого сводится к следующему.

В соответствии с условиями договора поставки поставщик получил от покупателя простой вексель со сроком оплаты в течение трех месяцев со дня выдачи. Отгрузка продукции должна была производиться через месяц после выдачи векселя. В установленный срок отгрузка товара не произведена.

Однако при наступлении срока платежа вексель предъявлен поставщиком покупателю для оплаты. Поскольку покупатель отказался от платежа, поставщик обратился с иском в арбитражный суд с требованием о взыскании вексельного долга.

При этом, по мнению поставщика, поскольку вексель является абстрактным обязательством и содержит ничем не обусловленное обязательство векселедателя заплатить по нему, арбитражный суд не вправе принимать во внимание ссылки покупателя на неисполнение поставщиком договора, лежащего в основе выдачи векселя.

Суд отказал поставщику в иске. По сути речь шла о злоупотреблении правом. Конкретно в обоснование своей позиции арбитражный суд сослался на норму ст.

 17 Положения о переводном и простом векселе, согласно которой “лица, к которым предъявлен иск по векселю, не могут противопоставить векселедержателю возражения, основанные на их личных отношениях к векселедателю или к предшествующим векселедержателям, если только векселедержатель, приобретая вексель, не действовал сознательно в ущерб должнику”.

Поскольку сущность отношений из сделки, лежащей в основании векселя, известна и векселедателю, и первому приобретателю как участникам этих отношений, такие отношения следует признать разновидностью отношений личных.

Однако существенным в рассмотренном примере является то, что поставщик, прикрываясь принципом абстрактности, пытался по векселю получить неосновательное обогащение за счет покупателя-векселедателя, т.е. поставщик “действовал сознательно в ущерб должнику”.

Поэтому суд попутно внес очень важные коррективы в понимание общего принципа абстрактности ценных бумаг: “Ссылка истца на недопустимость отказа от исполнения обязательства по ценной бумаге со ссылкой на отсутствие или недействительность его основания (п. 2 ст. 147 ГК РФ) в данном случае не должна приниматься во внимание, так как относится только к добросовестному держателю”.

Абстрактность и добросовестность векселедержателя.

Современная судебная практика указывает на обстоятельства, свидетельствующие о недобросовестности векселедержателя: считается, что он, приобретая вексель, действовал сознательно в ущерб должнику тогда, когда он знал об отсутствии законных оснований к выдаче (передаче) векселя до или во время его приобретения, т.е. кредитор по векселю знал или должен был знать:

  • о недействительности;
  • об отсутствии обязательства, лежащего в основе выдачи (передачи) векселя; либо кредитор:
  • получил вексель в результате обмана или кражи, либо
  • участвовал в обмане в отношении этого векселя или его краже, либо
  • знал или должен был знать об обмане или краже до или в момент приобретения векселя. При доказанности должником по векселю этих фактов должник освобождается от платежа.

Л.А. Новоселова указывает на другие примеры освобождения должника от обязанности платить по векселю. Должник по векселю может основывать возражения к векселедержателю в частности, ссылками на:

  • произведенный данному векселедержателю платеж, не отмеченный на векселе;
  • наличие встречного требования и возможность зачета;
  • предоставленную данному должнику векселедержателем отсрочку и т.п.

Должник может возражать векселедержателю и тогда, когда векселедержатель в момент приобретения векселя знал об указанных возражениях к прежним держателям.

Что же касается добросовестных векселедержателей, получивших “бестоварный”, “безденежный” и т.п. вексель по индоссаменту, то для них абстрактность вексельного обязательства существует в полной мере.

Очень точно эта позиция отражена в постановлении Президиума ВАС РФ по конкретному делу: “Если вексель пускается в оборот и переходит от первого держателя к другому лицу по индоссаменту, новый держатель векселя приобретает самостоятельное право требования к должнику по векселю.

Это право обычно не зависит от прав предшествующих правообладателей. Первому векселедержателю (:) векселедатель мог возражать, ссылаясь на связывающую их сделку. Второй и последующие приобретатели, не являющиеся участниками этой сделки, могут основываться только на тексте векселя”.

В этом случае векселедатель обязан выплатить вексельную сумму, но вправе предъявить к первоначальному недобросовестному векселедержателю требования о возмещении убытков или о взыскании неосновательно сбереженных сумм.

Добросовестность учитывается и в других ситуациях. В связи с этим следует различать случаи отказа платить по векселю и случаи виндикации векселя. При предъявлении виндикационного иска держатель векселя обязан отдать его, если вексель был приобретен им недобросовестно или при наличии грубой неосторожности (ст. 16 Положения).

При отказе платить по векселю отношения складываются между вексельным должником и векселедержателем, при виндикации – между векселедержателем (фактическим владельцем) и одним из его предшественников – бывшим векселедержателем.

Читайте также:  Инвентаризация ценных бумаг

Добросовестность векселедержателя презюмируется в обоих случаях, бремя доказывания недобросовестности лежит на разных лицах. Добросовестность фактического владельца векселя при виндикации касается не столько абстрактности векселя, сколько его публичной достоверности (о которой – чуть позже).

Правовая природа абстрактности. В современной российской науке и в судебных толкованиях господствующим является объяснение абстрактности векселя с процессуальных позиций. Как сказано в обзоре Высшего Арбитражного Суда РФ, “в абстрактном обязательстве кредитор не обязан доказывать наличие основания требования.

Но если должник доказал отсутствие основания вексельного обязательства и известность этого факта кредитору по связывающей их гражданско-правовой сделке, оснований для взыскания средств по векселю не имеется”. Однако необходимо учитывать, что это положение излишне абсолютизировано.

Л.А. Новоселова указывает, что “абстрактная сделка имеет различный эффект в отношении между непосредственными участниками хозяйственной сделки, лежащей в основании абстрактного обязательства, и между лицами, не связанными такой сделкой”. Не подлежит сомнению абстрактность векселя между лицом, выдавшим вексель, и лицом, которому права по векселю перешли на основании индоссамента.

Между этими лицами отсутствует общегражданское обязательство и, следовательно, отсутствует и основание платежа между ними. В этом случае “обязанность платить вытекает из абстрактного обязательства платить, воплощенного в ценной бумаге”.

Таким образом, придерживаясь этой позиции, можно объяснить природу обязательства, существующего между должником и конечным кредитором по векселю. Но это только одно из возможных объяснений.

Что касается отношений между векселедателем и первым векселеприобретателем, то, как подчеркивает Л.А. Новоселова, исполнение вексельного обязательства в отношениях между ними не может быть оторвано от того хозяйственного эффекта, на который была направлена основная сделка.

В отношениях между сторонами по общегражданской сделке выдача (передача) векселя создает известный процессуальный, а не материально-правовой эффект, состоящий в ином, чем при каузальных сделках, распределении бремени доказывания.

Именно в этом случае бремя доказательств отсутствия основания либо недозволенного характера основания сделки, лежащей в основе вексельного обязательства, возлагается на должника. Но тогда приходится признать, что абстрактность векселя между векселедателем и первым векселеприобретателем фактически отрицается.

  • Объяснение различий каузальных и абстрактных сделок особенностями бремени доказывания в процессе идет из Древнего Рима.
  • Однако в зените своего развития римское право стерло эти процессуальные различия и, тем самым, закрыло для себя вопрос об абстрактных сделках – и это свидетельствовало о достижении правом более высокого уровня развития, на котором стало возможным обходиться без конструкций, порожденных “недостатком надлежащей интеллектуальной силы”.
  • Понятно, что если современное право возрождает абстрактные сделки, то совсем на других принципах, чем римское право.
  • Современные воззрения на абстрактные сделки сформулированы германской юриспруденцией, различающей сделку обязательственную (собственно договор, возлагающий на стороны права и обязанности) и сделку распорядительную – по передаче вещи (и тем самым по передаче права собственности).
  • Распорядительные сделки, как правило, абстрагированы от обязательственных, поэтому признание недействительным обязательственного договора (ввиду неуправомоченности отчуждателя) не влечет ничтожность распорядительной сделки и, следовательно, не затрагивает статуса добросовестного приобретателя как собственника.
  • Попробуем теперь предположить, что в отношении ценных бумаг принцип абстрактности также должен основываться на разделении обязательственных и распорядительных сделок: в основе выдачи каждой ценной бумаги лежит какой-либо договор, исполнение по которому означает выдачу ценной бумаги – эта сделка должна признаваться распорядительной и абстрактной по отношению к обязательственной сделке.

Тогда добросовестный приобретатель ценной бумаги в любом случае становится собственником документа, но этого явно недостаточно, поскольку бесповоротность вещных прав на ценную бумагу имеет смысл только тогда, когда можно получить удовлетворение по удостоверенному ею праву. Здесь уместно будет напомнить один из постулатов теории ценных бумаг: право из бумаги следует за правом на бумагу.

Следовательно, абстрактность в отношении ценных бумаг должна означать, что по абстрактной распорядительной сделке выдачи (передачи) ценной бумаги к добросовестному приобретателю переходит не только право собственности на бланк, но и абсолютно абстрагированное право, а именно – право, удостоверенное этой ценной бумагой.

Впрочем, германская модель абстрактности не может быть слепо заимствована российским правом хотя бы потому, что теория обязательственных и распорядительных сделок отвергает общий принцип реституции сторон при недействительности сделок. Следовательно, признание нашим законодательством абстрактных сделок должно повлечь серьезных пересмотр некоторых общих положений российского Гражданского кодекса.

Акции и их роль в современной рыночной экономике

     Таким образом, ценная бумага в силу особенностей соответствующего законодательства, способна «прикрепляться» к различным ресурсным базам даже при отпадении (недействительности) первоначального «ресурса» (в данном случае — ответственности векселедателя).

Особенно явственно это ее свойство в вексельном праве проявляется в солидарной ответственности всех лиц, выдавших, акцептовавших, индоссировавших простой или переводный вексель или поставивших на нем аваль (ст. ст. 47, 77 Положения о простом и переводном векселе). На это правило Президиум Высшего Арбитражного суда РФ особо указал в п.

17 приложения к Информационному письму от 25 июля 1997 г. № 18 «Обзор практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте».

Отмечая, что суд необоснованно удовлетворил иск векселедержателя только за счет векселедателя и отказал в иске к двум индоссантам, Президиум указал на то, что отношения между лицами, несущими ответственность перед вексельным кредитором, регулируются нормами Положения о простом и переводном векселе, а не нормами статей 322 — 325 Гражданского кодекса Российской Федерации.

     Обращение векселей и некоторых иных ценных бумаг дает нам, таким образом, свидетельство 
не только отрыва ценной бумаги от первоначального 
ресурса (требования к эмитенту), но и возможности многоресурсного 
обеспечения прав, следующих из бумаги за счет применения солидарной ответственности лиц, не связанных с первоначальным правопритязанием никаким иным образом, кроме как посредством самой ценной бумаги. Следует отметить также, что обязательства эмитентов ценных бумаг в отдельных случаях могут быть обеспечены и субсидиарной ответственностью. Так, в соответствии со ст. 15 Федерального закона от 29 июля 1998 г. «Об особенностях эмиссии и обращения государственных и муниципальных ценных бумаг», обязательства третьих лиц, возникшие в результате осуществления ими эмиссии ценных бумаг, могут быть гарантированы Российской Федерацией, ее субъектом или муниципальным образованием.

     Важным 
является также, что правовой потенциал 
ценной бумаги может создавать для 
ее обладателя не только новые материально-правовые притязания, отличные от первоначального «ресурса», но и определенные процессуально-правовые возможности. Например, обязанное по закладной лицо не вправе приводить против требований законного владельца закладной об осуществлении прав по ней никаких возражений, не основанных на закладной (п. 6 ст. 17 ФЗ «Об ипотеке»).

     Второй 
ведущий признак ценных бумаг — их публичная достоверность. В действующем 
ГК РФ признак публичной достоверности 
проявляется косвенным образом 
через его связь с признаком абстрактности: «Отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой, со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность не допускается» (п.2 ст. 147). По мнению А. П.

Сергеева, данный признак заключается в том, что законом предельно ограничен круг тех оснований, опираясь на которые должник вправе отказаться от исполнения лежащей на нем обязанности: «допускаются лишь возражения по формальным основаниям, в частности, ссылка на пропуск срока представления ценной бумаги к исполнению, либо оспаривание ценной бумаги со ссылкой на ее подделку или подлог» [7].

     По 
мнению основоположника современной 
отечественной теории ценных бумаг М. М. Агаркова, публичная достоверность состоит в исключении возражений, основанных на отношениях должника к какому-либо из предшественников добросовестного и надлежащим образом легитимированного держателя бумаги[1].

     В своём исследовании Д. В. Мурзин прищёл к следующим выводам: «…для ценной бумаги публичная достоверность имеет прежде всего процессуальное значение в отличие от абстрактности, которая мыслится как материальный признак.

Возможно, только при такой постановке вопроса устанавливается действительная связь между публичной достоверностью и абстрактностью ценной бумаги.

Связь абстрактности с публичной достоверностью не абсолютна, но неразрывна связь публичной достоверности с предъявлением ценной бумаги… Если же попытаться найти соотношение между разбираемыми категориями, можно сказать, что публичная достоверность выступает процессуальной стороной абстрактности ценной бумаги, а необходимость предъявления ценной бумаги – формальной стороной публичной достоверности (или: абстрактность – это основание публичной достоверности ценной бумаги, а последняя выражается в необходимости предъявления бланка ценной бумаги)» [11]. В своем исследовании Д. В. Мурзин пришел к выводу о том, что, основываясь на трех классических признаках ценной бумаги, можно построить следующую пирамиду:

    • все ценные бумаги обладают абстрактностью, кроме именной акции;
    • все ценные бумаги обладают публичной достоверностью, кроме именных ценных бумаг;
    • все ценные бумаги нуждаются в предъявлении для осуществления удостоверенных ими прав, кроме именных и ордерных, имеющих бездокументарную форму (п.2 ст. 142, ст. 149 ГК РФ).

     Таким образом, определение ценной бумаги, которое даёт ГК РФ Д. В. Мурзин относит только к ценной бумаге на предъявителя.

     Третье 
свойство ценных бумаг – исполнение при предъявлении – также является сегодня спорным в связи с развитием в России оборота бездокументарных ценных бумаг.

Статья 149 Гражданского кодекса РФ не дает определения таковой бумаги, а говорит об особом способе фиксации прав из ценной бумаги. Бездокументарные ценные фиксируются в специальном реестре в виде записи на счете.

Осуществление и передача прав по этим бумагам возможны при наличии доказательств такой фиксации. Государственная регистрация ценной бумаги в правоприменительной практике считается фактом создания такой бумаги.

     Ещё одним спорным моментом, анализируемым в литературе, является вопрос отнесения ценной бумаги к категории вещей или имущественных прав. В российской теории гражданского права преобладает концепция, которую условно можно назвать «документарной» [7].

Читайте также:  Как оформить уничтожение документов

Согласно ей ценная бумага — это «документ, удостоверяющий имущественное право, которое может быть осуществлено или передано только при предъявлении (передаче) подлинника этого документа». Необходимым признаком такого документа является его материальность, т.е.

существование на бумажном носителе.

     При этом ценная бумага является признанным объектом вещных прав, вещью. Именно материальность носителя информации о закрепленных ценной бумагой правах (бумажного 
документа) позволяет отнести ее к вещам. Двойной характер ценных бумаг предполагает отличие права на ценную бумагу как на вещь и права по ценной бумаге.

При этом одно право следует из другого. Эта взаимозависимость имеет практическое значение в двух аспектах. Первый: «невозможность несовпадения лица — собственника бумаги с лицом, управомоченным по ней». Второй «выражается в невозможности передачи права на бумагу без права из бумаги или права из бумаги без права на бумагу».

     Данная 
концепция относится к классической теории ценных бумаг. Базовые тезисы этой концепции («ценная бумага — документ» и «ценная бумага — вещь») закреплены действующим законодательством (ст. 142 и 128 ГК РФ). Однако закрепленное в ст. 142 ГК РФ определение ценной бумаги (как документа) вызывает многочисленные противоречия юридического свойства.  

      
С другой стороны, ценную бумагу можно определить как совокупность имущественных прав. Но это не просто набор прав, а определенная для каждой разновидности ценных бумаг комбинация прав, зафиксированных в установленной законом форме.

     Таким образом, можно предложить следующее определение ценной бумаги. Ценная бумага — это нематериальная вещь, представляющая собой совокупность указанных в законе прав, удостоверение, передача и осуществление которых возможны только в порядке и способами, определенными законом либо (в допускаемых законом случаях) подзаконными актами.

  •      Таким образом, важными являются три момента:
  •      • ценная бумага — это вещь;
  •      • совокупность составляющих ценную бумагу прав (содержание цен ной бумаги) определяется законом;
  •      • способы и порядок удостоверения, передачи и осуществления составляющих ценную бумагу прав (форма ценной бумаги) должны соответствовать официально установленным требованиям.

     С другой стороны, некоторые современные 
авторы рассматривают сходство ценных бумаг с деньгами. Как и деньги, ценные бумаги – это и не вещи, и не имущественные права. Поэтому понимание денег как невещественных объектов гражданских прав может быть распространено и на ценные бумаги.

     Таким образом, в современной правовой литературе ценная бумага определяется как невещественный объект гражданских прав, который обладает совокупностью признаков, закреплённых в статье 142 Гражданского Кодекса Российской Федерации.

     В статье 143 ГК РФ перечислены следующие 
виды ценных бумаг: государственная 
облигация, облигация, чек. Депозитный и сберегательный сертификаты, банковская сберегательная книжка на предъявителя, коносамент, акция, приватизационные ценные бумаги и другие документы, которые законами о ценных бумагах или в установленном ими порядке отнесены к числу ценных бумаг.

     Н. О. Нересов, один из классиков теории ценных бумаг, выделяет следующие виды ценных бумаг.

     1. По содержанию. Права, связанные с документом, могут относится или к области вещного, или обязательственного права. К первой категории относятся такие ценные бумаги, с владением которых связаны известные вещно-правовые отношения; например, коносамент, фактура, варрант и др.

     2. По личности должника, выдающего ценные бумаги, различаются государственные, общественные и частные бумаги.

     3. По личности кредитора различаются бумаги именные, ордерные (или по приказу) и безыменные (или на предъявителя) [1].

     В современной экономической и 
правовой литературе существует несколько 
подходов к классификации ценных бумаг.

     1. По способу легитимации (обозначения) управомоченного на ценную бумагу лица (статья 145 ГК РФ) бумаги делят на именные ценные бумаги и на ордерные ценные бумаги.

     Ценная 
бумага является бумагой на предъявителя, когда из ее содержания или формы 
следует, что в качестве субъекта права признается лицо, обладающее документом. Должник обязан предоставить исполнение владельцу, не требуя, кроме предъявления документа, какой-либо дополнительной легитимации.

Эти ценные бумаги обладают повышенной оборотоспособностью, так как для передачи другому лицу прав достаточно простого ее вручения этому лицу.

В качестве ценных бумаг на предъявителя могут быть выпущены коносаменты, облигации, банковские сберегательные книжки на предъявителя, сберегательные (депозитные) сертификаты, складские свидетельства и др.

     Именные ценные бумаги содержат обозначение субъекта права в тексте документа.

     В ордерных ценных бумага, как и в
именных, назван субъект права.

Особенность ордерной ценной бумаги по сравнению с именной ценной бумагой состоит в том, что должник обязан исполнить обязательство указанному в документе лицу или по приказу такого лица новому субъекту, который в свою очередь вправе посредством аналогичного приказа передать документ дальше.

Приказ оформляется посредством передаточной надписи, которая называется индоссаментом. Лицо, делающее такую передаточную надпись, называется индоссантом, а лицо, в пользу которого совершается, такая надпись, — индоссатом. Владелец ордерной ценной бумаги легитимируется как предъявлением самой бумаги, так и непрерывным рядом передаточных надписей.

Непрерывность определяется по чисто формальным признакам: необходимо, чтобы под каждой передаточной надписью стояла подпись лица, указанного в предыдущей надписи в качестве индоссата.

Каждый из владельцев бумаги, осуществивший ее передачу с помощью индоссамента, становится перед управомоченным по бумаге лицом ответственным не только за действительность права, но и за его осуществление (п. 3 ст. 146 ГК РФ). Это значит, что к любому из таких лиц управомоченный по ценной бумаге может предъявить свои требования, что повышает его уверенность в реальном исполнении прав, выраженных в ценной бумаге. Ордерными бумагами могут быть коносаменты, чеки, двойные складские свидетельства, векселя и другие бумаги.

     2. По природе выраженных в бумаге 
прав.

     По 
этому критерию выделяют денежные, товарные и корпоративные ценные бумаги.

      
Денежные ценные
бумаги — документы, закрепляющие права на получение денежной суммы. Наиболее характерными для этого вида ценных бумаг являются векселя, чеки, облигации.

Товарные ценныебумаги закрепляют определенные вещные права на товары, находящиеся на том или ином основании во владении другого лица. К ним относятся коносаменты, складские свидетельства, закладные.

Корпоративные ценные бумаги закрепляют право участия в делах акционерного общества. Такими ценными бумагами являются акции.

     3. Федеральный закон «О рынке 
ценных бумаг» делит ценные 
бумаги на эмиссионные и неэмиссионные.

     Эмиссионная ценная бумага- любая ценная бумага, втом числе бездокументарная, которая характеризуется следующими признаками:

Хозяйственное право

В иных случаях конструируется абстрактное понятие 
ценной бумаги, для 
которой форма 
фиксации имеет вторичное 
значение. Тупиковыми, по мнению Д.В.

Мурзина, являются пути, когда с одной стороны, за легальное определение ценной бумаги принимается только относящееся к документарной бумаге, а с другой — то же определение отвергается как оставляющее за скобками бездокументарные ценные бумаги и поэтому страдающее явной неполнотой. Поэтому, в первую очередь, необходимо обнаружить точки соприкосновения обычной и бездокументарной ценной бумаги. Представители этого направления, например Д.В. Мур-зин, понимая, что единственным связующим звеном между обычной и бездокументарной ценными бумагами остается выраженное в них субъективное право, формулируют представления о ценной бумаге как о фикции бестелесной вещи.

Технический прогресс перевернул традиционные представления 
о документах как 
о бумажных вещах 
с зафиксированной 
на них текстовой 
либо визуальной информацией.

Появление и развитие средств звукозаписи, а затем и электронно-вычислительной техники заставили признать значение документа за объектами с такими свойствами, которые исключали органолептическое, непосредственное восприятие содержания данного документа.

Для этого потребовались специальные средства воспроизведения. Соответственно и для составления таких документов стали нужны иные средства записи, нежели ручка, перо или даже пишущая машинка.

Тем не менее идет ли речь о бумажной вещи с зафиксированным на ней текстом либо об электронных носителях текстуальной информации, которая может быть воспроизведена визуально и материально, перед нами в широком смысле документ с «информацией в виде текста».

Данное обстоятельство получило прямое законодательное подтверждение в Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 г., в ст.

2 которого записано, что «документированная информация (документ) — это зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать».

Электронный способ фиксации документа используется сегодня только для бездокументарных ценных бумаг (записей в электронном реестре — ст. 142, 149 ГК РФ). Однако не существует никаких объективных препятствий ни для электронных вариантов документарных ценных бумаг, ни для электронных версий сертификатов ценных бумаг
.

Во-вторых, всякая ценная бумага должна удостоверять определенные права (требования уплаты конкретной денежной суммы, дивидендов или 
процентов и т. п.), которые имеет 
указанный в бумаге законный владелец в 
отношении обязанного лица, также обозначенного 
в бумаге.

Хотя в 
ГК РФ говорится лишь об имущественных 
правах, удостоверяемых ценными бумагами, в них могут 
содержаться и 
иные права. Например, акция помимо имущественных 
прав удостоверяет право 
на участие в управлении делами акционерного общества.

Уже в 
Законе «О рынке ценных бумаг» присутствует более полная характеристика этого признака ценной бумаги. В ст.

2 данного 
нормативного акта говорится, что ценная бумага закрепляет совокупность имущественных и 
неимущественных 
прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с 
соблюдением установленных 
настоящим Федеральным 
законом формы 
и порядка. Ценные бумаги могут удостоверять не любые виды гражданских 
прав, а только указанные 
в Законе.

Читайте также:  Хранение до востребования

В-третьих, ценной бумагой является не всякий документ, даже и удостоверяющий с соблюдением 
определенной формы 
и реквизитов определенные права. Для того чтобы 
такой документ обращался 
как ценная бумага, необходимо прямое указание Закона о придании ему статуса ценной бумаги.

Не относятся поэтому к ценным бумагам сертификаты ценных бумаг, выписки из реестров владельцев ценных бумаг, чековые (лицевые) счета, свидетельства о депонировании ценных бумаг и т. п.

 Этот внешне формальный признак на самом деле является решающим условием для юридической науки и практики, поскольку юридическая сущность ценной бумаги такова, что практически любое имущественное право может быть представлено в данной вещной форме
.

Кроме того, существенность данного признака объясняется еще и тем, что науке (и экономической, и юридической) до сих пор не удается выработать сколько-нибудь приемлемое единое определение ценных бумаг. Но если невозможно дать строго научное, а затем и юридическое определение, если невозможно сформулировать понятие ценной бумаги на все случаи жизни, то эту трудность можно обойти путем исчисления признанных государством конкретных видов ценных бумаг, которые имеются в практике.

 
Классификация ценных бумаг
 

 
Классификация ценных бумаг 
Виды акций
 

 
Классификация ценных бумаг 
Виды облигаций
 

 
Классификация ценных бумаг 
Виды сертификатов

Однако 
данное правило следует 
трактовать не только как прямое упоминание в законе того или 
иного документа (имущественного права) как ценной бумаги, но и в 
порядке, определяемом в законе.

К числу 
ценных бумаг второго 
вида относится, например, опционное свидетельство, причисленное к числу 
ценных бумаг постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг 
РФ «Об опционном 
свидетельстве, его 
применении и утверждении 
стандартов эмиссии 
опционных свидетельств и их проспектов эмиссии»
 № 1 от 9 января 1997 г.

В-четвертых, важнейшей особенностью ценных бумаг является возможность их передачи другим лицам, по-этому также принято классифицировать ценные бумаги по способу передачи другим владельцам.

Способы такой передачи могут быть самыми различными (уступка требования для именных бумаг, вручение — для предъявительских и т. д.). С передачей ценной бумаги к новому обладателю переходят в совокупности все удостоверенные ею права.

Это означает, что обладание ценной бумагой легитимирует владельца в качестве субъекта права из бумаги.

Под легитимацией принято 
понимать подтверждение 
и публичное признание 
определенного лица носителем определенного 
субъективного права, в нашем случае — управомоченным держателем ценной бумаги, воплощающим это право.

Классификация ценных бумаг по способу 
легитимизации

Легитимация держателя ценной бумаги вытекает из ее содержания, и 
в зависимости 
от способа легитимации ценные бумаги классифицируются на именные, предъявительские и ордерные. Согласно ст. 145 ГК РФ, права, удостоверенные ценной бумагой, могут принадлежать:

  1. предъявителю ценной бумаги (ценная бумага на предъявителя);
  2. названному в ценной бумаге лицу (именная ценная бумага);
  3. названному в ценной бумаге лицу, которое может само осуществить эти права или назначить своим распоряжением (приказом) другое управомоченное лицо (ордерная ценная бумага).

Легитимация каждого последующего владельца происходит с соблюдением 
специальных правил. Для именных ценных бумаг — в порядке цессии (п. 2 ст. 146 ГК РФ) с помощью отдельного документа — передаточного распоряжения (п. 20.

2 Временного положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 12 июля 1995 г. № 3) или без такового с предъявлением первичных документов, подтверждающих переход права собственности на акции (абз. 2 п.

4 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 4/8 от 2 апреля 1997 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах».

Кроме того, о состоявшейся передаче прав по именной 
ценной бумаге должен быть поставлен в 
известность регистратор (депонент) для производства соответствующих 
записей, фиксирующих 
нового владельца. Предъявительские и ордерные ценные бумаги передаются путем 
простого вручения.

В-пятых, ценной бумаге присуще 
свойство публичной 
достоверности, суть которого заключается 
в предельном ограничении 
круга тех оснований, которые могут 
дать право должнику отказаться от исполнения лежащей на нем 
обязанности.

Ценная бумага, например, не может быть оспорена должником по мотиву отсутствия обязательства 
либо недействительности сделки, лежащей в 
его основании.

Иными 
словами, публичная 
достоверность — 
это такое свойство ценной бумаги, которое 
обязывает должника произвести исполнение по ней, удостоверившись 
лишь в наличии 
необходимых реквизитов, а ее владельца 
освобождает от проверки оснований выдачи ценной бумаги, если она имеет соответствующие 
формальные признаки. Как пишет М.М. Агарков, «…

публичная достоверность исключает возможность возражений, основанных на отношениях, не получивших выражения в тексте бумаги». Иными словами, признак публичной достоверности означает также, что должник не имеет права на возражения, вытекающие из его отношений с кем-либо из лиц, бывших в прошлом добросовестным и законным (т. е. надлежащим образом легитимированным) держателем этой ценной бумаги.

По 
формальным основаниям разрешены возражения, например, ссылка на просрочку представления 
ценной бумаги к исполнению, на подделку либо подлог.

Владелец ценной бумаги в случае обнаружения 
подлога или подделки ценной бумаги приобретает 
право по отношению 
к лицу, передавшему 
ему такую бумагу, требовать надлежащего 
исполнения обязательства, удостоверенного 
этой бумагой, и возмещения убытков.

Кроме того, должник вправе выдвигать против требований кредитора 
возражения, основанные на отношениях, связывающих 
их друг с другом и известных кредитору
.

В-шестых, абстрактность ценных бумаг. Публичная 
достоверность сама в свою очередь 
происходит от особого 
свойства ценных бумаг, именуемого абстрактностью.

 Классификация ценных бумаг, основанная на этой особенности, зафиксирована в ч. 1 п. 2 ст.

147 ГК РФ, в соответствии с которой отказ от исполнения обязательства, удостоверенного ценной бумагой, со ссылкой на отсутствие его основания либо на его недействительность не допускается.

Абстрактность ценной бумаги как 
обязательства не следует отождествлять 
с абстрактностью ее как объекта 
гражданского права 
и документа.

Если для должника наличность и действительность обязательства не имеют значения для 
его исполнения и 
если оно удостоверено ценной бумагой, то для 
кредитора во всех ценных бумагах, за исключением 
векселей и чеков, должны быть указаны 
основания выдачи.

В то же время абстрактность 
обязательства по ценной бумаге не исключает 
наличия абстрактных 
и каузальных ценных бумаг. Однако в каузальной ценной бумаге указание об основаниях ее выдачи не дает права должнику отказаться от исполнения по ней в связи 
с отсутствием 
либо недействительностью 
удостоверенного 
ею обязательства.

Из 
этого признака Д.В. Мурзин, например, делает вывод о том, что влияние основания, или каузы, на ценные бумаги имеет специфический характер, отличный от того, который восходит еще к традициям римского частного права.

С некоторой долей сомнения он предлагает рассматривать практическую ценность классификации ценных бумаг на абстрактные и каузальные сегодня «только в том, что указание на основание выдачи ценной бумаги в таких бумагах, в которых законом прямо предусмотрено, что они содержат ничем не обусловленное требование к обязанному лицу (вексель и чек), влечет их ничтожность. В то же время так называемые каузальные ценные бумаги вполне могут существовать без указания на это в самом тексте бумаги». По В.А. Белову, относящему каузу к существенным реквизитам, такая классификация ценных бумаг имеет значение для распределения бремени доказывания основания обязательства по ценной бумаге. Если кредитор предъявляет требования по каузальной ценной бумаге, то он должен доказать, что обязанностям должника соответствует конкретное основание выдачи им ценной бумаги. И напротив, для требований из абстрактных ценных бумаг кредитор не должен доказывать наличие и основание своих прав: они предполагаются существующими. Должник в этом случае должен сам доказать, что права кредитора безосновательны.

В-седьмых, традиционным признаком 
ценной бумаги является ее неразрывная связь 
с реализацией 
закрепляемых ею прав, на чем и основан 
еще один способ классификации ценных бумаг. Для осуществления таких прав по общему правилу требуется предъявление самой ценной бумаги либо доказательств ее закрепления в специальном реестре.

Данное свойство ценных бумаг неразрывно связано с их публичной достоверностью, и ему придается законом исключительное значение (ст. 142 ГК РФ). Без него публичная достоверность лишена смысла, поскольку никак не могла бы проявить себя в гражданском обороте. Данное обстоятельство позволило объявить этот признак формальной стороной публичной достоверности.

Указанный признак принимает различный облик в зависимости от того, идет ли речь о реализации прав по документарной либо бездокументарной ценной бумаге. По документарным бумагам значение имеет способ установления управомоченного лица (именные, предъявительские и ордерные).

Бездокументарные ценные бумаги лишены вещной формы, поэтому их владелец легитимируется по записям должника (для эмиссионных ценных бумаг — по данным реестра либо счета депо). Именные ценные бумаги документарной формы сами по себе не могут служить достаточным основанием легитимации их владельца. Закон «О рынке ценных бумаг» (ст.

29) требует совпадения имени, указанного на бланке ценной бумаги, с именем, зафиксированным в реестре.

Более того, во всех случаях не требуется и самого бланка именной ценной бумаги (права акционеров, удостоверяемые акциями, осуществляются, например, по данным реестра акционеров), что дает основание утверждать, что для именных ценных бумаг сам бланк бумаги не играет правоустанавливающей роли. Таким образом, одно лишь предъявление ценной бумаги является необходимым и достаточным условием для предъявительских и ордерных ценных бумаг с бланковым индоссаментом (передаточной надписью).

Классификация ценных бумаг по группам

Исходя 
из того что права 
владельца ценных бумаг при совершении операций с ними, а также порядок 
подтверждения этих прав различны, ценные бумаги при всем их многообразии можно 
подразделить на три 
основные группы:

  1. долевые ценные бумаги;
  2. долговые ценные бумаги;
  3. производные ценные бумаги

Акция — это эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении акционерным обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации.