Налог

Выселение Из Квартиры Добросовестного Приобретателя В 2023 Году

Суд проверит конституционность п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации «Истребование имущества от добросовестного приобретателя» на примере случая об изъятии половины квартиры

Выселение Из Квартиры Добросовестного Приобретателя В 2023 Году

Юрий Машков/ТАСС

Конституционный суд Российской Федерации 22 июня проведет открытое заседание, на котором изучит нормы, позволяющие суду истребовать недвижимость у добросовестного приобретателя — человека, купившего недвижимость, в истории которой есть нарушения прав предыдущих собственников, о чем не было известно на момент сделки. Нормы будут рассматриваться на примере случая одного из жителей Ангарска, сообщает пресс-служба КС.

В 2015 году мужчина приобрел квартиру в Ангарске, не зная о том, что предыдущий владелец купил ее у человека, который в свою очередь не получил согласия на сделку от своей супруги — той принадлежала половина недвижимости.

На момент сделки продавец разводился с женой, которая в дальнейшем добилась в суде раздела совместно нажитого в период брака имущества и признания сделки по продаже квартиры недействительной.

В результате суд обязал нового собственника вернуть прежней владелице ее долю в размере половины квартиры.

«Доводы заявителя о том, что он является добросовестным приобретателем, а срок исковой давности (три года с момента внесения в реестр недвижимости данных о смене собственника. — Ред.) истек, были отклонены.

При этом заявитель утверждает, что в результате применения оспариваемого законоположения он лишен доли в единственном своем жилье.

А сама сделка купли-продажи не признана судами недействительной», — уточнили в пресс-службе КС.

После этого гражданин обратился в Конституционный суд, подчеркивая, что не мог знать о том, что в цепочке сделок с квартирой были нарушены права супруги одного из владельцев, и упирая на то, что этот факт был «установлен на основании судебного решения значительно позднее». Действующие нормы лишают его даже компенсации, отмечает истец.

Суд проверит по заявлению мужчины конституционность п. 1 ст. 302 Гражданского кодекса Российской Федерации «Истребование имущества от добросовестного приобретателя».

На какую компенсацию может рассчитывать добросовестный приобретатель жилья

С 1 января 2020 года начали действовать новые правила выплаты денежной компенсации добросовестным покупателям за утрату жилого помещения. Механизм выплат закреплен новыми положениями Федерального закона № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости».

По новым правилам, добросовестный приобретатель, лишившийся жилья, может теперь требовать компенсацию за счет государства в тех случаях, когда суд обязал человека, по чьей вине это произошло, компенсировать убытки, но это не было сделано в течение полугода. Исключение — ситуации, в которых компенсация не была получена из-за действий самого добросовестного приобретателя.

Размер компенсации новыми правилами не устанавливается, он определяется судом на основании суммы реального ущерба либо (по требованию самого добросовестного приобретателя) в размере кадастровой стоимости жилого помещения.

Осенью 2019 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда России разъяснила способ защиты добросовестных покупателей жилья, рассмотрев один из споров.

Чиновники муниципалитета судились с гражданкой, оформившей на себя муниципальную квартиру умершей матери. Дочь приватизировала жилье и продала. Покупатель на сделке проверял все документы через ЕГРН, сделка была проведена нотариусом.

Чиновники поставили под сомнение законность действий гражданки, а значит, и права нового хозяина этой квартиры.

В исковом заявлении муниципалитет просил признать недействительным свидетельство о праве на наследство, забрать квартиру и выселить ее новых собственников.

После череды судов и апелляций городской суд отменил свидетельство о праве на наследство гражданки, а продажу квартиры признал незаконной.

Было принято решение вернуть квартиру в жилой фонд муниципалитета, а ее нового владельца обязали съехать.

Распространенные схемы мошенничества с жильем:

  • использование поддельных документов — доверенностей, документов о праве собственности на квартиру, паспортов;
  • недобросовестное оказание риелторских и юридических услуг;
  • введение собственников жилья в заблуждение о природе сделки и ее последствиях (например, вместо передачи недвижимости в залог мошенники пытаются оформить ее продажу; дарение недвижимого имущества, хотя даритель предполагал сохранение возможности дальнейшего проживания; псевдомикрофинансовые организации, предоставляющие «займы» под залог недвижимости и другие);
  • продажа недвижимости, находящейся в обременении, или чужого имущества; фиктивные сделки купли-продажи для обналичивания материнского капитала, жилищного сертификата, предоставляемых по различным социальным программам.

Это решение оспорил Верховный суд, указав, что оно «практически подрывает смысл существования нотариата как специального института», а также «требует от покупателя практически невозможного: проверки того, о чем у него нет никакой информации».

Рассмотрев это дело, ВС разъяснил, что чиновники муниципалитета должны были вовремя оформить выморочное имущество. Не сделав этого оперативно, они создали предпосылки к его утрате, в том числе в результате противоправных действий третьих лиц. Решения предыдущих судов были отменены, а квартира возвращена истице.

Вс запретил забирать квартиру у добросовестного приобретателя

Если вы купили квартиру, а ее предыдущий владелец обанкротился, вам грозят проблемы. Жилье могут попытаться забрать в конкурсную массу должника, признав сделку купли-продажи недействительной. Это нормально, решили две инстанции в одном из споров, попавших на рассмотрение в Верховный суд.

Но Экономколлегия ВС разобралась в ситуации. Эксперты оценили, как покупателю уже не новой квартиры обезопасить себя при подобном сценарии. Банкротство обновило владельца жилья В 2015 году Мария Дьякова* продала Вере Иглиной* однокомнатную квартиру на юге Москвы. Покупательница заплатила за 36-метровую однушку 9,3 млн руб.

, и право собственности зарегистрировали в госреестре. Два года спустя продавец недвижимости обанкротилась. Суд начал реализацию имущества, и арбитражный управляющий попросил признать недействительным договор купли-продажи жилья, заключенный с Иглиной.

 АСГМ в 2018 году удовлетворил заявление управляющего и признал право собственности на квартиру за Дьяковой. В итоге квартиру, вернувшуюся прежней владелице, продали с торгов в декабре 2018 года — за 6,8 млн руб. жилье купил Дмитрий Решетов*. За день до подписания договора он вместе с арбитражным управляющим пришел посмотреть жилье.

Владелицы не оказалось дома, а соседи Иглиной не пустили мужчин в коридор, вызвали полицию и позвонили родственникам собственницы. Тогда управляющий составил иск о признании Иглиной утратившей право пользования квартирой.

В иске он указал, что женщина не будучи собственником фактически пользуется жильем: хранит там свои вещи и отказывается передать ключи. Вскоре, в начале 2019 года квартиру зарегистрировали на нового владельца — Решетова.

Сложности оспаривания

Иглина до последнего момента ничего не знала о ситуации. Ей не было известно ни о банкротстве бывшей хозяйки квартиры, ни о проведенном судебном заседании, его результатах и последующей продаже ее жилья Решетову. В итоге ей пришлось вести сразу три процесса в суде: оспаривать недействительность договора купли-продажи квартиры,  собственное выселение, и добиваться признания права собственности на жилье. До Верховного суда дошел последний спор. Изначально СОЮ установил, что Иглина была добросовестным покупателем, и квартира никогда не выбывала из ее собственности. Оспорить торги и признать право собственности на помещение в арбитражном суде оказалось сложнее. Изначально АСГМ признал недействительными результаты торгов, но это определение не устояло в апелляции — там заявление Иглиной признали необоснованным. Суд решил, что торги можно признать недействительными только при нарушении процедуры их проведения, а в случае с Иглиной их не было. Квартира на момент продажи новому владельцу была включена в конкурсную массу должника. Суд округа согласился с таким подходом.

Что сказал ВС

Коллегия по экономическим спорам Верховного суда, где в итоге и оказался спор, нашла у нижестоящих коллег ошибки. В определении по делу  (Дело № А40-109856/2017) ВС указал, что Иглина стала собственницей квартиры на основании действительного договора купли-продажи. Записи о восстановлении права собственности Дьяковой на квартиру недостоверны, сделал вывод ВС: управляющий не мог распоряжаться квартирой. Новый же покупатель с торгов, Решетов, должен был проявить должную осмотрительность. Стоило как минимум осмотреть недвижимость перед сделкой — уже после этой процедуры проблемы с собственностью стали бы очевидны. В сложившихся обстоятельствах его нельзя считать добросовестным приобретателем, указала коллегия по экономспорам под председательством судьи Ивана Разумова. Также ВС напомнил о специальных правилах передачи недвижимости от продавца к покупателю, включая подписание передаточного акта и регистрацию перехода права собственности, которая делается в первую очередь. Если же это передача происходит после регистрации, такое условие указывают в договоре. В случае с квартирой Иглиной в соглашении управляющий и новый покупатель этого не предусмотрели. Следовательно, акт передачи жилья новому владельцу заведомо недостоверен, указал ВС. Ведь имуществом на момент передачи владел другой человек. Коллегия сочла, что права Иглиной нарушил не факт торгов и договора с новым покупателем, а регистрация права собственности. «Она была осуществлена безосновательно и привела к тому, что юридическая судьба квартиры была решена вопреки воле собственника, оставшегося лишь фактическим владельцем», — говорится в определении. При этом, отметила коллегия, Иглина правильно обратилась в суд и выбрала нужного ответчика — правообладателя по госреестру, и подтвердила иск нужными доказательствами. Решение должно было стать основанием для корректировки записи в госреестре. При этом Экономколлегия не смогла удовлетворить требования заявительницы. Оказалось, что уже после истребования дела в ВС Решетов перепродал квартиру, зарегистрировав переход прав в госреестре. Этот новый владелец к делу не привлечен. В итоге выводы ВС свелись к тому, что право собственности нового владельца на квартиру никогда не возникало. Постановления судов апелляционной инстанции и округа полностью отменили, а определение первой инстанции отменили в части: требование о признании права собственности Иглиной на квартиру суд направил на новое рассмотрение в АС Москвы. Там суду предстоит привлечь в качестве ответчика последнего правообладателя квартиры, оценить его действия в рамках очередной сделки с имуществом уже в процессе суда и разрешить вопрос о признании права собственности Иглиной на спорное жилье.

Читайте также:  Сроки Отказа От Долей Наследства В 2023 Году

Эксперты о рисках

К сожалению, ситуации, в которых добросовестный покупатель фактически теряет приобретённую недвижимость, встречаются все чаще и чаще, рассказывает Артем Кадников, ведущий юрист правового бюро Олевинский, Буюкян и партнеры. Одним из наиболее популярных оснований для оспаривания сделок в банкротстве являются нерыночные условия сделки. Поэтому, чтобы сократить риски, в договоре надо указывать реальную цену приобретаемого имущества в договоре платить за покупку только переводом на счет продавца, советует юрист. Александра Воскресенская юрист КА Юков и Партнеры, напротив, нечасто встречается с ситуацией, подобной делу в ВС: обычно собственник привлекается с самого начала процесса, и так далеко всё не заходит. 

«Управляющие, являясь профессиональными участниками арбитражного процесса, должны проверять все документы при оспаривании сделок по купле-продаже недвижимости. Сейчас это достаточно просто и для простых физических лиц, самые основные данные находятся в открытом доступе», — Александра Воскресенская, «Юков и партнеры»

Запрос отчета из Бюро кредитных историй о продавце, который советуют делать перед покупкой недвижимости риелторы и юристы, может помочь только частично, замечает Кадников: в данных БКИ не отражаются долги перед физлицами. Помимо этого, часто в договоре купли-продажи указывают на отсутствие у продавца кредиторской задолженности — но и этот способ защиты не дает гарантии от последующего оспаривания.

  • Как проверить недвижимость перед покупкой?
  • — заказать расширенную выписку из ЕГРН на квартиру — в ней будет информация о переходе прав собственности;
  • — проверить всех правопредшественников по картотекам СОЮ и арбитражных судов; обратить внимание на иски о взыскании по кредитам, обращении взыскания на имущество;
  • — проверить правопредшественников по базам ФССП и ЕФРСБ — есть ли в отношении продавца и предыдущих собственников исполнительные производства, не находятся ли они в банкротстве.
  • Александра Воскресенская, «Юков и партнеры»
  • В будущем защитить себя от потери законно приобретённого имущества поможет добросовестное поведение участников сделки, говорит эксперт практики разрешения споров, руководитель рабочей группы Юридической компании РКТ Анастасия Шамшина: лицо, признающееся добросовестным, имеет шанс сохранить владение и титул за собой несмотря на даже успешную попытку оспорить основание приобретения имущества.
  • Приобретатель признается добросовестным, если только из обстоятельств дела не очевидно, что он знал, что у продавца нет прав на недвижимость, или не проявил разумной осмотрительности.
  • У судов нет оснований требовать от покупателя досконального погружения в изучение всей юридической судьбы приобретаемой квартиры, считает Шамшина — достаточно исполнить стандарт осмотрительности и разумности.

Другими словами — проверить регистрацию права собственности за отчуждателем, отсутствие судебных запретов на совершение распорядительных сделок, отсутствие судебного спора о правах на имущество и другие обстоятельства.

Также надо посмотреть, владеет ли продавец фактически тем, что он продает — это особенно важно, поскольку, как и отметила Экономколлегия, предпосылкой регистрации перехода права собственности является передача владения.

«Фактическая передача имущества является частью юридического состава, требующегося для регистрации перехода права собственности.

*Имена и фамилии участников процесса изменены 

Ирина Кондратьева

Как семью выселяли из квартиры, которую они честно купили. Не обошлось без «наследницы»

В 2014 году в Москве умерла одинокая женщина. Родственников у нее не было, завещания она не оставила, поэтому ее трехкомнатная квартира должна была отойти городу. Но через три месяца после смерти собственницы к нотариусу обратилась посторонняя и предъявила поддельное свидетельство о рождении: якобы она дочь покойной.

https://www.youtube.com/watch?v=KKH6Xj5kP1E\u0026pp=ygVz0JLRi9GB0LXQu9C10L3QuNC1INCY0Lcg0JrQstCw0YDRgtC40YDRiyDQlNC-0LHRgNC-0YHQvtCy0LXRgdGC0L3QvtCz0L4g0J_RgNC40L7QsdGA0LXRgtCw0YLQtdC70Y8g0JIgMjAyMyDQk9C-0LTRgw%3D%3D

Нотариус не проверил документ через специальный сервис загса и выдал аферистке свидетельство о праве на наследство. Так трешка в шаговой доступности от Москва⁠-⁠Сити перешла в собственность мошенницы.

Она сразу продала недвижимость по доверенности одному мужчине, а тот через месяц — другому. Новый собственник, ничего не подозревая, жил в квартире несколько лет, а потом подарил своей сестре.

Через шесть лет после смерти одинокой женщины про трешку вспомнил департамент городского имущества Москвы, который должен был получить жилплощадь в порядке наследования выморочного имущества еще в 2014 году. Ведомство обратилось в суд и потребовало признать недействительными все сделки, на основании которых квартира перешла третьим лицам, выселить жильцов и оформить ее в собственность города.

Брат и сестра в ответ предъявили встречный иск и попросили признать себя добросовестными приобретателями. Так они могли бы получить компенсацию от государства. Если бы семье отказали, они потеряли бы право на возмещение убытков, потому что аферистка к тому времени уже умерла.

Департамент. У покойной собственницы квартиры не было ни детей, ни других родственников. Поэтому жилье должно было перейти в собственность города как выморочное имущество.

Но злоумышленница опередила нас и пришла к нотариусу с фальшивыми документами. После этого недвижимость дважды продали, а затем подарили.

Мы требуем признать свидетельство о праве на наследство, два договора купли⁠-⁠продажи и договор дарения недействительными.

Очевидно, что эту квартиру нельзя было назвать юридически чистой: за два месяца ее продали дважды, а до этого было свежее наследство. Любой здравомыслящий человек понял бы, что это проблемный актив.

Брат нынешней собственницы заплатил за жилплощадь 990 000 ₽ и еще 4 910 000 ₽ — отдельно по расписке за неотделимые улучшения. Итого — 5 900 000 ₽ за трешку в самом центре Москвы.

Мужчина польстился на низкую цену и пренебрег всеми проверками. А проверять было что.

Если бы он пробил свидетельство о рождении наследницы по общедоступному реестру загса, то обнаружил бы, что документ поддельный.

Считаем, что есть все основания аннулировать сделки и передать квартиру городу. У нас большая очередь нуждающихся в жилье, и трешка нам точно пригодится. А брат с сестрой сами виноваты, надо было думать во время покупки.

Брат и сестра. С требованиями ДГИ категорически не согласны. Мы нашли эту квартиру на известном сервисе по поиску недвижимости, заплатили деньги и жили в ней долгое время. А департамент опоздал со своими требованиями примерно на шесть лет. Подаем встречный иск о признании нас добросовестными приобретателями.

????

Семья должна выехать из квартиры.

В Москве была выявлена преступная группа, которая незаконным путем оформляла квартиры в собственность, а потом продавала. Мошенницы следили за одинокими пожилыми людьми, дожидались их смерти, подделывали свидетельства о рождении и представлялись у нотариуса дочерьми покойных. Таких эпизодов было несколько.

В итоге ДГИ лишился квартиры, хотя должен был передать ее городу.

Трехлетний срок исковой давности департамент не пропустил: истец узнал о том, что квартира оформлена по фальшивым документам, только в момент возбуждения уголовного дела, где его признали потерпевшим.

До этого времени департамент полагался на сведения нотариального дела, по которому в наследство вступила дочь умершей. Поэтому требования ДГИ абсолютно законны.

А вот чтобы удовлетворить встречный иск, нет ни одного основания. Добросовестный приобретатель — это человек, который не знал и не мог знать, что покупает недвижимость у незаконного владельца. Чтобы считаться таковым, при заключении договора нужно проявить заботливость, предусмотрительность и осторожность, интересоваться судьбой жилья.

Действительно, квартира была размещена на популярном сайте в интернете, а свидетельство о праве на наследство было выдано нотариусом. Но эти факты не снимают с покупателя его обязанностей. Мужчину должно было насторожить хотя бы то, что квартиру продали несколько раз подряд.

https://www.youtube.com/watch?v=KKH6Xj5kP1E\u0026pp=YAHIAQE%3D

Поскольку квартиру продали по незаконному свидетельству о праве на наследство, признаем договор купли⁠-⁠продажи недействительным. И все последующие сделки тоже.

Собственников выселяем без предоставления другого жилья. Во встречном иске о признании владельцев добросовестными приобретателями отказываем.

Семью не устроило такое решение, и сестра подала апелляционную жалобу.

Покупатель должен был дополнительно проверить квартиру перед приобретением. А департамент, наоборот, ничего сделать не мог, потому что было открыто наследственное дело.

Надо вернуть все в первоначальное положение и выселить последних жильцов: они не добросовестные приобретатели.

Новая собственница квартиры не хотела остаться без жилья — и пошла дальше.

Коллеги верно разобрались в этом деле. Оснований отменять судебные акты нет.

Так спор попал в Верховный суд.

????

Департамент по своей вине упустил квартиру.

Суды выяснили, что преступники незаконно завладели квартирой. Но последние владельцы ни в чем не виноваты. Они нашли подходящий вариант в интернете, проверили правоустанавливающий документ — договор купли⁠-⁠продажи. Откуда им было знать, что предыдущий собственник купил ее у мошенницы?

Доводы коллег о том, что брат и сестра должны были тщательнее проверить все бумаги, несправедливы, потому что квартира к ним перешла не от аферистки. А вот нотариус и государственный регистратор как раз должны были проверить подлинность всех документов, это их прямая обязанность.

У покойной собственницы не было близких, поэтому похороны организовали и оплатили городские власти. Несмотря на это, ведомству понадобилось шесть лет, чтобы заявить о своих правах на жилье. Департамент должен следить за жилыми помещениями одиноких граждан и вовремя оформлять их в собственность.

В итоге ошиблись нотариус, Росреестр и ДГИ, а отвечать пришлось собственникам. Отменяем все судебные акты и просим пересмотреть спор с учетом наших замечаний.

Дело вернулось в районный суд.

????

И правда, мы с коллегами ошиблись.

Ответчиков все же можно считать добросовестными приобретателями. Они не могли знать, что свидетельство о рождении одного из предыдущих собственников, представленное нотариусу, липовое.

В иске департаменту городского имущества отказываем, а встречный — удовлетворяем. Квартира остается у семьи.

Собственникам удалось отстоять свои права на квартиру. А департамент городского имущества остался без трешки.

Покупателя нельзя признать добросовестным, если обстоятельства сделки должны были вызвать у него сомнения в законности прав продавца.

Суды оценивают каждый конкретный случай. Но есть моменты, на которые нужно обращать особое внимание при сделках. Рискованным может быть жилье, которое:

  1. Предыдущий собственник получил по наследству.
  2. Несколько раз продавали или дарили за короткий срок. Например, трижды за полтора месяца.
  3. Продается по цене существенно ниже рыночной — например, в 20 раз.
  4. Продается по доверенности.
  5. Продает человек с признаками алкогольной или наркотической зависимости либо другого заболевания, при котором он может не понимать, что делает. Преклонный возраст продавца — даже без явных признаков болезни — всегда считается рискованным.
Читайте также:  Как Увеличить Уставный Капитал Общества С Ограниченной Ответственностью В 2023 Году

Сами по себе эти обстоятельства не означают, что сделку обязательно оспорят. Но в этих случаях нужно особенно тщательно проверить документы или обратиться к юристу. Его заключение в случае спора поможет доказать добросовестность.

Покупатель, которого признают добросовестным, сможет получить компенсацию от государства. Размер определяет суд. Это будет либо реальный ущерб, либо кадастровая стоимость жилого помещения на день вступления в законную силу решения суда.

Новости, которые касаются всех, — в нашем телеграм-канале. Подписывайтесь, чтобы быть в курсе происходящего: @tinkoffjournal

Вступили в силу поправки, защищающие добросовестных приобретателей жилья

1 С 1 января вступили в силу поправки в ГК, направленные на защиту прав добросовестных приобретателей жилья, а также изменения в Закон о государственной регистрации недвижимости, существенно скорректировавшие порядок получения государственной компенсации за утрату добросовестным приобретателем жилого помещения.

Как сообщалось ранее, п. 6 ст. 8.

1 ГК, посвященной госрегистрации прав на имущество, дополнен указанием на то, что приобретатель недвижимости, полагавшийся при ее приобретении на данные ЕГРН, признается добросовестным до тех пор, пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на соответствующую недвижимость.

Президент подписал закон, направленный на защиту прав добросовестных приобретателей жильяСогласно внесенным в ГК изменениям публичное образование не может оспорить право собственности на жилое помещение добросовестного приобретателя

Статья 302 ГК, посвященная истребованию имущества от добросовестного приобретателя, дополнена п.

4, согласно которому суд должен отказать в удовлетворении требования РФ, ее субъектов и муниципальных образований об истребовании жилого помещения у добросовестного приобретателя, не являющегося публично-правовым образованием, в любом случае, если после выбытия жилого помещения из владения истца прошло три года со дня внесения в государственный реестр записи о праве собственности первого добросовестного приобретателя этого жилья. При этом бремя доказывания недобросовестности приобретателя или выбытия жилого помещения из владения истца несет публично-правовое образование.

Кроме того, в ст. 223 ГК появился п. 3, согласно которому добросовестный приобретатель жилого помещения, в удовлетворении иска к которому отказано на основании п. 4 ст.

302 ГК, признается собственником этого жилья с момента государственной регистрации права собственности. Примечательно, что в данном случае соответствующее право собственности может быть оспорено, а жилое помещение – истребовано на основании п. 1 и 2 ст.

302 ГК только по требованию лица, не являющегося публично-правовым образованием.

Отметим, что ранее п. 1 ст.

234 ГК предусматривал, что для приобретения права собственности по правилам о приобретательной давности необходимо добросовестно, открыто и непрерывно владеть недвижимым имуществом в течение 15 лет, а иным имуществом – в течение 5 лет. С 1 января этого года указанное применимо в том случае, если иные срок и условия приобретения не предусмотрены ст. 234 Гражданского кодекса.

Изменился и порядок определения начала течения срока приобретательной давности. Так, п. 4 ст. 234 ГК в прежней редакции устанавливал, что течение указанного срока в отношении вещей, находящихся у лица, из владения которого они могли быть истребованы в соответствии со ст. 301 и 305 ГК, начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям.

Теперь же срок приобретательной давности начинает течь со дня поступления вещи в открытое владение добросовестного приобретателя, а в случае, если было зарегистрировано право собственности добросовестного приобретателя недвижимой вещи, которой он владеет открыто, – не позднее момента указанной госрегистрации.

Ранее в комментарии «АГ» партнер юридической фирмы INTELLECT Александр Латыев отмечал, что первоначальная идея изменений, как ему представляется, сводилась к необходимости исключить один из общих необходимых реквизитов добросовестного приобретения – выбытие имущества из владения собственника по его воле, если таковым являлось публичное образование.

Эксперт посчитал ослабление позиций публично-правовых собственников в условиях общей тенденции на всемерную защиту государства нестандартным подходом.

«В данном случае, видимо, было принято решение продемонстрировать готовность государства поступиться своими интересами, если речь идет о жилье: с одной стороны, это важно для граждан, с другой – наверное, ущерб от потери таких объектов на общегосударственном уровне не так существенен», – рассуждал Александр Латыев.

По мнению юриста, первоначальная редакция законопроекта полностью соответствовала заявленной идее и была достаточно простой, но ко второму чтению появилось много изменений, из-за чего проект получил дополнительные смыслы, стал менее понятным.

Фактически никакой дополнительной защиты не предоставленоКомментарий к поправкам в ГК РФ о защите прав добросовестных приобретателей жилья

Александр Латыев подчеркивал, что изменения, внесенные в ст. 8.

1 и 223 ГК РФ, не имеют никакого смысла, а вопросы приобретательной давности выходят за пределы первоначальной тематики законопроекта, а значит, не были надлежащим образом исследованы субъектом законодательной инициативы. Комментируя корректировки, внесенные в ст.

302 ГК, юрист указывал, что никакой новой дополнительной защиты добросовестному приобретателю не предоставлено. По мнению Александра Латыева, после 1 января практика применения норм о защите вещных прав вряд ли существенно изменится.

Адвокат МКА «Центрюрсервис» Илья Прокофьев, напротив, говорил, что изменения, внесенные ко второму чтению, можно охарактеризовать положительно.

По его мнению, формулировки документа позволят избежать неоднозначного толкования судами норм о добросовестном приобретении, а это, в свою очередь, будет способствовать единообразию судебной практики.

Эксперт также подчеркивал, что изменения помогут защитить права добросовестных приобретателей.

В свою очередь, управляющий партнер юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрий Лизунов отмечал, что воля законодателя направлена на защиту интересов добросовестного приобретателя. По его словам, понять верность избранного подхода можно будет только после начала применения новых норм судами.

Получить компенсацию за утрату добросовестным приобретателем жилья теперь проще

Как ранее писала «АГ», прежде на компенсацию могли претендовать две категории граждан: собственник единственного пригодного для постоянного проживания жилого помещения, который по не зависящим от него причинам был не вправе его истребовать от добросовестного приобретателя, и добросовестный приобретатель, от которого было истребовано единственное пригодное для постоянного проживания жилье. Теперь в законе осталась единственная категория – добросовестный приобретатель, от которого было истребовано жилое помещение в соответствии со ст. 302 ГК. Указанное лицо имеет право на выплату однократной единовременной компенсации за счет казны РФ после вступления в силу судебного акта об истребовании жилого помещения третьим лицом.

Для получения компенсации за утрату жилья не потребуется ждать прекращения исполнительного производстваСовет Федерации одобрил закон, изменяющий порядок предоставления компенсации за утрату добросовестным приобретателем жилого помещения

Поправки вступили в силу 1 января, при этом требования о компенсации, предъявленные добросовестным приобретателем до дня вступления в силу новых норм, подлежат рассмотрению в соответствии с законодательством, действовавшим на дату их предъявления.

На основании прежних правил потребовать выплату компенсации можно было только при прекращении исполнительного производства по двум основаниям.

Первое касалось смерти должника-физлица, объявления его умершим или признания безвестно отсутствующим в том случае, если обязанности по исполнению решения суда не могли перейти к правопреемнику и быть реализованы доверительным управляющим, назначенным органом опеки и попечительства. Второе было установлено для юридического лица – его ликвидация.

Согласно принятым поправкам суд должен принять решение о взыскании с государства компенсации, если по не зависящим от добросовестного приобретателя причинам в соответствии с судебным актом о возмещении ему убытков, возникших в связи с истребованием жилого помещения, взыскание по исполнительному документу произведено частично или не производилось в течение 6 месяцев со дня предъявления документа к исполнению.

На основании ст. 68 Закона о госрегистрации недвижимости компенсация производилась в сумме, установленной вступившим в силу решением суда о возмещении третьими лицами вреда, причиненного в результате утраты жилья. При этом был установлен ее предельный размер – 1 млн руб.

Теперь максимальная сумма компенсации не предусмотрена, однако закреплены критерии ее определения.

Так, по общему правилу, размер компенсации определяется судом исходя из суммы реального ущерба, однако добросовестный приобретатель может потребовать исчислить компенсацию в размере кадастровой стоимости жилья.

Если же суд установит, что добросовестному приобретателю возмещены убытки, возникшие в связи с истребованием от него жилья, размер компенсации будет уменьшен на сумму возмещения.

В то же время, если добросовестный приобретатель утратил жилье вследствие ненадлежащего исполнения полномочий Росреестром, правила новой статьи в данном случае не применяются, а убытки подлежат возмещению в соответствии со ст. 66 Закона о государственной регистрации недвижимости.

Кроме того, добросовестный приобретатель, от которого ранее было истребовано жилое помещение в собственность РФ, ее субъекта или муниципального образования, вправе в течение трех лет со дня вступления поправок в силу обратиться с иском к соответствующему публичному образованию о взыскании компенсации.

Удовлетворение требований будет возможно при наличии судебного акта о возмещении убытков, возникших в связи с истребованием от добросовестного приобретателя жилого помещения, который по не зависящим от указанного лица причинам исполнен частично или не исполнен в течение полугода со дня предъявления исполнительного документа.

Комментируя поправки после их принятия, юрист МКА «Князев и партнеры» Мария Рулькова отмечала, что, хотя закон и сейчас допускает получение компенсации за утрату права на жилье, суды зачастую не удовлетворяют такие требования по мотиву отсутствия оснований для привлечения госоргана к ответственности.

Читайте также:  Что Нужно Чтобы Сделать Загранпаспорт Через Мфц В 2023 Году

Адвокат АП г. Москвы Константин Евтеев указывал, что остаются открытыми вопросы о финансировании и возможных объемах выплат за счет казны, вопросы о подходе к определению реального ущерба и реальной кадастровой стоимости при определении размера компенсации в разных регионах, где цены на жилье могут существенно отличаться.

Советник практики недвижимости «ИНФРАЛЕКС» Анастасия Драскова отмечала, что сложно прогнозировать, как будет работать новый механизм. «На данный момент судами уже установлен очень высокий стандарт доказывания добросовестности, а если в этом процессе будет учитываться финансовый интерес государства, ситуация может усугубиться», – поясняла она.

Вс защитил добросовестных приобретателей квартир — новости право.ру

Наталье Зибровой* принадлежала однокомнатная квартира в Москве. После смерти Зибровой квартиру переписали на Евгению Жарикову*. Она обратилась к нотариусу и указала, что Зиброва – ее мать и они жили вместе. После получения квартиры в собственность Жарикова продала ее Максиму Верцаеву*, а тот зарегистрировал в «однушке» отца. 

Практика Через электронную подпись крадут квартиры и бизнес: способы защититься

Уже после продажи квартиры департамент горимущества Москвы подал в суд: в иске ДГИ настаивал, что Жарикова соврала о совместном проживании, вовремя не доказала принятие наследства, следовательно, квартира – выморочное имущество. ДГИ потребовал признать недействительным свидетельство о праве на наследство, изъять квартиру и выселить последних жильцов без предоставления им другого жилья, поскольку сделка по передаче им квартиры была недействительной.

https://www.youtube.com/watch?v=4tdcw03GEN0\u0026pp=ygVz0JLRi9GB0LXQu9C10L3QuNC1INCY0Lcg0JrQstCw0YDRgtC40YDRiyDQlNC-0LHRgNC-0YHQvtCy0LXRgdGC0L3QvtCz0L4g0J_RgNC40L7QsdGA0LXRgtCw0YLQtdC70Y8g0JIgMjAyMyDQk9C-0LTRgw%3D%3D

Первая инстанция, Нагатинский районный суд, оставила требования ДГИ без удовлетворения. Районный суд указал, что Жарикова – наследница первой очереди, а ДГИ вовремя не зарегистрировал право на выморочное имущество. Верцаев же – добросовестный приобретатель квартиры, который проверил все по ЕГРН.

Must-read Новые доказательства: скриншот, видео и аффидевит

В апелляции, Мосгорсуде, (определение от 30 июля 2018 года) решение первой инстанции отменили и приняли новое. В нем отменили свидетельство о праве на наследство и признали продажу квартиры недействительной, сославшись на то, что документы, подтверждающие совместное проживание, подложные.

Суд решил, что надо забрать квартиру у Верцаева, признать право собственности за Москвой и выселить жильцов. При этом доводы покупателя жилья о том, что он всё проверил перед совершением сделки, суд отклонил. В определении указали, что ему следовало проверить целый ряд обстоятельств и документов.

Например, нужно было посмотреть на свидетельство о рождении Жариковой и выяснить, почему она долго не оформляла право собственности на «однушку», а через месяц после оформления продала жильё. Также в апелляции сочли, что покупателю надо было проверить копию паспорта Жариковой.

Он бы узнал, что она неоднократно меняла паспорт, в том числе незадолго до совершения сделки, не проживала с наследодателем и находилась не в Москве. Это, заключили в Мосгорсуде, заставило бы Верцаева усомниться в том, что Жарикова владеет квартирой законно.

Но покупатель «не проявил достаточную степень осмотрительности и добросовестности при заключении договора», решил суд. Также суд отметил, что квартира была приобретена по заниженной стоимости.

Мосгорсуд предъявил приобретателю такие требования, которые делают приобретение невозможным.

Так, возложение на него проверки действий нотариуса по выдаче свидетельства о праве на наследство – это, с одной стороны, практически подрывает сам смысл существования нотариата как специального института, предназначенного для проверки этих обстоятельств, более того, такого, чьи акты должны приниматься всеми как юридически достоверные. А с другой – требует от приобретателя практически невозможного: проверки того, о чем у него нет никакой информации.

Александр Латыев, партнер Intellect

Пределы осмотрительности

В том, что такое «должная осмотрительность» при покупке жилья, пришлось разобраться коллегии Верховного суда по гражданским спорам под председательством судьи Александра Кликушина (дело № 5-КГ19-88).

В ВС указали, что ситуацию, по сути, создало бездействие самого истца: когда ДГИ не оформляет выморочное имущество вовремя, создаются предпосылки к его утрате, в том числе в результате противоправных действий третьих лиц, говорится в определении.

ВС высказался и по основному вопросу в деле – по поводу добросовестности приобретателя. ВС напомнил о п. 1 ст. 302 ГК, по которому собственник может истребовать имущество у добросовестного приобретателя, когда оно выбыло из владения собственника помимо его воли. Статья уже обсуждалась в Конституционном суде, напомнил Верховный суд, и КС признал ее частичную неконституционность.

Обсуждение происходило в рамках дела по заявлению Александра Дубцова. Он получил квартиру по цепочке перепродаж, которую организовали «черные риелторы», впоследствии осужденные за мошенничество.

Суды решили, что недвижимость, оформленная на подставных лиц после смерти хозяина, поменяла собственника незаконно, поэтому сделки купли-продажи не имеют силы, а квартира незаконно выбыла из владения города.

Но КС решил иначе (Постановление 22 июня 2017 года № 16-П): суд постановил, что нельзя истребовать выморочное имущество у гражданина, который полагался на данные ЕГРН и зарегистрировал право собственности на имущество, если только в деле не выявлено, что он знал либо должен был знать об отсутствии у продавца права распоряжаться спорным жилым помещением.  

КС указал, что ДГИ не может ссылаться на то, что выморочное имущество выбыло из его владения помимо его воли, если город слишком долго не интересовался судьбой этого имущества, а добросовестный покупатель полагался на данные Единого госреестра.

В нынешнем деле ситуация аналогичная: ДГИ Москвы вовремя не предпринял никаких действий, чтобы оформить жилье, говорится в определении. ВС направил дело на новое рассмотрение в апелляцию (на момент написания материала не рассмотрено). 

По оценке Юлии Бузановой, партнера Федеральный рейтинг.

группа Недвижимость, земля, строительство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Ритейл, FMCG, общественное питание группа Арбитражное судопроизводство (крупные коммерческие споры — high market) группа Природные ресурсы/Энергетика Профайл компании
, отмененный акт суда апелляционной инстанции носит весьма поверхностный характер. Суд не дает оценку действиям и бездействию ДГИ, что приводит к результату в виде акта, не основанного на анализе фактических обстоятельств. Это ставит вторую сторону настоящего процесса в заведомо проигрышное положение. «При рассмотрении аналогичных споров на результат влияет каждая деталь. Если бы судебный акт апелляционной инстанции был оставлен без изменений, то это породило бы множественные злоупотребления со стороны уполномоченных органов власти в части выморочного имущества», – замечает Бузанова.

По мнению Александра Латыева, партнера Федеральный рейтинг.

группа Цифровая экономика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 8место По количеству юристов 30место По выручке на юриста 41место По выручке Профайл компании
, московские власти в очередной раз демонстрируют свое стремление во что бы то ни стало заполучить квартиры умерших одиноких москвичей, даже если они уже были приобретены другими добросовестными москвичами.

Их не останавливает то, что покупателей в этом случае придется выселять. «Фабула дела практически такая же, как дела Дубовца. Только теперь, понимая, что с учетом позиции КС ссылаться на выбытие помимо воли бессмысленно, ДГИ зашел с другой стороны и попытался подвергнуть сомнению добросовестность покупателя», – заметил Латыев.

Как быть добросовестным

При этом судебная практика и без того предъявляет довольно высокие требования к приобретателю, чтобы признать его добросовестным, отмечают юристы.

Ссылаться только на данные ЕГРН для подтверждения добросовестности необходимо, но давно недостаточно.

Практика требует от приобретателя осмотреть приобретаемую недвижимость, убедиться не только в её юридической, но и фактической свободе от третьих лиц, замечает Латыев.

Практика ВС разъяснил, когда не накажут за жалобы

Быстрая перепродажа действительно является одним из признаков недобросовестности, равно как и заниженная цена продажи. Но в случае с продажей унаследованного имущества и то и другое вполне может иметь свои объяснения, никак не связанные с недобросовестностью.

Например, малый период времени между регистрацией права и продажей квартиры объясним тем, что продавец зарегистрировал право только для того, чтобы иметь возможность продать, а до этого в регистрации не нуждался.

А заниженная цена может быть обусловлена низкой субъективной ценностью имущества для продавца.

По мнению Александра Латыева, проблема судебных претензий Москвы к приобретателям выморочного имущества во многом основана на том, что ДГИ превратно понимает цель признания имущества выморочным.

«Выморочное имущество – это не способ пополнения городской казны, а всего лишь определение крайнего наследника, чтобы никогда не складывалось такой ситуации, что кто-то умер без наследников», – замечает юрист. Отсутствие наследников создает проблему для кредиторов умершего, поскольку непонятно, к кому предъявлять претензии.

А если наследство выморочное, то претензии предъявляются к городу. Именно поэтому закон запрещает отказываться от выморочного наследства и не требует его принятия, разъясняет юрист. 

Нормы о выморочном имуществе направлены не на обогащение публичного субъекта, а на защиту интересов наследников умершего.

*– имена участников процесса изменены редакцией.