Налог

Сторонники Закона О Домашнем Насилии В 2023 Году

Сторонники Закона О Домашнем Насилии В 2023 Году

Законопроекты о домашнем насилии в РФ вносились около сорока раз depositphotos.com

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, текст которого был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года, вызвал негативную реакцию в российском обществе.

Проект критикуется как ярыми его противниками, так и сторонниками и даже соавторами. Если одним закон кажется репрессивным и направленным на разрушение института семьи, то другие уверены, что он слишком «беззубый» и не способен защитить жертву насилия.

Спорные моменты URA.RU обсудило со сторонниками и противниками законопроекта.

Что такое семейно-бытовое насилие?

В опубликованном документе под семейно-бытовым насилием понимается «деяние, причиняющее или содержащее угрозу физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Как отмечает один из авторов законопроекта юрист Алексей Паршин, из-за того, что из определения выпали лица, против которых осуществляется правонарушение или преступление, закон становится не применимым на практике.

«То есть мы не должны защищать тех, кого избивают? Это принципиальная ошибка. Иногда административные дела возбуждают месяцами. И женщина в самое опасное время находится без защиты. Она написала заявление, он на нее зол и начинает еще больше агрессировать.

В этот момент может произойти все, что угодно, вплоть до убийства», — считает юрист.

Сторонники Закона О Домашнем Насилии В 2023 Году

Согласно определению семейно-бытового насилия в законопроекте, побои к нему не относятся

Екатерина Сычкова © URA.RU

По мнению лидера Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) Ольги Летковой, выступающей против принятия закона, насилием, согласно определению, признается практически все, в том числе угрозы. При этом доказать, были ли угрозы на самом деле, по словам Летковой, невозможно.

Агрессора могут выгнать из собственного дома?

Противников законопроекта также смущает защитное предписание сроком на 30 дней, которое выдается абьюзеру с разрешения жертвы при установлении факта семейно-бытового насилия.

Защитным предписанием нарушителю запрещается вступать в контакт с жертвой.

Если это не помогает, судом выдается предписание, которое предполагает более жесткие меры борьбы с агрессором, в частности, выселение из совместного жилища.

Активисты, выступающие против законопроекта, уверены, что подобные меры слишком жесткие и нарушают базовые права. «Человеку выдают охранный ордер, по которому он не может в собственный дом прийти. Все же мы должны соблюдать такие базовые принципы, как презумпция невиновности, неприкосновенность частной жизни и жилища. Здесь перебор большой», — уверяет глава АРКС Леткова.

Сторонники Закона О Домашнем Насилии В 2023 Году

Охранный ордер защищает жертву насилия от преследования

Владимир Андреев © URA.RU

Однако сторонники закона говорят об обратном. По словам Паршина, в странах, где существует подобный закон, предусмотрено более жесткое наказание за насилие. Собеседник агентства отмечает, что агрессор обязан покинуть жилище только в том случае, если суд увидит на то основания. «Должно быть доказано, что было насилие.

Также человек должен иметь другое жилье в собственности или найме, куда он может на время уйти. Либо жилье, которое он обязан покинуть, принадлежит не ему, а человеку, который подвергся насилию», — подчеркивает юрист.

В случае, если они вынуждены жить на одной территории, выносится защитное предписание, запрещающее совершать акты агрессии, и уже не говорится о том, что нельзя приближаться на определенное расстояние.

Зачем нужен еще один неработающий закон?

Стоит отметить, что организации, выступающие против закона, как правило, критикуют его концепцию в принципе. Его противники убеждены, что уголовного и административного законодательства для борьбы с насилием достаточно. «Можно усовершенствовать существующие законы, если они плохо работают», — полагает Леткова.

Сторонники Закона О Домашнем Насилии В 2023 Году

Противники закона уверены, что он разрушит семью

depositphotos.com

Но соавторы законопроекта уверены, что бороться с домашним насилием нужно, используя сразу несколько инструментов. Сегодня в России не ведется работа по предупреждению преступлений, указывает руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия, адвокат Мари Давтян, входящая в рабочую группу по разработке законопроекта.

«Единственное, что у нас сегодня есть — это наказание за уже совершенное действие. Законодательство ждет, когда произойдет что-то страшное и после этого уже человек будет наказан. Этот закон не про наказание, а про то, как оградить жертв насилия, если они не хотят, чтобы их безопасности угрожали», — рассказывает правозащитница.

Сейчас законопроект находится в стадии доработки. Предполагалось, что он будет внесен на рассмотрение в Госдуму еще в конце января, но процесс затянулся.

Как объясняет депутат Госдумы, соавтор законопроекта Татьяна Касаева, разработка закона занимает много времени, потому что задействовано много профильных министерств и ведомств. «Ведутся дискуссии по закреплению основных понятий. Проект подразумевает внесение изменений в ряд других законов.

Необходимо избежать юридических коллизий. Нормы закона должны быть досконально проработаны, чтобы исключить широкую трактовку и не допустить необоснованного вмешательства в семью», — заключила депутат.

https://www.youtube.com/watch?v=uSoeuzgyAeI\u0026pp=ygVV0KHRgtC-0YDQvtC90L3QuNC60Lgg0JfQsNC60L7QvdCwINCeINCU0L7QvNCw0YjQvdC10Lwg0J3QsNGB0LjQu9C40Lgg0JIgMjAyMyDQk9C-0LTRgw%3D%3D

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Законопроект о профилактике семейно-бытового насилия, текст которого был опубликован на сайте Совета Федерации в ноябре 2019 года, вызвал негативную реакцию в российском обществе.

Проект критикуется как ярыми его противниками, так и сторонниками и даже соавторами. Если одним закон кажется репрессивным и направленным на разрушение института семьи, то другие уверены, что он слишком «беззубый» и не способен защитить жертву насилия.

Спорные моменты URA.RU обсудило со сторонниками и противниками законопроекта. Что такое семейно-бытовое насилие? В опубликованном документе под семейно-бытовым насилием понимается «деяние, причиняющее или содержащее угрозу физического, психического страдания или имущественного вреда, не содержащее признаки административного правонарушения или уголовного преступления».

Как отмечает один из авторов законопроекта юрист Алексей Паршин, из-за того, что из определения выпали лица, против которых осуществляется правонарушение или преступление, закон становится не применимым на практике. «То есть мы не должны защищать тех, кого избивают? Это принципиальная ошибка. Иногда административные дела возбуждают месяцами.

И женщина в самое опасное время находится без защиты. Она написала заявление, он на нее зол и начинает еще больше агрессировать.

В этот момент может произойти все, что угодно, вплоть до убийства», — считает юрист. По мнению лидера Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) Ольги Летковой, выступающей против принятия закона, насилием, согласно определению, признается практически все, в том числе угрозы. При этом доказать, были ли угрозы на самом деле, по словам Летковой, невозможно.

Агрессора могут выгнать из собственного дома? Противников законопроекта также смущает защитное предписание сроком на 30 дней, которое выдается абьюзеру с разрешения жертвы при установлении факта семейно-бытового насилия. Защитным предписанием нарушителю запрещается вступать в контакт с жертвой.

Если это не помогает, судом выдается предписание, которое предполагает более жесткие меры борьбы с агрессором, в частности, выселение из совместного жилища. Активисты, выступающие против законопроекта, уверены, что подобные меры слишком жесткие и нарушают базовые права. «Человеку выдают охранный ордер, по которому он не может в собственный дом прийти.

Все же мы должны соблюдать такие базовые принципы, как презумпция невиновности, неприкосновенность частной жизни и жилища. Здесь перебор большой», — уверяет глава АРКС Леткова. Однако сторонники закона говорят об обратном. По словам Паршина, в странах, где существует подобный закон, предусмотрено более жесткое наказание за насилие.

Собеседник агентства отмечает, что агрессор обязан покинуть жилище только в том случае, если суд увидит на то основания. «Должно быть доказано, что было насилие. Также человек должен иметь другое жилье в собственности или найме, куда он может на время уйти.

Либо жилье, которое он обязан покинуть, принадлежит не ему, а человеку, который подвергся насилию», — подчеркивает юрист.

В случае, если они вынуждены жить на одной территории, выносится защитное предписание, запрещающее совершать акты агрессии, и уже не говорится о том, что нельзя приближаться на определенное расстояние. Зачем нужен еще один неработающий закон? Стоит отметить, что организации, выступающие против закона, как правило, критикуют его концепцию в принципе. Его противники убеждены, что уголовного и административного законодательства для борьбы с насилием достаточно. «Можно усовершенствовать существующие законы, если они плохо работают», — полагает Леткова.

Но соавторы законопроекта уверены, что бороться с домашним насилием нужно, используя сразу несколько инструментов. Сегодня в России не ведется работа по предупреждению преступлений, указывает руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия, адвокат Мари Давтян, входящая в рабочую группу по разработке законопроекта.

«Единственное, что у нас сегодня есть — это наказание за уже совершенное действие. Законодательство ждет, когда произойдет что-то страшное и после этого уже человек будет наказан. Этот закон не про наказание, а про то, как оградить жертв насилия, если они не хотят, чтобы их безопасности угрожали», — рассказывает правозащитница.

Сейчас законопроект находится в стадии доработки. Предполагалось, что он будет внесен на рассмотрение в Госдуму еще в конце января, но процесс затянулся. Как объясняет депутат Госдумы, соавтор законопроекта Татьяна Касаева, разработка закона занимает много времени, потому что задействовано много профильных министерств и ведомств. «Ведутся дискуссии по закреплению основных понятий. Проект подразумевает внесение изменений в ряд других законов.

Необходимо избежать юридических коллизий. Нормы закона должны быть досконально проработаны, чтобы исключить широкую трактовку и не допустить необоснованного вмешательства в семью», — заключила депутат.

Закон о домашнем насилии в России: приняли в 2023 году или нет

Время чтения 4 минуты Спросить юриста быстрее. Это бесплатно! Размер шрифта: A+ | A−

Закон о домашнем насилии в России в 2023 году отсутствует, хотя соответствующие нормы ответственности можно найти в нормах УК РФ и КоАП РФ.

Также, по предложению Главы СПЧ, законодатели должны аннулировать частичную декриминализацию случаев домашнего насилия, проведенную в 2017 году.

На данный момент, при отсутствии среднего или тяжкого вреда здоровью, за домашнее насилие и побои грозит только административное наказание.

Что входит в понятие домашнее насилие в семье

Под домашнее насилие подпадает любое причинение физического вреда и боли, принудительные действия сексуального характера, моральное и психическое давление на членов семьи.

Наказание за такие противоправные действия зависит от формы насилия, наступивших последствий, статуса жертвы и правонарушителя.

На данный момент в России действует следующая система ответственности за насилие в семье:

  1. по нормам КоАП РФ назначается административное наказание за насилие, не причинившее вреда здоровью, либо если телесные повреждения носят легкий характер;
  2. по УК РФ наказывается лишение жизни, причинение вреда средней и тяжкой степени;
  3. по нормам ГК РФ можно добиться компенсации морального вреда, так как насилие всегда сопровождается причинением психических и нравственных страданий.

Административные дела возбуждают по заявлению потерпевших, либо по инициативе правоохранительных органов.

В случаях с домашним насилием получить заявление от потерпевшего очень сложно, что связано с бытовыми и жилищными проблемами, регулярным моральным давлением.

Даже после назначения административных санкций виновника могут изолировать от жертвы на срок не более 15 суток, так как это максимальная продолжительность ареста по КоАП РФ.

Указанная система мер ответственности фактически позволяет избежать серьезного наказания на рядовое и ежедневное издевательство над членами семьи.

С 2017 года резко выросла статистика административных штрафов за легкие побои, нанесение ударов без последствий для здоровья.

По этой причине в 2019 году законодатель вернулся к указанной проблеме, приступил к разработке отдельного закона о домашнем насилии.

Когда примут закон о домашнем насилии

В 2016 году в отечественном уголовном праве появилась отдельная норма от ответственности за насилие в отношении членов семьи и близких лиц.

Однако уже в 2017 году эта норма фактически утратила силу, так как из нее исключили случаи разового применения силы, подпадающие под понятие легких побоев.

Виновные лица получают только административный штраф или арест, что явно несоразмерно наступившим последствиям.

В декабре 2018 года статистику по случаям домашнего насилия привела Глава СПЧ России Т. Москалькова.

Даже с учетом того, что многие жертвы насилия в семье предпочитают умалчивать о проблемах и не подают заявления в полицию, указанная статистика подтвердила резкий рост количества правонарушений. Поэтому по инициативе СПЧ.

При поддержке общественных некоммерческих фондов, начались работы над проектом отдельного закона о домашнем насилии, помощи его жертвам.

В рамках законотворческой деятельности работа идет по следующим направлениям:

  • планируется перевести норму о любых формах противоправного воздействия в отношении членов семьи обратно в УК РФ (легкие побои в отношении иных лиц останутся в КоАП РФ);
  • возбуждение дел по фактам домашнего насилия будет носить частно-публичный характер (после подачи заявления, потерпевший уже не сможет его отозвать без проверки всех обстоятельств дела судом, прокурором);
  • на насилие в отношении несовершеннолетних детей планируется убрать неэффективные меры воздействия в виде штрафа;
  • за каждый повторный случай применения физической силы или иного принуждения будут применяться квалифицирующие признаки по УК РФ (в большинстве дел это влечет реальный тюремный срок);
  • даже однократный случай насилия в отношении ребенка будет являться основанием для лишения родительских прав.
Читайте также:  Заявление На Алименты После Развода В 2023 Году

Также в отношении России специальную резолюцию принял Комитет ООН по ликвидации женской дискриминации.

Органам государственной власти предписано направить в ООН перечень мероприятий, направленных на устранение неравенства при защите прав женщин, в том числе в рамках домашнего насилия.

На данный момент Россия не представила отчета о принятых мерах, т.е. фактически проигнорировала требования ООН.

Точные сроки принятия закона о домашнем насилии спрогнозировать невозможно. Даже если законопроект будет внесен на рассмотрение в Государственную думу в 2019 году, все стадии принятия и утверждения займут несколько месяцев. Поэтому даже при идеальном варианте новый закон вступит в силу не ранее середины 2020 года.

Сторонники закона о домашнем насилии в 2023 году – Юридическая поддержка

70% россиян считают необходимым принятие закона о профилактике домашнего насилия, следует из данных ВЦИОМа, с которыми ознакомились «Ведомости». Не нужен такой закон лишь 7% опрошенных.

В недопустимости любого физического насилия в семье уверены 90%, и только 8% полагают, что ударить супруга можно «при определенных обстоятельствах».

40% респондентов знают о случаях побоев в знакомых им семьях, а 50% считают, что прощать даже первый случай семейного насилия нельзя (готовы простить 39%).

При этом ответы мужчин и женщин заметно разнятся. Например, закрыть глаза на первые побои в семье согласны 52% мужчин и только 29% женщин, а не настроены на прощение соответственно 34 и 62%.

Женщины гораздо активнее мужчин (80% против 57%) выступают за принятие закона и больше говорят о недопустимости семейного насилия (94% против 85%).

Кроме того, женщины чаще мужчин (43% против 37%) признаются, что слышали о случаях насилия в знакомых семьях.

https://www.youtube.com/watch?v=uSoeuzgyAeI\u0026pp=YAHIAQE%3D

Осведомленность о новом законопроекте и об акциях его сторонников и противников довольно низкая, но это не влияет на то, что большинство россиян выступают за принятие закона, который бы защищал от семейно-бытового насилия, говорит директор по стратегическому развитию ВЦИОМа Степан Львов. Гендерные отличия в ответах предсказуемы, ведь женщины чаще являются жертвами такого насилия, а те, кто с ним не сталкивается, испытывают солидарность с теми, кто насилию подвергался, поясняет социолог: «Ответ на вопрос о случаях насилия в знакомых семьях показывает степень осведомленности людей, а не картину, которая у них может сложиться из СМИ и интернета. Логической связки между этим вопросом и вопросом о допустимости насилия в семье нет: если первый фиксирует конкретные факты, известные респондентам, то второй касается фундаментальных вещей, морали».

В минувшие выходные в Москве и регионах одновременно прошли акции в поддержку принятия закона о профилактике семейно-бытового насилия и пикеты его противников.

В конце ноября Совет Федерации выложил для общественного обсуждения соответствующий законопроект, который в том числе предусматривает введение института защитных и судебных предписаний для поддержки жертв домашнего насилия.

До 15 декабря рабочая группа Совета Федерации принимает отзывы и замечания к проекту, после чего будет решаться вопрос о внесении его в Госдуму. ТАСС со ссылкой на сенатора Инну Святенко сообщил, что законопроект будет доработан после анализа всех отзывов и предложений.

По статистике, женщины чаще всего становятся жертвами домашнего насилия, поэтому именно они хотят иметь защиту, в том числе и в виде закона, говорит руководитель Фонда развития гражданского общества Константин Костин: «Общеизвестно, что некоторые сотрудники правоохранительных органов без должного энтузиазма относятся к заявлениям о случаях домашнего насилия, в том числе и из-за отсутствия четкой процедуры. Во всем мире женщины, старики и дети являются наиболее уязвимыми категориями населения, поэтому и нуждаются в большей защите – и это касается любых преступлений». Тот факт, что 40%, по их словам, сталкивались со случаями насилия в знакомых семьях, показывает высокую латентность таких преступлений, поскольку статистика по домашнему насилию ниже, указывает эксперт. Не исключено, что и социологам не все честно отвечали на этот вопрос из-за неловкости и этот процент на самом деле еще выше, допускает Костин. Что же касается закона против домашнего насилия, то людей, выступающих за его принятие, всегда было много, подчеркивает эксперт: «Крикливое меньшинство хранителей ложно понятых традиционных ценностей создавало иллюзию, что они и есть представители народа, – в основном это пассионарные публицисты да участники ток-шоу. Те же депутаты, декриминализировав статью о побоях, либо не разобрались в вопросе, либо тоже ложно понимают эти ценности». В XXI в. само понятие традиционной семьи меняется, даже когда речь идет о браке между мужчиной и женщиной, добавляет Костин: «Но очевидно, что подобные законы как раз работают на сохранение семьи. Если государство хочет решить существующие демографические проблемы, то такие законы необходимы».

Закон о семейном насилии: о чем спорят сторонники и противники?

Охранные ордера и неотвратимость наказания: с чего начался закон

Закон о профилактике семейно-бытового насилия был впервые внесен на обсуждение в Государственную думу в сентябре 2016 года. С проектом выступили депутат Салия Мурзабаева и сентатор Антон Беляков.

Необходимость инициативы ее создатели объясняли тем, что в России недостаточно развиты защитные механизмы для жертв насилия внутри семьи.

Нет налаженной службы психологической и юридической поддержки, отсутствует повсеместная и скоординированная сеть убежищ, а самое главное – не существует так называемых охранных ордеров, которые бы гарантировали пострадавшим безопасность и запрещали агрессору приближаться к своей жертве.

https://www.youtube.com/watch?v=UPOhVH-ZiRg\u0026pp=ygVV0KHRgtC-0YDQvtC90L3QuNC60Lgg0JfQsNC60L7QvdCwINCeINCU0L7QvNCw0YjQvdC10Lwg0J3QsNGB0LjQu9C40Lgg0JIgMjAyMyDQk9C-0LTRgw%3D%3D

Кроме того, говорили законотворцы, существовала и юридическая коллизия. Так, избиение в домашних условиях невозможно было квалифицировать как хулиганство, поскольку для этого нападение должно было быть совершено в общественном месте, а не на частной территории.

Даже у желающих помочь пострадавшим сотрудников правоохранительных органов порой не было достаточно инструментов для воздействия на применивших насилие дома. Отсюда появилась расхожая фраза «Когда вас убьют – тогда и приедем», которую пострадавшие от рук своих близких (зачастую – женщины) часто слышали при обращении в полицию.

  • Законопроект 2016 года (с его полным текстом можно ознакомиться здесь ) предусматривал упрощенный порядок выдачи органами полиции внесудебных защитных предписаний для защиты пострадавших и близких им лиц (так называемые охранные ордера).
  • Охранный ордер запрещает правонарушителю преследовать заявителя, его близких или свидетелей, посещать их, вести устные или телефонные переговоры, а также приобретать и пользоваться любыми видами оружия.
  • В пакете с законопроектом шли поправки к уголовному и уголовно-процессуальному кодексам.

Первое и главное: предполагалось, что домашнее насилие должно стать делом публичного или частно-публичного обвинения. Что это означает?

В случае публичного обвинения дело может быть возбуждено без согласия потерпевшего, по просьбе свидетелей или иных лиц, обладающих информацией о насилии. При частно-публичном обвинении заявить о происшествии может сама жертва или ее представитель.

В обоих случаях прекратить преследование абьюзера по той причине, что между ним и пострадавшим произошло примирение, невозможно. Иными словами, «забрать заявление», как это было ранее, уже не получится.

В 2016 году «Закон о профилактике семейно-бытового насилия» не прошел предварительного обсуждения и был возвращен на доработку с формулировкой «для выполнения требований Конституции Российской Федерации».

Декриминализация: побои – не уголовка, а административное правонарушение

Проект 2016 года вызвал шквал критики (с примером детального разбора можно ознакомиться, например, здесь).

Авторов законопроекта обвиняли в том, что они слишком широко трактуют понятие насилия (в него в проекте включались не только собственно побои, но и такие формы, как экономическое, психологическое и сексуальное насилие в рамках семейных отношений), не дают веского и однозначного определения семейно-бытовых отношений (в которые попадают не только брачные, но и иные, законодательно не закрепленные формы сожительства).

Отдельные сомнения были об охранных ордерах. Согласно проекту закона, они должны были существовать в двух формах: защитное предписание и судебное защитное предписание.

Первое может быть выдано сотрудником полиции незамедлительно на месте преступления или при обращении жертвы в правоохранительные органы и действует один месяц с возможностью продления еще на два месяца.

Второе выдается мировым судом после рассмотрения обращения пострадавшего и действует от 6 до 12 месяцев с возможностью продления не более чем до двух лет по совокупности.

Критики указывали, что охранные ордера создают огромное поле для манипуляций и ложных обвинений с целью лишить человека, подозреваемого в семейном насилии, его законных прав (в том числе права на жилье), либо для изъятия из семьи детей.

Фактическим ответом на проект закона о профилактике семейно-бытового насилия стал закон о декриминализации побоев в рамках семейных отношений. Его автором стала сенатор Елена Мизулина, которая утверждала, что возможность уголовного наказания за побои родственников может нанести непоправимый вред семейным отношениям.

Соответствующая норма была принята в феврале 2017 года. Согласно этому закону, все побои (в семье, против близких и родных людей), когда они не причиняют легкого вреда здоровью и происходят не чаще одного раза в год, следует трактовать не как уголовное, а как административное правонарушение.

https://www.youtube.com/watch?v=UPOhVH-ZiRg\u0026pp=YAHIAQE%3D

В случае регистрации подобных случаев полицейские могут выписывать штраф в размере от 3000 до 5000 рублей и проводить профилактические беседы. Иных мер воздействия до совершения повторного эпизода не предусмотрено.

Тонкость, объясняют люди, работающие с жертвами семейного насилия, состоит в том, что даже достаточно серьезные на первый взгляд повреждения в российской медицинской и юридической практике трактуются как легкий вред здоровью.

«Как у нас снимаются побои? Квалифицировать их как средние и тяжкие очень сложно. Женщина может быть вообще вся синяя, но это побои легкой степени тяжести, потому что это «просто синяки».

Чтобы речь шла о тяжелом вреде здоровью, нужно, чтобы насильник сломал жертве руку или ногу. Побои по голове, по черепу не считаются. Многие сознательно бьют по голове, чтобы эти побои были сочтены легкими.

Женщины потом так и говорят: он знал, куда бить и как бить, чтобы не было следов», – говорит директор православного приюта «Китеж» Алена Ельцова.

За два года, прошедших с момента принятия закона о декриминализации семейного насилия, стало очевидно, что печальная статистика лишь увеличивается.

Читайте также:  Есть Ли Межевание Земельного Участка Как Это Узнать Через Интернет И Другими Способами В 2023 Году

В публичном поле стало появляться все больше громких историй с печальным концом, когда, совершив первый проступок и не понеся наказания, насильник продолжал нападать на жертву и та, в конце концов, погибала.

В декабре 2018 года уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова назвала решение Госдумы ошибкой. «Я считаю, что декриминализация – ошибка, что нужно принимать закон о противодействии насилию в семье», – заявила омбудсмен.

Новшества 2019 года: не приближаться ближе, чем на 50 метров к жертве

Вернуться вновь к широкому обсуждению закона о профилактике семейного насилия общество, политиков и активистов побудили ряд громких дел. В их числе история жительницы подмосковного Серпухова Маргариты Грачевой, которой в декабре 2017 года муж отрубил топором руки.

До этого Грачева неоднократно обращалась в полицию, сообщая об угрозах со стороны супруга и о том, что имел место эпизод избиения, однако реакции не последовало. Другим поводом стал суд над сестрами Хачатурян, которые летом 2018 в Москве года убили собственного отца Михаила Хачатуряна.

Мужчина неоднократно бил и унижал дочерей, имели место эпизоды сексуального насилия.

21 октября 2019 года в Госдуме прошли слушания по вопросам доработки закона о семейном насилии. Депутаты ожидают, что при активной работе всех профильных комитетов и с помощью активистов его удастся принять уже до конца 2019 года.

Сейчас законопроект называется «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ». Его продвижением занимается депутат и член комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. В числе активистов, которые поддерживают закон и принимали участие в разработке его текста – адвокат Мари Давтян и общественный деятель Алена Попова.

Обновленного текста закона в сети пока нет, он находится в стадии разработки.

Информация о том, что именно готовится, пока есть только в публичных высказываниях инициаторов. Однако уже очевидно, что версия 2016 года будет существенно переработана.

Как заявила Алена Попова в интервью телеканалу «Спас», закон должен ввести понятие семейного насилия, так как его отсутствие, по их мнению, не позволяет собрать адекватной статистики (большая часть гибели женщин от рук мужей или сожителей проходит в итоге по другим статьям).

При этом определение авторы проекта взяли у Всемирной организации здравоохранения, которая трактует семейное насилие не только как жесткое обращение, избиение, принуждение к сексуальным контактам, но и такие формы психологического насилия, как тотальный контроль. Под «семейным» ВОЗ понимает любые формы взаимодействия между интимными партнерами (брак, сожительство и несожительствующие партнеры).

Попова также настаивает на публичной и частно-публичной формах обвинения насильников. Вошла в новый законопроект и норма о введении охранных ордеров для жертв насилия. Причем тут есть заметные новшества. Депутат Оксана Пушкина предлагает пойти на достаточно радикальные меры в применении запрещающих предписаний.

«На время обидчику могут предложить покинуть квартиру, даже если он является собственником жилья.

Кроме того, правонарушителю запрещается преследовать пострадавшего, приближаться к нему на расстояние, установленное судом, но не менее чем на 50 метров, его заставят передать пострадавшему его личное имущество и документы, если он их удерживает.

Отселение — это временная мера, применяемая в целях обеспечения безопасности потерпевшего от насилия в семье во многих странах мира, в том числе и у наших соседей в Казахстане и Узбекистане», – заявила Пушкина в интервью «Парламентской газете».

«Уничтожение нравственных ценностей»: Почему 180 организаций против закона

Проект закона в целом и отдельные его пункты встретил массовое сопротивление. Более 180 общественных организаций обратились с открытым письмом к президенту России Владимиру Путину с просьбой оказать противодействие принятию новых норм.

«Законопроект, являясь порождением радикальной антисемейной идеологии феминизма и т.н. «гендерной идеологии», станет инструментом коренного и насильственного изменения самих основ российского общества, уничтожения наших традиционных семейных и нравственных ценностей», – говорится в обращении.

https://www.youtube.com/watch?v=HghtMBGlI1g\u0026pp=ygVV0KHRgtC-0YDQvtC90L3QuNC60Lgg0JfQsNC60L7QvdCwINCeINCU0L7QvNCw0YjQvdC10Lwg0J3QsNGB0LjQu9C40Lgg0JIgMjAyMyDQk9C-0LTRgw%3D%3D

Авторы письма указывают, что нормы, позволяющие защитить жертв семейного насилия, уже есть в законодательстве: это и право сотрудников полиции задержать насильника, чтобы пресечь его противоправные действия, и норма о запрете определенных действий, которая позволяет защитить пострадавшего и его имущество, и закон о защите пострадавших и свидетелей.

Инициативная группа указывает на расхождения в статистике: если по данным активистов и защитников женщин (более ранним, опубликованным несколько лет назад) в год от насилия в семье гибнет порядка 1400 женщин, то защитники традиционных ценностей говорят лишь о 300 случаях ежегодно.

«Мы точно знаем, что законом начнут злоупотреблять. Число доносчиков может вырасти. Интерес у них может быть совершенно разный: конкуренция, сведение счетов, решение бытовых проблем – что угодно.

И дело в том, что непонятно, как доказывать факт семейно-бытового конфликта.

Здесь же подразумевается и психологическое насилие», – заявил председатель Санкт-Петербургского регионального совета «РВС» Олег Букин.

Глава думского комитета по делам семьи Тамара Плетнева и вовсе задумывается о долгосрочных последствиях мер по защите жертв семейного насилия. «Конечно, оставить без внимания эту тему нельзя, но как в Америке — тоже нельзя.

У них свои представления о семье и об ордерах. С одной стороны, нельзя женщин бить. С другой — у нас же люди быстро мирятся.

Мужу этот ордер выпишут или посадят, не дай Бог, а кто деньги будет зарабатывать?» – заявила политик в ходе обсуждения законопроекта в Государственной думе.

«Обвиняют в том, что «присосались» к бюджету»: что отвечают на критику авторы закона

Очевидно, что текст закона нуждается в тщательном осмыслении и детальной доработке. «Мы понимаем, что он сырой», – заявила депутат Оксана Пушкина в интервью «Дождю».

Сейчас работу над поправками в законопроект ведет рабочая группа, в которую вошли сотрудники Совета по правам человека при президенте РФ, Госдумы и Совета Федерации. Принимать итоговый документ будут сразу сенаторы.

Пока же идет подготовка, Пушкина ответила на ряд обвинений.

Депутат подчеркнула, что речь идет не только о защите женщин, хотя их в общем числе пострадавших большинство. Защищать также предлагается стариков, которых, случается, избивают и лишают денег собственные дети. Законотворцы готовы встать и на защиту мужчин, хотя их в общем числе пострадавших не более 4%.

В отношении детей, которые становятся объектами или свидетелями семейного насилия, активисты не прописывают отдельных норм. По словам Пушкиной, для этого уже создано достаточно инструментов: «У нас сегодня дети и так уже защищены, согласно Семейному кодексу». Депутат отвергла любые обвинения в том, что закон будет способствовать реализации ювенальной юстиции в ее худшем изводе.

При обсуждении в Госдуме много внимания было уделено таким аспектам, как помощь пострадавшим – психологическая, социальная, экономическая.

Как законодатели предлагают бороться с домашним насилием

На сайте Совета Федерации 29 ноября для общественного обсуждения был опубликован проект закона о профилактике семейно-бытового насилия. Список авторов инициативы не указан.

Рабочая группа по проработке проекта будет принимать отзывы и замечания к нему до 15 декабря в связи с «активной дискуссией», заявила вице-спикер Совфеда Галина Карелова, затем решат вопрос о внесении документа в Госдуму.

Среди основных авторов инициативы собеседники в Госдуме называют депутата Оксану Пушкину. Она не ответила на вопросы «Ведомостей».

Впервые о разработке законопроекта о профилактике домашнего насилия заговорили в 2016 г., но тогда документ не дошел до Госдумы. К обсуждению идеи вернулись в 2019-м. В финальную версию проекта были включены определение семейно-бытового насилия и пункт о примирении сторон.

● Под домашним насилием в законопроекте понимается умышленное деяние в отношении члена семьи, причиняющее или содержащее угрозу причинения физического или психического страдания или имущественного вреда.

● Документ вводит меры профилактики и пресечения семейно-бытового насилия. Их предлагается применять в тех случаях, когда оснований для административной и уголовной ответственности еще нет.

● Авторы законопроекта рассчитывают, что его принятие позволит сократить число случаев домашнего насилия и их негативные последствия.

Особенность этого законопроекта в том, что он меняет взгляд на проблему семейно-бытового насилия, говорит Екатерина Тягай, партнер коллегии адвокатов Pen & Paper. Документ предлагает ввести меры профилактики домашнего насилия, а не только устранения его чудовищных и часто необратимых последствий, отметила она.

Согласно данным Росстата и МВД (приводятся в пояснительной записке к законопроекту), каждый год в России от семейно-бытового насилия страдают десятки тысяч человек: • 2015 год – 50 780 человек;• 2016 год – 65 543 человек;• 2017 год – 36 037 человек;• 2018 год – 33 235 человек.

 Это только зарегистрированные случаи. Основную часть лиц, подвергшихся домашнему насилию, составляют женщины: в 2017 году – 71,2%, в 2018 году – 70,8%.

Снижение числа пострадавших в 2017 году авторы законопроекта связали с декриминализацией впервые совершенных побоев в отношении членов семьи. 

Согласно законопроекту, оказывать помощь жертвам домашнего насилия и проводить работу с нарушителями будут:

• организации специализированного социального обслуживания — кризисные центры, центры социальной помощи семье и детям, центры психолого-педагогической помощи, центры экстренной психологической помощи и другие;

• медицинские организации;

• общественные объединения и некоммерческие организации.

• уполномоченные по правам человека и по правам ребенка;

• органы государственной власти;

• органы управления социальной защиты населения;

• органы местного самоуправления и др.

Проект предполагает, что полномочия всех этих субъектов профилактики будут определены и скоординированы, отмечает Тягай. По ее мнению, это позволит сформировать каркас и систему взаимодействия всех структур, силами которых домашнее насилие может быть предотвращено, а семьи сохранены.

Меры, которые предлагают авторы законопроекта, можно разделить на две группы: первая касается помощи пострадавшим и их реабилитации, вторая — пресечения домашнего насилия и работы с нарушителями.

● Согласно законопроекту, органы внутренних дел должны будут реагировать на любые сообщения о домашнем насилии: на заявления от пострадавших, обращения очевидцев, сведения от органов соцзащиты и медицинских организаций.

● Заявления должны будут рассматриваться незамедлительно, при этом не только об уже случившихся фактах, но и об угрозах насилия.

Законопроект закрепляет конкретные основания для профилактики семейно-бытового насилия, полагает Тягай. «Это позволит действовать и реагировать не хаотично, а по заранее определенному алгоритму», — говорит адвокат.

Никакого произвольного вторжения и вмешательства в семейные дела без прямо предусмотренных оснований закона не допускается

Авторы законопроекта предлагают несколько мер по работе с нарушителями:

• Правовое просвещение и правовое информирование.

Читайте также:  Гражданство Коста Рики Как Получить В 2023 Году

• Профилактическая беседа, которая будет проводиться сотрудником органа внутренних дел.

• Защитное предписание. Будет выдаваться полицейским, только с согласия пострадавшего. Срок действия предписания — 30 суток (может быть продлен до 60). Оно запрещает нарушителю общаться с пострадавшим, в том числе по телефону или через интернет, и выяснять его место пребывания.

• Судебное защитное предписание. Если есть основания полагать, что обычное предписание не подействует, полицейский может обратиться в суд. Судебное защитное предписание будет действовать от 30 суток до года.

Суд вправе обязать пройти специализированную психологическую программу, покинуть совместное с пострадавшим место жительства, вернуть жертве насилия имущество или документы, если они удерживаются нарушителем.

Предписания вступают в силу немедленно. За нарушение содержащихся в них запретов авторы законопроекта предлагают ввести административную ответственность: неисполнение защитного предписания грозит штрафом от 1000 до 3000 руб.

или арестом на срок до 15 суток; за неисполнение судебного защитного предписания предлагается наказывать штрафом от 3000 до 5000 руб., арестом на срок от 5 до 15 суток или обязательными работами на срок от 50 до 100 часов.

• Профилактический контроль.

• Специализированные психологические программы.

● Авторы предлагают региональным органам соцзащиты организовывать обслуживание лиц, подвергшихся семейно-бытовому насилию.

● Для реабилитации пострадавших и их адаптации в обществе планируется создавать кризисные центры, центры социальной помощи семье и детям, центры психолого-педагогической помощи, экстренной психологической помощи и другие специализированные организации.

● Социальные услуги жертвам домашнего насилия будут предоставляться на основании заявления, решения должны приниматься незамедлительно и вне зависимости от того, было ли по данному факту возбуждено административное или уголовное дело, проводились ли какие-то следственные действия.

● В законопроекте прописан принцип добровольности получения помощи пострадавшими, за исключением тех случаев, когда речь идет о несовершеннолетних или недееспособных гражданах.

В финальной версии законопроекта появился пункт о примирении жертв семейно-бытового насилия с нарушителями. Заниматься этим будут вправе специализированные общественные объединения или некоммерческие организации.

Разработка законопроекта вызвала бурное обсуждение. В конце октября в московском гайд-парке в Сокольниках прошел митинг, организованный православным движением «Сорок сороков».

Активисты требовали от президента не допустить принятия закона, который лоббируют представители «радикальной антисемейной идеологии феминизма». Спустя несколько дней в центре столицы состоялся митинг сторонников инициативы.

В то же время соавтор законопроекта, депутат Госдумы Оксана Пушкина рассказывала об угрозах, поступающих людям, участвующим в разработке документа.

Законопроект заслуживает поддержки, поскольку проблема домашнего насилия стоит остро, считает первый зампред комитета Госдумы по законодательству Михаил Емельянов («Справедливая Россия»). Однако, по его мнению, нужно внимательно изучить детали и проверить, не вторгается ли закон в зону семейного права и как сочетаются нововведения с Семейным, Уголовным кодексами и КоАП.

При работе над законопроектом о домашнем насилии нужно быть предельно внимательным к деталям, чтобы потом из-за неправильной трактовки закона элементарные семейные ссоры не приводили к необратимым последствиям, сломанным судьбам и разрушенным семьям, считает зампред комитета по законодательству Рафаэль Марданшин («Единая Россия»).

«Не каждая молодая семья может правильно трактовать понятие домашнего насилия. Это тонкий момент, который сложно прописать на законодательном уровне», — пояснил он.

Но, с другой стороны, проблема семейно-бытового насилия действительно существует, и нужно совершенствовать законодательство, чтобы случаи жестокого обращения с близкими не оставались безнаказанными, добавил депутат.

Верховный суд предложил новый способ защиты жертв домашнего насилия — Российская газета

Тема домашнего насилия всегда задевает за живое, потому что трудно остаться равнодушным к слезам избитой женщины или ребенка. Страшную историю сообщила прокуратура Псковской области. Четыре года муж-нелюдь, иначе не назовешь, издевался над женой.

«Когда супруга была беременна, регулярно наносил ей удары по лицу и телу руками, ногами, металлической кочергой, отверткой, ножом, кусал ее, душил, — говорится в сообщении прокуратуры.

— Неоднократно в ночное время вывозил в лесные массивы и на кладбище, где заставлял копать себе могилы, при этом угрожал причинением вреда здоровью и убийством.

Регулярно, в том числе при посторонних лицах, оскорблял ее грубой нецензурной бранью, унижающей человеческое достоинство, запрещал мыться, использовать косметику, общаться со знакомыми».

После очередного избиения женщина покончила с собой. Сейчас негодяя обвиняют по трем статьям Уголовного кодекса, в том числе «доведение до самоубийства беременной женщины».

Даже от сухого перечисления фактов становится не по себе. В таких ситуациях всегда возникает вопрос: почему мерзавца не остановили раньше? Что помешало?

«Потерпевшая несколько раз обращалась в правоохранительные органы с заявлениями о противоправных действиях обвиняемого, однако каждый раз забирала заявления, рассчитывая на его исправление», — сообщают в прокуратуре.

https://www.youtube.com/watch?v=HghtMBGlI1g\u0026pp=YAHIAQE%3D

Автоматическое примирение по таким делам — только потому, что жертва забрала заявление, — запретят. Суд будет обязан все перепроверить

Иными словами, как бы ни хотелось кого-то наказать, кроме самого изверга, виновных часто не найти. Оказывается, что полиция действительно не могла ничего сделать. И нет, это не довод в стиле «сама виновата, что забирала».

Но особенности законодательства таковы, что иногда жертва действительно остается один на один с мучителем.

Она может забрать заявление, и никто не поинтересуется, а не ошибается ли жертва? А в некоторых ситуациях у человека вообще не примут заявление, потому что, как ни парадоксально это звучит, полиция не уполномочена проводить по ним расследование.

Речь о делах частного обвинения. В них потерпевший должен сам идти в суд.

  • «По уголовным делам частного обвинения по общему правилу не осуществляется дознание, а обязанность по сбору доказательств возлагается на потерпевшего, который с момента принятия заявления к производству мирового судьи становится частным обвинителем», — пояснил в свое время председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев.
  • Законопроект, подготовленный Верховным судом России, исправляет ситуацию.
  • «Побои и умышленное причинение легкого вреда здоровью являются типичными и наиболее распространенными проявлениями семейно-бытового насилия, предупреждение которого требует активного участия государства, что невозможно обеспечить в рамках частного порядка уголовного преследования», — подчеркивается в пояснительной записке.
  • Как считает председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев, благодаря поправкам правоохранительные органы смогут возбуждать дела по таким статьям по заявлению потерпевших.
  • «При этом такие дела не будут подлежать автоматическому прекращению в связи с примирением пострадавшего с обвиняемым», — подчеркнул Владимир Груздев.

Это значит, что нельзя будет просто так прийти и забрать заявление, мол, помирились, верю, что он больше не будет.

Как поясняют разработчики проекта, в случае принятия поправок изменится порядок прекращения таких уголовных дел в связи с примирением с потерпевшим.

Теперь соответствующее решение будет приниматься судом не безусловно, а с учетом всех обстоятельств дела и сведений об обвиняемом.

Поэтому суд должен будет все взвесить, действительно ли в семье наступил мир, и какой это мир: надежный или хрупкий.

Вообще, активисты-правозащитники сегодня распространяют немало фейков, связанных с темой семейного насилия. Самый главный фейк: якобы была проведена «декриминализация домашних побоев». Никогда ничего подобного не было. Бить человека — не важно, бесконечно далекого или родного и близкого — всегда было и остается подсудным делом. Ни один закон не разрешил распускать руки.

Но несколько лет назад была введена так называемая преюдиция по делам о пощечинах и подзатыльниках. Побои, не причинившие никакого вреда здоровью, были перенесены в КоАП. Это сразу упростило наказание за пощечины и толчки.

Так как и «Побои» в УК были делом частного обвинения. Получил подзатыльник? Иди в суд, предъявляй обвинение. Сейчас все иначе.

Вас ударили, не оставив синяка? Возьмите справку из больницы, полиция составит протокол, суд накажет виновника.

Поэтому сегодня полиция получила право, образно говоря, развести по углам дерущихся супругов. Если кто-то не успокаивается, его могут задержать, так как по статье КоАП «Побои» предусматривается административный арест. Так что дебошир переночует в кутузке, а утром суд решит, назначать ли ему 15 суток или просто оштрафовать.

На практике были истории, когда штрафовали обоих супругов, закативших семейную ссору и надававших друг другу пощечин. В итоге каждый заплатил по 5 тысяч рублей. Если же наказанный за побои второй раз отвесит кому-то пощечину, то попадет под статью Уголовного кодекса. Это и называется преюдиция.

Кстати, именно такая система действует, например, при наказании пьяных водителей. Первый раз — КоАП, второй раз — УК. Также преюдиция введена для неплательщиков алиментов. Так что сама по себе подобная двухступенчатая система наказаний не говорит о том, что на какое-то нарушение решили смотреть сквозь пальцы.

В КоАП в свое время перенесли статью, наказывающую за пощечины и подзатыльники, буянов стало легче привлечь

А все, что тяжелее пощечины, напрямую попадает под УК. Появился синяк, пошла кровь из носа и т.п., это может быть расценено как умышленное причинение легкого вреда здоровью. Однако привлечь по такой статье сегодня сложнее, так как по ней жертва сама должна стать обвинителем.

Парадокс: если дебошира обвиняют в побоях по КоАП, его могут увезти в полицию. Если же ему грозит статья 115 УК «Умышленное причинение легкого вреда здоровью», человека оставят дома. Арест по ней не предусмотрен, да и расследование не проводится.

Поэтому в каком-то смысле возникает законодательный пробел.

В Оренбургской области в марте вызвала резонанс история 23-летней жительницы Бугуруслана, которую регулярно избивает 34-летний сожитель. Сотрудники полиции привлекли его по статье «Побои» КоАП.

Но для того, чтобы возбудить дело, а на статью, и не одну, гражданин, похоже, заработал, необходимо было, чтобы женщина прошла медицинское освидетельствование. С этим возникли проблемы. В полиции говорят: она сама не приходила. Женщина утверждает, что не могла.

Как бы то ни было, ее в конечном счете доставили в больницу, освидетельствование проведено, уголовное дело возбуждено по статье «Истязания».

В целом вопрос борьбы с домашним насилием и защиты жертв требует серьезного и вдумчивого разговора.

В свою очередь советник Федеральной палаты адвокатов Евгений Рубинштейн сожалеет, что предлагается полностью отменить институт частного обвинения. По его мнению, данный институт имеет огромный потенциал, для раскрытия которого требуется глубокая проработка существующей нормативной базы и комплексного изменения законодательства.

«Всегда признавалось, что существуют преступные деяния, которые в большей и значительной степени затрагивают именно личные (частные) интересы, нежели публичные (общественные).

Поэтому инициатива привлечения нарушителя к уголовной ответственности должна исходить именно от пострадавшего, а не от государства.

Соответственно, процедура привлечения нарушителя к уголовной ответственности должна учитывать особенности как самого преступного деяния, так и правового статуса инициатора (пострадавшего)», — говорит он.