Налог

Альтернативная Подсудность В Арбитражном Процессе В 2023 Году

Правила, по которым истец выбирает конкретный суд для подачи искового заявления, регулируются ст. 29 Гражданского процессуального Кодекса Российской Федерации.
В данной статье мы разберёмся, как определить конкретную судебную инстанцию, подходящую для вашего дела.

Какие системы судов существуют в России?

Российские судебные инстанции разделены на две системы:

  • суды общей юрисдикции;
  • арбитражные.

Суд общей юрисдикции

Разбирательство в данной инстанции происходит в том случае, если:

  • истец и ответчик являются физическими лицами;
  • как физ.лицо выступает одна из сторон;
  • иск подан в связи с административным правонарушением и в соответствии со ст. 17 КАС РФ (к примеру, истец хочет подать жалобу на действия или бездействия должностного лица).

Арбитражный суд

Данная инстанция рассматривает следующие виды дел:

  • экономические споры исключительно между предпринимателями;
  • дела о банкротстве физических лиц.

Особенности споров между физическими лицами

При обращении в суд общей юрисдикции важно понимать разницу между компетенциями мировых и районных судей.

Мировой суд

В полномочия мирового судьи входит рассмотрение следующих видов дел:

  • некоторые имущественные конфликты. К примеру, если речь идёт об определении порядка пользования имуществом, либо о его разделе между супругами при разводе;
  • споры о выдаче судебных приказов;
  • определение проживания детей с отцом или матерью при расторжении брака.

Районный суд

Полномочия районного судьи распространяются на рассмотрение таких дел, как:

  • наследование имущества;
  • право на интеллектуальную собственность;
  • установление или оспаривание отцовства, ограничение или полное лишение родительских прав, усыновление или удочерение, а также прочие сложные семейные споры.

Важно знать!

Возможны ситуации, когда сразу же следует обращаться в судебную инстанцию субъекта Российской Федерации (например, городской суд города Москвы). Такой порядок применим в том случае, если речь идёт об исполнении решений иностранных судов, о государственной тайне, защите авторских прав или блокировке интернет-ресурсов.

Как не ошибиться с выбором судебного участка?

После определения разновидности судебной инстанции необходимо узнать, где именно будет происходить рассмотрение дела. Для удобства каждый суд имеет закреплённую за собой территорию.

Как правило, иск нужно предъявлять по месту нахождения ответчика.

Оставьте заявку на консультацию юриста:

  • В случае с физическим лицом — по месту его проживания (постоянного или преимущественного). Точный адрес можно узнать через органы ФМС.
  • Если же ответчиком является организация, заявление подаётся в суд по месту её юридического адреса. В таком случае, его можно узнать на сайте Налоговой службы, посмотрев выписку из ЕГРЮЛ.

Особенности договорной подсудности

Стороны вправе самостоятельно выбрать, в каком именно суде будет рассмотрено дело. Это осуществляется до момента подачи иска и, как правило, оформляется на бумаге в виде соглашения или договора.

В документе указывается название конкретного суда, либо прописывается, по месту нахождения какой из двух сторон будет подано исковое заявление.

Важно знать!

Если вы обнаружили, что адрес судебной инстанции находится слишком далеко от вашего местонахождения, и вы физически не в состоянии присутствовать там в день рассмотрения дела, условие договора можно оспорить.

Особенности альтернативной подсудности

Наряду с договорной подсудностью, существует альтернативная. Это ещё одно исключение из правил территориальной подсудности, означающее, что истец может выбрать удобный вариант из нескольких имеющихся.

Альтернативная подсудность является актуальной в тех случаях, если:

  • истцу неизвестно, где сейчас проживает ответчик. Тогда исковое заявление подаётся по его последнему известному месту жительства, либо по месту нахождения имущества;
  • в качестве ответчика выступает организация, имеющая несколько представительств или филиалов. Тогда иск направляется в суд, соответствующий месту нахождения одного из них;
  • дело касается восстановления трудовых прав истца. В данном случае заявление подаётся по его месту жительства;
  • ответчиков несколько, и все они проживают в разных местах. Тогда иск может быть направлен в тот суд, где находится один из них.

Иные, более редкие ситуации, связанные с альтернативной подсудностью, перечислены в ст. 29 ГПК РФ, ст. 36 АПК РФ и в ст. 24 КАС РФ.

В каких случаях выбор подсудности не предоставляется?

Так называемая исключительная подсудность — это ситуация, когда конкретный суд, рассматривающий то или иное дело, прописан в законе. В данном случае местонахождение ответчика и условия договора не имеют значения. Например:

  • споры, связанные с наследством, разбираются по месту открытия наследства;
  • дела о правах на недвижимость рассматриваются по месту нахождения имущества;
  • встречные иски подаются в тот же суд, куда был направлен первоначальный иск;
  • различные корпоративные конфликты разбираются по месту нахождения организации.

Как найти адрес нужного суда?

В случае с арбитражным судом, определить тот, в который следует подать иск, очень просто: за одной судебной инстанцией закреплён определённый субъект РФ.

Если же дело касается суда общей юрисдикции, найти его можно на портале ГАС “Правосудие”.

Выводы

Для того, чтобы правильно определить суд, в который вы будете подавать иск, необходимо понимать разницу между двумя системами — арбитражным судом и судебной инстанцией общей юрисдикции.

Мировой суд и районный также имеют чёткое распределение полномочий.

Кроме того, для определения конкретного места рассмотрения иска нужно учесть разновидность подсудности, которая относится к вашему делу.

Оставьте заявку на консультацию юриста:Добавить в Избранноеопределение подсудности процессуальное правоАльтернативная Подсудность В Арбитражном Процессе В 2023 Году

Проект поправок в АПК: договорная подсудность и судебные расходы

15 ноября 2022 г. Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление № 36 «О внесении в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации проекта федерального закона “О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации”».

Постановление предусматривает внесение значительных поправок в АПК. Рассмотрим некоторые из них.

Договорная подсудность

ВС утвердил поправки в КАСПленум Верховного Суда внес значительные коррективы в проект закона, в том числе исключив главу о восстановлении утраченного судебного производства  

Так, предлагается внести изменения в ст.

37 («Договорная подсудность») АПК, предусмотрев возможность заключения соглашений о выборе суда «только по делам с участием иностранных лиц».

Указанное положение относится к определению территориальной подсудности спора после установления того, что дело в целом относится к компетенции арбитражного суда (на основании положений ст. 27 АПК).

При этом вопросы определения компетенции арбитражных судов по рассмотрению экономических споров и других дел, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности с участием иностранных лиц, определены гл. 32 Кодекса. Так, в ст.

247 АПК установлены общие правила определения компетенции, когда арбитражные суды могут рассматривать споры с участием иностранных лиц (например, если спор возник из договора, по которому исполнение должно осуществляться или состоялось на территории России).

В ст. 248 АПК определены правила исключительной компетенции арбитражных судов по рассмотрению споров с участием иностранных лиц, устанавливающих, какие дела должны быть рассмотрены арбитражными судами (например, по спорам, предметом которых являются недвижимое имущество, находящееся на территории России, или права на него).

В гл.

32 Кодекса также предусмотрены специальные правила исключительной компетенции арбитражных судов в РФ по спорам с участием лиц, в отношении которых введены меры ограничительного характера, если иное не установлено международным договором России или соглашением сторон (ст.

248.1 АПК). Более того, в гл. 32 также закреплены положения о том, что стороны спора, в котором участвует иностранное лицо, могут определить, что арбитражный суд в РФ обладает компетенцией по рассмотрению указанного спора (договорная компетенция, ст. 249 АПК).

Исходя из разъяснений, данных в п. 6 Постановления Пленума ВС от 27 июня 2017 г. № 23 «О рассмотрении арбитражными судами дел по экономическим спорам, возникающим из отношений, осложненных иностранным элементом» (далее – Постановление Пленума ВС № 23), положения ст.

249 АПК устанавливают, в частности, возможность заключения пророгационного соглашения (соглашения о выборе арбитражного суда РФ для рассмотрения возникших или могущих возникнуть споров) между двумя иностранными лицами.

При этом в качестве обязательного требования к пророгационному соглашению указано, что оно не может изменять правила о внутригосударственной подсудности дел судам общей юрисдикции и арбитражным судам РФ.

Кроме того, в соответствии с п.

8 Постановления Пленума ВС № 23, если из пророгационного соглашения вытекает, что воля сторон направлена на разрешение экономического спора в арбитражном суде России, но отсутствуют указания на конкретный суд, то при определении суда, которому надлежит рассматривать дело, и подсудности спора арбитражному суду применяются нормы АПК (§ 1 и 2 гл. 4), т.е. подсудность будет определяться на основании общих норм о территориальной подсудности (ст. 35–38 АПК).

В пояснительной записке к законопроекту (п.

3) уточняется, что сохранение возможности использования договорной подсудности, позволяющей соглашением сторон изменить территориальную подсудность дела по своему усмотрению, только по делам с участием иностранных лиц связано с необходимостью снижения нагрузки на суды Москвы, Московской области, Санкт-Петербурга, Ленинградской области и ряда других регионов, а также на нивелирование споров между сторонами соответствующих договоров.

Более того, в пояснительной записке подчеркивается, что в настоящее время организация системы арбитражных судов обеспечивает для всех участвующих в деле лиц равный доступ в суд одного и того же уровня.

Этому способствуют, в частности, детально проработанные и востребованные на практике элементы электронного правосудия, предоставляющие участникам процесса возможность не только подавать и получать документы в электронном виде, но и удаленно участвовать в судебном заседании, знакомиться с материалами дела.

Читайте также:  Переоформить Материнский Капитал На Отца В 2023 Году

Соответственно, ВС посчитал, что наличие цифровых технологий по участию в рассмотрении дел (например, участие в судебном заседании путем использования системы веб-конференции на основании ст. 153.2 АПК) создает условия для обеспечения базовых принципов судопроизводства – равноправия и баланса интересов сторон (ст. 8–9 Кодекса).

Желание ВС уменьшить необоснованную нагрузку на суды столичного региона и ряда крупных городов, несомненно, стоит оценить положительно. Очевидно, что снижение нагрузки будет способствовать эффективности судопроизводства, улучшению качества выносимых судебных актов, а также возможности судей рассматривать дела в рамках установленных процессуальным законодательством сроков.

В то же время практика показывает, что значительное количество споров в столичном регионе, а также в ряде крупных городов связано с концентрацией в них бизнеса, а также со значительным опытом и высокой квалификацией судей по разрешению сложных экономических споров.

Опыт рассмотрения комплексных корпоративных споров и интенсивных дел о банкротстве на основании правил исключительной подсудности по месту регистрации общества или должника (на основании ст.

38 АПК) в судах ряда отдельных регионов периодически приводит к любопытным результатам применения норм материального и процессуального права, которые могут быть правильно разрешены только тогда, когда дело доходит до суда кассационной инстанции или до Верховного Суда.

Более того, ст. 37 АПК о договорной подсудности фактически является одним из механизмов, обеспечивающих реализацию базового принципа арбитражного процесса – принципа диспозитивности (т.е. принципа, обеспечивающего возможность «развития» судебного процесса, исходя из распорядительных действий сторон).

Кроме того, действующая редакция Кодекса предусматривает определенные ограничения использования договорной подсудности, направленные на минимизацию возможного злоупотребления сторонами процессуальными правами. Так, в настоящее время ст.

37 АПК устанавливает возможность заключения соглашения о выборе суда только в отношении изменения общей подсудности (ст. 35) и альтернативной подсудности по выбору истца (ст. 36); изменение исключительной подсудности не допускается (ст. 38).

Более того, изменение подсудности возможно только в отношении дел, которые по первой инстанции подсудны арбитражным судам субъектов Федерации (изменение подсудности дел, отнесенных к подсудности арбитражных судов округов, не допускается).

Очевидно также, что, прибегая к договорной подсудности, стороны не вправе изменять правила компетенции арбитражных судов (ст. 27 АПК).

При этом стоит отметить, что ограничение возможности использования договорной подсудности только делами с участием иностранных лиц на практике может привести к более активному применению механизма альтернативной подсудности по выбору истца (ст.

36 АПК) путем намеренного увеличения числа соответчиков для передачи дела на рассмотрение в «желаемый» суд.

Пленум ВС принял разъяснения о применении АПК при рассмотрении дел в первой инстанцииПосле доработки постановление подверглось некоторым изменениям, а общее количество пунктов увеличилось на один

В п. 6 Постановления Пленума ВС от 23 декабря 2021 г. № 46 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции» (далее – Постановление Пленума ВС № 46) четко разъяснено, что арбитражный суд вправе оставить исковое заявление без движения и впоследствии возвратить его на основании п.

4 ч. 1 ст. 129 АПК, если, в частности, в заявлении отсутствует требование к ответчику, по месту нахождения которого оно подано, и (или) не изложены обстоятельства, на которых основаны требования к ответчику (п. 4–5 ч. 2 ст. 125 АПК), в том числе не указаны обстоятельства, являющиеся основаниями для процессуального соучастия (ч. 2 ст. 46 АПК).

Вместе с тем очевидно, что несмотря на указанные положения Постановления Пленума ВС № 46, на практике истцы могут стараться активнее пользоваться механизмами процессуального соучастия, что, в свою очередь, способно привести к усложнению рассмотрения дела, увеличению числа лиц, участвующих в деле, необходимости суда уделять больше внимания анализу спорного правоотношения на этапе как принятия искового заявления к производству, так и подготовки дела и стадии судебного разбирательства. Следовательно, более активное использование альтернативной подсудности вместо договорной с намеренным увеличением числа соответчиков для рассмотрения дела в «желаемом» суде фактически может привести к затягиванию судебного процесса и воспрепятствованию вынесению законного и обоснованного судебного акта.

Хочется надеется, что поправки помогут снизить нагрузку на суды, нивелировать споры между сторонами соответствующих договоров, не позволят снизить качество судопроизводства по комплексным коммерческих спорам, не приведут к усложнению и затягиванию судебного процесса, а также не будут создавать ситуаций, когда фактически вынесение законных судебных актов по комплексным делам может быть надлежащим образом обеспечено, только если дело дойдет до суда кассационной инстанции или до ВС.

Судебные расходы

Комментируемый законопроект предусматривает также поправку в ст. 112 АПК, в соответствии с которой заявление по вопросу о судебных расходах рассматривается в порядке, предусмотренном гл.

29 АПК (упрощенное производство). В пояснительной записке (п.

4) уточняется, что такое изменение позволит суду ускорить рассмотрение данных заявлений и оптимизировать процедуру проверки итоговых судебных актов, принятых по итогам их рассмотрения.

Несомненно, механизм взыскания судебных расходов с лица, не в пользу которого вынесен судебный акт (гл. 9 АПК), обеспечивает фактическую реализацию принципа баланса интересов сторон и в реальности является кристаллизацией принципа состязательности процесса (ст. 9 АПК).

Более того, стоит приветствовать значительное внимание на протяжении последних лет законодателя и высших судебных инстанций к вопросам судебных расходов, в том числе в части прямого закрепления прав и обязанностей третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, а также упорядочение порядка распределения судебных расходов в рамках рассмотрения групповых исков (гл. 28.2 АПК).

В то же время внесение поправок в ст. 112 АПК в части порядка разрешения вопросов о судебных расходах в связи с сокращением сроков обращения с указанным заявлением с шести до трех месяцев (на основании Федерального закона от 28 ноября 2018 г.

№ 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»), а также инициатива по рассмотрению заявления по правилам упрощенного производства вызывают вопросы фактической возможности надлежащего рассмотрения указанных заявлений при разрешении комплексных коммерческих споров.

Важные, но неоднозначные предложенияНекоторые из предлагаемых изменений в КАС РФ представляются дискуссионными

Очевидно, что при разрешении вопросов о взыскании судебных расходов одной из ключевых проблем (и одной из крупных сумм, в отношении которых спорят лица, участвующие в деле) является размер судебных издержек на оплату услуг представителей.

Несмотря на то что в настоящее время на основании ст. 112 АПК вопрос распределения судебных расходов рассматривается на основании заявления арбитражным судом, рассматривавшим дело по первой инстанции, фактически данный процесс представляет собой «самостоятельное» производство, напоминающее взыскание убытков с необходимостью детального доказывания:

  • права на взыскание судебных расходов;
  • обоснованности судебных расходов (связи с оказанной квалифицированной юридической помощью);
  • размера судебных расходов (предоставление детальных расчетов);
  • факта, что на момент обращения с заявлением судебные расходы понесены (фактически оплачены доверителем адвокату).

Более того, при рассмотрении вопроса о взыскании судебных расходов на оплату услуг представителя одним из ключевых моментов будет доказывание разумности суммы судебных издержек (ч. 2 ст. 110 АПК).

Практический опыт представления интересов доверителей по вопросам взыскания судебных расходов, понесенных в связи с участием в комплексных коммерческих спорах, свидетельствует о том, что это будет фактически «самостоятельный процесс» с детальным обменом доказательствами сторонами, активным участием в судебных заседаниях, а также дальнейшим оспариванием в рамках доступных механизмов судебной защиты.

В указанной ситуации относительно рассмотрения заявления о взыскании судебных расходов в порядке упрощенного производства, которое предусматривает, прежде всего, два следующих аспекта – рассмотрение дела в срок, не превышающий двух месяцев (ч. 2 ст. 226 АПК в действующей редакции) и без вызова сторон на основании представленных сторонами документов (ч. 5 ст.

228 в действующей редакции), в законопроекте предлагаются следующие изменения.

Внесена поправка, в соответствии с которой «с учетом характера и сложности дела арбитражный суд вправе по своей инициативе или по ходатайству лиц, участвующих в деле, провести судебное заседание с вызовом лиц, участвующих в деле, без перехода к рассмотрению дела по общим правилам искового производства или по правилам административного судопроизводства».

При этом в рамках упрощенного производства в текущей редакции АПК судебный акт принимается в форме резолютивной части решения с изготовлением мотивированного решения по заявлению лица, участвующего в деле, или при подаче апелляционной жалобы (ч. 1 ст. 229 АПК), а срок для апелляционного обжалования составляет 15 дней (ч. 3 ст. 229), что также вызывает определенное беспокойство.

Так, в настоящее время при отсутствии ограничений в отношении сроков рассмотрения заявлений о взыскании судебных расходов, а также при проведении судебных заседаний суды, тем не менее, нередко значительно снижают заявленные суммы судебных расходов, не всегда принимая во внимание реальную рыночную стоимость юридической помощи.

Соответственно, рассмотрение вопросов о взыскании судебных расходов в комплексных коммерческих спорах на основании письменных документов с ограничением возможности представителям сторон дать устные объяснения по возникающим у суда вопросам может привести к еще большему разрыву между фактическим состоянием рынка юридических услуг и суммами, которые суд может посчитать разумными для взыскания с «проигравшей» спор стороны.

Таким образом, стоит положительно оценить внимание Верховного Суда к вопросам повышения эффективности судопроизводства, ускорения рассмотрения дел и надлежащей реализации участниками процесса права на судебную защиту.

В то же время поправки в части ограничения возможности обращения к договорной подсудности, а также в связи с изменением порядка рассмотрения заявлений о взыскании судебных расходов в рамках разрешения комплексных коммерческих споров на практике могут привести к усложнению судопроизводства по указанным делам, увеличению количества «обжалований» в вышестоящие судебные инстанции и фактически повысить нагрузку на суды кассационных инстанций и ВС. Хочется надеется, что предлагаемые поправки помогут достичь поставленных ВС целей, а не приведут к злоупотреблению лицами, участвующими в деле, их процессуальными правами, затягиванию рассмотрения дела и воспрепятствованию вынесения законных и обоснованных судебных актов, а также не создадут новые сложности для реализации права на взыскание судебных расходов на представителей в рамках сумм, приближенных к реальной стоимости правовой помощи.

Читайте также:  Налоговый Кодекс Правонарушение И Ответственность В 2023 Году

Об альтернативной подсудности «по месту исполнения договора» (ч. 4 ст. 36 АПК) в новых разъяснениях Верховного Суда о применении АПК по первой инстанции

24 декабря 2021 было принято Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 46 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции».

Указанный документ заменил собой довольно скромное по содержанию Постановление Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 № 13, многие положения которого и так нашли свое отражение в нормах АПК РФ за последние 10–15 лет.

  • Мне довелось дать несколько кратких комментариев юридическому интернет-изданию «Право.ру» по поводу нового Постановления Пленума, однако определенный интерес вызвал новый пункт 7 следующего содержания:
  • Исходя из части 4 статьи 36 АПК РФ иск, вытекающий из договора, в котором названо место его исполнения (например, склад продавца) с указанием адреса и/или субъекта Российской Федерации, в котором производится исполнение договора, может быть предъявлен также в арбитражный суд по месту исполнения договора.
  • При этом место фактического исполнения обязательства, указание в договоре места исполнения одного из обязательств или определение места исполнения обязательства по правилам статьи 316 ГК РФ сами по себе не являются достаточными для применения положения части 4 статьи 36 АПК РФ.
  • Если в договоре прямо не указано место его исполнения или отсутствует адрес исполнения, подсудность дела определяется по общим правилам.

После прочтения анализируемого отрывка у любого специалиста по гражданскому праву возникнет логичный вопрос относительно содержания термина «место исполнения договора», который нельзя назвать определенным. Договор – комплексная синаллагматическая сделка, включающая в себя множество встречных обязательств сторон, которые могут исполняться не одномоментно и не в одном месте.

Так, поставка может производиться на складе продавца, однако передача технической документации к товару – в офисе покупателя, в дилерском центре или по почте, в сети Интернет.

Встречное денежное обязательство по оплате может быть исполнено в любом банковском учреждении на территории Российской Федерации, за ее пределами либо вообще экстерриториально посредством информационных технологий.

Каждый из указанных примеров в равной степени может быть охарактеризован как «место исполнения договора», то есть частности единого общего.

При этом, гражданское право не знает старшинства обязательств в рамках одного договора. То есть по некоей экономической важности не может быть отдан приоритет месту исполнения договора одной стороной (например, истцом) перед местом исполнения договора другой стороной (ответчиком).

Как в таком случае определить абстрактное место исполнения целого договора?

Некоторые суды[1], а за ними и Верховный Суд (включая анализируемое Постановление Пленума)[2] пришли к выводу, что термин «место исполнения договора» в АПК РФ имеет свой особый смысл, не тождественный гражданско-правовому пониманию «место исполнения обязательства».

А значит стороны договора должны отдельной, недвусмысленной формулировкой указать, что договор исполняется в таком-то месте безотносительно содержания отдельных обязательств по нему, либо, например, указать следующее: «договор исполняется по месту его заключения», «местом исполнения договора является место нахождения покупателя» и т.д.

Однако, судебная практика по указанному вопросу не отличается единообразием.

Так, Постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2021 по делу № А42-10237/2020 было признано несостоятельным возражение стороны о том, что в договоре не определено конкретное место исполнения договора отдельной формулировкой, а значит ч. 4 ст. 36 АПК РФ неприменима.

Суд мотивировал это тем, что поскольку «объектом капитального ремонта является котельная, расположенная в Мурманской области, при указанном обстоятельстве, место исполнения договора считается Мурманская область».

То есть суд подменил место исполнения договора местом исполнения отдельно взятого обязательства субподрядчика по выполнению работ, придав важность экономическому существу сделки, ведь спор возник вокруг объекта в Мурманской области и основные фактические «ремонтные» действия имели место в Мурманской области, хотя нигде в договоре не было оговорено, что местом исполнения договора является Мурманская область. Более того, в шапке договора содержалось указание на место его заключения – г. Москва, что уже вносит неясность в место исполнения целого договора.

Также примечательно Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 29.08.2019 № 10АП-10010/2019 по делу № А41-65648/2017.

Несмотря на схожие с Верховным Судом РФ рассуждения, в итоге суд пришел к выводу, противоречащему самому себе, так как приравнял к месту исполнения всего договора лишь место отдельно взятого обязательства энергоснабжающей организации по передаче электроэнергии (точка разграничения балансовой принадлежности сетей).

Впрочем, с учетом того, что истцом выступало ПАО «Мосэнергосбыт», к этому делу могут возникнуть определенные вопросы транспарентности, справедливости и беспристрастности судебного разбирательства.

На мой взгляд, гражданско-правовой термин «место исполнения обязательства» никак доктринально не противоречит процессуальному регулированию и успешно заменил бы не очень удачный законодательный термин «место исполнения договора».

Верховному Суду РФ не следовало идти на поводу неоднозначной судебной практики и придумывать некий процессуальный механизм особого рода, а стоило лишь воспользоваться нормой ч. 5 ст. 3 АПК РФ об аналогии закона (гражданского законодательства).

В настоящий момент, гражданско-правовые нормы о доверенности, в целом, без каких-либо проблем применяются в судопроизводстве при оформлении полномочий представителей.

Однако проблема состоит в современной судебной методологии, при котрой суды в тотальном большинстве случаев придают формулировкам законодателя догматический характер и стараются не заниматься  судебным правотворчеством. Впрочем, такие рассуждения могут зайти в политическое поле, а это не предмет настоящей заметки.

В результате, толкование ч. 4 ст. 36 АПК РФ должно было выглядеть следующим образом (такую формулировку, кстати, можно встретить и в судебной практике):

Из содержания пункта 4 статьи 36 АПК РФ следует, что иск по спору, вытекающему из договора, может быть предъявлен также по месту исполнения такого договора, которое может не совпадать с местом жительства (нахождения) ответчика, при условии, что в договоре прямо указано место его исполнения обязанной стороной – ответчиком.

Однако, опираясь на имеющиеся разъяснения, в настоящий момент для совершенствования договорного регулирования отношений, хотелось бы лишь порекомендовать контрактным менеджерам, которые желают включить в договорные отношения условия об альтернативной подсудности по ч. 4 ст. 36 АПК РФ, в этом же разделе о подсудности делать особую, отдельную, ясную оговорку о конкретном месте исполнения договора безотносительно содержания отдельных обязательств по нему.

Сложности выбора

Стороны могут выбрать подсудность

Вопрос, какой конкретно суд имеет право рассматривать спор, то есть, о подсудности спора, является одним из ключевых, требующих разрешения перед передачей спора на рассмотрение суда.

В главе 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что дела, подведомственные арбитражным судам, рассматриваются в первой инстанции арбитражными судами субъектов РФ, за исключением дел, отнесенных к подсудности Суда по интеллектуальным правам и арбитражных судов округов. Описанная подсудность называется родовой, поскольку разделяет дела между арбитражными судами различного уровня. Иными словами, суды, которым отведена роль кассационной или апелляционной инстанции, по общему правилу не могут рассматривать дела по существу в качестве судов первой инстанции.

Для правильного определения надлежащего арбитражного суда первой инстанции, уполномоченного разрешать дела, в АПК РФ предусмотрены положения о территориальной подсудности, распределяющие дела между соответствующими судами. Как правило, это арбитражные суды субъектов РФ.

Исковое заявление подается в суд по месту нахождения или месту жительства ответчика (ст. 35 АПК РФ). В определенных случаях, установленных ст.

36 АПК РФ, у истца есть возможность выбрать подсудность, определяемую территорией нахождения имущества ответчика, филиала ответчика, территорией исполнения договора, территорией причинения убытков.

В доктрине процессуального права такая подсудность называется альтернативной.

Также АПК РФ предусматривает специальную территориальную подсудность отдельных категорий дел, которая императивно закреплена законом и не допускает изменения ни при каких условиях. Это так называемая исключительная подсудность, которая делает невозможным рассмотрение и разрешение дел, поименованных в ст. 38 АПК РФ, в каком-либо другом арбитражном суде, кроме прямо указанного в законе.

Также сторонам спора предоставлена возможность в ряде случаев самостоятельно определить,  какой суд может рассматривать их спор в рамках списка подведомственных ему. Так, ст. 37 АПК РФ определяет, что подсудность, установленная ст. 35 и 36 АПК РФ, может быть изменена по соглашению сторон до принятия арбитражным судом заявления к своему производству.

Согласно сложившейся судебной практике согласие сторон на выбор подсудности может быть выражено в отдельном соглашении или в пункте договора. Важно, что оно должно четко выражать волю сторон, то есть явно указывать на суд, к рассмотрению которого стороны хотели бы отнести спор. Выбор подсудности сторонами исключает применение положений ст.

35 и 36 АПК РФ об иной территориальной подсудности.

Читайте также:  Налоговый Вычет На Покупку Квартиры Которой Продавец Владел Менее 3 Лет В 2023 Году

Таким образом, законодательство предусматривает возможность сторон выбрать для рассмотрения споров между собой арбитражный суд первой инстанции, но при этом АПК РФ установлен прямой запрет на изменение родовой или исключительной подсудности.

Не суд, а критерий?

Казалось бы, выбор суда максимально прост. Если есть договоренность сторон о передаче спора на рассмотрение того или иного суда и это соглашение не нарушает родовую и исключительную подсудность, то истец подает заявление в выбранный суд. Однако на практике данный очевидный вывод не всегда принимался судами.

Логика территориальной подсудности, заложенная в АПК РФ, предусматривает, что арбитражный суд может рассматривать дело в том случае, если стороны или их правоотношения имеют связь с определенным регионом, в котором расположен арбитражный суд. При этом формально законодательство не содержит запрета на выбор любого суда первой инстанции, только если это не нарушает родовую и исключительную подсудность.

Несмотря на это, в практике арбитражных судов укоренился и долгое время преобладал подход, изложенный в Определении Судебной коллегии по гражданским спорам Верховного Суда РФ от 06.05.2014 № 83-КГ14-2. И хотя указанное определение вынесено Судебной коллегией по гражданским делам, оно неоднократно цитировалось и применялось арбитражными судами.

В определении указано, что выбор подсудности конкретного суда не отвечает требованиям законодательства, поскольку процессуальное законодательство связывает подсудность не с указанием на конкретный суд, а с определенными критериями для выбора территориальной подсудности. Следовательно, стороны могут определить в соглашении о выборе суда не отдельный суд, а соответствующий критерий для выбора суда, например суд по месту нахождения истца или по месту нахождения места исполнения договора.

Арбитражные суды, поддерживая такую позицию, указывают, что стороны, будучи наделены процессуальным законодательством правом по соглашению изменить подсудность, остаются связанными необходимостью установления в соглашении об изменении подсудности родовых критериев определения подсудности и не вправе относить спор к подсудности того или иного индивидуально-определенного суда в системе судов РФ безотносительно к месту нахождения/жительства истца или ответчика, месту нахождения имущества, месту причинения вреда, месту исполнения договора, иным критериям, определяемым родовыми признаками с учетом характера сложившихся правоотношений сторон (1.

Суды при этом дополнительно поясняли, что процессуальное законодательство является отраслью публичного, а не частного права, в связи с чем свобода договора в процессуальном законодательстве, в частности свобода избрать договорную подсудность, не может толковаться как неограниченное право сторон любым способом изменить территориальную подсудность (2.

При рассмотрении таких соглашений о выборе подсудности суды, признавая условие о выборе суда несогласованным, передавали дело по подсудности по месту нахождения ответчика, пользуясь общим правилом территориальной подсудности, установленным ст. 35 АПК РФ (3.

Таким образом, в арбитражных судах долгое время существовала практика признания соглашений о выборе конкретного суда несогласованными, поскольку законодательством предусмотрены именно общие критерии относимости споров к арбитражным судам определенной территории.

Необходимо отметить, что такая практика сложилась в основном в судах Московского региона, что связано, по нашему мнению, с тем, что Арбитражный суд города Москвы является одним из самых загруженных судов первой инстанции, в том числе потому, что стороны в большинстве своем выбирают его в качестве компетентного суда. Это обусловлено многими факторами: экономической и деловой активностью региона, возможным уровнем и компетентностью судей, транспортной доступностью региона и др. Суды округа, пытаясь снизить нагрузку хотя бы за счет споров, которые напрямую не связаны с регионом, применяли данный подход.

Позиция экономической коллегии ВС РФ

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации 25.05.2017 вынесла Определение № 305-ЭС16-20255, которое содержит противоположные мнению Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ выводы.

В рассматриваемом деле было заявлено требование о взыскании неосновательного обогащения по договору. В спорном договоре была установлена подсудность Арбитражного суда города Москвы.

При этом судом было установлено, что ни на момент заключения договора, ни на момент его исполнения, ни на момент предъявления иска в суд местонахождением сторон город Москва не являлся, ни у одной из сторон не было филиала или представительства в Москве.

Местом исполнения обязательств, вытекающих из договора, являлся Санкт-Петербург.

Суд первой инстанции указал, что стороны, используя предоставленное ст. 37 АПК РФ право изменения подсудности спора, могут изменить ее не любым произвольным образом, а только лишь в рамках установленных АПК РФ критериев, привязывающих спор к территории.

Исходя из этого, суд сделал вывод о том, что условие о подсудности, произвольно выбирающее суд в отрыве от территориальной обусловленности, является несогласованным, и передал дело по подсудности в соответствии со ст. 35 АПК РФ.

Апелляционной инстанцией такое определение было оставлено в силе.

Судебная коллегия по экономическим спорам, рассматривая данное дело, отменила определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, пересмотрев выводы судов.

Выбор подсудности сторонами, по мнению высшей инстанции, является исключением из правил АПК РФ о территориальной подсудности.

Поэтому в ситуации, когда законодательством прямо не запрещено рассмотрение дела в любом другом суде, кроме предусмотренного законом (исключительная и родовая подсудность), выбор подсудности является законным, а условие о выборе сторонами суда – согласованным.

Коллегия в рассматриваемом определении также процитировала ст. 47 и 56 Конституции РФ, закрепляющие право каждого на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, и недопустимость ограничения этого права ни при каких обстоятельствах.

Этим определением Судебная коллегия по экономическим спорам дала расширительное толкование положений АПК РФ, которое позволяет участникам судопроизводства выбрать суд по своему взаимному согласию, не привязывая его к территориальным обстоятельствам правоотношений. Прямой запрет установлен в АПК РФ только для изменения родовой и исключительной территориальной подсудности, и, значит, выбор конкретного суда сторонами отвечает требованиям закона.

Стоит отметить, что данный подход встречался в судебной практике, однако не получал широкого распространения.

Так, арбитражные суды и ранее указывали, что на законодательном уровне ограничений по выбору в качестве компетентного суда любого арбитражного суда субъекта Российской Федерации в ст. 37 АПК РФ не предусмотрено.

При этом соглашение о выборе подсудности спора, заключенное сторонами в порядке, предусмотренном законодательством, обязательно не только для сторон, но и для арбитражного суда (4.

Важным в новом определении Верховного Суда РФ является и то, что суд сослался на правовую позицию Конституционного Суда РФ, тем самым подтвердив, что право на рассмотрение дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, является фундаментальным правом лица и ограничение такого права является недопустимым.

В связи с этим, несмотря на то что в положениях АПК РФ не содержится прямого указания на несоблюдение правил подсудности как на основание для отмены судебного акта в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, решение, принятое с нарушением правил подсудности, не может быть признано правильным и подлежит отмене в любой инстанции.

Резюме

Таким образом, Верховный Суд РФ Определением от 25.05.2017 № 305-ЭС16-20255 разрешил существующую коллизию в практике арбитражных судов, поддержав расширительное толкование положений АПК РФ.

Выводы, к которым пришла экономколлегия в указанном определении, позволяют участникам делового оборота быть более свободными в выборе суда, к разрешению которого они хотели бы отнести споры, вытекающие из правоотношений.

Однако эта позиция может привести и к негативным последствиям. Нагрузка на арбитражные суды субъектов РФ распределяется неравномерно. Логично, что наиболее загруженными являются суды регионов с высокой деловой активностью. Чем больше количество сделок и компаний в регионе, тем больше и споров.

Бизнес, стараясь минимизировать риски, связанные с опытностью судей (например, судья мог не сталкиваться с таким спором просто в силу отсутствия подобных дел в регионе), региональными особенностями, иными факторами, может передать спор в суд, который, по его мнению, наиболее компетентен.

Это естественным образом может привести к еще большей нагрузке на самые крупные суды, причем такую нагрузку очень сложно будет спрогнозировать, так как стороны в любой момент до принятия спора судом могут поменять подсудность.

Остается надеяться, что утверждение экономколлегией ВС РФ «нового взгляда» на подсудность не повлечет за собой массового перехода сторон спора в суды других регионов.

Несмотря ни на что, полагаем, что подход, изложенный Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ, является взвешенным и логичным, особенно в рамках появившейся в последнее время тенденции на либерализацию гражданских правоотношений и, как следствие, принимаемых судебных актов.