Информация

Способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю

Способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю

  • Василий Гавриленко
  • Ведущий юрист, направление «Налоги и право» Группы компаний SRG
  • специально для ГАРАНТ.РУ

С 1 октября 2019 года вступил в силу закон, который внес ряд важных «цифровых» нововведений в Гражданский кодекс (Федеральный закон от 18 марта 2019 г. № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации»; далее – Закон № 34-ФЗ).

В качестве основных новелл можно выделить:

  • введение нового объекта гражданских прав – цифровых прав;
  • изменение правил о соблюдении формы сделки. Теперь сделка считается соблюденной, если она совершена в том числе с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести содержание сделки на материальном носителе в неизменном виде. При этом требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее свою волю.

Давайте рассмотрим новые правила об электронной форме сделки подробнее.

Формы совершения сделок – «было»

Для начала предлагаю вспомнить основные условия совершения сделок, которые действовали до вступления в силу рассматриваемого Закона № 34-ФЗ. Как установлено ГК РФ, сделки могут совершаться в устной или письменной форме.

Устные сделки совершаются в том случае, когда законом или соглашением сторон не установлена письменная форма (п. 1 ст. 159 ГК РФ). При этом раньше письменная форма имела две разновидности: простая письменная и нотариальная.

СПРАВКА

Цифровые права – обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам.

Осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу (п.

1 ст. 141.1 ГК РФ).

Главным условием соблюдения письменной формы сделки является составление единого документа, который отражает содержание такой сделки. Подписывают его лица, совершающие сделку или должным образом уполномоченные на это (п. 1 ст. 160 ГК РФ).

Кроме того, п. 2 ст. 160 ГК РФ позволял при совершении сделок использовать факсимильное воспроизведение подписи с помощью средств механического или иного копирования, электронно-цифровую подпись либо иной аналог собственноручной подписи.

Данное положение находило дальнейшее раскрытие в п. 2 ст.

434 ГК РФ (в старой редакции), согласно которому договор в письменной форме мог быть заключен путем составления одного документа, подписанного сторонами, а также путем обмена документацией посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору. Электронным документом, передаваемым по каналам связи, признавалась информация, подготовленная, отправленная, полученная или хранимая с помощью электронных, магнитных, оптических либо аналогичных средств, включая обмен информацией в электронной форме и электронную почту.

Таким образом, согласно положениям ГК РФ, действовавшим до вступления в силу рассматриваемых нововведений, сделка в письменной форме могла быть заключена в виде:

  • единого документа, подписанного собственноручно обеими сторонами;
  • единого документа, подписанного с помощью факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического или иного копирования;
  • единого документа, подписанного с помощью электронно-цифровой подписи (простой или усиленной);
  • единого документа, подписанного с помощью иного аналога собственноручной подписи (какого-либо персонального идентификатора, например, адреса электронной почты);
  • обмена документацией посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

Формы совершения сделок – «стало»

Закон № 34-ФЗ устанавливает новый способ заключения письменной сделки – с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки.

Причем допустимо использовать любой вариант, благодаря которому можно установить заключившее сделку лицо – в этом случае требование о наличии подписи считается выполненным (п. 1 ст. 160 ГК РФ в редакции Закона № 34-ФЗ).

Пункт 2 ст. 434 ГК РФ также претерпел изменения. Новая редакция данной нормы устанавливает, что договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа (в том числе электронного), подписанного сторонами, или обмена письмами, телеграммами, электронными документами либо иными данными.

Основное различие рассматриваемых правил о совершении письменной сделки:

  • по старым правилам письменная сделка могла быть совершена либо путем составления единого документа, либо путем обмена документацией (в том числе и в электронной форме);
  • по новым правилам сделка может быть совершена, помимо вышеуказанных способов, еще и с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести ее содержание в неизменном виде, без указания на обязательное составление какого-либо документа.

По моему мнению, это кардинально меняет условия совершения сделки в практической сфере. Согласно пояснительной записке к законопроекту, данные нововведения вводятся для целей облегчения совершения сделок с цифровыми правами.

Выражение лицом своей воли с помощью электронных или иных технических средств (например, при заполнении формы в интернете) приравнивается к простой письменной форме сделки.

По замыслу законодателя, это должно стать основой для заключения так называемых «смарт-контрактов», а также упростить совершение односторонних сделок.

Письменная форма будет считаться соблюденной при выражении воли с помощью технических средств, если:

  1. Согласно условиям принятия волеизъявления достаточно совершения указанных действий (например, из условий вытекает, что нажатия клавиши «ОК» достаточно для полноценного волеизъявления);
  2. Из сложившегося в соответствующей сфере деятельности обычая следует, что таких действий достаточно.

Часть волеизъявлений сегодня совершаются путем отправки сигналов с помощью клавиш на смартфонах или компьютерах. Такие действия являются юридически значимыми сообщениями (ст. 165.1 ГК РФ), причем большинство из их представляют собой еще и односторонние сделки.

Включение уточнений в ст. 160 ГК РФ позволит дать толчок новым способам выражения воли субъектов гражданского права при выдаче доверенностей, выдаче согласия на совершение сделки, отказе от договора и т.п.

«Смарт-контракты«

А теперь рассмотрим нововведения относительно такой разновидности сделки, как «смарт-контракт».

Закон № 34-ФЗ ввел в ст.

309 ГК РФ пункт, согласно которому при наступлении определенных обстоятельств сделка может быть исполнена без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного дополнительного волеизъявления его сторон путем применения информационных технологий, определенных условиями сделки. Тем самым данная норма вводит новый способ обеспечения исполнения обязательств – применение информационных технологий.

Если говорить простым языком, то «смарт-контракт» представляет собой программу для ЭВМ, которая отслеживает и обеспечивает исполнение обязательств. Стороны прописывают в таком «контракте» условия сделки, сроки, ответственность за их невыполнение и подписывают ее цифровыми подписями.

Далее «смарт-контракт» (компьютерная программа):

  • самостоятельно устанавливает, все ли условия исполнены, какие нарушения допущены;
  • принимает соответствующие решения об исполнении и завершении сделки, выдаче денег либо иного имущества, наложении и списании неустоек, блокировке счета и т.д.

По замыслу законодателя, после идентификации пользователей в системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, организующей сеть, а лицо, «покупающее» тот или иной виртуальный объект (цифровое право), получит этот объект автоматически при наступлении указанных в пользовательском соглашении обстоятельств. Тем самым воля, направленная на заключение договора, в такой сделке включает в себя и волю, направленную на исполнение возникшего обязательства.

На мой взгляд, данные нововведения должны повлечь революционные изменения в сфере заключения, исполнения и расторжения сделок, что затронет целый пласт отношений в гражданском правовом поле.

Применение электронных видов сделок, таких как «смарт-контракты», может найти широкое применение в таких сферах, как интернет-продажи, поставка товаров и сырья, перевозки и логистика, страхование, сфера исключительных прав и интеллектуальной собственности и др.

Сфера применения «смарт-контрактов» в настоящее время обширна и фактически не освоена ввиду отсутствия законодательного регулирования таких форм сделок. Но эта ситуация определенно изменится в связи с вступлением в силу Закона № 34-ФЗ.

Юристы ищут цифровую личность // Пока не ясно, как выполнить требования ГК об идентификации в электронных договорах

Способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волюС 1 октября в Гражданском кодексе (ГК) начнет действовать правило, по которому требование о наличии подписи в договоре, заключенном с помощью электронных средств, выполнено, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю (ст. 160 ГК). Но как идентифицировать это лицо и защитить сделку, пока не ясно. Юристы и эксперты обсудили эту проблему в рамках Петербургского юрфорума. Мнение большинства свелось к тому, что в условиях электронного гражданского оборота не нужно стараться обеспечить защиту всех сделок. В первую очередь защита нужна для сфер с высоким риском — например, сделок с недвижимостью.

Читайте также:  Проект на геологическое изучение

Председатель правления Фонда «Сколково» Игорь Дроздов рассказал, что целью поправок было сформулировать, что такое «бесформенная» сделка (та, для которой форма не важна, главное, чтобы было подтверждение волеизъявления). Но этого не получилось. «Как минимум, мы остались там же, где и были», — признавал Игорь Дроздов.

Новая редакция статьи оставила много вопросов. Самый главный из них — как идентифицировать лицо, от которого исходила воля. В ГК этого не сказано.

«Кто будет субъектом сделки, если моя жена купила электронную книгу, оплатив моей картой? Как вариант, надо написать в законе, что субъект — тот, чью карту использовали», — рассуждал Игорь Дроздов.

Есть тренд проводить даже элементарные сделки с идентификацией, отметил глава правления Фонда «Сколково». Но если развивать это направление, то проблемы могут возникнуть, например, в международной онлайн-торговле.

Российским гражданам могут быть недоступны средства идентификации, применяемые в другом государстве. И наоборот: иностранцы могут не получить доступ к нашим сервисам.

Из этого следует вопрос о конкурентоспособности, ведь иностранцам будет проще обратиться к зарубежным сервисам.

https://www.youtube.com/watch?v=V5OyuNf3Jzo\u0026pp=ygV20KHQv9C-0YHQvtCxLCDQv9C-0LfQstC-0LvRj9GO0YnQuNC5INC00L7RgdGC0L7QstC10YDQvdC-INC-0L_RgNC10LTQtdC70LjRgtGMINC70LjRhtC-LCDQstGL0YDQsNC30LjQstGI0LXQtSDQstC-0LvRjg%3D%3D

Формальные строгие требования для сделки должны быть исключением из правил, полагала председатель Суда по интеллектуальным правам Людмила Новоселова. Например, вряд ли стоит продавать недвижимость со смартфона. «А если это каршеринг — да и бог бы с ним», — говорила она. Сделки с недвижимостью в зоне риска, соглашался президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик.

Возможно, процедуре идентификации поможет законопроект Минкомсвязи, который будет внесен в Госдуму на этой неделе. Об этом рассказал Олег Пак, заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций.

Законопроект, во-первых, даст определение идентификации и уточнит процедуру. Во-вторых, поможет создать инфраструктуру для цифрового профиля гражданина — прообраза цифрового паспорта. Наконец, в законе будут установлены операторы идентификации.

Это банки, сотовые операторы, госорганы. Но перечень не будет закрытым, сказал Олег Пак.

О том, что тема идентификации сторон электронного договора очень актуальна, свидетельствуют результаты конкурса LegalTech-стартапов, прошедшего в конце прошлого года на конференции «Сколково».

На нем победила платформа Legium. Это система простой идентификации сторон договора без электронной цифровой подписи (по данным банковского счета) и подтверждения подлинности подписанных документов (см.

здесь).

Электронная форма сделки и цифровые права: что изменится осенью 2019

В рамках реализации Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 2018 года № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» сформирована национальная программа.

  • Она предполагает развитие следующих направлений:
  • «Нормативное регулирование цифровой среды»;
  • «Кадры для цифровой экономики»;
  • «Информационная инфраструктура»;
  • «Информационная безопасность»;
  • «Цифровые технологии»;
  • «Цифровое государственное управление».

И сегодня многие используют сервисы государственных услуг, регистрации бизнеса, осуществления сделок в режиме онлайн. Вместе с тем российский индекс инноваций не находится в первой двадцатке.

Причин такого невысокого достаточно много:

  • развитие новых технологий, например, криптовалют;
  • развитие инфраструктуры;
  • недостаточное использование в секторах экономики работниками.
  • использование Интернета не всеми гражданами страны;
  • недостаточное правовое регулирование;

В этой связи, безусловно, необходимы изменения, в том числе в регулировании цифровых прав и электронных сделок. Это совершенно необходимые меры, которые безусловно позволят расширить использование цифровых технологий.

Цифровые права

В настоящее время отсутствует понятие цифровых прав, с 1 октября 2019 года вводится их регулирование. Цифровыми признаются права, содержание и условия осуществления которых определяются по правилам информационной системы, отвечающей установленным законом признакам.

Цифровые права будут иметь следующие особенности:

  • осуществление, распоряжение, в том числе передача, залог, обременение цифрового права другими способами или ограничение распоряжения цифровым правом возможны только в информационной системе;
  • осуществление, распоряжение цифровыми правами осуществляется без обращения к третьему лицу;
  • по общему правилу обладателем цифрового права считается лицо, которое может им распоряжаться;
  • переход цифрового права по сделке не требует согласия должника.

Создание цифровых прав, сфера их использования и особенности оборота будут определяться федеральными законами, разрабатываемыми с участием Банка России, Минфина, Минэкономразвития и иных ведомств.

Электронная форма сделки

Сегодня достаточно распространены электронные сделки. Это и сделки между контрагентами, расположенными в разных городах, и регистрация прав на недвижимое имущество. Конечно, сегодня появились и мошеннические схемы, например, с регистрацией недвижимости.

https://www.youtube.com/watch?v=V5OyuNf3Jzo\u0026t=182s

С 1 октября 2019 года изменятся правила о письменной форме сделки: к ней приравнено совершение сделки с помощью электронных и иных технических средств. Для совершения сделки в электронной форме необходима возможность воспроизвести ее содержание в неизменном виде на материальном носителе, а также достоверно определить волеизъявляющее лицо.

Целый ряд сделок можно заключать в электронной форме:

  • При заключении розничного договора купли-продажи может быть выдан электронный чек (изменения в ст. 493 ГК РФ);
  • Выставление товаров в сети «Интернет» признается публичной офертой таких товаров, как и когда товары выставляются в месте их продажи (изменения в ст. 494 ГК РФ);
  • В форме электронного документа или путем обмена электронными документами может быть заключен договор номинального счета (изменения в ст. 860.2 ГК РФ);
  • Нормы о договоре страхования дополнены прямым указанием на возможность заключения договора страхования в электронной форме (изменения в ст. 940 ГК РФ).

После идентификации пользователей в информационной системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы. Лицо, приобретающее цифровое право, получит этот объект автоматически при наступлении определенных обстоятельств.

Сделка будет исполнена без дополнительных распоряжений сторон: у продавца будет списано цифровое право, а у покупателя деньги.

Таким образом, воля лица, направленная на заключение договора, включает в себя и волю, направленную на исполнение обязательства.

Законом и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и т.п.), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований.

Требование о наличии подписи считается выполненным, если использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. Напомним о статье 11 Закона об информации, где говорится об обмене электронными сообщениями, каждое из которых подписано электронной подписью или иным аналогом собственноручной подписи отправителя такого сообщения.

Представляется, что в случае с договорами, оформленными на бумаге, одним из способов достоверного определения лица может быть почерковедческая экспертиза.

Для договора об оказании услуг по предоставлению информации введена новая особенность: в нем может быть предусмотрена обязанность одной или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действий, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам.

Электронные сделки есть — регулирования нет

Сегодня многие компании заключают сделки онлайн, например, подписывая договор путем обмена скан-копиями. Но налоговый орган часто такие сделки считает незаключенными, поскольку, например, Концепция выездных налоговых проверок говорит о том, что руководители должны лично встречаться. Но вот на практике сделки уже давно преобразовались.

Информация в электронной форме, подписанная простой электронной подписью или неквалифицированной электронной подписью, признается электронным документом, равнозначным документу на бумажном носителе, подписанному собственноручной подписью, в случаях, установленных федеральными законами, принимаемыми в соответствии с ними нормативными правовыми актами или соглашением между участниками электронного взаимодействия (ст. 6 Федерального закона от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи»).

Таким образом, юридическую силу электронной подписи можно придать путем подписания соглашения о ее использовании.

К примеру, участники электронного взаимодействия могут договориться, что получение электронного сообщения с определенного адреса электронной почты будет равнозначно подписанию документа простой электронной подписью.

Также пользователю может быть предложено зарегистрировать личный кабинет в качестве необходимого условия использования того или иного сервиса.

Судебной практикой подтверждается возможность использования СМС-кода в качестве простой электронной подписи. Также сведения об отправителе могут содержаться в метаданных сообщения.

Но вот самый простой вариант обмена скан-копиями, фотографиями так и не получил закрепления в электронных сделках: то есть электронные сделки оферты и акцепта есть, а с точки зрения законодательства такой договор является незаключенным.

Минусы цифрового пространства

Цифровое пространство и цифровое регулирование имеет «подводные камни». Так, в настоящее время не разработан механизм законодательного регулирования цифрового права.

Кроме того, в настоящее время распространение получила киберпреступность —одна из главных проблем 21 века. Под данным понятием подразумевается совершение преступлений в сфере высоких технологий.

Киберпреступление — это любое незаконное действие в электронной сфере, которое совершено с использованием компьютерных технологий либо против них.

https://www.youtube.com/watch?v=V5OyuNf3Jzo\u0026pp=YAHIAQE%3D

Сегодня фактически никто из пользователей интернета не может быть полностью застрахован от мошенничества в цифровом мире. К сожалению, право в цифровом пространстве еще не до конца развито и не может гарантировать наказание за неправомерные действия в сети Интернет.

Читайте также:  Совместно осуществляемые операции

Поэтому введение понятие цифровых прав и электронных сделок не избавит общество от мошенничества, не защитит авторские права, не избавит от неправомерных сделок, в том числе с недвижимостью.

Также цифровое пространство нельзя полностью регулировать, поскольку оно развивается вне рамок одной страны, а развитие в других странах намного более сформировано, чем в финансовых операциях.

Очевидно, что изменения в электронных сделках и цифровых правах не изменит статистику в использовании интернета в финансовых операциях. Кроме того, понятие «цифровые деньги» не будет закреплено в законодательстве, а также не будет установлено понятие криптовалюты.

Цифровые права в принципе не могут существовать в системе сугубо административного управления экономическими процессами путем насаждения одних только запретов и ограничений. Существует также проблема использования цифрового пространства за рубежом крупными компаниями и средним бизнесом. Малый бизнес фактически не может влиять на цифровое пространство.

В редакции, подготовленной к рассмотрению в первом чтении, законопроект содержал понятие «цифровые деньги», но в последующем оно было изъято.

Под ними признавалась не удостоверяющая право на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных данных (цифровой код или обозначение), созданная в децентрализованной информационной системе и используемая пользователями системы для осуществления платежей.

Закреплялось, что цифровые деньги необязательны к приему при осуществлении всех видов платежей (не являются законным средством платежа), однако в случаях и на условиях, установленных законом, могут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства. Таким образом, фактически не получат развитие расчеты виртуальными деньгами, не появится собственная криптовалюта. Законодательство фактически закрепляет уже установленные цифровые права и электронные сделки.

Безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права приобретут следующую структуру:

  • вещи (включая наличные деньги и документарные ценные бумаги);
  • иное имущество, в том числе имущественные права (включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права).

Изначально в законопроекте была более широкая формулировка.

Договор считался заключенным «в случаях выражения лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств (например, путем передачи сигнала, в том числе при заполнении формы в сети Интернет), если по условиям принятия такого волеизъявления совершения указанных действий достаточно для выражения воли или если из сложившегося в соответствующей сфере деятельности обычая следует, что совершение указанных действий признается соблюдением письменной формы сделки». По сути, стороны могли самостоятельно определять, является ли договор заключенным или нет.

Плюсы цифрового пространства

Цифровые права и электронные сделки должны быть урегулированы прежде всего для защиты самих участников сделок. Очень важно установить оборот таких объектов. В настоящее время развиваются финансовые активы, выпущенные в электронном виде.

Сделки будет проще осуществлять, например, путем подписания на сайте, осуществляя волеизъявление. Для этих целей может быть использована отправка SMS-уведомлений.

Для определения лиц, которые выражают волю, может быть использована единая биометрическая система.

Вместе с тем, например, завещания нельзя будет составлять и согласовывать с помощью электронных или иных технических средств, что позволит обезопасить наследников от передачи недобросовестным лицам имущества.

Одновременно получат распространение смарт-сделки.

Они подразумевают, что при определенных условиях информационная система сама может совершать необходимые действия: простейший пример — автоплатеж, который можно настроить в банке.

https://www.youtube.com/watch?v=uu1H3otIE-8\u0026pp=ygV20KHQv9C-0YHQvtCxLCDQv9C-0LfQstC-0LvRj9GO0YnQuNC5INC00L7RgdGC0L7QstC10YDQvdC-INC-0L_RgNC10LTQtdC70LjRgtGMINC70LjRhtC-LCDQstGL0YDQsNC30LjQstGI0LXQtSDQstC-0LvRjg%3D%3D

Таким образом, цифровые права — это современный синоним свободы предпринимательства, свободы информационного взаимодействия, свободы интернета, свободного перетока капитала, договорной свободы.

Перспективы развития цифровых прав и электронных сделок

Интернет-технологии и интернет-права развиваются семимильными шагами — появляются новые сервисы, возможности заключения договоров онлайн, растет количество онлайн покупок и финансовых услуг. Сегодня в мире 5,11 млрд уникальных мобильных пользователей, что на 2% больше, чем в прошлом году.

Статистика интернета такова:

  • в 2019 году аудитория интернета насчитывает 4,39 млрд человек, что на 366 млн (9%) больше, чем в январе 2018 года;
  • в социальных сетях зарегистрировано 3,48 млрд пользователей. По сравнению с данными на начало прошлого года этот показатель вырос на 288 млн (9%);
  • сегодня 3,26 млрд человек заходят в социальные сети с мобильных устройств. Это на 10% больше, чем в прошлом году, когда с мобильных в соцсетях сидело на 297 млн человек меньше.

В России насчитывается 109,6 млн интернет-пользователей, уровень проникновения — 76%. И сегодня законодательное регулирование просто не успевает за развитием таких технологий.

Поэтому регулирование цифровых прав и электронных сделок является только одной «ласточкой» в регулировании цифрового пространства. Сегодня достаточно много законопроектов, которые призваны развивать цифровое пространство:

  • № 419090-7 «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ» (законопроектом регулируются отношения по привлечению инвестиций коммерческими организациями или индивидуальными предпринимателями с использованием информационных технологий, а также определяются правовые основы деятельности операторов инвестиционных платформ по организации розничного финансирования (краудфандинга);
  • № 419059-7 «О цифровых финансовых активах» (законопроект направлен на регулирование отношений, появляющихся при возникновении, учете и обращении цифровых прав и цифровых финансовых активов).

Появление новых цифровых возможностей существенно упрощает нашу жизнь, но, поскольку эти отношения не урегулированы напрямую российским законодательством, создаются большие риски. И принятие новых норм позволит снизить риски в части обращения цифровых прав, покупки финансовых активов и использования новых средств платежа.

Электронная форма сделки и ее особенности

Сделки юридических лиц между собой и гражданами, согласно п. 1 ст. 161 ГК РФ, должны заключаться в простой письменной форме. На основании п. 1 ст. 160 Гражданского кодекса сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, либо должным образом уполномоченными ими лицами.

Стоит сразу заметить, что закон не вводит понятие «электронная форма сделки», а просто приравнивает ее к письменной форме. Поэтому и расширяется абз. 2 п. 1 ст. 160 ГК РФ, согласно которому письменная форма сделки будет также считаться соблюденной, если выполняются оба условия:

  1. она совершена с помощью электронных либо иных технических средств, позволяющих воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание сделки,
  2. вместо подписи использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю. При этом, законом, иными правовыми актами или соглашением сторон может быть предусмотрен специальный способ достоверного определения лица, выразившего волю.

Нормы статьи 160 ГК РФ находят свое отражение и в п. 2 ст. 434 Гражданского кодекса. В соответствии с ней, договор в письменной форме может быть заключен путем составления одного документа (в том числе электронного), подписанного сторонами, или обмена письмами, телеграммами, электронными документами либо иными данными в соответствии с правилами абз. 2 п. 1 ст. 160 ГК РФ.

Положения, касающиеся возможности сторон договориться о достоверном способе определения лица, выразившего волю, представляются наиболее интересными. Фактически, законодательно закреплено право лиц письменно договориться о том, каким именно образом будет происходить обмен документами между ними и что будет считаться при заключении сделки надлежащей офертой и акцептом.

Например, если между сторонами в письменной форме заключено соглашение о том, что получение письма со сканированным договором, подписанным одной стороной, с конкретного электронного адреса будет считаться офертой, а направление другой стороной с конкретного электронного адреса подписанного скана этого договора будет считаться акцептом оферты, то с точки зрения новой редакции статьи 160 Гражданского кодекса РФ, письменная форма сделки будет соблюдена. Данную схему можно упростить и просто закрепить, что лицом, направившим проект договора или подписанный скан договора с указанного электронного адреса, является надлежащим образом уполномоченный на подписание договора представитель контрагента.

Исходя из законодательного регулирования статьи 160 ГК РФ, по общему правилу все сделки могут быть заключены в электронной форме, если соблюдены условия, перечисленные в данной статье. При этом, Гражданский кодекс также закрепляет несколько отдельных договоров, для которых прямо предусмотрено их заключение в электронной форме, а именно:

  • розничный договор купли-продажи, в подтверждение заключения которого может быть выдан электронный чек (ст. 493 ГК РФ);
  • размещение товаров в сети Интернет (с предоставлением сведений о продаваемых товарах — описаний, каталогов, фотоснимков товаров) признается публичной офертой на приобретение таких товаров, даже если не указана цена (ст. 494 ГК РФ);
  • договор номинального счета может быть заключен в форме электронного документа или путем обмена электронными документами (ст. 860.2 ГК РФ);
  • договор страхования, для которого теперь также предусмотрена возможность его заключения в электронной форме (ст. 940 ГК РФ).

Закрепление именно в этих договорах возможности их заключения в электронной форме, на мой взгляд, связано исключительно с определенной социальной важностью данных договоров (следует отметить, что доля таких договоров довольно велика, и она постоянно растет).

Читайте также:  Работы считаются выполненными

Например, большую часть всех сделок, заключаемых через Интернет, составляют сделки розничной купли-продажи, поэтому прямое указание на возможность покупки товаров через Интернет без дополнительных условий соблюдения формы сделки видится оправданным. Подобное закрепление позволяет и гражданам, заключающим сделки, чувствовать себя более защищенными, и судам, рассматривающим споры, вытекающие из данных сделок, не погружаться в вопрос заключенности сделки, а исследовать вопрос по существу.

Зачастую юридическим лицам удобнее заключать сделки путем обмена сканами.

Данная практика широко распространилась в последние несколько лет, при этом часто после обмена сканами стороны направляют друг другу оригиналы, чтобы у проверяющих органов не возникли вопросы.

Нередко при этом оригиналы по разным причинам так и не доходят до получателя. Что будет, если дело дойдет до суда, а оригиналы стороны так и не представят? В таком случае есть несколько вариантов.

  • Стороны в суде не оспаривают заключение договора, косвенно подтверждают его наличие. При таких обстоятельствах суды признают договоры заключенными и рассмотрят скан-копии договоров в качестве надлежащего доказательства (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 11.06.2019 N Ф03-1794/2019 по делу N А51-9182/2018).

Цифровые права и сделки в электронной форме

18 марта 2019 Президент РФ подписал Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации». Закон опубликован[1] на Официальном интернет-портале правовой информации. Закон вступает в силу с 1 октября 2019 года.

Данным Законом вносится ряд достаточно важных изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации (ГК РФ).

Цифровые права

Во-первых, в ГК РФ включена ст. 1411, посвященная так называемым «цифровым правам». В качестве цифровых прав понимаются «названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам».

Из приведенного выше определения цифровых прав следует, что норма носит декларативный характер. Конкретные виды цифровых прав должны быть установлены отдельным законом. Можно предположить, что впоследствии отдельным законом к цифровым правам будут отнесены токены и криптовалюты.

Обязательным признаком цифровых прав является то, что их осуществление и распоряжение ими возможны только в информационной системе и не требуют обращения к какому-либо третьему лицу.

При этом с учетом формулировки понятия цифровых прав, можно сделать вывод, что под эту формулировку попадают только те объекты, по которым обязано какое-либо лицо.

Следовательно, к цифровым правам могут относиться токены и криптовалюты, выпускаемые конкретными компаниями, но при этом классические криптовалюты (BitCoin и т. п.) к цифровым правам относиться не могут.

В отношении цифровых прав в ГК вводятся два правила:

  1. Обладателем цифрового права признается лицо, которое может распоряжаться этим правом в соответствии с правилами информационной системы, в которой закреплены цифровые права (если иное не предусмотрено законом);
  2. Переход цифровых прав на основании сделки не требует согласия обязанного по таким правам лица.

Цифровые права включены в ст. 128 ГК РФ (посвященную объектам гражданских прав) – они отнесены к имущественным правам.

Кроме того, данным Законом предусмотрено (путем внесения изменений в п. 4 ст. 454 ГК РФ), что к продаже цифровых прав применяются правила о договоре купли-продажи в той части, в которой это не противоречит существу этих прав.

Осуществление сделок в электронной форме

Законом также внесены изменения в ст. 160 ГК РФ (письменная форма сделки), которыми прямо урегулирована возможность совершения сделок в электронной форме. В соответствии с новой редакцией ст.

160 ГК РФ к письменной форме сделки приравнивается сделка, совершенная с помощью электронных или иных технических средств, если с помощью таких средств содержание сделки можно воспроизвести на материальном носителе.

В качестве аналога подписи может быть использован любой способ, позволяющий достоверно определить лицо, выразившее волю на совершение сделки.

Представляется, что в качестве таких способов могут выступать, в частности, любые разновидности электронной подписи, предусмотренные Федеральным законом от 06.04.2011 № 63-ФЗ «Об электронной подписи».

При этом другими законами могут быть предусмотрены специальные требования к аналогу подписи.

Следует отметить, что упоминание электронной подписи исключено из п. 2 ст. 160 ГК РФ, из чего можно сделать вывод, что для использования электронной подписи теперь не требуется, чтобы ее использование для совершения сделок было предусмотрено законом, иным правовым актом или соглашением сторон.

Поиск решений судов общей юрисдикции

  • Дело № 2-125/2020 17 января 2020 года
  • РЕШЕНИЕ
  • Именем Российской Федерации
  • Новодвинский городской суд Архангельской области

в составе председательствующего судьи Поршнева А.Н.,

при секретаре Коноваловой А.М.,

с участием помощника прокурора города Новодвинска Мошниковой З.Н.,

истцов Осоловской Ю.С., Кучиной Е.А., представителя истцов Лаврухина О.Н.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Новодвинске Архангельской области гражданское дело по иску Осоловской Ю.С., Кучиной Е.А., Сепик Е.В. к обществу с ограниченной ответственностью «Шик» о восстановлении на работе с последующим увольнением по сокращению штата, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда,

УСТАНОВИЛ:

Осоловская Ю.С., Кучина Е.А., Сепик Е.В. обратились с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Шик» (ООО «Шик») о восстановлении на работе с последующим увольнением по сокращению штата, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. В обоснование требований указано на то, что Осоловская Ю.С.

работала у ответчика с ДД.ММ.ГГГГ в должности руководителя магазина, Кучина Е.А. с ДД.ММ.ГГГГ в должности продавца-консультанта высшей категории, Сепик Е.В. с ДД.ММ.ГГГГ в должности продавца-консультанта. Осоловская Ю.С.уволенаДД.ММ.ГГГГ, Кучина Е.А., Сепик Е.В. ДД.ММ.ГГГГ по пункту 1 статьи 77 Трудового кодекса Российской Федерации (по соглашению сторон).

С увольнением не согласны по следующим основаниям. ДД.ММ.ГГГГ получили от управляющей ФИО5 соглашения о расторжении трудового договора, за месяц до увольнения. Управляющая заявила им, что лучше подписать соглашения о расторжении сейчас, так как компания хоть какие-то деньги заплатит за работу за ноябрь 2019 года и до 10-ДД.ММ.

ГГГГ и компенсацию за отпуск, а потом денег не будет и им ничего не заплатят. Также она заявила, что если они откажутся, то компания переведет их по приказу работать в г. Архангельск в самые отдаленные магазины, а дорогу оплачивать не будут. Это была ложная информация и моральное давление на коллектив. Заявления о расторжении трудового договора не написаны.

Соглашения подписаны, отправлены в офис Осоловской Ю.С. и Сепик Е.В.; Кучиной Е.А. отправлено только фото подписанного соглашения, оригинал в офис не был отправлен. ДД.ММ.

ГГГГ истцы ездили в юридическую фирму «Вайс и партнеры», где их проконсультировал юрист Владислав о том, что они должны были быть уволены по сокращению штата по пункту 2 статьи 81 ТК РФ, так как по трудовому договору у них прописано место работы в г. Новодвинске, а вакансий предоставить в г.

Новодвинске не могут, в связи с ликвидацией всех магазинов в данной местности, также было грубым нарушением то, что соглашение о расторжении было предоставлено не за 2 месяца до увольнения, а за месяц, соответственно уволить их могли не раньше, чем ДД.ММ.ГГГГ, посоветовал обратиться в трудовую инспекцию. ДД.ММ.

ГГГГ истцы ездили в трудовую инспекцию, где их проконсультировали, что по закону их обязаны уведомить за 2 месяца, предложить имеющиеся вакансии в , а если вакансий нет, то уволить в связи с сокращением штата. ДД.ММ.ГГГГ истцы написали заявление об отзыве соглашения о расторжении договора от ДД.ММ.ГГГГ.

Директор по персоналу ФИО4 заявления приняла на рассмотрение, также она предложила вакансию в г. Архангельске (магазин «Улыбка радуги»), вакансия не устроила, коллектив отказался.Считают, что увольнение произведено незаконно, просят восстановить на работе в прежней должности с последующим увольнением по сокращению штата по пункту 2 статьи 81 ТК РФ, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда по 15000 руб. в пользу каждой.