Информация

Соглашение по обстоятельствам дела

1. Арбитражные суды первой и апелляционной инстанций на всех стадиях арбитражного процесса должны содействовать достижению сторонами соглашения в оценке обстоятельств в целом или в их отдельных частях, проявлять в этих целях необходимую инициативу, использовать свои процессуальные полномочия и авторитет органа судебной власти.

2. Признанные сторонами в результате достигнутого между ними соглашения обстоятельства принимаются арбитражным судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания.

Достигнутое в судебном заседании или вне судебного заседания соглашение сторон по обстоятельствам удостоверяется их заявлениями в письменной форме и заносится в протокол судебного заседания.

3. Признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.

Факт признания сторонами обстоятельств заносится арбитражным судом в протокол судебного заседания и удостоверяется подписями сторон. Признание, изложенное в письменной форме, приобщается к материалам дела.

3.1. Обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований или возражений, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований.

4. Арбитражный суд не принимает признание стороной обстоятельств, если располагает доказательствами, дающими основание полагать, что признание такой стороной указанных обстоятельств совершено в целях сокрытия определенных фактов или под влиянием обмана, насилия, угрозы, заблуждения, на что арбитражным судом указывается в протоколе судебного заседания.

В этом случае данные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях.

5. Обстоятельства, признанные и удостоверенные сторонами в порядке, установленном настоящей статьей, в случае их принятия арбитражным судом не проверяются им в ходе дальнейшего производства по делу.

1. Комментируемая статья служит реализации принципа состязательности в арбитражном судопроизводстве и отражает свободу сторон в признании бесспорности отдельных фактических обстоятельств либо их совокупности.

Она закрепляет обязанность суда первой и апелляционной инстанций оказывать содействие в достижении сторонами соглашения по поводу оценки обстоятельств, необходимого для мирного разрешения конфликта. По существу речь идет о поиске компромисса, примирительной функции арбитражного суда в деятельности по доказыванию.

Целями возложения на суд подобной обязанности является полное или частичное урегулирование конфликта (противоречия) между сторонами относительно фактических обстоятельств дела, а также разграничение между спорными юридически значимыми фактами и бесспорными.

Оказывая помощь сторонам, арбитражный суд должен действовать в соответствии с принципом независимости и подчинения только закону, сохранять беспристрастность в исследовании и оценке фактических обстоятельств дела.

Арбитражный суд может разъяснить сторонам право заключить соглашение о признании фактических обстоятельств дела, порядок и последствия этого процессуального действия.

Принуждение сторон к заключению соглашения о признании факта недопустимо.

Обязанность содействовать сторонам в достижении соглашения об обстоятельствах дела возлагается только на суд первой и апелляционной инстанций в связи с тем, что эти суды осуществляют исследование и оценку доказательств в целях установления фактических обстоятельств дела. Арбитражные суды кассационной и надзорной инстанций в силу представленных им полномочий юридически значимые факты, существенные для разрешения спора, не устанавливают (ст. ст. 286, 304 АПК).

Процессуальный механизм, позволяющий сторонам достигнуть соглашение в оценке фактических обстоятельств, а также реализовать арбитражному суду примирительную функцию, законом четко не определен. Однако анализ арбитражного процессуального закона позволяет найти конкретизацию общих правил, закрепленных в ч. 1 ст. 70 АПК.

Соглашение в оценке фактических обстоятельств дела может быть достигнуто при подготовке дела к судебному разбирательству (ст. 135 АПК), в предварительном судебном заседании (ст. 136 АПК), в ходе основного судебного заседания в форме письменного соглашения или записи в протоколе судебного заседания (ст. ст.

155, 159, 162 АПК).

2. Комментируемая статья предусматривает две формы признания фактов, имеющих значение для дела, а именно: признание фактов путем заключения соглашения об обстоятельствах дела (двустороннее признание) и признание стороной обстоятельств, на которые другая сторона ссылается в обоснование своих требований либо возражений (одностороннее признание).

Соглашение сторон об обстоятельствах дела основано на двустороннем волеизъявлении, которым они признают наличие или отсутствие юридических фактов, имеющих значение для дела. Процессуальное законодательство не указывает ситуации, допускающие заключение соглашения об обстоятельствах дела. Они формируются судебной практикой.

Соглашение об обстоятельствах дела сторонами может быть достигнуто как непосредственно в судебном заседании, так и вне его. Юридическое значение имеет только соглашение, которое доведено до сведения арбитражного суда. Каждая сторона должна в письменной форме информировать суд о достижении соглашения об обстоятельствах дела.

Заявление сторон о достижении соглашения по обстоятельствам дела заносится в протокол судебного заседания. Кроме того, дополнительно стороны могут оформить соглашение в форме самостоятельного документа и представить его арбитражному суду.

Соглашение по этому поводу может быть заключено на любой стадии процесса до удаления арбитражного суда в совещательную комнату для вынесения судебного решения.

Соглашение об обстоятельствах дела следует отличать от мирового соглашения. Мировым соглашением спор разрешается по существу, а соглашением об обстоятельствах дела фиксируется наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для его разрешения, освобождающих стороны от бремени доказывания.

3. Признание факта — подтверждение стороной фактов, обязанность доказывания которых лежит на другой стороне. Признание освобождает последнюю от необходимости дальнейшего доказывания этих фактов.

Доказательственное значение имеет только судебное признание, т.е. признание, сделанное стороной или третьим лицом в судебном заседании либо в письменном заявлении, адресованном суду. Внесудебные признания подлежат доказыванию в обычном порядке.

Сторона может признать все факты, на которые ссылается противоположная сторона (полное признание), либо признать единичные факты (частичное признание). Как правило, сторона признает факт без оговорок и условий (простое признание). В судебной практике не исключаются случаи признания факта с оговоркой, аннулирующей юридическое значение самого признания (квалифицированное признание).

Признание стороной факта необходимо отличать от признания иска ответчиком. Во-первых, признание факта осуществляется истцом, ответчиком, третьими лицами, а признание иска — только ответчиком. Во-вторых, признание факта не определяет объем субъективных материальных прав и обязанностей другой стороны, а устанавливает наличие или отсутствие определенного обстоятельства.

Законодатель устанавливает презумпцию признания обстоятельств, заявленных в обоснование требований или возражений другой стороной, если они не оспариваются и не противоречат представленным другой стороной доказательствам по делу.

4. Комментируемая статья регламентирует порядок принятия судом признания стороны (третьего лица) по поводу достоверности факта.

Признание факта заносится в протокол судебного заседания и подписывается стороной, признавшей факт.

Признание стороной факта, сделанное в письменном заявлении, приобщается к делу, о чем делается отметка в протоколе судебного заседания и удостоверяется подписями сторон.

Суд вправе отказать в принятии признания стороны (третьего лица). Основания для отказа в принятии признания указаны в ч. 4 ст. 70 АПК, а именно, если признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела, под влиянием обмана, насилия, угрозы либо добросовестного заблуждения. Отказ в принятии признания факта фиксируется в протоколе судебного заседания.

В случае отказа арбитражным судом в принятии признанных стороной фактов и обстоятельств, они подлежат доказыванию в общеустановленном порядке.

5. Факты, удостоверенные соглашением сторон или признанные стороной, переходят в категорию бесспорных. При этом следует учитывать, что факты, признанные стороной, и факты умолчания — самостоятельные виды бесспорных фактов.

Признанные обстоятельства являются бесспорными в силу того, что сторона признает факт, который подлежит доказыванию противоположной стороной. Арбитражное процессуальное законодательство не придает молчанию юридического значения.

Однако фактическое молчание истца и ответчика, а также других лиц, участвующих в деле, об обстоятельствах дела придает им свойство бесспорности. Молчание в подобных случаях можно квалифицировать как фактическую презумпцию: молчание — знак согласия.

Для придания факту умолчания статуса бесспорного факта необходимо его признание в качестве такового арбитражным судом. Факт умолчания должен получить соответствующую оценку в судебном решении как не имевший возражений.

Факты, удостоверенные соглашением сторон или признанные стороной, признаются арбитражным судом установленными и не проверяются в дальнейшем арбитражным судом первой либо проверочной судебной инстанции.

Вс подтвердил право фас россии заключать соглашение с правонарушителем по обстоятельствам дела

18 декабря Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-17123 по делу об оспаривании ФАС России и торговой сетью «ДИКСИ ЮГ» решения кассации по делу привлечении последней к ответственности за нарушение антимонопольного законодательства, об апелляционном рассмотрении которого ранее писала «АГ».

Обстоятельства дела

Летом 2013 г. ООО «Фирма “Мортадель”» (Заказчик) и АО «ДИКСИ ЮГ» (Исполнитель) заключили договор об оказании рекламных, маркетинговых, информационных и иных услуг, которому предшествовало подписание ими договора поставки.

Стороны подписали различные приложения к договору об услугах (в том числе № 1 об оказании торговой сетью услуг по сбору и обработке статистических данных о динамике продаж товаров Заказчика, а также № 23 о соблюдении ею стандартов продаж).

Впоследствии «Фирма “Мортадель”» сообщила ФАС России о нарушении ее контрагентом антимонопольного законодательства. Далее компания безуспешно пыталась оспорить приложение № 1 к договору услуг (дело № А41-42493/2017) в судебном порядке. Впоследствии суд урегулировал взаимные иски контрагентов по заключенным между ними договорам (дело № А41-28216/2017).

При рассмотрении материалов дела № 5-9-1/00-18-17 антимонопольный орган выявил, что «Фирма “Мортадель”» не заказывала у «ДИКСИ ЮГ» услугу по соблюдению последним стандартов продаж. Несмотря на то что Заказчик оплатил такие услуги на сумму 35 млн руб.

, их экономическая обоснованность не была подтверждена соответствующим образом. Также ФАС России пришла к выводу, что торговая сеть не доказала экономическую обоснованность стоимости услуг по сбору и обработке статданных о динамике продаж товаров, оказанных на сумму 47 млн руб.

В подготовленном «ДИКСИ ЮГ» отчете отсутствовали единицы измерения данных, что делало его бесполезным для хозяйственной деятельности его контрагента. Помимо спорного характера стоимости оказанных услуг, рассчитанной торговой сетью самостоятельно, данные отчета расходились с объемами реализации продукции заказчика.

Кроме того, документ содержал сведения о реализации продукции фирмы, которая в отчетный период не реализовывалась в торговой сети «ДИКСИ ЮГ».

Антимонопольная служба также выяснила, что в процессе договорных отношений между двумя контрагентами именно «ДИКСИ ЮГ» настаивала на сотрудничестве исключительно на ее условиях и отказывалась учитывать пожелания другой стороны. После обращения фирмы в ФАС России торговая сеть расторгла с ней договор поставки.

В этой связи антимонопольный орган пришел к выводу о том, что торговая сеть обладала существенной рыночной властью над «Мортадель», в отличие от последней.

В процессе реализации договорных отношений между сторонами именно фирма находилась в зависимом положении от торговой сети, которая выступала «сильной» стороной в договорных отношениях и имела возможность диктовать условия сотрудничества.

Читайте также:  Переход в общественное достояние

В 2018 г. антимонопольный орган вынес решение, которым прекратил дело в отношении «ДИКСИ ЮГ» по признакам нарушения подп. «е» п. 4 ч. 1 ст. 13 Закона об основах госрегулирования торговой деятельности в РФ, выразившемся в навязывании контрагенту условий, не относящихся к предмету договора.

В то же время ФАС России выявила нарушение торговой сетью п. 2 ч. 1 ст.

13 указанного Закона в связи с односторонним определением ею условий реализации договора оказания услуг, которые были невыгодны ее контрагенту в силу воспрепятствования в его доступе к соответствующим товарным рынкам по определенным видам продовольствия.

Кассация не согласилась с изменением апелляцией мотивировки решения первой инстанции в связи с соглашением ФАС и нарушителя

Далее «Фирма “Мортадель”» и «ДИКСИ ЮГ» обратились в суд с заявлениями об оспаривании решения ФАС России. Так, торговая сеть ссылалась на необоснованность ее привлечения к ответственности за нарушение п. 2 ч. 1 ст.

13 Закона об основах госрегулирования торговой деятельности в РФ. Ее бывший партнер, наоборот, оспаривал непривлечение «ДИКСИ ЮГ» к ответственности за нарушения подп. «е» п. 4 ч. 1 ст. 13 вышеуказанного закона в редакции от 3 июля 2016 г.; подп. «г», «з», «к» п. 2 ч.

1 этой же статьи в редакции от 31 декабря 2014 г.

При рассмотрении заявлений, поданных двумя компаниями, суд первой инстанции объединил их в одно дело № А40-121722/2018 и полностью отказался удовлетворять требования заявителей.

Апелляция изменила мотивировку решения суда в связи с соглашением между ФАС и правонарушителемАпелляционный суд принял в качестве факта, не подлежащего доказыванию, обстоятельства, которые не признала одна из сторон по делу

В апелляционной инстанции ФАС России и АО «ДИКСИ ЮГ» подали заявление о признании сторонами обстоятельств в результате достигнутого между ними соглашения по делу.

Согласно ему антимонопольная служба отказалась признавать факт причинения торговой сетью убытков фирме, однако признала, что действия «ДИКСИ ЮГ» по одностороннему определению условий договора оказания услуг (касающихся приложений № 1 и 23) являются нарушением п. 2 ч. 1 ст. 13 Закона об основах госрегулирования торговой деятельности в РФ.

За данное нарушение торговая сеть была оштрафована на 2 млн руб. В этой связи АО «ДИКСИ ЮГ» просило суд исключить из мотивировочной части решения антимонопольного органа отдельные формулировки, противоречащие указанному соглашению.

Вторая инстанция отметила, что по правилам ч. 2 ст. 70 АПК РФ признанные сторонами в результате достигнутого между ними соглашения обстоятельства принимаются арбитражным судом в качестве фактов, не требующих дальнейшего доказывания.

Как пояснила апелляция, взаимосвязь между расторжением договора и указанными событиями антимонопольным органом не проверялась, но была ошибочно констатирована, равно как антимонопольным органом не проверялась достоверность отдельных величин, на которые ссылалась «Фирма “Мортадель”» (изменения выручки от продаж, численности поголовья скота, численности работников), каждая из которых подтверждалась лишь ее односторонними документами.

Если ряд обстоятельств, поименованных в решении государственного органа, является недоказанным, с чем последний не спорит, подписывая соответствующее соглашение об обстоятельствах, такие факторы не могут быть указаны в мотивировочной части судебного акта. В этой связи апелляция изменила решение суда, исключив спорные формулировки из его мотивировочной части. При этом само судебное решение было оставлено в силе, поскольку ошибочные выводы первой инстанции не привели к принятию неправильного решения.

Впоследствии кассация отметила постановление апелляции в части изменения мотивировочной части решения суда первой инстанции, при этом оставив его остальную часть без изменений.

Суд округа указал, что заключенное между антимонопольным органом и обществом «ДИКСИ ЮГ» соглашение по обстоятельствам не является результатом примирения сторон, поскольку «Фирма “Мортадель”» не является созаявителем в данном соглашении и имеет возражения относительно него.

Окружной суд добавил, что соглашение фактически направлено на изменение оспариваемого ненормативного акта антимонопольного органа, в связи с чем оно не должно было приниматься во внимание судом апелляционной инстанции.

Верховный Суд не согласился с выводами нижестоящих судов

В своих кассационных жалобах в Верховный Суд антимонопольный орган и «ДИКСИ ЮГ» просили отменить постановление окружного суда в связи с существенным нарушением им норм процессуального права и оставить в силе судебный акт апелляции.

После изучения материалов дела высшая судебная инстанция напомнила, что при рассмотрении спора о законности ненормативного правового акта, принятого антимонопольным органом, последний не лишен возможности примирения с лицом, оспаривающим этот акт в суде, в том числе путем заключения соглашения по обстоятельствам дела.

Юридическим последствием заключения такого соглашения является освобождение участников соглашения от обязанности доказывать обстоятельства, влияющие на оценку законности оспариваемого решения антимонопольного органа согласно ч. 2 и 5 ст. 70 АПК РФ.

Таким образом, ВС признал ошибочным вывод суда округа о недопустимости заключения соглашения по обстоятельствам дела с антимонопольным органом как фактически изменяющего оспариваемое решение ФАС России.

Верховный Суд также не согласился с выводом кассации о недопустимости заключения соглашения по обстоятельствам между обществом «ДИКСИ ЮГ» и антимонопольным органом без участия в этом соглашении общества «Мортадель». Ведь по смыслу разъяснений Постановления Пленума ВАС РФ о примирении сторон в арбитражном процессе от 18 июля 2014 г.

№ 50, если в деле участвуют несколько заявителей, оспаривающих ненормативный правовой акт антимонопольного органа, то соглашение по обстоятельствам дела может быть заключено как между всеми заявителями и антимонопольным органом, так и между некоторыми из них, если это не препятствует рассмотрению судом требований другого заявителя.

Кроме того, Суд указал и на ошибки апелляционной инстанции, которая, исключив из мотивировочной части решения суда первой инстанции выводы о неблагоприятных последствиях, наступивших для общества «Мортадель» в результате действий «ДИКСИ ЮГ», не учла некоторые обстоятельства.

В частности, соглашение об обстоятельствах подлежит рассмотрению и оценке судом на предмет наличия препятствий для его принятия, с учетом того, что оно не должно противоречить закону, нарушать права других лиц.

Такое соглашение также не должно заключаться в целях недобросовестного сокрытия определенных фактов или под неправомерным воздействием, искажающим волеизъявление признающего лица.

«С учетом характера рассматриваемого спора, субъектного состава участников дела о нарушении антимонопольного законодательства суду апелляционной инстанции надлежало установить все обстоятельства, связанные с производством по антимонопольному делу, оценить выводы, ставшие впоследствии предметом соглашения, основания их включения ФАС России в мотивировочную часть ненормативного правового акта, а также последствия такого исключения из оспариваемого решения для общества “Фирма “Мортадель” как лица, инициировавшего рассмотрение дела о нарушении обществом “ДИКСИ ЮГ” антимонопольного законодательства», – отметил ВС.

Он добавил, что «Мортадель», не будучи участником соглашения по обстоятельствам дела, имело право заявлять доводы о нарушении своих прав и законных интересов этим соглашением, представлять доказательства, опровергающие обстоятельства, указанные в нем.

Это, в свою очередь, должно было учитываться судом при оценке возможности освобождения общества «ДИКСИ ЮГ» и ФАС России от доказывания соответствующих фактов. Хотя такого рода доводы приводились обществом «Фирма “Мортадель”» при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции, последняя не проверила их по существу.

В этой связи ВС РФ отменил судебные акты апелляции и кассации и направил дело на новое рассмотрение во вторую судебную инстанцию.

Эксперты «АГ» прокомментировали выводы ВС РФ

Адвокат АП Самарской области Александр Тамодлин отметил, что на каждом этапе рассматриваемого спора нижестоящие суды допустили различные по своему характеру последствий нарушения. «Антимонопольный орган отразил в своем решении обстоятельства, которые не исследовал.

Суд первой инстанции без проверки перенес их в судебный акт.

Апелляционный суд принял заявленное двумя участниками спора соглашение об обстоятельствах, отчасти затрагивающее интересы возражающего третьего, а окружной суд на этом основании посчитал, что подобное соглашение в целом не могло быть признано», – пояснил он.

По словам эксперта, не удивительно, что чехарда в судебных актах привлекла внимание Верховного Суда, который обоснованно отправил дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В то же время адвокат выразил сожаление ввиду отсутствия выраженной позиции высшего судебного органа относительно способа разрешения рассматриваемого спора.

По его мнению, ВС РФ, отметив ошибки нижестоящих судов, не указал, каким образом они должны быть устранены.

«При новом рассмотрении апелляция должна будет дать ответы на несколько противоречивых вопросов: принимать ли соглашение между ПАО “Дикси” и ФАС в части, не затрагивающей интересы ООО “Фирма “Мортадель”, и какое значение будет иметь заявленное ранее соглашение, если стороны на этапе пересмотра откажутся его поддержать в усеченном виде; возможно ли “подкорректировать” судебным актом огрехи контролирующего органа, признав незаконным его решение лишь в части обстоятельств, которые не были исследованы или же необоснованность такого решения в части порождает его общее правоприменительное бессилие», – полагает Александр Тамодлин. Он также предположил, что рассматриваемый спор представляет собой важный правовой вопрос, поэтому, возможно, он вновь станет предметом рассмотрения высшей инстанции.

Старший консультант юридической компании «Каменская & партнеры» Илья Тюленев отметил, что Верховный Суд справедливо подтвердил право заключения соглашений между сторонами в рамках судебного дела, в том числе с учетом нескольких заявителей (истцов) с самостоятельными требованиями. «Такое решение должно положительно отразиться на распространении практики примирения с антимонопольным органом», – отметил он.

Эксперт добавил, что решение Верховного Суда отправить дело на новое рассмотрение можно воспринимать как предостережение от злоупотребления институтом примирения (признания).

«Следует согласиться, что судам необходимо контролировать содержание соглашений, не допуская нарушения ими прав и законных интересов других лиц. К примеру, стороны могли бы прийти к соглашению об отсутствии убытков у потерпевшего.

При указании такого обстоятельства во вступившем в законную силу судебном акте оно бы имело преюдициальное значение для иных споров, ввиду чего ВС РФ указал на необходимость выяснения мнения других лиц, чьи права и законные интересы может затронуть соглашение. Стоит отметить, что в силу ч. 5 ст.

49 АПК РФ учитывать права и законные интересы других лиц при оценке соглашений необходимо вне зависимости от того, являются они непосредственно лицами, участвующими в деле, или нет», – заключил Илья Тюленев.

Читайте также:  Процессуальные вопросы вс 2019

В свою очередь юрист юридической фирмы Eterna Law Сергей Степанов отметил, что в рассматриваемом деле Верховный Суд обозначил важные для правоприменительной практики рамки.

«Однако ситуация, при которой заключение соглашения об обстоятельствах между антимонопольным органом и одним из заявителей, между которыми имеется спор, не затронет интересы другого заявителя, видится маловероятной», – полагает эксперт.

По его мнению, принимая процессуальное решение о направлении дела на новое рассмотрение, Верховный Суд фактически предрешил его исход, поскольку нарушение законных интересов общества «Мортадель» в данных обстоятельствах представляется очевидным.

Требования к мировому соглашению и процессуальный порядок примирения сторон в арбитражном процессе: разъяснения ВАС РФ

Юридическая компания «Пепеляев Групп» обращает внимание на Постановление Пленума ВАС РФ, регламентирующее виды соглашений, заключаемых по итогам примирительных процедур, требования к их содержанию и особенности применения примирительных процедур в различных категориях споров.

История вопроса

Вступление в силу Федерального закона от 27.07.2010 № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» и внесение изменений в АПК РФ, касающихся применения примирительных процедур, не привело к существенному увеличению количества споров, урегулированных с помощью данных процедур.

К числу причин, препятствовавших широкому внедрению примирительных процедур, относились, в том числе, неоднозначность их применения в административных, налоговых и иных спорах, вытекающих из публично-правовых отношений, отсутствие четких требований к мировому соглашению, ограничительный подход судов к предмету такого соглашения.

Изменения  в практике

31 июля 2014 г. опубликовано Постановление Пленума ВАС РФ от 18.07.2014  № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе».

Названным Постановлением разъяснены спорные вопросы, возникшие в судебной практике, связанные с применением примирительных процедур, заключением мировых соглашений, последствиями злоупотребления сторонами правами, связанными с использованием примирительных процедур. Ниже приведены основные положения Постановления.

Понятие мирового соглашения

Мировое соглашение – это соглашение на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок. Соглашение заключается как между всеми истцами и ответчиками, так и между некоторыми из них, если это не препятствует рассмотрению судом требований, производство по которым не прекращается вследствие утверждения мирового соглашения.

Требования к содержанию мирового соглашения

Постановлением закреплена возможность заключения мирового соглашения в отношении части заявленных требований, а также включения в него условия не только о частичном, но и полном отказе от иска.

Предметом мирового соглашения может являться частичное или полное признание иска, обстоятельств, на которых другая сторона обосновывает свои требования или возражения.

  • ВАС РФ подтвердил свободу сторон в согласовании в мировом соглашении любых условий, не противоречащих федеральному закону и не нарушающих права и законные интересы других лиц.
  • Неравноценность взаимных уступок сторон мирового соглашения не является основанием для отказа в его утверждении.
  • Если стороны прямо не оговорили в мировом соглашении иные правовые последствия, последующее выдвижение в суде новых требований из того же правоотношения не допускается.
  • Комментарий «Пепеляев Групп»: На стадии согласования мирового соглашения необходимо оценить возможность последующего предъявления новых  требований из того же правоотношения и, исходя из этого, определить целесообразность включения в соглашение оговорки относительно того, что утверждение мирового соглашения не прекращает не урегулированные им иные обязательства из тех же правоотношений и не препятствует обращению заинтересованной стороны с соответствующими требованиями в суд (арбитражный суд).

Субъектный состав сторон мирового соглашения

Мировое соглашение может быть заключено как между всеми истцами и ответчиками, так и между некоторыми из них, если это не препятствует рассмотрению требований, производство по которым не прекращается вследствие утверждения такого соглашения.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, вправе выступать участниками мирового соглашения, например в случаях, если на них возлагается исполнение обязательства либо они являются лицами, управомоченными принять исполнение, а также соглашения по обстоятельствам дела, заключаемого в соответствии со ст. 70 АПК РФ.

Особенности утверждения мирового соглашения судом и обжалования отказа в его утверждении

В случае обращения сторон с заявлением об утверждении мирового соглашения арбитражный суд исследует фактические обстоятельства спора, доводы и доказательства, дает им оценку лишь пределах, необходимых для установления соответствия мирового соглашения установленным требованиям.

Определение об отказе в утверждении мирового соглашения, вынесенное судьей апелляционной инстанции, может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в предусмотренный законом срок. Определение об отказе, вынесенное судом кассационной инстанции, обжалуется в тот же суд.

Определение об отказе в утверждении мирового соглашения, вынесенное Судом по интеллектуальным правам в качестве суда первой инстанции, может быть обжаловано сторонами в Суд по интеллектуальным правам.

При этом жалоба рассматривается Президиумом Суда по интеллектуальным правам и далее обжалование определения возможно только в порядке надзора.

Стороны вправе заключить новое мировое соглашение, изменяющее условия первоначального мирового соглашения. В определении об утверждении нового мирового соглашения должно быть указано, что судебный акт, которым утверждено первоначальное мировое соглашение, не подлежит исполнению.

Особенности примирения по отдельным категориям дел

Экономические споры, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, могут быть урегулированы сторонами путем заключения соглашения или с использованием других примирительных процедур, если иное не установлено федеральным законом. По данным спорам результатами примирения сторон являются:

  • признание обстоятельств дела, соглашение сторон по обстоятельствам дела;
  • соглашение сторон, содержащее квалификацию сделки, совершенной лицом, участвующим в деле, или статуса и характера деятельности этого лица;
  • частичный или полный отказ от требований, частичное или полное признание требований вследствие достижения сторонами соглашения в оценке обстоятельств в целом или в их отдельных частях.

В налоговых спорах предметом мирового соглашения не может являться изменение налоговых последствий спорных действий и операций в сравнении с тем, как такие последствия определены законом (например, вопросы о снижении применимой налоговой ставки, изменение правил исчисления пеней, освобождение налогоплательщика от уплаты налогов за определенные налоговые периоды или по определенным операциям). Вместе с тем, допустимо заключение соглашений, в которых сторонами признаны обстоятельства, от которых зависит возникновение соответствующих налоговых последствий; которые содержат правовую квалификацию деятельности лица, участвующего в деле, влекущую изменение размера его налоговой обязанности. В таком случае в соглашении об урегулировании спора могут содержаться условия о скорректированном размере налоговой обязанности.

  1. Соглашение об урегулировании налогового спора может охватывать вопросы, не относящиеся напрямую к предмету судебного разбирательства, например, имеющие отношение к предыдущим налоговым периодам, не охваченным оспариваемым в суде решением налогового органа.
  2. Вопрос об отсрочке или рассрочке уплаты соответствующих сумм налогов, пеней и штрафов также может быть решен при утверждении судом мирового соглашения исходя из условий о порядке уплаты соответствующих сумм, указанных в данном соглашении.
  3. По делам о банкротстве в случае неисполнения должником мирового соглашения, кредиторы вправе без расторжения мирового соглашения предъявить к исполнению исполнительный лист, выдаваемый рассматривавшим дело о банкротстве арбитражным судом по ходатайству лица, на которое распространяется действие мирового соглашения.
  4. Постановлением также предусмотрены особенности содержания мирового соглашения по делам об оспаривании решений федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности об удовлетворении возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку на том основании, что правовая охрана товарному знаку предоставлена с нарушением требований гражданского законодательства в связи с отсутствием согласия органа либо лица.

Заключение мирового соглашения по спорам, рассмотренным третейскими судами

В случае неисполнения мирового соглашения, утвержденного третейским судом, сторона спора вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа. Мировое соглашение может быть утверждено арбитражным судом при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Последствия отказа или уклонения сторон от проведения примирительных процедур

Постановлением разъяснено, что в случае отложения рассмотрения дела в связи с ходатайством об обращении за содействием к суду или посреднику, в том числе медиатору, если стороны не достигли примирения или отказались от проведения примирительных процедур, арбитражный суд вправе по собственной инициативе или по заявлению сторон  определить более раннюю дату судебного заседания.

На сторону, которая отказывается или уклоняется от участия в примирительной процедуре, арбитражный суд вправе отнести все судебные расходы по делу.

Выводы и рекомендации

Практика участия юристов и медиаторов компании «Пепеляев Групп» в урегулировании споров с применением примирительных процедур свидетельствует о целесообразности более широкого использования данных процедур в рамках как судебного, так и внесудебного урегулирования конфликтных ситуаций. Использование процессуальных возможностей, разъясненных в постановлении, позволит достигнуть значительной процессуальной и финансовой экономии при одновременном сохранении партнерских отношений с вовлеченными в спор сторонами.

Помощь консультанта

Юристы и медиаторы компании «Пепеляев Групп» имеют значительный опыт урегулирования споров с применением примирительных процедур. Учитывая необходимость применения специальных методик примирения сторон, рекомендуется профессиональная поддержка специалистов.

Для получения дополнительной информации обращайтесь, пожалуйста:

  • В Москве: Юрий Воробьев Руководитель практики разрешения споров и медиации «Пепеляев Групп» по тел.: (495) 967-00-07 или по e-mail
  • Юлия Литовцева Руководитель группы практики разрешения споров и медиации «Пепеляев Групп» по тел.: (495) 967-00-07 или по e-mail
  • В Санкт-Петербурге: Сергей Спасеннов Партнер, Руководитель Санкт-Петербургской практики «Пепеляев Групп» по тел.: +7 (812) 640-60-10 или по e-mail

В Красноярске: Егор Лысенко Руководитель сибирского отделения «Пепеляев Групп» в г.

Красноярске по тел.: +7 (391) 277-73-00 или по e-mail

Соглашение по фактическим обстоятельствам как инструмент доказывания в арбитражном процессе

Институт доказывания является одним из самых актуальных в юридической науке, в связи с чем значительное количество научных исследований посвящено изучению различных составляющих данного института.

  Как указывается в комментарии к статье 64 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации под редакцией доктора юридических наук профессора В.В.

Яркова, доказывание — это неотъемлемая часть арбитражного процесса, без него невозможно разрешить дело, восстановить нарушенные права и интересы, осуществить правосудие. В итоге от того, насколько правильно установлены обстоятельства дела, зависит эффективность правосудия.

В общем, под доказыванием принято понимать процедуру сбора, проверки и оценки доказательств.

Как верно отмечает М.А. Фокина, под целью доказывания следует понимать закрепленный в нормах гражданского процессуального права общественно необходимый результат процессуальной деятельности суда и других субъектов доказывания, обеспечивающий правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела.

Читайте также:  Сага о сроках

Установление судом фактических обстоятельств означает установление истины в спорных правоотношениях. Под истиной в правосудии и в теории доказательств понимается соответствие (адекватность) знания судей фактам реальной действительности и правоотношениям, т.е. верное знание о фрагментах действительности, имеющих правовое значение.

В зависимости от понимания истины в судопроизводстве различными учеными выделяются и различные направления понимания цели доказывания.

Анализируя научные работы, М.Фокина выделяет три основных направления в понимании цели доказывания. 

  • 1. Цель доказывания — установление объективной истины по делу
  • 2. Цель доказывания — установление формальной истины по делу
  • 3. Цель доказывания — правильное и своевременное установление фактических обстоятельств дела

В отношении последнего направления М.Фокина делает вывод о его правильности как соответствующему современной модели гражданского и арбитражного процессов. По мнению данного автора, понимание цели доказывания как правильного и своевременного установления фактических обстоятельств дела позволяет устранить расхождения между сторонниками объективной истины и истины формальной.

В то же время, подобный подход представляется неверным. В данной ситуации имеет место смешение понятий. В действительности, установление фактических обстоятельств по делу и есть установление истинного знания о фрагментах действительности.

Не соглашаясь с последним пониманием цели доказывания, выделенным М.Фокиной, автор данной статьи причисляет себя к сторонникам подхода к пониманию цели доказывания как установление формальной истины по делу.

Процесс доказывания значительно формализован процессуальными правилами и принципами.

Например, принцип допустимости доказательств устанавливает преимущество допустимых доказательств перед недопустимыми вне зависимости от истинности последних и ложности первых.

Кроме того, в своих выводах суд ограничен представленными в дело доказательствами и при отсутствии таковых делает умозрительный вывод по фактическим обстоятельствам не подтвержденный истинным знанием.

Другим обоснованием избранного автором подхода к пониманию цели доказывания как формальной истины является соглашение о фактических обстоятельствах дела (ст. 70 АПК РФ).

Из части 1 статьи 71 АПК РФ следует, что установление истины по делу осуществляется судом на основании всестороннего, полного, объективного и непосредственного исследования имеющихся в деле доказательств.

Возможность заключения соглашения по фактическим обстоятельствам влечет возможность установление «истины» при отсутствии первичных доказательств подтверждающих фактические обстоятельства.  Объективность и достоверность такой «истины» зависит лишь от интересов сторон заключивших такую процессуальную сделку.

Именно об этом инструменте доказывания и пойдет речь в данной статье. 

Правила судопроизводства проявляются уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству и закреплены в части 3 статьи 133 АПК РФ.

Согласно указанной норме, задачами подготовки дела к судебному разбирательству являются определение характера спорного правоотношения и подлежащего применению законодательства, обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела; разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников арбитражного процесса; оказание содействия лицам, участвующим в деле, в представлении необходимых доказательств; примирение сторон.

Данная норма подтверждает активную роль суда в процессе доказывания. В современном арбитражном процессе суд выступает в качестве субъекта познания, который делает вывод о необходимости защиты нарушенного права или в отсутствии таковой.

Как отмечает Треушников М.К., цель судебного доказывания состоит не в механическом наполнении дела доказательственным материалом, их собирании и представлении, а в извлечении из доказательств судом (т.е. субъектом познания и представителем судебной власти) точных выводов  для обоснования решения, защиты права. (стр. 39)

  1. Приведенное правило позволяет зафиксировать модель процедуры установления формальной истины в арбитражном процессе:
  2. 1. Установление характера спорного правоотношения
  3. 2. Определение подлежащего применению законодательства
  4. 3. Определение фактических обстоятельств подлежащих установлению для правильно рассмотрения дела

В первую очередь, принимая к производству дело, суд определяет характер спорного правоотношения. Определение характера спорного правоотношения влечет необходимость решить, что это за спор, какие правоотношения являются спорными, начиная с их отраслевой (гражданско-правовые, административно-правовые и пр.) и до институциональной принадлежности. 

Определение характера спорного правоотношения влечет определение подлежащего применению законодательства.

В свою очередь, любой правовой институт, регулирующий определенную группу правоотношений, имеет свои ключевые фактические обстоятельства позволяющие суду применить соответствующий правовой институт и сделать правовой вывод по делу.  

Следует обратить внимание на постоянно используемый исследователями термин «фактические обстоятельства». Определение данного термина не приводится в АПК, однако его понимание необходимо для правильного раскрытия правовой природы соглашения по фактическим обстоятельствам.  

Согласно пункту 1 статьи 64 АПК РФ, доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном настоящим Кодексом и другими федеральными законами порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

Данная норма разделяет понятие фактов и обстоятельств.

Отличие фактов от обстоятельств является прерогативой скорей философской науки, чем юридической. Обычно факт — это событие, которое уже произошло, или выражение, которое обычно считается истинным независимо от того согласны ли все с его истинностью или нет. Например, фактом является подписание сделки.

В Словаре Даля под обстоятельством понимается побочный случай, происшествие и отношенья, совместные с каким-либо делом, связь или сцепленье постороннего дела с тем, о коем идет речь (Словарь Даля).

В этой связи обстоятельством является сведение о какой-либо части объективной действительности.

Например, сведение о наличии либо отсутствии одобрения сделки с заинтересованностью со стороны уполномоченных органов будет являться обстоятельством, которое необходимо установить суду в деле о признании недействительной сделки с заинтересованностью.

Обстоятельство устанавливается на основании фактов, в связи с этим, обстоятельство является явлением производным от факта.

Исходя из содержания нормы, под фактическими обстоятельствами следует понимать обстоятельства, устанавливаемые судом на основании сведений о фактах, содержащихся в доказательствах.

Например, наличие одобрения сделки со стороны уполномоченных лиц, установленное судом на основании протокола собрания уполномоченного на такое одобрение органа управления, является уже фактическим обстоятельством.

Фактические обстоятельства являются составными элементами спорных правоотношений. Определенный набор фактических обстоятельств позволяет суду сделать правовые выводы и вынести необходимое решение по заявленным требованиям.

В этой связи следует выделить ключевые и второстепенные фактические обстоятельства. 

Например, в споре об оспаривании сделки с заинтересованностью ключевым фактическим обстоятельством является фактическое обстоятельство отсутствия одобрения сделки уполномоченным на это органом. Второстепенным фактическим обстоятельством может, например, являться фактическое обстоятельство неуведомления членов совета директоров о дате собрания.

Как уже говорилось, фактические обстоятельства устанавливаются судом на основе доказательств.  Возможность заключения соглашения по фактическим обстоятельствам позволяет изменить порядок доказывания фактических обстоятельств.

В данной ситуации надлежащие доказательства позволяющие установить фактические обстоятельства дела подменяются процессуальной сделкой отражающей определенную волю сторон ее заключивших.

Непринятие подобного соглашения судом возможно только в случае наличия прямых доказательств подтверждающих ущербность такого соглашения, что в практике случается достаточно редко.

Вероятно, данный механизм создавался законодателем с расчетом на соблюдение сторонами добропорядочности и принципов юридической этики в судебных конфликтах.

Действительно, заключение подобной сделки между сторонами в ходе судебного процесса позволяет значительно упростить процедуру доказывания, установить истину по делу и вынести справедливое и правосудное решение. В то же время зачастую судебный конфликт является следствием межличностного конфликта, в связи с чем какие-либо уступки друг другу в процессе бывают просто исключены.

Наиболее интересным данное соглашение представляется в случае наличия процессуального сговора между сторонами-оппонентами в процессе.

В высшей своей форме процессуальный сговор проявляется, когда судебный процесс инициируется лишь с целью признания исковых требований.

В то же время признание либо отказ от иска могут не приниматься судом, так как это влечет нарушение прав других лиц. Соглашение по фактическим обстоятельствам позволяет преодолеть подобное противодействие со стороны суда.

Так, например, если суд не желает принимать отказ от исковых требований, либо признание иска, стороны могут заключить соглашение по ключевым фактическим обстоятельствам, наличие которого сделает невозможным вынесение судом решение иного, чем хотят стороны. В связи с тем, что наличие доказательств в деле зависит исключительно от желания сторон, данная сделка, при наличии сговора, позволяет сделать фикцией процедуру доказывания и сам судебный процесс. 

Используя этот механизм, следует не забывать о скрытой опасности, которая таится в особенностях данного соглашения. Как следует из самого названия соглашение, его заключение возможно только в отношении фактических обстоятельствах, определение данного термина было приведено выше. В этой связи следует различать понятия «фактические обстоятельства» и «правовые выводы».

Различие приведенных понятий можно увидеть в судебных актах ВАС РФ.

В частности в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 3 апреля 2007 г.

N 13988/06, суд подтвердил верность выводов суда кассационной инстанции о том, что вывод Минераловодского городского суда Ставропольского края об отсутствии признаков состава административного правонарушения является правовой оценкой суда, не относящейся к обстоятельствам, имеющим преюдициальное значение для настоящего дела.

Таким образом, правовой вывод не идентичен фактическому обстоятельству и это необходимо учитывать при заключении соглашения по фактическим обстоятельствам.

Например, заключение соглашения о признании недействительности сделки будет уже противоречить сущности соглашения по фактическим обстоятельствам.

В практической деятельности автора данной статьи нередко случались ситуации, когда оппоненты пытались в ходе процесса заключить подобное соглашение, которое  справедливо не принималось судом как нарушающее нормы АПК РФ, регулирующие рассматриваемый инструмент доказывания. Подобное фиктивное соглашение по своей сути и является признанием либо отказом от иска.

Подытожив сказанное, следует отметить, что заключение соглашения по фактическим обстоятельствам является уникальным инструментом доказывания, грамотное применение которого в соответствующих обстоятельствах позволит обеспечить достижение цели сторон — участников этого соглашения.

Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (Постатейный) 2-е издание, исправленное и дополненное. Под редакцией доктора юридических наук, профессора В.В. Яркова. Система целей доказывания в гражданском и арбитражном процессе. Общие положения. М.Фокина. Арбитражный и гражданский процесс, 2006, №4.   Треушников М.К. Судебные доказательства. 4-е изд., перераб. и доп. – М.: ОАО «Издательский дом «Городец», 2005, с. 10.     «КОММЕНТАРИЙ К АРБИТРАЖНОМУ ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» (постатейный) (под ред. П.В. Крашенинникова) (Статут, 2007). http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%BA%D1%82