Информация

Снижение размера компенсации

Снижение размера компенсации
Rangizzz / Depositphotos.com

Правообладатель, чье исключительное право было нарушено, наряду с другими способами защиты (признание права, прекращение незаконных действий и др.), может требовать с нарушителя либо возмещения убытков, либо выплаты компенсации (п. 3 ст. 1252 Гражданского кодекса). При этом такая компенсация, по общему правилу, может быть исчислена одним из следующих способов:

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • в двукратном размере стоимости контрафактных товаров;
  • в двукратном размере стоимости права использования, исходя из цены, взимаемой в сравнимых обстоятельствах за правомерное использование (ст. 1301, ст. 1311, п. 4 ст. 1515 ГК РФ).

Тем самым суд наделен правом определять итоговую сумму положенной правообладателю компенсации, если тот выберет первый из указанных выше способов ее определения. Сумму компенсации в данном случае суд определяет, ориентируясь на характер нарушения и иные обстоятельства дела с учетом требований разумности и справедливости (абз. 2 п. 3 ст. 1252 ГК РФ).

И нередко заявленная истцом сумма существенно снижается. Так, в одном из споров заявитель просил взыскать с нарушителя 2 млн руб., тогда как суд удовлетворил иск лишь в размере 10 тыс. руб., опустив сумму компенсации до минимального порога (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 30 октября 2014 г. по делу № 33-16493/2014).

Снижение компенсации ниже низшего предела

Понижать сумму компенсации ниже 10 тыс. руб. до недавнего времени суды были не вправе. Все изменилось в конце 2016 года, когда КС РФ признал нормы, не позволяющие судам уменьшать минимальную сумму компенсации за нарушенные исключительные права, неконституционными.

Суд пришел к выводу, что в том случае, когда одно нарушение затрагивает сразу несколько объектов интеллектуальных прав, взыскание с нарушителей даже минимальной компенсации за каждый из них может существенно превысить имущественные потери правообладателя.

С учетом этого КС РФ указал, что снижение минимальной суммы компенсации может иметь место, если:

  • размер подлежащей выплате компенсации многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (при том, что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности и их превышение должно быть доказано ответчиком);
  • правонарушение совершено ИП впервые;
  • использование объектов интеллектуальной собственности не является существенной частью его предпринимательской деятельности;
  • нарушение не носило грубый характер (Постановление КC РФ от 13 декабря 2016 г. № 28-П; далее – Постановление № 28-П).

Суд также предписал внести в ГК РФ необходимые изменения. Пока законодатель этого не сделал. Однако стоит отметить, что соответствующий законопроект1 был внесен Правительством РФ в Госдуму в июне прошлого года и сейчас готовится ко второму чтению.

Позиция КС РФ: вопросы, требующие ответа

«Сам по себе институт карательных компенсаций в его общепринятом международном понимании предполагает взыскание предустановленных законом убытков или кратных штрафов только за грубое или умышленное нарушение.

Между тем в ГК РФ карательность предполагается по умолчанию, независимо от вины, злостности и последствий, и как раз исключением является смягчение ответственности», – подчеркивает представитель Уполномоченного при Президенте РФ по защите прав предпринимателей в сфере интеллектуальной собственности Анатолий Семёнов.

В интервью порталу ГАРАНТ.РУ эксперт отметил, что, с одной стороны, КС РФ признал право суда снизить размер компенсации ниже низшего предела в целях индивидуализации ответственности. Но с другой стороны, это право было крайне ослаблено приведением в резолютивной части постановления оснований для такого снижения, которые должны иметься в совокупности.

«В результате Верховный Суд Российской Федерации последовательно отменил целый ряд судебных актов, в которых судьи снижали размер карательной компенсации ниже низшего предела, чтобы закрепить обязательное применение всех этих признаков в совокупности (определение ВС РФ от 11 июля 2017 г. № 308-ЭС17-4299, определение ВС РФ от 11 июля 2017 г. № 308-ЭС17-3085 и др.

)», – отметил Семёнов.

Кроме того, позиция КС РФ вызвала у практикующих специалистов ряд вопросов:

  • можно ли снизить размер компенсации, если нарушителем является, не ИП, а юридическое лицо?
  • будет ли снижен размер компенсации, если она рассчитана исходя из двойной стоимости контрафакта или двойной стоимости права использования?
  • может ли суд снизить компенсацию по своей собственной инициативе?
  • можно ли снизить компенсацию, когда нарушены права всего на один объект?

За год с небольшим после принятия Постановления № 28-П появилась определенная судебная практика, которую активно формирует ВС РФ. В связи с этим, пока указанные изменения в законодательство так и не внесены, помимо толкования, которое дал КС РФ, эксперты рекомендуют учитывать и позицию ВС РФ. К слову, на подавляющее большинство обозначенных выше вопросов Суд уже дал свой ответ.

Один из рассмотренных ВС РФ споров касался иска общества «Ш» к обществу «В» о запрете использования обозначения «А» для индивидуализации товаров и взыскании компенсации в размере 10 440 600 руб. В суде первой инстанции требования истца были удовлетворены частично (решение Арбитражного суда г. Москвы от 27 октября 2015 г. по делу № А40-131931/2014).

Суд запретил ответчику использовать спорное обозначение и взыскал с него 100 тыс. руб. Апелляция и кассация оставили это решение без изменения (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 января 2016 г. № 09АП-58563/15, постановление СИП от 23 июня 2016 г. № С01-452/2016).

Общество «Ш» со снижением размера компенсации не согласилось и обратилось с жалобой в ВС РФ.

Примечательно, что указанный спор возник между юрлицами, а заявленная истцом к взысканию компенсация была рассчитана исходя из двойной стоимости контрафактных товаров (подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ). В связи с этим Суд прямо указал следующее.

Во-первых, исходя из равенства участников гражданских правоотношений отношений (ст. 1 ГК РФ) и учитывая позицию КС РФ, изложенную в Постановлении № 28-П, определение размера компенсации ниже минимального предела может быть применено не только к ИП и физическим лицам, но и к юрлицам.

Во-вторых, учитывая системную связь подп. 2 п. 4 ст. 1515 ГК РФ и п. 3 ст. 1252 ГК РФ, аналогичный подход должен применяться как к размеру компенсации, определяемому по усмотрению суда, так и к компенсации в двукратном размере стоимости контрафактных товаров или в двукратном размере стоимости права использования.

Но несмотря на это, добавил ВС РФ, суд не вправе снижать размер компенсации ниже минимального предела по своей инициативе. То есть ответчик должен заявить требование о таком снижении и доказать необходимость применения судом этой меры. Таким образом, снижение размера компенсации должно быть мотивировано судом и подтверждено соответствующими доказательствами.

Поскольку размер компенсации в рассматриваемом деле был снижен судом по своему усмотрению, ВС РФ отменил обжалуемые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25 апреля 2017 г. № 305-ЭС16-13233). Это дело в дальнейшем вошло в Обзор судебной практики № 3, утв. Президиумом ВС РФ 12 июля 2017 г.

Все последующие судебные акты, в которых суды взыскивали пониженный размер компенсации при отсутствии каких-либо возражений со стороны ответчика, были также отменены ВС РФ (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18 января 2018 г.

№ 305-ЭС17-16920, определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 18 января 2018 г. № 305-ЭС17-14355). Аналогичную практику перенял и СИП (постановление СИП от 1 февраля 2018 г. № С01-1109/2016).

При этом суды отметили, что в том случае, когда суд встает на защиту ответчика, который сам не «защищается», налицо нарушение принципа равноправия и состязательности сторон (ст. 9 АПК РФ).

Возможно ли снижение компенсации ниже низшего предела при нарушении прав на один объект интеллектуальной собственности?

Это единственный вопрос, который пока так и остается дискуссионным. «В Постановлении № 28-П рассмотрена ситуация, касающаяся нарушения прав на несколько объектов одним действием.

С одной стороны, никто не высказал позицию, что этот подход можно распространить на один объект, но никто и не сказал обратное. Пока мнение такое: за нарушение прав на один объект снижать компенсацию нельзя.

Но это только на словах», – рассказала в ходе организованного infor-media в минувшем месяце XIX Форума по интеллектуальной собственности судья СИП Наталия Рассомагина. Эту позицию разделяют и другие специалисты.

МНЕНИЕ

Кристина Глазунова, Ведущий юрист по интеллектуальной собственности Гражданско-правового департамента Юридической фирмы КЛИФФ:

«Снижение заявленной компенсации ниже низшего предела является исключительной мерой и может применяться только в особых случаях.

При этом особым случаем следует считать именно нарушение исключительных прав на несколько объектов одним действием, при котором размер компенсации может составлять внушительную сумму, зачастую несоразмерную характеру самого нарушения.

Безусловно, компенсация не должна иметь карательный характер, приводить к обогащению правообладателя, а нарушителя – к неминуемому банкротству, однако слишком частое и необоснованное снижение компенсации может привести к дискриминации данного способа защиты исключительных прав, превращая его в некий «утешительный приз» для правообладателя.

Если рассматривать ситуацию нарушения исключительного права на один объект одним действием, то законодатель и правоприменитель небезосновательно не относят такую ситуацию к исключительным случаям. Минимальный размер компенсации здесь может составить 10 тыс. руб.

Представляется, что компенсация в таком объеме не является избыточной, несоразмерной, не приводит к обогащению правообладателя и неспособна обременить нарушителя или повлиять существенным образом на его финансовое состояние.

Более того, в результате снижения такой компенсации ниже низшего предела утрачиваются и основные функции компенсации как меры гражданско-правовой ответственности, а именно восстановительно-компенсационная функция, заключающаяся в возмещении правообладателю возможных убытков, а также штрафная функция, выражающаяся в установлении санкции за нарушение исключительных прав другого лица.

Таким образом, относить данный случай к исключительным и давать возможность судам снижать компенсацию ниже низшего предела нет необходимости».

Однако в таком случае, обратила внимание Наталия Рассомагина, встает вопрос соблюдения принципа справедливости. Ведь при рассмотрении дел, где были нарушены права на несколько объектов, КС РФ позволил снижать сумму компенсации ниже 10 тыс. руб., пояснила она, тогда как за нарушение, допущенное в отношении одного объекта, компенсация по-прежнему не может быть меньше 10 тыс. руб.

Возможно, эту проблему удастся решить на законодательном уровне. Находящийся на рассмотрении депутатов законопроект предусматривает, что в исключительных случаях общий размер компенсации хоть и может быть снижен судом ниже установленных законом пределов, но не должен составлять менее 10 тыс.

руб. Кроме того, согласно тексту документа указанное правило распространяется исключительно на те случаи, когда речь идет о нарушении прав на несколько объектов. Тем самым в случае одобрения этой законодательной инициативы последний из оставшихся неразрешенным вопросов будет также закрыт.

Читайте также:  Ответственность за отсутствие индексации

______________________________

1 С паспортом законопроекта № 198171-7 «О внесении изменения в статью 1252 Гражданского кодекса Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы.

У суда должно быть право с учетом значимых для дела обстоятельств снизить размер компенсации за нарушение исключительного права ниже установленной гк рф величины, но не более чем вдвое

Постановление Конституционного Суда РФ от 24.07.2020 N 40-П «По делу о проверке конституционности подпункта 2 пункта 4 статьи 1515 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с запросом Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда»

Конституционный Суд РФ признал подпункт 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ не соответствующим Конституции РФ в той мере, в какой эта норма в системной связи с общими положениями ГК РФ о защите исключительных прав, в том числе с пунктом 3 его статьи 1252, не позволяет суду при определении размера компенсации, подлежащей выплате правообладателю в случае нарушения индивидуальным предпринимателем при осуществлении им предпринимательской деятельности исключительного права на один товарный знак, снизить с учетом фактических обстоятельств конкретного дела общий размер компенсации, если такой размер многократно превышает величину причиненных правообладателю убытков (притом что убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком) и если при этом обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер.

Федеральному законодателю надлежит внести в действующее правовое регулирование изменения, вытекающие из настоящего постановления.

Впредь до внесения в гражданское законодательство изменений, вытекающих из настоящего постановления, суды не могут быть лишены возможности учесть все значимые для дела обстоятельства, включая характер допущенного нарушения и тяжелое материальное положение ответчика, и при наличии соответствующего заявления от него снизить размер компенсации ниже установленной подпунктом 2 пункта 4 статьи 1515 ГК РФ величины. При этом — с целью не допустить избыточного вторжения в имущественную сферу ответчика, с одной стороны, и, с другой, лишить его стимулов к бездоговорному использованию объектов интеллектуальной собственности — размер такой компенсации может быть снижен судом не более чем вдвое (т.е. не может составлять менее стоимости права использования товарного знака). Кроме того, снижением размера компенсации за нарушение исключительного права с учетом настоящего постановления не могут подменяться как установление судом обстоятельств рассматриваемого им дела, так и исследование им доказательств, относящихся к допущенному нарушению и условиям правомерного использования товарного знака.

Дата публикации на сайте: 27.07.2020

Перейти в текст документа

Снижение компенсации за нарушение исключительных прав

Однажды ничего не подозревающему предпринимателю прилетает претензия с требованием сотен тысяч рублей за нарушение исключительных прав. 

Главное — не падать духом. Сумму компенсации можно срезать, и мы расскажем как.

Творчество и товарные знаки охраняются законом. Для предпринимателя это значит, что их нельзя использовать в бизнесе без покупки у правообладателя исключительных прав — ст. 1225, 1229 ГК РФ.

Часто предприниматели даже не догадываются, что нарушают чьи-то права. Но спрос повышенный: занимаешься бизнесом — обязан знать законы. Вот самые популярные нарушения и претензии:

???? Музыка в кафе, магазине, клубе. У фонограммы песни есть автор и исполнитель. Чтобы включить песню музыкальным фоном в своём заведении, надо купить лицензию. Обычно продажей лицензий занимаются не сами музыканты. Это делает официальный представитель — Российское авторское общество (РАО).

Люди из РАО устраивают рейды по барам, магазинам и фитнес-клубам. Они притворяются клиентами, а сами тихо записывают на диктофон треки, которые крутятся в помещении. К примеру, проверяющий поел в кафе под пять популярных песен, и через неделю предпринимателю приходит претензия с требованием платы за каждую.

 

???? Мультперсонажи в товаре. Мультфильмы принадлежат киностудиям — русским и иностранным. Героев мультфильмов студии оформляют как товарные знаки. Каждый персонаж — отдельный товарный знак. Торговать товаром с мультперсонажем можно только по франшизе от киностудии.

Без этого товар становится контрафактом. Например, компании «Ноль плюс медиа» принадлежит мультфильм «Мимимишки». Каждый мишка оформлен как товарный знак. Представители компании ищут контрафакт и делают закупки под видом тайных покупателей.

Нашли в магазине блокнот с мишками «Кеша» и «Тучка» — шлют претензию о компенсации за каждого персонажа. И неважно, что предприниматель купил блокнот у поставщика, а не сам его изготовил. Претензии от киностудий — давняя проблема маленьких магазинов детских товаров.

В интернете можно найти сообщества предпринимателей, которые уже столкнулись с этим.

Статья: Как ИП избежать продажи контрафакта и фальсификата

???? Фото из интернета. Исключительные права на фотографию принадлежат фотографу, который её сделал. Скачать из интернета подходящее фото и вставить в блог своего бизнеса — незаконно.

Часто фотографы продают права на фото специальным компаниям. Такие компании выискивают в интернете краденый контент, а потом от имени фотографов судятся с предпринимателями.

Но прислать претензию может и фотограф лично.

Статья: Как цитировать чужие фото

Кроме денег правообладатели требуют прекратить нарушение: убрать товар с полок, заключить договор с РАО, удалить фото. 

Где сказано про компенсацию

Если у правообладателя без спроса и денег взяли его творчество или товарный знак, он может посчитать упущенную прибыль и предъявить нарушителю. Но вместо убытков у него есть право потребовать компенсацию от 10 000 до 5 000 000 ₽ за каждое нарушение без подсчётов и бумаг — ст. 1252 ГК РФ.

  • Считать потерянную прибыль трудно. Поэтому правообладатели выбирают компенсацию в твёрдой сумме:
  • — за музыку без договора — по ст. 1311 ГК РФ;
  • — за контрафакт с персонажами и логотипами мультфильмов — по ст. 1515 ГК РФ;

— за фотографии — по ст. 1301 ГК РФ.

Например, у фотографа скопировали пять фотографий в блог кофейни. Компенсация полагается за каждое фото. Фотограф считает, что одно фото стоит 40 000 ₽. Всего с кофейни он потребует 200 000 ₽.

Стоимость самого товара не имеет значения. Компенсацию спрашивают за товарный знак. Может выйти так, что блокнот с мультперсонажем стоит 100 ₽, а права на товарный знак 20 000 ₽. 

Сколько требовать денег, решает правообладатель. В его власти спросить хоть все 5 000 000 ₽. Поэтому суммы в претензии большие. Но предприниматель не обязан соглашаться на баснословную сумму с потолка.

В претензии обычно предлагают заплатить 50 % от суммы и разойтись миром без суда. На такой дисконт предприниматель тоже не обязан идти — можно настаивать на ещё более низкой сумме.

Если предприниматель не согласен с претензией в целом, стоит нанять юриста — желательно специалиста по интеллектуальной собственности. Юрист поможет доказать невиновность и отбиться в суде под ноль.

А мы расскажем, как снизить сумму компенсации.

Новым ИП — год Эльбы в подарок

Год онлайн-бухгалтерии на тарифе Премиум для ИП младше 3 месяцев

Как снизить компенсацию до минимума

Главное для предпринимателя — не игнорировать претензию и не пускать дело на самотёк. Если не спорить по сумме, правообладатель получит её в суде полностью. На претензию надо ответить и предложить свою сумму. Если правообладатель согласен, заключайте досудебное соглашение.

От завышенной компенсации маленькое ИП защищает закон. Вот аргументы за снижение.

  • Сумма должна быть справедливой. Правообладатель не должен обогатиться, а ИП оказаться на пороге банкротства — ч. 3 ст. 1252 ГК РФ. 
  • Сумма компенсации снижается до 5 000 ₽ за каждый объект, если у них один правообладатель — ч. 3 ст. 1252 ГК РФ и п. 64 Постановления Пленума ВС № 10.
  • Может выйти так, что правообладатель потерял меньше минимальной суммы компенсации — 10 000 ₽. Это надо показать. Например, похожий снимок на фотостоке стоит в среднем 200 ₽, поэтому фотограф не мог упустить 10 000 ₽.
  • Надо учесть степень вины ИП: контрафакт он закупил случайно, на пиратстве не специализируется, нарушил закон первый раз.
  • ИП будет платить долг из личных денег, в отличие от ООО, где есть отдельные деньги фирмы. Поэтому надо учесть его общую платёжеспособность: обороты бизнеса плюс размер бюджета всей его семьи. Например, шанс снизить компенсацию будет выше, если бизнес — единственный источник дохода для семьи с несколькими детьми, при этом оборот небольшой, всего 500 000 ₽ в год. Отдельный случай — когда ИП на момент претензии уже закрыли, и у человека есть только личные деньги. Основание — Постановление Конституционного суда РФ № 28-П.

Мы составили образец ответа на претензию за контрафактный товар. Примерно так же отвечают фотографам и РАО.

Образец ответа на претензию

Если договориться не получилось, правообладатель пойдёт в арбитражный суд. Обязательно откликнитесь на повестку и придите в заседание. Аргументы за снижение надо заявить в отзыве на исковое заявление. Писать его лучше вместе с юристом. 

Обязательно спорьте по сумме: суды поддерживают маленькие ИП и не любят наглости правообладателей. Вот реальные примеры.

ИП продала в магазине игрушки с шестью персонажами мультфильма «Лунтик». Киностудия «Мельница» потребовала 60 000 ₽ — по 10 000 ₽ за героя. Суд увидел чрезмерность и присудил 12 000 ₽ — по 2 000 ₽ за героя — дело № А21-936/2020.

Фитнес-центр скачал 35 фото, где девушка делает упражнение, и вставил в свой блог в инстаграме. Представители фотографа нашли блог и спросили 1 750 000 ₽ — по 50 000 ₽ за фото. Фитнес-центр убедил суд снизить до 350 000 ₽ — по 10 000 ₽ за снимок — дело № А56-48588/2020.

РАО устроило тайную проверку в кафе «Шоколадница». На диктофон записали 10 треков, лицензии не оказалось. РАО потребовало 200 000 ₽ по 20 000 ₽ за трек. Суд срезал сумму наполовину — до 100 000 ₽ — дело № А40-334208/2019.

Статья актуальна на  26.05.2022

Все ниже, и ниже, и ниже. Как уменьшить компенсацию за нарушение исключительных прав? — Статьи информационного юридического портала Сфера

Компенсация — возмещение потерь правообладателя из-за незаконного использования его объектов интеллектуальных прав, рассказывает юрист Gowling WLG Александр Довгалюк. При этом, подчеркивает эксперт, при взыскании доказывать свои убытки потерпевшая сторона не обязана.

В российском законе установлено три вида компенсации для товарных знаков и патентов:

  • Расчетная компенсация от 10 000 до 5 миллионов рублей, которая полностью устанавливается на усмотрение суда. Конечно, он учитывает требования разумности и справедливости, однако, по словам юриста, на практике никогда невозможно предугадать, какую реальную сумму взыщут с ответчика
  • Компенсация в двукратном размере стоимости права использования товарного знака. Она доступна для правообладателей патентных прав и товарных знаков.
  • Компенсация в двукратном размере стоимости товаров распространяется только на правообладателей товарных знаков. «При этом одни из самых серьезных нарушений в области интеллектуальной собственности совершаются как раз в области патентных прав, и суммы убытков в таких делах часто бывают намного выше, чем потери правообладателей товарных знаков», – уточняет Александр Довгалюк.
Читайте также:  Пояснения по требованию

Одним из главных вопросов, с которыми сталкивается правовое сообщество и правообладатели, – можно ли взыскать компенсацию в большем размере, чем установлено в законе, или, наоборот, снизить ее размер вопреки установленному пределу?

Конституционный Суд РФ в 2016 году издал Постановление (от 13.12.2016 №26П), в рамках которого рассмотрел «звездное» дело о нарушении исключительных прав.

Правообладатели взыскали с индивидуального предпринимателя компенсацию в размере около 900 тысяч рублей за продажу одного контрафактного диска, на котором были записаны песни артиста Стаса Михайлова.

Компенсация была рассчитана в размере 10 тысяч рублей за каждую композицию.

КС в первую очередь уточнил правовую природу компенсации. Согласно заключениям служителей фемиды, данный конкретный случай подразумевает и штрафную, и компенсационную меру ответственности. В деле сочетаются оба этих начала, хотя, как подчеркивает Александр Довгалюк, вопрос, в каком отношении они присутствуют в компенсации, все еще не решен.

«Убытки правообладателя оценить трудно, так каждый объект интеллектуальных прав будет иметь разную стоимость. Поскольку их легко использовать незаконно, то меры ответственности должны обеспечивать общую превенцию нарушений.

В этом смысле возможность взыскания компенсации, которая будет превышать убытки, соответствует Конституции. Это очень важная мысль. Можно взыскивать компенсацию, которая будет носить в себе штрафной элемент», — поясняет юрист.

Тем не менее, в ряде случаев компенсацию можно «срезать». Это касается, в том числе, случая со сборником популярного артиста.

«Песен там было около 100 штук. Даже хардкорным правообладателям и их представителям очевидно, что 900 тысяч рублей за один контрафактный диск, — это очень много. Это крайне возбудило КС», — поясняет эксперт.   

Конституционный Суд РФ указал, что максимальный размер компенсации допустим, когда нарушение носит грубый характер, либо когда размер взыскиваемой компенсации сопоставим с размером причиненных убытков. При этом КС также выделил условия, при которых можно снижать компенсацию:

  • нарушение ИП при осуществлении предпринимательской деятельности;
  • размер компенсации многократно превышает причиненные правообладателю убытки;
  • правонарушение совершено ИП впервые;
  • нарушение прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер;
  • одновременное нарушение исключительных прав на несколько объектов интеллектуальной собственности.

«Это постановление сначала вызвало шок в юридическом сообществе среди специалистов в области интеллектуальной собственности. Все сразу же почувствовали, и не зря, что оно будет использоваться во всех делах», – рассказывает эксперт.   

В скором времени Верховный Суд РФ (определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25.04.2017 №305-ЭС16-13233) распространил это положение на юридических лиц. При этом суд самостоятельно не вправе принимать такое решение — такой исход дела возможен, если ответчик предоставил обоснованное заявление.

 «То есть ответчик не может рассчитывать на то, что суд сам во всем разберется, посчитает, как нарушителю выгодно, и снизит сумму до минимального возможного предела», — подчеркивает Александр Довгалюк.  

Со временем практика выявила у этого подхода свои изъяны. Так, одно из главных условий для применения постановления КС РФ для снижения компенсации заключалось в том, чтобы нарушитель одновременно нарушил права сразу на несколько объектов интеллектуальных прав.

Конечно, на практике такое происходит не всегда.

«Нередко нарушители оказывались на скамье подсудимых впервые, продажа контрафакта не являлась существенной, убытки правообладателя были минимальны…Однако во всех случаях право нарушалось всего лишь на один товарный знак, поэтому суды все равно отказывались идти навстречу ответчикам», — говорит юрист.  

Подобные дела привели к опубликованию еще одного Постановления от Конституционного Суда от 24.07.2020 №40-П.

«Конечно, КС сначала сделал реверанс в пользу правообладателей и подтвердил все предыдущие выводы о взыскании компенсацию выше реальных убытков, о том, что она носит штрафной характер и должна стимулировать третьи лица к мирному урегулированию вопросов. Однако это не должно привести к необоснованному чрезмерному обогащению за счет нарушителей», — подчеркивает Александр Довгалюк.

Суд подтвердил — даже если права нарушены всего лишь на один товарный знак, компенсацию все равно можно снизить.

При этом КС РФ сделал оговорку, что, если на лицо явное несоответствие суммы взыскиваемой компенсации и убытков для правообладателя, суды могут в любых обстоятельствах взыскивать компенсацию ниже существующего предела. Вместе с тем, размер такого возмещения можно уменьшить не более чем вдвое, подытоживает эксперт.

Каковы критерии для расчета компенсации, какие существуют проблемы взыскания убытков за нарушение исключительных прав и как пресекать подобные нарушения — в вебинаре Александра Довгалюка «Средства защиты исключительных прав на товарные знаки и патенты».

Источник изображения: pixabay.com 

Ходатайство о снижении размера денежной компенсации

В Арбитражный суд Алтайского края656015 г. Барнаул, пр. Ленина 76

Ответчик: ИП Иванова Ольга Николаевна 656000, г. Барнаул, ул. Пушкина, д.22

Представитель: Круглов Александр Сергеевич656065, г. Барнаул, ул. Георгиева, 20-115тел. 89132675631

Истец: ООО «Студия анимационного кино «Мельница», 193232, г. Санкт Петербург, проспект Большевиков д.34, корп.2, литера А

ХОДАТАЙСТВОо снижении компенсации

Общество с ограниченной ответственностью «Студия анимационного кино «Мельница», обратилось в Арбитражный суд Алтайского края с исковым заявлением к индивидуальному предпринимателю, о взыскании 90000 руб.

компенсации за нарушение исключительного авторского права и права на товарный знак, 120 руб. судебных издержек в размере стоимости вещественного доказательства — товара, приобретенного у ответчика, 96 руб.

стоимости почтовых отправлений в виде претензии и искового заявления, 2000 руб. — расходов по уплате госпошлины.

Определением суда от 27 марта 2020 года судебное заседание назначено на 21 апреля 2020 года на 15 час. 30 мин.

В пункте 62 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 № 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что размер подлежащей взысканию компенсации должен быть судом обоснован.

При определении размера компенсации суд учитывает, в частности, обстоятельства, связанные с объектом нарушенных прав (например, его известность публике), характер допущенного нарушения (в частности, размещен ли товарный знак на товаре самим правообладателем или третьими лицами без его согласия, осуществлено ли воспроизведение экземпляра самим правообладателем или третьими лицами и т.п.), срок незаконного использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, наличие и степень вины нарушителя (в том числе носило ли нарушение грубый характер, допускалось ли оно неоднократно), вероятные имущественные потери правообладателя, являлось ли использование результатов интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации, права на которые принадлежат другим лицам, существенной частью хозяйственной деятельности нарушителя, и принимает решение исходя из принципов разумности и справедливости, а также соразмерности компенсации последствиям нарушения.

В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 2 постановления от 13 декабря 2016 г. №28-П, положения подп. 1 ст. 1301, подп. 1 ст. 1311 и подп. 1 п. 4 ст. 1515 ГК РФ признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее ст. 17 (ч. 3), 19 (чч. 1 и 2), 34 (ч. 1) и 55 (ч. 3) в той мере, в какой в системной связи с п. 3 ст.

1252 ГК РФ и другими его положениями они не позволяют суду при определении размера компенсации, подлежащей выплате правообладателю в случае нарушения индивидуальным предпринимателем при осуществлении им предпринимательской деятельности одним действием прав на несколько объектов интеллектуальной собственности, определить с учетом фактических обстоятельств конкретного дела общий размер компенсации ниже минимального предела, установленного данными законоположениями, если размер подлежащей выплате компенсации, исчисленной по установленным данными законоположениями правилам с учетом возможности ее снижения, многократно превышает размер причиненных правообладателю убытков (притом что эти убытки поддаются исчислению с разумной степенью достоверности, а их превышение должно быть доказано ответчиком) и если при этом обстоятельства конкретного дела свидетельствуют, в частности, о том, что правонарушение совершено индивидуальным предпринимателем впервые и что использование объектов интеллектуальной собственности, права на которые принадлежат другим лицам, с нарушением этих прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер.

Ответчик просит снизить причитающуюся компенсацию, мотивируя свою позицию применительно к критериям, заданным Конституционным Судом Российской Федерации совершением правонарушения впервые, незначительной стоимостью товара 120 руб. и трудным финансовым положением.

  • При снижении размера денежной компенсации ниже заявляемого истцом размера требований прошу суд учесть следующие обстоятельства, которые названы в качестве юридически значимых Конституционным Судом Российской Федерации:
  • • контрафактный товар продан впервые;
  • • ответчик реализует лицензионную продукцию, о чем свидетельствуют счета фактуры с указанием сертификатов;
  • • стоимость товара 120 руб., товар был единственным и не являлся существенной частью в предпринимательской деятельности;
  • • нарушение исключительных прав истца не носило грубый характер;
  • • истец не понес значительных убытков вследствие неправомерных действий ответчика;
  • • сумма компенсации 90000 руб. многократно превышает размер причиненных убытков, в 750 раз;
  • • на иждивении ответчика находится дочь, которая обучается по очной форме в высшем учебном заведении, ответчик одна несет расходы по ее содержанию (Приложение №1,2,3);
  • • на попечении ответчика находятся родители, которым в силу возраста требуется постоянное лечение и особый уход так, как являются инвалидами 2 и 3 группы (Приложение №4-12);
  • • ответчик, испытывает проблемы со здоровьем и проходит лечение (Приложение №13).
  • Все указанные выше обстоятельства негативно сказываются на финансовом положении ответчика. Тяжелое материальное положение ответчика подтверждается следующими документами:

Кс разъяснил взыскание судебных расходов по делам о компенсации за нарушение исключительных прав

28 октября Конституционный Суд вынес Постановление № 46-П по делу о проверке конституционности ч. 1 ст. 110 АПК РФ о порядке распределения судебных расходов между лицами, участвующими в деле.

Ранее ООО «Студия анимационного кино «Мельница» обратилось в арбитражный суд с иском к предпринимателю П. о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на средства индивидуализации – товарные знаки, воспроизводящие изображения персонажей и фантазийную надпись мультипликационного сериала «Барбоскины», в размере 10 тыс. руб. за каждое нарушение (в общей сумме 80 тыс.

руб.). Истец также потребовал взыскания с ответчика расходов по восстановлению нарушенного права при приобретении спорного товара (детский конструктор – 380 руб.), использованного в качестве вещественного доказательства, расходов на почтовые отправления по направлению иска (65 руб.) и досудебной претензии (150 руб.), а также издержек на получение выписки из ЕГРИП (200 руб.).

Читайте также:  Сообщение о результатах принятых мер по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих

Теперь при незначительном убытке правообладатели не смогут требовать с нарушителя миллионы

Со ссылкой на Постановление КС РФ № 28-П от 13 декабря 2016 г. суд первой инстанции снизил размер компенсации до 2,5 тыс. руб. В решении отмечалось, что правонарушение было совершено впервые, а также то, что на иждивении у ИП имеется несовершеннолетний ребенок-инвалид.

В дальнейшем апелляция поддержала выводы первой инстанции. Поскольку общий размер взысканной с ответчика в пользу истца компенсации за нарушение его исключительных прав составил 20 тыс. руб.

, суды сочли, что понесенные им судебные расходы возмещаются в размере, пропорциональном сумме удовлетворенных требований (ч. 1 ст. 110 АПК РФ).

В свою очередь, предприниматель обратился в суд с заявлением о взыскании с истца судебных расходов на оплату услуг представителя и транспортных расходов в общей сумме 34,8 тыс. руб., которое было частично удовлетворено определением суда. Впоследствии апелляция дополнительно взыскала в пользу ИП с общества 6 тыс. руб. в качестве судебных издержек.

В связи с этим «Студия анимационного кино «Мельница» обратилась с кассационной жалобой в Суд по интеллектуальным правам, указав на ошибочность суждения нижестоящих инстанций, полагавших, что поскольку судебный акт по существу заявленных им требований о компенсации за нарушение его исключительных прав частично принят в пользу ответчика, то возмещение судебных расходов должно возлагаться как на истца, так и на ответчика пропорционально удовлетворенным исковым требованиям. Однако СИП отверг доводы заявителя о том, что с учетом судебного признания ответчика нарушителем исключительного права на объекты интеллектуальной собственности студия является выигравшей стороной в споре о выплате компенсации, заявленной за каждое нарушение в минимальном размере, установленном п. 4 ст. 1515 ГК РФ, а снижение размера компенсации судом не свидетельствует о частичном удовлетворении заявленных требований. Верховный Суд кассационную жалобу заявителя не рассматривал.

В жалобе в Конституционный Суд «Студия анимационного кино «Мельница» указала, что оспариваемое ей законоположение не соответствует ст.

46 Конституции РФ, так как позволяет отнести на обладателя исключительных прав, обратившегося с иском к нарушителю своих прав о взыскании компенсации за их нарушение в минимальном размере, судебные расходы, понесенные ответчиком при рассмотрении дела, в котором суд установил нарушение исключительных прав правообладателя, но при этом определил общий размер компенсации, подлежащей выплате правообладателю с учетом обстоятельств конкретного дела, ниже минимального предела, установленного ст. 1252 ГК РФ.

Изучив материалы дела, Конституционный Суд напомнил, что Гражданский кодекс РФ устанавливает специальные способы защиты нарушенных исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, предоставляя правообладателю в отдельных случаях право требовать от нарушителя вместо возмещения убытков выплаты соответствующей компенсации в сумме от 10 тыс. руб. до 5 млн руб. и освобождая его от доказывания в суде размера причиненных убытков. Конкретный размер такой компенсации, взыскиваемой при доказанности факта нарушения, определяется судом в пределах, установленных ГК, в зависимости от характера нарушения и иных обстоятельств дела с учетом требований разумности и справедливости.

При этом ГК допускает возможность снижения размера компенсации ниже пределов, установленных его положениями, но не более чем до 50% суммы минимальных размеров всех компенсаций за допущенные нарушения.

В случае же с ИП такое правовое регулирование может быть чрезмерной мерой, чреватой не только лишением возможности продолжения им предпринимательской деятельности, но и крайне негативным воздействием на жизненную ситуацию нарушителя, а также членов его семьи.

КС также отметил, что в его собственном Постановлении № 28-П/2016 не получил разрешения вопрос о правилах распределения судебных расходов, когда суд определяет общий размер компенсации за нарушение исключительных прав ниже минимального предела, установленного законом, в том числе и о возможности их частичного отнесения на обладателя нарушенных исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности.

В рассматриваемом случае, подчеркнул Суд, снижение арбитражным судом размера компенсации за нарушение исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, когда требование о выплате такой компенсации было заявлено правообладателем в минимальном размере, предусмотренном нормами ГК РФ для соответствующего нарушения, не может приравниваться к частичному удовлетворению иска. Принятие соответствующего судебного акта фактически означает доказанность нарушения исключительных прав правообладателя, а снижение размера выплачиваемой компенсации обусловлено не неправомерностью (чрезмерностью) заявленного им ее минимального размера, а наличием оснований для использования особого правомочия арбитражного суда. В свою очередь, такое полномочие суда обусловлено не избыточностью исковых требований, а необходимостью соблюдения конституционных принципов справедливости, равенства и соразмерности при применении соответствующей штрафной санкции, выполняющей публичную функцию превенции наряду с защитой частных интересов правообладателя.

«Сопоставимого подхода относительно возможности возложения на правообладателя, чьи исключительные права на объекты интеллектуальной собственности были нарушены, обязанности выплатить – в случае снижения судом заявленного им размера компенсации – в полном объеме расходы на оплату услуг представителя ответчика придерживается и Верховный Суд РФ, полагающий, что соответствующее решение не только не обеспечит восстановления имущественной сферы истца, но и не будет способствовать достижению публично-правовой цели – стимулированию участников гражданского оборота к добросовестному, законопослушному поведению, исключающему получение собственных преимуществ в предпринимательской деятельности с помощью неправомерных методов и средств. Возложение на правообладателя указанной обязанности противоречит п. 4 ст. 1 ГК РФ, согласно которому никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного или недобросовестного поведения, и фактически препятствует правообладателю защищать свое нарушенное право в судебном порядке», – отмечено в постановлении.

Таким образом, заключил Суд, спорная норма не предполагает взыскания с обладателя исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности судебных расходов, понесенных нарушителем таких прав, когда, установив нарушение таких прав и удовлетворяя требования правообладателя о выплате ему компенсации, заявленные в минимальном размере, арбитражный суд принимает решение о снижении размера компенсации. В противном случае это, в частности, приводило бы к злоупотреблению процессуальными правами со стороны ответчиков – нарушителей исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности. В связи с этим КС РФ счел ч. 1 ст. 110 АПК РФ не противоречащей Конституции и распорядился пересмотреть дело заявителя.

Можно ли при частичном удовлетворении иска присудить ответчику расходы больше компенсации истцу?ВС посчитал, что в таком случае несправедливо возлагать на правообладателя товарного знака обязанность возместить расходы ответчика на представителя, в несколько раз превышающие компенсацию, итоговый размер которой определяет суд, а не истец

Управляющий партнер ZHAROV GROUP, адвокат Евгений Жаров полагает, что постановление КС развивает сложившиеся в судебной практике тенденции применения ч. 1 ст. 110 АПК РФ о взыскании судебных расходов по делам о компенсации за нарушение прав на объекты интеллектуальной собственности. «Еще в феврале 2020 г.

коллегия Верховного Суда РФ определила, что суды обязаны соотносить размер компенсации за нарушение интеллектуальных прав, взысканной в пользу истца, с размером судебных издержек, взысканных в пользу ответчика при частичном удовлетворении требований по таким делам.

Если иск удовлетворен частично, все равно в выигрыше должен остаться истец-правообладатель, а не ответчик, сумевший снизить в судебном порядке размер взыскиваемой компенсации», – отметил он.

По словам эксперта, Конституционный Суд идет дальше: если компенсация за нарушение интеллектуальных прав затребована истцом в минимальном размере, но суд с учетом обстоятельств дела и личности нарушителя взыскал компенсацию ниже низшего предела, то судебные издержки ответчику не возмещаются вообще. «Иначе был бы обесценен процессуальный результат истца – выигрыш дела. Это хорошие новости для сферы интеллектуальной собственности и процессуального права», – резюмировал Евгений Жаров.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX Артур Зурабян считает, что постановление КС пресекает возможность злоупотребления правами со стороны нарушителей исключительных прав, в отношении которых при полной доказанности факта нарушения суды снижают сумму компенсаций за нарушение ниже низшего предела, установленного ГК РФ, что позволяет такому нарушителю считаться формально выигравшим процесс в той части требований, в удовлетворении которой отказано: «В такой ситуации, пользуясь формальными положениями ст. 110 АПК РФ о пропорциональном распределении судебных расходов, нарушители заявляют о взыскании своих судебных расходов с правообладателя».

Таким образом, по словам эксперта, получается парадоксальная ситуация, когда правообладатель полностью прав, но по причинам, связанным с субъективными обстоятельствами нарушителя, например наличием у него на иждивении ребенка-инвалида, что правообладатель очевидно не мог и не должен был предвидеть, не только существенно снижается размер установленной законом компенсации, но и, сверх того, на правообладателя возлагается часть расходов такого нарушителя. «Вместе с тем обращает на себя внимание половинчатость подхода Конституционного Суда, который установил правило только для одной конкретной ситуации, не предложив законодателю уточнить положения ст. 110 АПК РФ с учетом того, что такие ситуации на практике встречаются довольно часто. Например, аналогичная ситуация может возникнуть при снижении судом заявленной стороной неустойки, исчисленной в полном соответствии с законом, практикой его применения и договором. Суды довольно часто констатируют факт нарушения, но при этом снижают неустойку, сославшись на абстрактную несоразмерность последствиям нарушения. И в такой ситуации нарушитель также может претендовать на выплату в его пользу соразмерной части судебных расходов», – подчеркнул Артур Зурабян.

В качестве примера адвокат привел дело № А33-19711/2015, в котором подрядчик много лет взыскивал с заказчика стоимость выполненных работ. «При этом заказчик категорически отрицал сам факт проведения каких-либо работ в соответствии с договором. На втором круге рассмотрения подрядчику удалось доказать обоснованность части своих требований.

Но с учетом того, что стоимость услуг представителей ответчика была в разы больше стоимости услуг представителей истца и его кредиторов (истец находился в процедуре конкурсного производства), с истца в пользу ответчика было взыскано в 100 раз больше судебных расходов, чем с ответчика в пользу истца.

В настоящее время судебные акты по судебным расходам по данному делу находятся на рассмотрении ВС РФ», – отметил Артур Зурабян.