Информация

Пп.7 п.1 ст.31

Налоговые органы наделяются рядом прав и полномочий и должны действовать сообразно с нормативными актами РФ. Общие принципиальные и основополагающие их права закреплены в ст. 31 НК РФ. Вся их совокупность связана с необходимостью контролировать выполнение участниками налоговых отношений обязанностей по уплате налогов, сборов и перечислении страховых взносов.

Что могут налоговики?

Наиболее значимыми являются право требовать предоставления любых документов, которые имеют отношение к налоговой базе, а так же вызывать всех участников отношений для дачи ими соответствующих объяснений по осуществлению платежей и получению дохода, право осуществления налоговых проверок, которые могут быть связанными с выемкой документации и инвентаризацией.

Обычные люди, не имеющие отношения к предпринимательской деятельности, чаще всего не понимают значимости реализации этих прав. В ходе установления активного контакта налоговых инспекторов и проверяемых ими лиц те могут практически полностью потерять возможность осуществления предпринимательской и всякой другой хозяйственной деятельности.

Если налоговая проверка, сопровождающаяся полной выемкой документации, продлится слишком долго, то субъект предпринимательской деятельности может оказаться на грани банкротства или стать банкротом.

Это можно понять посредством сравнения с обыском.

Он длится всего несколько часов, а уже на следующий день помещения, где он проводился, готовы к практической эксплуатации. Если же на складе идёт инвентаризация, то она может занять куда больший срок, иногда — целый месяц. Всё это время склад является полностью или частичным потерянным для осуществления работы.

В результате предприятие не может работать полноценно, простаивает, терпит убытки и закрывается.

Обладают налоговые органы и правом определять суммы налогов, подлежащие уплате налогоплательщиками в бюджетную систему. Простыми арифметическими расчетами это можно сделать только в том случае, если речь идёт про определение суммы в 13% от зарплаты на уровне МРОТ.

Предпринимательская деятельность может быть связана с осуществлением тысяч самых разных сложных операций, которые могут породить различных подходы к расчету облагаемой налогом базы.

Проведение расчета конечной суммы, которую нужно выплатить, в таком случае это не просто математическое действие, а нечто более важное.

Следует отметить, что понятие «право» в данном контексте представляет собой обозначение легитимных границ осуществления должностным лицом его служебных обязанностей. Здесь понимание прав основывается не на базовых основах гражданского правового общества, а на взаимоотношениях, которые возникают у граждан и представителей государственных структур.

Право налогового органа обеспечивается в первую очередь тем, что в государстве установлена определённая внутренняя политика в области налогов и сборов.

Степень же полномочий существует до тех пор, пока не будут приняты иные нормативные акты.

Это коренным образом отличается от базовых гражданских прав и свобод демократического общества, к примеру, прав человека, которые базируются на ряде международных соглашений, принципах нравственности, морали и этики.

Должностное лицо, в данном контексте — налоговый инспектор, обладает правом издания распоряжений и обращения к участникам налоговых отношений с требованиями. Если они отказываются ему подчиняться, то у них появляется ответственность, предусмотренная ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ.

Однако она находится во взаимосвязи с правами самих граждан и должностных лиц, которые не могут быть нарушены постановлениями налогового органа. Так, административная ответственность возможна лишь за неявку в налоговый орган, а не за отказ от дачи пояснений.

Права налогового органа и определение им суммы налога в судебной практике

Отказ от передачи налоговому органу запрашиваемой тем информации далеко не всегда идёт на пользу налогоплательщику. В определении по делу № 304-КГ16-3174 от 20 апреля 2016 г.

СК по экономическим спорам указала на то, что общество в ходе выездной налоговой проверки отказало в передаче необходимых документов бухгалтерского и налогового учета со ссылкой на их утрату в связи с произошедшим паводком.

https://www.youtube.com/watch?v=SZup3do8fY8\u0026pp=ygUT0J_Qvy43INC_LjEg0YHRgi4zMQ%3D%3D

В таком случае у налоговой инспекции есть право, закреплённое подпунктом 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, применить расчетный способ определения налоговых обязательств.

Инспекция опиралась на имеющуюся у нее информацию о налогоплательщике, документацию, которую удалось собрать и получила достаточно полную картину хозяйственной деятельности общества, что позволило определить налоговые обязательства.

Это было отмечено судами нижестоящих инстанций и нашло понимание в ВС РФ.

Бремя доказывания того, что размер налоговой базы, полученной инспекцией, не соответствует реальности в таком случае ложится на налогоплательщика. Однако он не смог предоставить своих более верных расчетов, поэтому обществу было отказано в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании СК по экономическим спорам ВС РФ.

Расчётный метод налогообложения: когда это право налоговиков, а когда их обязанность? | Бизнес-класс Архангельск


Периодически возникают случаи, когда по каким-либо причинам налогоплательщик не может подтвердить документально свои доходы и/или расходы для целей налогообложения.

Особенно часто такая ситуация возникает в случаях принудительной налоговой переквалификации деятельности налогоплательщика. Подпункт 7 пункта 1 статьи 31 НК РФ дает налоговым органам право на применение расчетного метода исчисления налога.

Подчеркну внимание читателя на ключевой мысли: у налоговиков есть право… а правом можно пользоваться, а можно и не пользоваться.

Иногда это право налоговиков становится их обязанностью по применению именно расчетного метода при исчислении налогов для того или иного налогоплательщика. А неисполненная обязанность, как известно, становится уже нарушением, которое и можно, и нужно трактовать в пользу налогоплательщика.

Опишу ситуацию на реальном примере из моей арбитражной практики (дело А05-3717/2019).

Речь в нем идет о том, что индивидуальный предприниматель (ИП) при строительстве жилых домов по государственной программе переселения из ветхого и аварийного жилья строил жилые дома и применял режим налогообложения УСН-6%.

Как это часто бывает, этот ИП в какой-то момент утратил право на применение данного льготного режима, но этого даже не заметил и продолжал его применять. Налоговики этого нарушения тоже несколько лет не замечали.

Режим УСН-6%, как известно, освобождает налогоплательщика от обязанности учета расходов для целей его налогообложения, поскольку в основе этого налогового режима лежит кассовый метод при получении доходов, с которых в бюджет уплачивается 6%. И на этом налоговые обязанности налогоплательщика, применяющего УСН-6%, прекращаются.

Инспекция обнаружила нарушение только через три года. И, естественно, совершенно правомерно перевела этого ИП на общий режим налогообложения с начала того квартала, в котором он «слетел с упрощенки». На правовом языке эта процедура называется так: применение налоговой переквалификации деятельности проверяемого налогоплательщика.

Переведя задним числом нашего ИП с режима УСН-6% на общий режим налогообложения, инспекции пришлось определять, какой же размер НДФЛ должен был уплатить в бюджет этот налогоплательщик, после того как утратил право на применение режима УСН-6%? Налоговая база по НДФЛ (если упростить формулировку ст. 210 НК РФ) рассчитывается по формуле «доходы минус налоговые вычеты (т.е. расходы)».

С доходами нашего ИП более или менее все просто: их легко определить по данным банковского счета налогоплательщика и его онлайн-кассы, неограниченный доступ к которым у налоговых инспекторов имеется.

Для упрощения сюжета статьи скажем, что в период после утраты права на применение режима УСН-6% наш ИП реализовал квартиры в жилом доме «Гамма» (название дома вымышленное) на сумму, предположим, 50 млн руб.

А вот с налоговыми вычетами, т.е.

с расходами, которые наш ИП понес при строительстве дома, возникает проблема, поскольку сам налогоплательщик эти расходы не учитывал, потому что в тот период, когда велось строительство, он совершенно правомерно применял режим УСН-6%, который освобождал его от обязанности учитывать свои расходы для целей налогообложения. То есть обвинить предпринимателя в том, что он, не ведя учета своих расходов в тот период, нарушил закон, нельзя.

Хотя, справедливости ради, надо бы отметить, что поступал наш налогоплательщик очень неразумно.

Ну не обязывает тебя закон вести учет расходов для целей налогообложения, так это же не означает, что все документы по расходам надо выкидывать.

Учет своих расходов разумно вести хотя бы для себя самого, чтобы знать, что же получилось в итоге — прибыль или убыток? И в каком размере? Но это лирика. Расходы-то он, конечно же, нес, но их не считал и не учитывал.

Что в таком случае делать налоговому органу? Ведь для исчисления НДФЛ расходы все равно нужны.

Причем не абы какие, а именно те расходы, которые непосредственно связанны с извлечением дохода, подлежащего налогообложению (см. п. 1 ст. 221 НК РФ).

В нашем случае налоговому органу нужны были документы налогоплательщика по его расходам на строительство именно дома «Гамма». Этих документов у ИП как раз и не было: он их не сохранил.

Налоговики в этой ситуации, особо не мудрствуя, применили специальную норму права – 20% налоговый вычет, если налогоплательщик не в состоянии документально подтвердить свои расходы (см. ст. 221 НК РФ), который содержится в главе 23 НК РФ.

Это специальная норма права, поскольку относится она только к НДФЛ, а к другим налогам не относится. Для аналогичных ситуаций имеется общая правовая норма, содержащаяся в пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ.

И эта общая норма в таких случаях предусматривает право налоговиков на применение расчетного метода при исчислении налогов (подчеркну: во-первых, право, а во-вторых, это норма для любых налогов).

Налоговые инспекторы в ситуации с нашим предпринимателем не применили положения пп. 7 п.1 ст. 31 НК РФ, а применили положения ст. 221 НК РФ и учли расходы нашего ИП в размере 20% от его доходов.

Следовательно, в нашем условном примере налоговый вычет ИП для целей его налогообложения составил 10 млн руб. (50 млн руб. х 20%), и на этом налоговики успокоились, полагая что все сделали верно.

В результате сумма налога НДФЛ, подлежащего уплате в бюджет по расчетам налоговых инспекторов, составила 5,2 млн руб. ((50 – 10) х 13%).

На первый взгляд, казалось бы, налоговики все сделали верно, но тем не менее они ошиблись. В данной ситуации они забыли, что сами же применили к налогоплательщику налоговую переквалификацию и тем самым перевели его на общий режим совсем с другого режима налогообложения.

Их ошибка состояла в том, что отсутствие у нашего налогоплательщика документов, подтверждающих его расходы, объясняется тем, что в тот период он ошибочно применял режим УСН-6%, который освобождал его от обязанности учитывать свои расходы. Следовательно, он оплачивал совсем иной налог, не НДФЛ.

Читайте также:  Соглашение по обстоятельствам дела

В режиме налоговой переквалификации, которую применил налоговый орган, к этой ситуации применяется не специальная норма права, описанная в ст. 210 НК РФ, поскольку она относится лишь к налогоплательщикам НДФЛ, а общая норма права, описанная в пп. 7 п. 1 ст.

31 НК РФ, которая относится к налогоплательщикам любых налогов, в том числе и к налогоплательщикам НДФЛ.

В пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ предусмотрено право инспекции определять суммы налогов, подлежащие уплате в бюджет, расчетным путем в случаях непредставления документов или отсутствия учета доходов и расходов.

А в нашем случае у налогоплательщика как раз наблюдается полное отсутствие учета его расходов, что в полной мере соотносится с положениями пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ.

Кроме того, в своем решении инспекция сама указывала на непредставление налогоплательщиком документов для исчисления налогов и отсутствие надлежащего учета доходов и расходов проверяемым налогоплательщиком и даже наложила на налогоплательщика штраф по этому основанию (п. 1 ст. 126 НК РФ).

На мой взгляд, то, что ИП не смог представить в инспекцию документы, подтверждающие его расходы при строительстве дома, ни в коей мере не дает налоговикам права на полное игнорирование расходов нашего ИП на строительство этого дома. Неправильно делать вид, будто расходов на строительство именно этого дома вообще не существовало. Дом же не сам собой построился?

Обращает на себя внимание, что применение налоговым органом 20% профессиональных налоговых вычетов со стороны ИФНС подается так, как будто инспекция тем самым сделала благо для налогоплательщика, поскольку применила способ расчета налога, который приводит (по мнению налоговиков) к необходимости уплаты в бюджет меньшей суммы НДФЛ. Однако это утверждение о благе для налогоплательщика основано или на лукавстве, или на заблуждении инспекторов, поскольку не соответствует истине.

Такая ситуация обязывала инспекцию применить положения пункта 8 постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 г. № 57, в котором говорится, что в такого рода ситуациях расчетным методом должны быть определены в том числе и расходы. Кроме того, ВАС РФ говорит, что изложенным подходом (т.е.

расчетным методом) необходимо руководствоваться как в случаях отсутствия у налогоплательщика соответствующих документов, так и в случае признания их ненадлежащими. Также сказано, что это не лишает налогоплательщика права доказывать фактический размер соответствующих расходов применительно к правилам пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ. Т.е.

ВАС РФ позволяет налогоплательщику самому применять расчетный метод для учета его затрат для целей налогообложения.

Кроме того, существует «Обзор практики применения судами дел, связанных с применением главы 23 НК РФ», утвержденный Президиумом ВС РФ 21.10.2015 г.

, в пункте 12 которого сказано, что при отсутствии у ИП документов, подтверждающих его расходы, понесенные в связи с осуществлением приносящей доход деятельности, в отношении которой им ошибочно применялся специальный налоговый режим, не предполагающий необходимости ведения учета расходов, сумма налога к уплате в бюджет определяется расчетным методом. Предусмотренное пунктом 1 статьи 221 НК РФ правило предоставлении профессионального налогового вычета в фиксированном размере 20% в данном случае не исключало необходимости (вот где вместо права возникает обязанность) определения недоимки расчетным способом, поскольку спорные доначисления обусловлены не отсутствием надлежащего документального подтверждения расходов предпринимателя, а данной налоговым органом иной квалификацией деятельности предпринимателя как подлежащей налогообложению по общей системе.

Что и требовалось доказать. Право налогового органа на применение расчетного метода, предусмотренное пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, в режиме налоговой переквалификации, примененной налоговым органом, становится обязанностью налогового органа.

ООО «БЭНЦ»:

Архангельск, ул. Вельская, д.1, оф. 1


Тел.: (8182) 65-65-73, 65-61-76, 65-09-25, +7 921 490-9191


E-mail:
[email protected]
www.aetc.ru

Другие полезные публикации —
в рубрике Советы аудитора

Определение сумм налогов расчетным путем: практика применения подпункта 7 пункта 1 статьи 31 налогового кодекса Российской Федерации

«Право и экономика», 2008, N 12

Статья 31 Налогового кодекса РФ (далее — НК РФ) обозначает перечень прав налоговых органов. Данный перечень не является исчерпывающим, так как в силу п. 2 ст. 31 НК РФ налоговые органы осуществляют также другие права, предусмотренные НК РФ.

https://www.youtube.com/watch?v=SZup3do8fY8\u0026pp=YAHIAQE%3D

Права налоговых органов неразрывно связаны с обязанностями и представляют собой единое целое. Права налогового органа — это права органа власти, наделенного определенными полномочиями. Это означает, что налоговый орган не только вправе, но и обязан действовать определенным образом в рамках своей компетенции и в целях реализации возложенных на него задач по осуществлению налогового контроля.

НК РФ предоставляет в некоторых ситуациях налоговым органам право выбора варианта поведения, но налоговый орган не может отказаться от осуществления принадлежащих ему прав по своей инициативе.

«…Субъект, обладающий властными полномочиями, не может использовать или не использовать права исключительно по собственному «свободному» усмотрению, он обязан реализовывать данные ему возможности при наступлении определенных обстоятельств» .

Алексеев С.С. Общая теория права. В 2 т. Т. 2. М., 1982. С. 115.

Таким образом, права налогового органа по своей сущности являются одновременно его обязанностями. НК РФ тем не менее разделяет права и обязанности налоговых органов. Ввиду этого в ст. 32 НК РФ содержится перечень основных обязанностей налоговых органов.

Основная задача налоговой службы — осуществление контроля над соблюдением законодательства о налогах и сборах, а также принятых в соответствии с ним нормативных правовых актов. Все права и обязанности налоговых органов обусловлены и вытекают из основной обязанности налоговой службы — осуществление налогового контроля.

Согласно пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ налоговые органы вправе определять суммы налогов, положенные к уплате в бюджет, расчетным путем на основании имеющейся у них информации о налогоплательщике, а также данных об иных аналогичных налогоплательщиках в следующих случаях:

  • отказ налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения;
  • непредставление в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов;
  • отсутствие учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Перечень случаев четко обозначен в законе и не может быть расширен налоговыми органами. Расчетный путь определения сумм налогов является средством защиты интересов бюджета от недобросовестных действий налогоплательщиков и направлен на соблюдение баланса частных и публичных интересов.

Конституционный Суд РФ в Определении от 5 июля 2005 г.

N 301-О указал: «Допустимость применения расчетного пути исчисления налогов непосредственно связана с обязанностью правильной, полной и своевременной их уплаты и обусловливается неправомерными действиями (бездействием) налогоплательщика. Поэтому сам по себе расчетный путь исчисления налогов, при обоснованном его применении, не может рассматриваться как ущемление прав налогоплательщиков».

Вместе с тем налоговые органы должны правильно использовать предоставленную возможность и не допускать злоупотреблений при определении сумм налогов расчетным путем.

«Наделение налоговых органов правом исчисления налогов расчетным путем направлено на реализацию целей и задач налогового контроля, осуществление которого не должно иметь произвольных оснований» (Конституционный Суд РФ в Определении от 5 июля 2005 г. N 301-О).

Расчетный путь может применяться налоговыми органами и в том случае, когда невозможно установить одну из составляющих, необходимых для исчисления налога. Например, если налогоплательщик не может представить документы, подтверждающие сумму расходов, указанную в декларациях.

«Вывод суда кассационной инстанции о том, что определение налоговым органом сумм налогов, подлежащих внесению в бюджет, на основании данных об иных налогоплательщиках возможно только при полном отсутствии учета доходов и расходов, противоречит закону» .

Постановление Президиума ВАС РФ от 25 мая 2004 г. N 668/04.

Таким образом, отсутствие учета доходов и расходов как основание для применения расчетного пути не означает, что необходимо отсутствие учета доходов и расходов в полном объеме.

Относительно непредоставления налоговому органу необходимых для расчетов налогов документов нужно обратить внимание на следующее. Буквальное толкование пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ позволяет сделать вывод, что для применения расчетного пути не имеют значения причины непредоставления документов.

Поэтому любые обстоятельства будут основанием для обращения налогового органа к расчетному пути. Судебно-арбитражная практика на этот счет противоречивая. Например, судом был сделан вывод, что для применения расчетного пути не имеет значения тот факт, что организация не имеет возможности представить запрошенные документы в связи с пожаром или хищением .

Постановление ФАС Московского округа от 7 февраля 2006 г. N КА-А40/421-06.

Вместе с тем есть и положительная для налогоплательщика практика. Арбитры указали, что документы не были предоставлены по независящим от налогоплательщика обстоятельствам (пожар), что лишает налоговый орган права на применение расчетного способа .

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 октября 2006 г. N Ф04-5614/2006(27729-А27-35).

Налоговые органы обязаны соблюдать установленный двухмесячный срок непредоставления документов для применения расчетного пути, в противном случае их действия будут незаконными .

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 25 сентября 2006 г. N Ф04-6020/2006(26452-А75-34).

Налоговый орган до обращения к расчетному пути определения сумм налогов по причине непредоставления необходимых документов обязан затребовать от налогоплательщика нужные документы .

Постановление ФАС Поволжского округа от 4 августа 2006 г. N А55-23300/2005-3.

В пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ не раскрывается перечень документов, непредоставление которых является основанием для обращения к расчетному способу определения налогов. Это означает, что непредоставление любых необходимых документов — право налогового органа использовать расчетный путь.

Положения пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ имеют общий характер и распространяются на все виды налогов и на всех налогоплательщиков. В то же время в п. 7 ст.

166 НК РФ дополнительно указано, что в случае отсутствия у налогоплательщика бухгалтерского учета или учета объектов налогообложения налоговые органы имеют право исчислять суммы налога на добавленную стоимость, подлежащие уплате, расчетным путем на основании данных по иным аналогичным налогоплательщикам.

При применении расчетного пути определения сумм налогов необходимо учитывать порядок расчета каждого налога, так как правила пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ применяются в совокупности с правилами расчета конкретного налога.

Так, при расчете НДС нужно принимать во внимание положения ст. ст. 171, 172 НК РФ, в которых установлены основания и порядок предоставления вычетов по НДС, поэтому без учета данных положений налоговая служба не может использовать расчетный путь определения НДС .

Читайте также:  Развивающиеся и наименее развитые страны

Постановление Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 8686/07.

Расчетный путь определения сумм налогов предполагает, что налоговый орган обязан учитывать не только данные о доходах налогоплательщика, но и данные о понесенных расходах, так как объект налогообложения (прибыль) формируется при уменьшении полученных доходов на понесенные расходы (ст. 247 НК РФ).

Нарушение данного принципа — действия налогового органа по применению расчетного пути определения налогов будут признаны незаконными: «Поскольку налоговый орган при определении суммы налогов, подлежащих внесению в бюджет, исходил из данных о движении денежных средств по расчетному счету налогоплательщика, при этом фактически взял лишь суммы, поступившие на расчетный счет, но не учел факт несения предпринимателем расходов, расчет доначисленных налогов, начисленных пеней и штрафов является необоснованным» .

Постановление ФАС Уральского округа от 20 декабря 2007 г. N Ф09-10982/06-С3 по делу N А47-9288/06.

В другом случае налоговым органом размер доначисленных НДС и налога на прибыль был определен расчетным путем, исходя исключительно из справки банка о движении денежных средств по расчетному счету налогоплательщика.

https://www.youtube.com/watch?v=SZup3do8fY8\u0026t=175s

Суд обоснованно указал, что сам факт поступления денег на счет налогоплательщика без определения природы спорных денежных средств, находящихся на расчетном счете, не является безусловным доказательством получения дохода (выручки) налогоплательщика в целях исчисления НДС и налога на прибыль .

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24 сентября 2007 г. по делу N Ф04-6486/2007(38351-А45-40).

Использование расчетного пути определения сумм налогов является не только правом, но и обязанностью налогового органа при наличии оснований, указанных в пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ. Отказ налоговой инспекции от использования расчетного пути определения налогов будет основанием для признания решения налогового органа о привлечении к налоговой ответственности незаконным.

«Признавая оспоренное решение налогового органа недействительным, суд апелляционной инстанции правомерно исходил из того, что имеются основания, предусмотренные пп. 7 п. 1 ст.

31 Налогового кодекса Российской Федерации, поэтому в данном случае подлежит применению именно эта норма права, а именно налогоплательщиком не были представлены налоговому органу в течение двух месяцев необходимые для расчета налогов документы вследствие их кражи, что привело к невозможности исчислить налоги» .

Постановление ФАС Московского округа от 10 апреля 2007 г. по делу N КА-А40/2544-07-П.

Сущность расчетного способа состоит в том, что налоговый орган определяет налоговые обязательства соответствующего налогоплательщика по правилам, установленным в НК РФ, исходя из имеющейся информации о данном налогоплательщике (аналогичных налогоплательщиках).

Налоговое законодательство не устанавливает специального порядка расчета сумм налогов при использовании налоговым органом расчетного пути определения сумм налогов, ввиду этого «…налоговый орган, применяя метод определения суммы налога на основе пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ, обязан учитывать все необходимые объективные показатели как самого истца, так и аналогичных налогоплательщиков» .

Постановление ФАС Центрального округа от 19 апреля 2005 г. по делу N А36-147/10-04.

Это означает, что налоговый орган при использовании расчетного способа обязан самостоятельно исследовать первичные бухгалтерские документы организации, в противном случае процедура определения сумм налогов расчетным путем будет признана незаконной.

«Как видно из материалов дела, по результатам выездной налоговой проверки правильности исчисления и своевременности уплаты ООО «Фирма «Вик» в бюджет НДФЛ за период с 4 ноября 2003 г. по 6 апреля 2007 г., ЕСН с 4 ноября 2003 г. по 31 декабря 2005 г. инспекцией составлен акт от 6 июня 2007 г. N 118 и принято решение от 26 июля 2007 г. N 2212.

Основанием для начисления оспариваемых ООО «Фирма «Вик» сумм налогов, пеней и налоговых санкций послужили выводы налогового органа о неправомерном уменьшении данным обществом налоговой базы по ЕСН вследствие занижения уровня заработной платы, выплачиваемой наемным работникам, а также о неудержании и неполном перечислении НДФЛ с фактически выплаченной заработной платы.

Исследовав материалы дела, суд первой инстанции установил, что ООО «Фирма «Вик» осуществляет розничную продажу моторного топлива через автозаправочные станции, расположенные на территории г. Томска.

Поскольку среднемесячная заработная плата работников предприятия в 2004 — 2005 гг. была ниже прожиточного минимума, установленного на территории Томской области, инспекция, руководствуясь пп. 7 п. 1 ст.

31 Налогового кодекса Российской Федерации, доначислила НДФЛ и ЕСН, исходя из данных Госкомстата России о размере заработной платы по отрасли, ответа Томского ОСБ 8616 по выданным кредитам, свидетельским показаниям и сведениям о размере заработной платы, выплаченной другими юридическими лицами и индивидуальным предпринимателем Михайлиной М.В.

Из содержания пп. 7 п. 1 ст.

31 Налогового кодекса Российской Федерации следует, что налоговые органы вправе применять расчетный метод налогообложения к налогоплательщикам на основании информации об аналогичных налогоплательщиках в случае отказа налогоплательщика допустить должностных лиц налогового органа к осмотру производственных, складских, торговых и иных помещений и территорий, используемых налогоплательщиком для извлечения дохода либо связанных с содержанием объектов налогообложения, непредставления в течение более двух месяцев налоговому органу необходимых для расчета налогов документов, отсутствия учета доходов и расходов, учета объектов налогообложения или ведения учета с нарушением установленного порядка, приведшего к невозможности исчислить налоги.

Изучив представленные налоговым органом сведения о заработной плате по трем предприятиям (ООО «Нефтепродукт-С», ЗАО «Химэлектромонтаж», ЗАО «Сибгазснабсервис»), расположенным на территории г.

Северска, суд первой инстанции установил, что при определении налогов расчетным путем налоговым органом все показатели взяты из налоговых деклараций, расчетов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

При этом не были исследованы первичные бухгалтерские документы по указанным организациям, трудовые договоры, штатное расписание, расчетные ведомости по начисленной заработной плате и оборотно-сальдовые ведомости.

Кроме того, суд первой инстанции пришел к выводу, что названные организации не являются аналогичными по отношению к ООО «Фирма «Вик», поскольку они осуществляют деятельность на территории г. Северска.

Основной вид деятельности у ЗАО «Химэлектромонтаж» — «Внутригородские автомобильные (автобусные) пассажирские перевозки, подчиняющиеся расписанию»; у ЗАО «Сибгазснабсервис» — «Транспортировка газа по газопроводу»; у ООО «Нефтепродукт-С» — «Сдача внаем собственного нежилого недвижимого имущества».

В то время как основным видом деятельности ООО «Фирма «Вик» является розничная продажа моторного топлива через автозаправочные станции, расположенные на территории г. Томска.

Применение инспекцией для определения заработной платы менеджера, автозаправщика, оператора-кассира, бухгалтера (0,5 ставки) свидетельских показаний бывшего работника ООО «Фирма «Вик» Раухвергера Д.Н.

, сведений о средней заработной плате по Томской области и штатного расписания по АЗС индивидуального предпринимателя Михайлиной М.В., осуществляющей свою деятельность на территории п. Парусинка, в районе Центрального контрольно-пропускного пункта г.

Томска, обоснованно признано судом первой инстанции не соответствующим требованиям пп. 7 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса Российской Федерации.

Также полно и всесторонне суд первой инстанции исследовал и признал недостоверными представленные налоговым органом доказательства о заработной плате оператора-кассира Никитиной М.В., инженера по эксплуатации АЗС Гейнца С.Х., бухгалтера Петрашко О.В.

Кроме того, суд первой инстанции установил, что при вынесении оспариваемого решения налоговым органом не приняты во внимание свидетельские показания оператора АЗС Шатохина Е.А, администратора автомойки Румянцевой Н.А., автозаправщика Фурсова И.Ф., которые подтвердили факт выплаты ООО «Фирма «Вик» заработной платы в размерах, указанных в расчетных ведомостях.

При таких обстоятельствах кассационная инстанция не находит оснований для отмены обжалуемого судебного акта» .

Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 8 мая 2008 г. N Ф04-2842/2008(4686-А67-19).

Использование данных об аналогичных налогоплательщиках для определения сумм налогов расчетным путем возможно лишь в том случае, если у налогового органа недостаточно сведений о проверяемом лице.

«Как следует из материалов дела, инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, налога на имущество, налога с продаж, налога на рекламу, транспортного налога, земельного налога, целевого сбора на благоустройство территории за период с 1 января 2003 г. по 30 июня 2006 г.

В ходе налоговой проверки общество в ответ на дважды направленные инспекцией требования от 19 сентября 2006 г. и от 8 декабря 2006 г.

не представило испрашиваемые документы (ни первичные документы, ни регистры бухгалтерского учета), необходимые для проведения проверки, в связи с их отсутствием по причине кражи из офиса прежнего собственника общества, а также увольнением прежнего руководителя общества и непередачей им документов назначенному руководителю. Поэтому инспекция провела проверку на основании документов, представленных контрагентами общества, и выписки банка по расчетному счету, открытому в Карельском отделении Сбербанка, а также имеющихся деклараций этого налогоплательщика и на основании названной информации о налогоплательщике определила суммы налогов, подлежащие уплате в бюджет расчетным путем, применив положения пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ.

Как реагировать на вызовы в ИФНС

Инспекторам удобно, когда давать пояснения приезжает лично директор компании. Его можно спросить о деятельности компании и убедиться, что он фактически ей руководит.

Всегда ли на все вызовы инспекции должен являться директор?

Представить пояснения может и другой сотрудник — нельзя вызывать директора по каждому поводу и штрафовать за неявку.

Согласно пп. 4 п. 1 ст. 31 НК РФ, инспекторы могут вызвать налогоплательщика, чтобы получить пояснения по расчету налогов и взносов, нестыковкам в декларации и другим вопросам. Но нигде не сказано, что явится в ИФНС обязан лично директор.

Законными представителями юридического лица являются его руководитель и любое другое лицо, которое признано органом юридического лица.

Как обезопасить фирму от лишних претензий?

Оформить доверенность главному бухгалтеру, юристу или другому сотруднику. В доверенности нужно указать, что руководитель передает этим людям право представлять компанию в отношениях с ИФНС и давать пояснения. Можно создать регламент, в котором будет указано, кто из сотрудников по каким категориям вопросов будет представлять пояснения.

Важно: вызов в инспекцию получил именно директор, то должен пойти лично. Другой сотрудник не может пойти вместо него, но имеет право сопровождать директора.

Нужно ли ехать на вызов инспекции из другого города?

Инспекция по месту учета филиала фирмы может прислать вызов директору головного офиса. Ехать в другой город для пояснений не обязательно. Инспекторы должны вызвать для пояснений директора филиала, если у него есть доверенность представителя фирмы. Это подтверждает письмо ФНС № ЕД-4-2/2785@ от 15.02.2017 года.

Также представитель компании не обязан ездить в ИФНС другого региона, чтобы дать пояснения о своем контрагенте. Чужая инспекция должна переслать запрос налоговикам по месту регистрации компании, чтобы те уже вызвали налогоплательщика.

Если же компания все-таки получила уведомление из чужой инспекции, нужно позвонить налоговикам и уточнить, в чем дело. Может быть, им будет достаточно письменных пояснений. Если же нет, представителю фирмы придется отправиться в командировку.

Читайте также:  Перечень средств обучения

Каковы основания для вызова

Налоговики должны обозначать цель вызова в уведомлении, которое направляют налогоплательщику. Инспекторы вправе вызвать по разным основаниям:

  • ошибки в отчетности;
  • необоснованный вычет НДС;
  • низкая налоговая нагрузка;
  • налоговая проверка компании;
  • проверка контрагентов;
  • другие связанные с исполнением законодательства о налогах и сборах случаи.

Такая формулировка пп. 4 п. 1 ст. 31 НК РФ позволяет инспекторам вызывать налогоплательщиков по многим вопросам.

К чему готовиться, если из уведомления не ясны основания для вызова?

Бывает, что в уведомлении нет понятной формулировки, какие пояснения нужны инспекторам. В этом случае налогоплательщик имеет право уточнить, какие пояснения необходимы. Для этого нужно отправить письменный запрос в инспекцию. Подробное уведомление поможет подготовить нужную информацию и документы перед визитом.

Как реагировать на устный вызов

Инспекторы должны прислать уведомление о вызове для дачи пояснений в письменном виде. Устное приглашение в ИФНС, например, в телефонном разговоре, налогоплательщик вправе проигнорировать. Последствий не будет.

Уведомление о вызове должно быть составлено по форме № 2 приказа ФНС № ММВ-7-2/189@ от 08.05.2015 года. На такой документ компания должна отреагировать.

В течение шести рабочих дней нужно отправьте квитанцию о приеме, иначе расчетный счет могут заблокировать в соответствии с пп. 2 п. 3 ст. 76 НК РФ.

Важно: нельзя игнорировать уведомление о вызове, если в нем нет печати. Инспекторы не обязаны оформлять уведомление на специальном бланке с угловым штампом или проставлять на нем печать, заявила ФНС в письме № ЕД-4-2/12800@.

Как реагировать на «бессрочный» вызов

Организация ответила на требование, а потом получила уведомление о вызове в налоговую для дачи пояснений по вопросу, который был в требовании. Уведомление пришло 20 августа. Нужно было явиться в инспекцию 23 августа и дать пояснения по сделке контрагента.

В уведомлении указано, что до визита в инспекцию налогоплательщик должен свериться с контрагентом, направить в ИФНС акт сверки, счет-фактуру по сделке, накладную и договор. Чтобы все сделать по правилам, компания должна отправиться в прошлое, чтобы успеть подготовиться. Но это невозможно.

Что делать, если компания не успевает подготовить документы?

Налогоплательщик может направить в ИФНС пояснение, что не успевает подготовить документы из-за сжатых сроков. Главное — не игнорировать вызов в налоговую во избежание штрафа.

Сроков по вызову для дачи пояснений нет НК не устанавливает, также не получится перенести дату вызова.

Как реагировать, если в уведомлении нет места и даты встречи?

Такое уведомление считается составленным с нарушением. В уведомлении о вызове должны быть дата, время встречи или приемные часы и номер кабинета, куда пригласили представителя фирмы. Таково требование приказа ФНС № ММВ-7-2/189@.

Но чтобы гарантированно обезопасить компанию от штрафа за неявку, лучше связаться с ИФНС и уточнить, когда и куда прийти для пояснений. Также можно письменно сообщить о том, что представитель фирмы не может явиться на встречу, так как неизвестно время и место.

Инспекция может оштрафовать компанию, если представитель не дал пояснений по поводу расхождений в отчетности согласно п. 1 ст. 129.1 НК РФ. Однако в других случаях стоит больше опасаться штрафов за неявку. На уведомление с приглашением в инспекцию лучше отреагировать.

Налоговая реконструкция: еще одно судебное решение в пользу налогоплательщиков | «Правовест Аудит»

По результатам выездной налоговой проверки налогоплательщику из г.

Санкт-Петербурга — ООО «ЮРРОС» (далее — Общество) были предъявлены налоговые претензии по налогу на прибыль и НДС на общую сумму около 90 млн. руб.

, основанием для которых послужил вывод налогового органа о создании формального документооборота по сделкам с четырьмя «проблемными» субподрядчиками в нарушение пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НКРФ.

Напомним, что для вычетов НДС и учета расходов пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК требует, чтобы обязательство по сделке было исполнено лицом, являющимся стороной договора, заключенного с налогоплательщиком, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки (операции) передано по договору или закону.

В обоснование своего вывода налоговый орган ссылался, в частности, на следующие обстоятельства:

  • генподрядчик работ не согласовывал с Обществом привлечение спорных субподрядчиков;
  • в представленной Обществом и генподрядчиком исполнительной документации (общих журналах работ, актах освидетельствования скрытых работ и др.) не указаны субподрядчики;
  • свидетельскими показаниями должностных лиц генподрядчика, заказчика, надзорных и контролирующих организаций опровергается нахождение на строительной площадке сотрудников и строительной техники спорных субподрядчиков;
  • у субподрядчиков отсутствуют необходимые ресурсы для выполнения работ на объектах заказчиков (численность сотрудников — 1 человек; отсутствие необходимых производственных активов для выполнения работ, строительных материалов и т.п.);
  • руководители спорных субподрядчиков в ходе проведения допроса отказались от осуществления финансово-хозяйственной деятельности в данных организациях; их налоговая отчетность представлялась с показателями, не отражающими действительных оборотов по реализации товаров (работ, услуг); при анализе их банковских выписок по операциям на расчетных счетах отсутствуют перечисления заработной платы, платежей за коммунальные услуги, за аренду помещений, аренду основных и транспортных средств и т.п.;
  • свидетельскими показаниями сотрудников Общества подтверждается, что весь объем спорных работ был выполнен собственными силами Общества, а также опровергается нахождение на строительной площадке сотрудников и строительной техники субподрядчиков.

На основании этих обстоятельств налоговый орган посчитал, что спорные операции не были исполнены четырьмя «проблемными» субподрядчиками, в связи с чем Обществом был использован формальный документооборот, а налоговым органом якобы опровергнута реальность спорных операций ввиду того, что они выполнены Обществом самостоятельно, собственными трудовыми ресурсами.

Однако арбитражные суды всех трех инстанций при рассмотрении указанного налогового спора признали законным доначисление Обществу НДС по рассматриваемым основаниям, указав, среди прочего, что реальная возможность осуществлять выполнение договорных обязательств спорных субподрядчиков отсутствовала, поскольку в период совершения операций они не имели необходимых трудовых ресурсов, имущества и транспортных средств.

Вместе с тем арбитражные суды встали на сторону Общества и признали незаконным доначисления налога на прибыль, соответствующих пеней и штрафа, обратив внимание на следующие обстоятельства:

  • налоговым органом ошибочно не учтено, что необходимость привлечения субподрядчиков объясняется значительным объемом работ по заключенному с генподрядчиком контракту, для выполнения которых собственных трудовых ресурсов Общества не хватало; при этом суды приняли во внимание выводы представленного Обществом заключения специалиста торгово-промышленной палаты, из которого следует, что для выполнения всего объема работ для генподрядчика в установленные сроки Обществу был необходим штат сотрудников, в несколько раз превышающий имеющийся.
  • приведенные налоговым органом доводы относительно выполнения спорных работ силами Общества, носят предположительный характер, документально не подтверждены, основаны лишь на отсутствии в общих журналах работ с генподрядчикоми актах скрытых работ сведений о субподрядчиках;
  • большинство допрошенных налоговым органом сотрудников Общества дали показания, что не знают о привлечении субподрядчиков, при этом такие свидетели в силу их должностных обязанностей и квалификации объективно могли и не владеть этой информацией;
  • из положений ст. 247, п. 1 ст. 252 НК РФ, пунктов 3, 7 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 No 53 следует, что при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды определение размера налоговых обязательств должно производиться с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла; при этом из материалов дела следует и не оспаривается налоговым органом работы, отраженные в документах с Обществом в действительности выполнены и в полном объеме переданы генподрядчику;
  • при осуществлении мероприятий налогового контроля в рамках выездной налоговой проверки Инспекцией должен быть определен действительный размер налоговых обязательств Общества за проверяемый период; при рассмотрении спора по эпизоду доначисления налога на прибыль судами установлено, что Общество не имело возможности собственными силами выполнить весь объем работ, сданных генподрядчику; однако налоговым органом полностью исключены расходы Общества по операциям со спорными контрагентами; руководствуясь статьями 31, 247, 252 НК РФ, суды пришли к выводу об отсутствии у налогового органа правовых оснований для принятия оспариваемого решения в части доначисления налога на прибыль с учетом недоказанности факта самостоятельного выполнения Обществом всего объема спорных работ; при этом в подтверждение выполненных спорными субподрядчиками работ на предмет соответствия этих работ уровню рыночных цен, Обществом было представлено заключение специалиста.

Также арбитражный суд кассационной инстанции указал, что доводы налогового органа о неправильном применении судами положений ст. 54.1 НК РФ не могут быть приняты кассацией, поскольку вопреки мнению налогового органа, в отношении налога на прибыль положения ст. 54.1 НК РФ не позволяют исключить спорные расходы при недоказанности факта их самостоятельного выполнения налогоплательщиком.

Изложенные выводы содержатся в решении Арбитражного суда г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 18.10.2019, в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 19.03.2020 по делу No А56-50990/2019.

Стоит отметить, что проблема соотношения положений ст. 54.1 НК РФ с вопросом учета реальных затрат налогоплательщика (правил налоговой реконструкции) для целей налогообложения прибыли продолжает быть крайне актуальной на сегодняшний день.

Рассматриваемый налоговый спор (как и ряд других, положительно завершившихся для налогоплательщиков в конце 2019 г. — первой половине 2020 гг.

), по нашему мнению, дает основание для осторожного оптимизма по вопросу налоговой реконструкции в свете применения п. 2 ст. 54.

1 НК РФ (несмотря на то, что налоговый орган в настоящее время обжаловал указанные судебные акты в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ).

Действительно, п. 2 ст. 54.1 НК РФ не отменяет обязательность применения пп. 7 п. 1 ст.

 31 НК РФ, то есть использование расчетного метода при документальной неподтвержденности налогоплательщиком соответствующих операций в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни или объектах налогообложения (кроме случаев отражения в учете фиктивных сделок), а также случаев невыполнения «теста надлежащей стороны сделки».

Причем вывод о необходимости применения расчетного метода для случаев отсутствия документов или признания их ненадлежащими в ситуации реальности самих операций был выработан еще Президиумом ВАС РФ в постановлении от 03.07.

2012 No 2341/12 по делу АО «Камский завод ЖБИ», который впоследствии был закреплен Пленумом ВАС РФ в пункте 8 постановления от 30.07.

2013 No 57 «О некоторых вопросах,возникающих при применении арбитражными судами части первой Налогового кодекса Российской Федерации».

Кроме того, в Определении Верховного Суда РФ от 06.03.

2018 No 304-КГ17-8961 отмечено, что выявление необоснованной налоговой выгоды предполагает доначисление суммы налога, подлежащей уплате в бюджет таким образом, как если бы налогоплательщик (налоговый агент) не злоупотреблял правом, а не применение дополнительной санкции; иной подход по существу означал бы применение к налогоплательщику меры юридической ответственности, не установленной законодательством, что недопустимо.

Между тем следует отметить, что на настоящий момент складывается весьма противоречивая судебно-арбитражная практика по вопросу применения налоговой реконструкции в делах о «проблемных» контрагентах.

Например, в деле компании Кузбассконсервмолоко суд апелляционной инстанции поддержал позицию налогового органа об отсутствии налоговой реконструкции при применении п. 2 ст. 54.1 НК РФ (см.

постановление 7ААС от 20.01.2020 по делу No А27-17275/2019).

Сейчас это дело не закончено и вызывает пристальный интерес всего налогового сообщества (рассмотрение кассационной жалобы налогоплательщика назначено на 01.07.2020).

Напротив, в деле компании Сива Лес Арбитражный суд Уральского округа поддержал налогоплательщика, отметив, что запрет на проведение налоговой реконструкции налогового обязательства по налогу на прибыль путем установления расходной части расчетным путем на основании пп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ в положениях ст. 54.1 НК РФ отсутствует (см. постановление АС УО от 23.01.2020 по делу NoА50-17644/2019).

  • В этой связи приведенное противоречие в судебно-арбитражной практике будет разрешено, по всей видимости, лишь Верховным Судом РФ, причем возможно уже в ближайшее время (до конца 2020 года).
  • При этом мы достаточно оптимистично смотрим на рассматриваемую проблематику по вопросу налоговой реконструкции и полагаем, что Верховный Суд РФ сохранит преемственность подходов ВАС РФ и займет позицию о недопустимости полного исключения понесенных налогоплательщиком затрат для целей налогообложения при признании налоговым органом реального факта выполнения работ и несения им соответствующих затрат.
  • Налоговые юристы компании «Правовест Аудит» имеют значительный опыт успешного оспаривания налоговых претензий:
  • Мы готовы оказать юридическую поддержку при ведении налоговых споров, связанных с налоговыми претензиями.