Информация

Пленум 12.8 КоАП РФ

Так, постановлением мирового судьи судебного участка № 2 от 04 июня 2020 года С.И.В. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.

8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, и подвергнут административному наказанию в виде административного штрафа в размере 30000 рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок 1 год 10 месяцев.

Определением судьи апелляционной инстанции от 12 января 2021 года в удовлетворении  С.И.В. решение суда первой инстанции оставлено в силе, а жалоба С.И.В. без удовлетворения.

В жалобе, поданной в Кассационный суд, С.И.В. просил об отмене судебных актов как незаконных, вынесенных с нарушением норм процессуального права, и прекращении производства по делу в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

При таких обстоятельствах, оснований для отмены определения судьи Вилегодского районного суда Архангельской области от 12 января 2021 года не имеется, постановление мирового судьи судебного участка № 2 Вилегодского судебного района Архангельской области от 4 июня 2020 г. является вступившим в законную силу.

Задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений (статья 24.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

В силу положений статьи 26.

1 названного Кодекса в числе иных обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: наличие события административного правонарушения, виновность лица в совершении административного правонарушения, обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении, иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

Согласно статье 26.

11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях судья, члены коллегиального органа, должностное лицо, осуществляющие производство по делу об административном правонарушении, оценивают доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности. Никакие доказательства не могут иметь заранее установленную силу.

Частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусмотрена административная ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Основанием привлечения С.И.В. к административной ответственности послужили следующие обстоятельства: 05 февраля 2020 года около дома 8 «а», где С.И.В. управлял автомашиной Лада с государственным регистрационным знаком №, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в нарушение п.2.7 Правил дорожного движения РФ, и такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

Указанные обстоятельства мировой судья посчитал установленными на основании представленных по делу доказательств.

Однако с выводами постановления мирового судьи согласиться нельзя по следующим основаниям.

В силу требований частей 1 и 2 статьи 1.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо, привлекаемое к административной ответственности, не может быть подвергнуто административному наказанию и мерам обеспечения производства по делу об административном правонарушении иначе как на основаниях и в порядке, установленных законом.

Применение уполномоченными на то органом или должностным лицом административного наказания и мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в связи с административным правонарушением осуществляется в пределах компетенции указанных органа или должностного лица в соответствии с законом.

https://www.youtube.com/watch?v=rPMc2XbuoaQ\u0026pp=ygUf0J_Qu9C10L3Rg9C8IDEyLjgg0JrQvtCQ0J8g0KDQpA%3D%3D

Как следует из материалов дела, вмененное С.И.В. административное правонарушение было выявлено в ходе применения предусмотренных главой 27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении.

Согласно части 2 статьи 27.

12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях отстранение от управления транспортным средством соответствующего вида, освидетельствование на состояние алкогольного опьянения, направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения осуществляются должностными лицами, которым предоставлено право государственного надзора и контроля за безопасностью движения и эксплуатации транспортного средства соответствующего вида, в присутствии двух понятых либо с применением видеозаписи.

Из материалов настоящего дела следует, что меры обеспечения производства по настоящему делу об административном правонарушении применены с использованием видеозаписи.

Согласно ч.ч.1 и 3 статьи 26.

2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях доказательствами по делу об административном правонарушении являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела. Не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, если указанные доказательства получены с нарушением закона.

Пунктом 23 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 июня 2019 года N 20 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» разъяснено, что при оценке видеозаписи на предмет ее достоверности и допустимости необходимо учитывать ее непрерывность, полноту (обеспечивающую в том числе визуальную идентификацию объектов и участников проводимых процессуальных действий, аудиофиксацию речи) и последовательность, а также соотносимость с местом и временем совершения административного правонарушения, отраженными в иных собранных по делу доказательствах (статья 26.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях).

Вместе с тем, представленная в материалах дела видеозапись выполнена без звука, в связи с чем в совокупности с иными представленными по делу доказательствам не обеспечивает полноту (аудиофиксацию речи) и последовательность проводимых процессуальных действий, не отражает характер самих процессуальных действий, а также выполнение при применении мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении предусмотренных законом требований.

При этом, согласно доводам жалобы С.И.В., адресованной в районный суд, он не был согласен с освидетельствованием на состояние алкогольного опьянения и проводимыми процессуальными действиями.

При таких обстоятельствах, не представляется возможным в ходе рассмотрения настоящей жалобы оценить допустимость представленного доказательства, а также соблюдение требований статьи 27.12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в ходе применения мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в отношении С.И.В.

Кроме того, в соответствии с положениями части 1 статьи 29.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в постановлении по делу об административном правонарушении должны быть указаны обстоятельства, установленные при рассмотрении дела, в том числе время совершения административного правонарушения.

Однако, в постановлении мирового судьи время совершения вмененного С.И.В. административного правонарушения (управления транспортным средством) не установлено и не указано, в связи с чем выводы об относимости представленных по делу доказательств являются необоснованными.

В силу положений частей 1 и 4 статьи 1.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.

17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка № 2 от 04 июня 2020 года, вынесенное в отношении С.И.В. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежало отмене.

Производство по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 1 статьи 12.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в отношении С.И.В. подлежало прекращению на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 названного Кодекса — в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.

«По вопросам оказания юридической помощи необходиом обращаться потел. 8-21-470-12-08 (вайбер, вотсап, телеграм);

Пленум ВС РФ обновил разъяснения по применению положений главы 12 КоАП РФ о нарушениях в области дорожного движения

Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление, в котором пояснил судам, что необходимо учитывать при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 КоАП («Административные правонарушения в области дорожного движения»). Прежние разъяснения (п. 1-12.2 постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 года № 18) признаны не подлежащими применению (Постановление Пленума ВС РФ от 25 июня 2019 г. № 20).

В частности, в новом постановлении приведены важные разъяснения, касающиеся привлечения к ответственности по ч. 2 ст. 12.2 КоАП РФ за управление транспортным средством (далее также ТС) с государственными регистрационными знаками, видоизмененными или оборудованными с применением устройств или материалов, препятствующих их идентификации либо позволяющих их видоизменить или скрыть.

Пленум ВС РФ пояснил, что видоизмененным является выданный на данное ТС государственный регистрационный знак, в который были внесены изменения, искажающие нанесенные на него символы либо один из них (например, путем заклеивания), либо способ установки которого препятствует его прочтению и идентификации (в частности, путем переворота пластины государственного регистрационного знака).

А в качестве устройств или материалов, препятствующих идентификации государственных регистрационных знаков либо позволяющих их видоизменить или скрыть, как указал Пленум ВС Р, могут расцениваться:

различные механизмы, приборы, приспособления и иное оборудование – шторки, электромагниты и т. п. (в том числе и тогда, когда они не были приведены в действие в момент выявления административного правонарушения, однако позволяли водителю при совершении определенных действий видоизменить или скрыть государственный регистрационный знак),

а также искусственные материалы (например, листы бумаги, картон) либо природные материалы (в частности, листва, грязь, снег), если визуальный осмотр транспортного средства позволяет с очевидностью сделать вывод о том, что они нанесены с целью затруднения или невозможности идентификации государственных регистрационных знаков (например, загрязнение фрагмента государственного регистрационного знака не связано с погодными условиями или не обусловлено процессом движения, допускающим самозагрязнение).

Доказательством использования тех или иных устройств (материалов) в указанных целях может выступать, например, произведенная уполномоченным должностным лицом в ходе выявления административного правонарушения видеозапись (фотографии).

Рассказал ВС РФ в новом постановлении и о том, какие знаки следует считать подложными при квалификации действий лица по ч. 3 ст. 12.2 КоАП РФ.

Также в постановлении приведен ряд важных разъяснений по вопросам фиксации административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.

Читайте также:  Продажа законсервированного объекта

В частности, подчеркивается, что если правонарушение в области дорожного движения было зафиксировано с помощью технических средств, которые не работали в автоматическом режиме, либо с использованием других технических средств (например, телефона, видеокамеры, видеорегистратора), то в данном случае особый порядок привлечения к административной ответственности (без составления протокола и участия собственника ТС при вынесении постановления по делу) не применяется.

Кроме того, Пленум ВС РФ обратил внимание судов на то, что частота размещения работающих в автоматическом режиме технических средств, не позволившая водителю после фиксации административного правонарушения снизить скорость движения ТС без создания аварийной ситуации либо покинуть полосу, предназначенную, например, для движения маршрутных транспортных средств, без пересечения дорожной разметки 1.1, может свидетельствовать об отсутствии его вины в совершении последующего административного правонарушения, предусмотренного соответственно одной из частей ст. 12.9, ч. 1 ст. 12.16 или ч. 1.1 ст. 12.17 КоАП РФ.

Среди иных содержащихся в документе правовых позиций отметим следующие:

Понятие транспортного средства, закрепленное в примечании к ст. 12.1 КоАП РФ, расширительному толкованию не подлежит.

Вместе с тем в предусмотренных отдельными статьями главы 12 КоАП РФ случаях устанавливается административная ответственность и лиц, управляющих иными средствами передвижения (в частности, велосипедами, гужевыми повозками), при нарушении такими лицами ПДД (например, ч. 2-3 ст. 12.29 КоАП РФ).

Управление транспортным средством представляет собой целенаправленное воздействие на него лица, в результате которого транспортное средство перемещается в пространстве (вне зависимости от запуска двигателя). Действия лица, приравненного к пешеходу (п. 1.2 ПДД), например, ведущего мопед, мотоцикл, не могут расцениваться в качестве управления транспортным средством.

По ч. 2 ст. 12.

3 КоАП РФ (Управление ТС водителем, не имеющим при себе страхового полиса ОСАГО) действия водителя подлежат квалификации в тех случаях, когда владелец транспортного средства выполнил установленную законом обязанность по страхованию и в качестве документа, удостоверяющего осуществление обязательного страхования, ему был выдан страховой полис на бланке. Если страховой полис был оформлен в виде электронного документа, непредъявление его водителем уполномоченному должностному лицу не образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного данной нормой.

При квалификации действий водителя по ч. 2 ст. 12.13 или ч. 3 ст. 12.

14 КоАП РФ (Невыполнение требования ПДД уступить дорогу ТС, пользующемуся преимущественным правом проезда перекрестков/преимущественным правом движения) судам необходимо учитывать, что водитель ТС, движущегося в нарушение ПДД по траектории, движение по которой не допускается (например, по обочине, во встречном направлении по дороге с односторонним движением), либо въехавшего на перекресток на запрещающий сигнал светофора, жест регулировщика, не имеет преимущественного права движения, и у других водителей (например, выезжающих с прилегающей территории или осуществляющих поворот) отсутствует обязанность уступить ему дорогу.

Действия лица, выехавшего на полосу, предназначенную для встречного движения, с соблюдением требований ПДД, однако завершившего данный маневр в нарушение указанных требований, подлежат квалификации по ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

При этом если водитель выехал на встречную полосу в нарушение требований дорожного знака или дорожной разметки, суд должен убедиться, что такие знак или разметка (в том числе временные) установлены/нанесены в соответствии с законодательством. При возникновении в ходе рассмотрения дела сомнений в законности установки тех или иных дорожных знаков и (или) нанесения той или иной дорожной разметки судьей может быть истребована соответствующая схема (проект).

За нарушение правил стоянки на тротуаре водителя ждет штраф по ч. 3 ст. 12.19 КоАП РФ.

В то же время, если остановка или стоянка транспортного средства была осуществлена на территориях, на которые не распространяется действие раздела 12 ПДД (например, газон, детская площадка, иные объекты благоустройства), такие действия квалификации по ст. 12.19 КоАП РФ не подлежат. Административная ответственность за них может быть установлена законами субъектов РФ об административных правонарушениях.

Если же автомобиль размещен одновременно на тротуаре и газоне (ином объекте благоустройства), действия водителя (собственника (владельца) ТС (при фиксации административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, либо работающими в автоматическом режиме средствами фото- и киносъемки, видеозаписи) подлежат квалификации как по ч. 3 ст. 12.19 КоАП РФ, так и по соответствующей норме закона субъекта РФ об административных правонарушениях, если такая ответственность им установлена.

Оставление водителем в нарушение требований ПДД места ДТП, участником которого он являлся, в том числе до оформления уполномоченными должностными лицами документов в связи с таким происшествием либо до заполнения бланка извещения о ДТП в соответствии с правилами обязательного страхования в установленных законом случаях, образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ. По данной норме также квалифицируется невозвращение водителя к месту ДТП после доставления им пострадавшего на своем транспортном средстве в лечебное учреждение в экстренных случаях при невозможности отправить пострадавшего на попутном транспортном средстве.

Рассмотрен в постановлении и ряд иных не менее важных вопросов (что понимается под незаконной установкой знака «Инвалид»; как исчислять срок лишения прав водителей, которые уклоняются от сдачи удостоверения; что учитывать при рассмотрении дел о правонарушениях, связанных с управлением ТС водителем, находящимся в состоянии опьянения, и передачей управления ТС лицу, находящемуся в состоянии опьянения и т. д.).

Источник: Система ГАРАНТ

Кронштадтский районный суд города Санкт-Петербурга

  • Справочная информация
  • Изменения в ГПК РФ и КАС РФ
  • Изменения в ГПК РФ и КАС РФ

Уважаемые участники процесса!

Информируем Вас о том, что с 01 октября 2019 года изменяется порядок подачи исковых заявлений и административных исковых заявлений в суды общей юрисдикции, в связи с изменением процессуального законодательства Российской Федерации.

Так, изменения затронут требования к форме и содержанию искового (административного искового) заявления, предусмотренные ст. 131 ГПК РФ, ст. 125 КАС РФ.

В дополнение к прежним требованиям в исковом (административном исковом) заявлении необходимо будет указывать сведения об ответчике: для гражданина — фамилия, имя, отчество (при наличии) и место жительства, а также дата и место рождения, место работы (если они известны) и один из идентификаторов (страховой номер индивидуального лицевого счета, идентификационный номер налогоплательщика, серия и номер документа, удостоверяющего личность, основной государственный регистрационный номер индивидуального предпринимателя, серия и номер водительского удостоверения, серия и номер свидетельства о регистрации транспортного средства), для организации — наименование и адрес, а также, если они известны, идентификационный номер налогоплательщика и основной государственный регистрационный номер. В исковом заявлении гражданина один из идентификаторов гражданина-ответчика указывается, если он известен истцу (п.3 ч. 2 чт. 131 ГПК РФ).

В исковом (административном исковом) заявлении необходимо указать сведения о предпринятых стороной (сторонами) действиях, направленных на примирение, если такие действия предпринимались ( п. 7.1. ст. 131 ГПК РФ, п. 6.1. ст.125 КАС РФ).

  1. В соответствии с изменениями ст. 132 ГПК РФ, в дополнение к прежним требованиям к исковому заявлению необходимо будет приложить:
  2. — документы, подтверждающие выполнение обязательного досудебного порядка урегулирования спора, если такой порядок установлен федеральным законном;
  3. — уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление другим лицам, участвующим в деле, копий искового заявления и приложенных к нему документов, которые у других лиц, участвующих в деле, отсутствуют, в том числе в случае подачи в суд искового заявления и приложенных к нему документов посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте соответствующего суда в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»;
  4. — документы, подтверждающие совершение стороной (сторонами) действий, направленных на примирение, если такие действия предпринимались и соответствующие документы имеются.
  5. В силу ст. 126 КАС РФ к административному исковому заявлению необходимо приложить:
  6. — документ, подтверждающий наличие высшего юридического образования или ученой степени по юридической специальности у гражданина, который является административным истцом и намерен лично вести административное дело, по которому настоящим Кодексом предусмотрено обязательное участие представителя;
  7. — документы, подтверждающие совершение стороной (сторонами) действий, направленных на примирение, если такие действия предпринимались и соответствующие документы имеются.

Что касается приказного производства, изменения внесены в ст. 124 ГПК РФ. В дополнение к прежним требованиям в заявлении о вынесении судебного приказа, направляемом мировому судье, должны быть указаны:

— сведения о должнике: для гражданина-должника — фамилия, имя, отчество (при наличии) и место жительства, а также дата и место рождения, место работы (если они известны) и один из идентификаторов (страховой номер индивидуального лицевого счета, идентификационный номер налогоплательщика, серия и номер документа, удостоверяющего личность, основной государственный регистрационный номер индивидуального предпринимателя, серия и номер водительского удостоверения, серия и номер свидетельства о регистрации транспортного средства), для организации-должника — наименование и адрес, а также идентификационный номер налогоплательщика и основной государственный регистрационный номер, если они известны. В заявлении гражданина-взыскателя один из идентификаторов гражданина-должника указывается, если он известен гражданину-взыскателю.

Изменения затронули ст. 56 ГПК РФ, данная статья дополнена положением о том, что каждое лицо, участвующее в деле, должно раскрыть доказательства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений, перед другими лицами, участвующими в деле, в пределах срока, установленного судом, если иное не установлено настоящим Кодексом.

Верховный суд возвращает водительские права – часть вторая — новости Право.ру

«Находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения» – не приговор, если решение о привлечении к административной ответственности принято с нарушениями.

О типичных ошибках, которые допускают суды нижестоящих инстанций, при рассмотрении дел о лишении прав на управление автомобилем, говорится в решениях Коллегии по административным делам Верховного суда РФ.

ВС, как надзорная инстанция, нередко становится последней надеждой для водителей, лишенных прав за управление автомобилем в нетрезвом виде.

Автолюбители или их представители в жалобах указывают на различные нарушения в процессе привлечения к административной ответственности, которые нижестоящие суды игнорируют, а Верховный суд принимает во внимание, что приводит к благополучному для заявителя исходу дела. «Право.

ru» продолжает серию публикаций о причинах, по которым ВС может вернуть право на управление автомобилем любителям «нетрезвой езды» (см. «Верховный суд возвращает водительские права», «Гексорал» – не алкоголь: ВС защитил водителя, оштрафованного за езду в нетрезвом виде», «Неправильный индекс и ошибка «Почты Росcии» помогли водителю вернуть права в ВС»).

Читайте также:  Профилактика нарушений Доклад

Не та статья

Вечером 25 марта 2014 года инспектор ДПС остановил на 202-м км трассы Омск – Тара Алексея Галашова, который управлял автомобилем в состоянии алкогольного опьянения.

28 июня 2014 года мировой судья судебного участка № 91 Куйбышевского района города Омска привлек Галашова к ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП, с лишением прав на три года и обязанием уплатить штраф в размере 50 000 руб.

Эту норму суд применил, так как ранее автолюбитель дважды привлекался к ответственности за вождение в нетрезвом виде: в августе 2011-го его на полтора года лишили прав по ч. 3 ст. 12.

27 КоАП РФ (невыполнение требования ПДД о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки), а в сентябре того же года таким же образом наказали уже по ч. 1 ст. 12.8 КоАП (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния).

Попытки обжаловать последнее постановление в районном и областном судах оказались безуспешными, и водитель направил жалобу в ВС РФ (дело № 50-АД15-3).

Второго ноября текущего года ее рассмотрел судья Коллегии по административным делам Сергей Никифоров, который заметил нестыковку: на момент составления протокола у Галашова в принципе не было водительского удостоверения, сотруднику ДПС, как следует из протокола, он предъявлял паспорт.

Согласно информации ОГИБДД МВД России «Тарский» и базы данных АИПС «Водитель», срок действия водительских прав заявителя истек 6 ноября 2013 года, а новые он получил только 29 августа 2014-го.

Это значит, что 25 марта прошлого года мужчина одновременно находился за рулем в состоянии алкогольного опьянения и являлся лицом, утратившим право управления транспортными средствами на основании ч. 1 ст. 28 закона «О безопасности дорожного движения» (истечение срока действия водительского удостоверения).

Как указано в постановлении ВС, эти деяния подпадают под санкции ч. 3 ст. 12.

8 КоАП (управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения и не имеющим права управления транспортными средствами либо лишенным права управления транспортными средствами, если такие действия не содержат уголовно наказуемого деяния), а не ч. 4 той же статьи (повторное совершение нарушений, упомянутых в ч. 1 и 2, в старой редакции), как посчитали суды нижестоящих инстанций.

«Однако, поскольку санкцией ч. 3 ст. 12.8 КоАП РФ установлено более строгое административное наказание по сравнению с административным наказанием, предусмотренным санкцией ч. 4 ст. 12.

8 данного Кодекса, переквалификация действий Галашова в данном случае невозможна, так как повлечет ухудшение его положения, что недопустимо», – сказано в постановлении ВС, которым предыдущие акты по делу были отменены, а производство по нему прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.

5 КоАП, в связи с отсутствием состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.8 КоАП.

Когда водителя «забыли» попросить подышать в трубочку

Житель Нанайского района Хабаровского края Дмитрий Сахно 12 мая этого года также был привлечен к ответственности по ч. 4 ст. 12.8 КоАП РФ с лишением на три года права управлять транспортным средством и штрафом в 50 000 руб.

Основанием для этого стало совершенное им повторное нарушение – 22 февраля 2015 года мужчина находился за рулем нетрезвым.

Оспорить постановление мирового судьи судебного участка № 59 Нанайского района в апелляционном и кассационном порядке он не смог, что и стало причиной обращения в ВС РФ (дело № 58-АД15-5).

Судья Никифоров с выводами коллег из нижестоящих инстанций не согласился. Он напомнил, что надлежащими доказательствами состояния опьянения водителя по делу о нарушении, предусмотренном ст. 12.

8 КоАП РФ, являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения (п.

 7 постановления Пленума ВС РФ от 24 октября 2006 года № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части КоАП РФ»).

В материалах дела Сахно зафиксировано: сотрудники ДПС пришли к выводу, что тот нетрезв из-за «поведения, не соответствующего обстановке», поскольку алкотестер никаких отклонений от нормы не показал.

Чтобы понять, пьян водитель или нет, его направили на медицинское освидетельствование, которое подтвердило наличие алкоголя в крови.

Однако судья Коллегии по административным делам ВС, ознакомившись с актом медосвидетельствования, счел, что он составлен с нарушениями Инструкции по проведению медосвидетельствования. В пп.

 11 и 12 этого документа сказано, что сначала врач должен провести «исследование выдыхаемого воздуха на алкоголь». Если результаты отрицательные, а клинические признаки опьянения присутствуют, «отбирается проба биологического объекта для направления на химико-токсикологическое исследование».

Однако Сахно не проверили алкотестером, а сразу направили на анализ крови, который и показал опьянение.

«Таким образом, порядок проведения медицинского освидетельствования в отношении Сахно был нарушен, действия медицинского работника по отбору пробы биологического объекта без исследования выдыхаемого воздуха на алкоголь не соответствуют положениям Инструкции», – сказано в постановлении ВС от 6 ноября 2015 года, которое отменило акты судов нижестоящих инстанций. Производство по делу прекращено на основании п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП, в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.

Из-за нарушения инструкции при проведении медосвидетельствования ВС 9 ноября 2015 года отменил и акты, вынесенные в отношении туапсинца Игоря Матвеенко (дело № 18-АД15-34), привлеченного к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП.

В его случае исследование выдыхаемого воздуха проводилось при помощи алкотестера, который показал превышение допустимой нормы, но с нарушением п. 16 инструкции, в котором сказано, что пробы нужно отбирать дважды, с интервалом в 20 минут.

Но Матвеенко попросили «подышать в трубочку» лишь один раз.

Предположения недопустимы

Николай Савелов постановлением мирового судьи участка № 3 Ершовского района Саратовской области от 17 марта 2015 года был привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

За совершение ДТП в состоянии алкогольного опьянения его на два года лишили прав управления транспортными средствами и оштрафовали на 30 000 руб. Ершовский райсуд и Саратовский облсуд оставили решение без изменения.

Савелов обратился в ВС РФ с жалобой, в которой просил отменить вынесенные в отношении него судебные акты как незаконные (дело № 32-АД15-8).

Судья Коллегии по административным делам Никифоров при исследовании материалов дела снова нашел нарушения в акте медосвидетельствования. Примечанием к ст. 12.8 КоАП (внесено законом № 196-ФЗ, вступившим в силу 1 сентября 2013 года) установлено, что концентрация паров этилового спирта не должна превышать 0,16 мг (или 0,16 промилле) на один литр выдыхаемого воздуха.

Согласно акту медицинского освидетельствования Савелова от 25 августа 2014 года, концентрация абсолютного этилового спирта в выдыхаемом воздухе нормы не превышала.

Но, так как исследование проводилось почти через 12 часов после совершения ДТП, эксперт сделал вывод, что, вероятно, на момент аварии «концентрация алкоголя могла составить примерно 2,0 промилле» (об этом говорится в решении Ершовского райсуда).

В заключении судмедэкспертизы сказано, что алкоголь в организме человека подвергается окислению и выведению в соответствии с правилом Видмарка со средней скоростью 0,15 промилле в час, это и позволило медработнику предположить, что за рулем водитель был нетрезв.

Несмотря на показания свидетелей, которые утверждали, что Савелов в тот день не пил, суды все же прислушались к теории эксперта.

ВС с этим не согласился и отменил ранее вынесенные постановления. Производство по делу было прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ, в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

На тех же основаниях ВС прекратил и производство по делу Петра Елисейкина (дело № 4-АД15-8), на два года лишенного прав на основании п. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

При измерении во время медосвидетельствования концентрации этилового спирта в выдыхаемом воздухе с интервалом в 20 минут алкотестер показал сначала 0,18 мг/л, а потом 0,15 мг/л (нижний допустимый предел 0,16 мг/л).

Судья Владимир Меркулов в своем постановлении указал, что в силу ч. 1 и 4 ст. 1.5 КоАП РФ, лицо подлежит ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

Неустранимые сомнения в виновности предполагаемого нарушителя должны быть истолкованы в его пользу. Поэтому ВС счел верным повторный результат измерения в 0,15 промилле и не нашел оснований для лишения Елисейкина прав.

У Сергея Ягодина, которому также было назначено административное наказание по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ (дело № 67-АД15-10) при проведении освидетельствования алкотестер показал 0,16 промилле.

«Следовательно, в рассматриваемом деле факт управления транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, не установлен», – указал в своем постановлении ВС, отменяя предыдущие акты и прекращая производство по делу.

Вс объяснил, исключение какого доказательства ведет к прекращению дела о проверке на опьянение

Протокол о направлении водителя на медицинское освидетельствование на состояние опьянения является одним из основных доказательств по делам по статье 12.26 КоАП РФ и его исключение приводит к ненадлежащему формированию доказательной базы, разъясняет Верховный суд РФ.

Он отмечает, что мнение нижестоящей инстанции о возможности полного, всестороннего и объективного рассмотрения дела без такого протокола является ошибочным.

ВС РФ рассмотрел жалобу водителя, лишенного права управления транспортными средствами за отказ пройти медицинское освидетельствование. Примечательно, что кассационная инстанция исключила из числа доказательств протокол о направлении на медицинское освидетельствование, но все равно сочла доказанной вину по части 1 статьи 12.26 КоАП РФ и оставила наказание в силе. 

Позиция ВС 

Обеспечение законности при применении мер административного принуждения предполагает не только наличие законных оснований для применения административного наказания, но и соблюдение установленного законом порядка привлечения лица к административной ответственности (часть 1 статьи 1.6 КоАП РФ).

Пленум Верховного суда РФ разъяснял, что отказ от выполнения законных требований уполномоченного должностного лица либо медицинского работника о прохождении освидетельствования образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 12.

26 КоАП, и может выражаться как в форме действий, так и в форме бездействия, свидетельствующих о том, что водитель не намерен проходить указанное освидетельствование, в частности предпринимает усилия, препятствующие совершению данного процессуального действия или исключающие возможность его совершения, например отказывается от прохождения того или иного вида исследования в рамках проводимого медицинского освидетельствования (постановление от 25 июня 2019 года №20).

При этом факт такого отказа должен быть зафиксирован в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения или акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения, а также в протоколе об административном правонарушении, указывает высшая инстанция. Кроме того, в протоколе необходимо указывать обстоятельства, послужившие основанием для направления водителя на медицинское освидетельствование (часть 4 статьи 27.12 КоАП).

В данном деле из числа доказательств по делу об административном правонарушении исключен протокол о направлении на медицинское освидетельствования на состояние опьянения, поскольку в нем отсутствует подпись должностного лица, составившего этот документ.

ВС отмечает, что судья сделал ошибочный вывод о том, что признание протокола о направлении на медицинское освидетельствование на состояние опьянения ненадлежащим доказательством и исключение его из числа доказательств не опровергает факт нахождения водителя в нетрезвом виде и других доказательств достаточно для всестороннего, полного и объективного рассмотрения дела.

Читайте также:  Среднее квадратичное отклонение

«Протокол о направлении на медицинское освидетельствование является одним из основных доказательств по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 12.26 указанного Кодекса, содержащим сведения об обстоятельствах, относящихся к событию административного правонарушения.

При таких обстоятельствах, следует признать, что при рассмотрении данного дела об административном правонарушении требования статей 24.1 и 26.

1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о выяснении всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, соблюдены не были: доказательственная база надлежащим образом не сформирована, а имеющиеся в деле доказательства, положенные судебными инстанциями в основу принятого решения о привлечении (водителя) к административной ответственности, безусловно не свидетельствуют о наличии в его действиях состава вменяемого административного правонарушения», — подчеркивает ВС.

  • Поскольку неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в его пользу, то судья ВС РФ
  • постановил жалобу удовлетворить, отменить состоявшиеся по делу судебные акты, а производство по делу прекратить ввиду недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены решения. 
  • Алиса Фокс 

Некоторые особенности рассмотрения дел по главе 12 КоАП РФ

Наиболее часто встречаемыми категориями административных дел в практике мирового судьи являются дела об административных правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 12.8, ч. 1 ст. 12.26, ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ.

При рассмотрении дел данной категории нередко возникают вопросы, ответы на которые в настоящий момент отсутствуют как в административном законодательстве, так и в официальном легальном толковании административного законодательства, содержащемся в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.11.2008 N 23).

Например, в ходе рассмотрения дел о правонарушениях, предусмотренных ч. 1 ст. 12.

8 КоАП РФ, связанных с управлением транспортным средством водителем, находящимся в состоянии алкогольного опьянения, нередко возникают ситуации, когда основное доказательство виновности водителя, обвиняемого в управлении транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, — акт медицинского освидетельствования или акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения, признается мировым судьей недопустимым доказательством. Это может быть вызвано различными обстоятельствами: отсутствием лицензии у медицинского учреждения на проведение такого освидетельствования, истечением срока лицензии, нарушением порядка проведения освидетельствования, указанного в Правилах освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов. Судебная практика в данной ситуации идет по двум путям разрешения возникшей ситуации: либо прекращается производство по делу в связи с недоказанностью наличия в действиях привлекаемого к административной ответственности лица состава правонарушения, либо лицо признается виновным в совершении вышеуказанного административного правонарушения по иным доказательствам (показаниям свидетелей, экспертов, протоколам освидетельствования, отстранения от управления транспортным средством, объяснениям понятых и т.д.). Какая позиция является правильной?

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 г. N 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.11.

2008 N 23) по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 КоАП РФ, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Наряду с указанными актами не исключается подтверждение факта нахождения водителя в состоянии опьянения и иными доказательствами (например, показаниями свидетелей). С учетом того, что в силу ст. ст. 26.2, 26.

11 КоАП РФ акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения являются доказательствами по делу об административном правонарушении, они должны исследоваться и оцениваться в совокупности с другими собранными по делу доказательствами и не могут быть оспорены в порядке гражданского судопроизводства (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.11.2008 N 23).

По сути, вышеприведенное положение из Постановления Верховного Суда РФ является официальным легальным толкованием норм административного права. Однако представляется, что в данном случае имеется языковая форма неясности права, которая требует грамматического толкования. Как толковать словосочетание «наряду с указанными актами»: как «вместе» или как «вместо»?

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за III квартал 2008 г. указано, что по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.

8 КоАП РФ, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

На наш взгляд, при рассмотрении дел данной категории нельзя ограничивать круг возможных административных доказательств, тем более что в соответствии с законодательством судья не предопределен в выборе и оценке доказательств. Судья должен оценить все доказательства вкупе.

Разумеется, очевидным представляется тот факт, что нельзя признать виновным человека в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, только на основании показаний свидетелей (стандартных объяснений понятых или рапорта сотрудников ДПС).

В то же время, если медицинское освидетельствование признано недопустимым доказательством вследствие того, что выяснилось, что у медицинского учреждения истек срок лицензии на проведении такого вида освидетельствования, почему нельзя использовать в качестве доказательства показания допрошенного в качестве специалиста, эксперта врача, проводившего данное освидетельствование? С точки зрения логики и социальной справедливости освидетельствование проводилось тем же врачом, что и до истечения срока лицензии, теми же способами, методами, с использованием тех же самых приборов. Хотя такая точка зрения (которой зачастую придерживаются судьи) не является бесспорной.

Также в административной практике большое количество занимают дела об административном правонарушении, предусмотренные ч. 4 ст. 12.15 КоАП РФ, предусматривающей административную ответственность за выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения, за исключением случаев, указанных в ч.

3 настоящей статьи, — влечет лишение прав управления транспортными средствами на срок от 4 до 6 месяцев. При рассмотрении данных дел возникают вопросы двоякого плана.

Первое: это вопрос к законодателю, который поставил в неравное положение водителей, которые допустили указанное нарушение на дороге, оборудованной прибором видео- и фотосъемки, работающим в автономном режиме, и всеми другими водителями, правонарушение которых либо вообще не было зафиксировано фото-, видеосредствами, либо было зафиксировано приборами, которыми оборудованы экипажи ДПС.

В первом случае водители привлекаются к административной ответственности должностными лицами полиции, причем санкция предусмотрена исключительно в виде фиксированного административного штрафа. Во втором случае, дело рассматривает мировой судья, санкция предусмотрена исключительно в виде лишения водительских прав.

Налицо явная несправедливость и неравноправное положение водителей, которые совершили одно и то же правонарушение, но в разных местах, причем зачастую даже не зная, имеется ли в данном месте действующая в автономном режиме фото-, видеокамера (примечание: с 01.01.2013 статья 12.15. ч.4 КоАП РФ изменена и введено альтернативное наказание в виде штрафа).

С другой стороны, возникает множество вопросов по составу данного административного правонарушения. Словосочетание «выезд в нарушение Правил дорожного движения на сторону дороги, предназначенную для встречного движения» подразумевает, на наш взгляд, нарушение Правил дорожного движения именно в момент выезда.

То есть если водитель сознательно при наличии запрещающего дорожного знака или сплошной линии разметки выезжает на полосу встречного движения. Если же водитель пересек линию разметки 1.5 или 1.6 либо начал маневр обгона до запрещающего обгон знака, а завершил маневр уже с нарушением, подлежат ли действия вышеуказанного водителя квалификации по ч. 4 ст. 12.

15 КоАП РФ и допустима ли переквалификация его действий на другую статью? Представляется, что в вышеуказанных случаях дело об административном правонарушении, предусмотренном ч. 4 ст. 12.

15 КоАП РФ, подлежит прекращению, а переквалификация в данном случае невозможна, поскольку, во-первых, необходимо вменять водителю нарушение иного пункта Правил дорожного движения, а во-вторых, изменится санкция статьи: с лишения на штраф, причем изменится вид наказания.

Практика рассмотрения дел указанной категории весьма противоречива, поэтому представляется, что законодателю необходимо внести коррективу в текст указанной статьи, уравняв положение водителей — нарушителей по данной статье независимо от вида фиксирующего правонарушение прибора и уточнив диспозицию данной статьи.

При рассмотрении дел об административных правонарушениях, содержащихся в главе 12 КоАП РФ, особенно в статьях, которые предусматривают лишение права управления транспортными средствами, весьма распространенным является заявление лицами, привлекаемыми к административной ответственности, а также их защитниками ходатайств о допросе в качестве свидетелей понятых. Нередко бывает, что понятыми являются жители другого региона, явка которых в суд для допроса в качестве свидетеля весьма проблематична. Зачастую мировые судьи отказывают адовкатам в удовлетворении таких ходатайств (о допросе свидетелей) поскольку могут пройти сроки привлечения лица к административной ответственности. Представляется, что в данном случае выходом является практика направления судебных поручений мировым судьям соответствующего населенного пункта. На данный момент соответствующая статья в КоАП РФ отсутствует. В интересах реализации прав участниками процесса и достижения истины по конкретному делу необходимо внести соответствующие изменения в КоАП РФ. Примером для этого может служить Кодекс административного судопроизводства Украины, согласно ч. 1 ст. 115 которого суд, рассматривающий дело, в случае необходимости сбора доказательств за пределами своей территориальной подсудности поручает соответствующему административному суду осуществить определенные процессуальные действия.