Информация

Отмена мер безопасности

Данная работа выполнена при информационной поддержке СПС «КонсультантПлюс».

Бекетов Михаил Юрьевич, доцент Московского университета МВД РФ им. В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук, доцент.

Саморока Виктор Анатольевич, доцент Московского университета МВД РФ им. В.Я. Кикотя, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматривается порядок отмены мер безопасности, применяемых в отношении участников уголовного судопроизводства, а также проблемные вопросы их изменения и отмены. Предлагаются меры по совершенствованию законодательства.

Ключевые слова: участник уголовного судопроизводства; взаимодействие; отмена; следователь; меры безопасности.

Repeal of security measures taken in relation to participants of criminal proceedings

M.Y. Beketov, V.A. Samoroka

Beketov Mikhail Yuryevich, PhD (Law), Assoc. Prof., Associate Professor, V. Ya. Kikot Moscow University of the Ministry of the Interior of Russia.

Samoroka Viktor Anatolyevich, PhD (Law), Assoc. Prof., Associate Professor, V. Ya. Kikot Moscow University of the Ministry of the Interior of Russia.

In the article the authors consider the order of canceling security measures applicable to participants of criminal proceedings, as well as problematic issues of their changes and cancellations. The measures to improve the legislationare proposed.

Keywords: member of the criminal justice interactions; investigator; cancel; security measures.

В соответствии с ч. 3 ст.

11 УПК РФ при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, в отношении указанных лиц могут быть приняты меры безопасности, предусмотренные УПК РФ, а также иные меры безопасности, предусмотренные законодательством Российской Федерации.

С отменой мер безопасности, предусмотренных УПК РФ, особых проблем не возникает, они прекращают действовать, как правило, после окончания процессуального действия, в рамках которого применяются.

Например, предъявление лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, заканчивается одновременно с окончанием самого следственного действия (ч. 8 ст. 193 УПК РФ). Особняком стоит мера безопасности, заключающаяся в неприведении в протоколе следственного действия данных участника уголовного судопроизводства (ч. 9 ст. 166 УПК РФ).

В данном случае получается, что мера безопасности может быть отменена только в случае признания решения о ее применении незаконным или необоснованным либо в порядке, предусмотренном ч. 6 ст. 278 УПК РФ.

Помимо УПК РФ перечень мер безопасности, осуществляемых в отношении участников уголовного судопроизводства, приводится также в ст. 6 Федерального закона от 20 августа 2004 г.

N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (далее — Закон или Закон о защите участников уголовного судопроизводства).

Данным Законом регламентируется порядок их избрания, осуществления и отмены.

Исходя из содержания ч. 1 и 2 ст. 20 указанного Закона можно сделать вывод о том, что меры безопасности, предусмотренные данным Законом, отменяются в следующих случаях:

  1. устранены основания их применения, т.е. отсутствует реальная угроза убийства защищаемого лица, насилия над ним, уничтожения или повреждения его имущества в связи с участием в уголовном судопроизводстве;
  2. защищаемое лицо отказывается от заключения договора, предусмотренного ч. 6 ст. 18 Закона;
  3. дальнейшее применение мер безопасности невозможно вследствие нарушения защищаемым лицом условий договора, предусмотренного ч. 6 ст. 18 Закона;
  4. по письменному заявлению защищаемого лица.

В последнем случае мотивом направления такого заявления может быть примирение сторон, нахождение защищаемого в безопасном месте, что уже является устранением угрозы, отсутствие необходимости в применении мер защиты или в установлении дополнительной, сомнение защищаемого лица в профессиональной подготовке сотрудников правоохранительных органов, обеспечивающих ему защиту в качестве применения мер обеспечения безопасности, и желание самостоятельно позаботиться о своей защите (обращение в частные охранные фирмы, установка дорогих специализированных охранных устройств, сейфовых дверей и т.д.) .

Кобцова Т.С., Кобцов П.В., Смушкин А.Б. Комментарий к Федеральному закону от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (постатейный) // СПС «КонсультантПлюс».

Использованная законодателем формулировка рассматриваемых правовых норм свидетельствует о том, что в первых трех случаях отмена мер безопасности является обязанностью, а в последнем случае правом органов, компетентных принять данное решение .

Это оправданно, так как, с одной стороны, защищаемое лицо может не совсем адекватно воспринимать угрожающую ему опасность, а с другой стороны, неоправданное применение мер безопасности влечет за собой излишнее расходование бюджетных средств и неэффективное использование сил правоохранительных органов.

Согласно ч. 3 ст. 20 ФЗ о защите участников уголовного судопроизводства отмена мер безопасности допускается только по постановлению (определению) органа, принявшего решение об осуществлении государственной защиты, либо по постановлению (определению) органа, в производстве которого находится уголовное дело с неотмененным постановлением (определением) об осуществлении государственной защиты.

В ходе проведения проверки условий для прекращения применения мер безопасности во всех случаях подлежит установлению вероятность наступления негативных последствий.

https://www.youtube.com/watch?v=W3_VUCvQ-PI\u0026pp=ygUs0J7RgtC80LXQvdCwINC80LXRgCDQsdC10LfQvtC_0LDRgdC90L7RgdGC0Lg%3D

Реальность угрозы может устанавливаться путем производства как процессуальных действий, так и оперативно-розыскных мероприятий, которые сотрудники оперативных подразделений могут производить по поручению следователя или дознавателя (в зависимости от того, кто занимается проверкой).

Следует согласиться с Л.В. Брусницыным, что помимо оснований отмены мер безопасности, прямо указанных в ч. 1 ст. 20 Закона о защите участников уголовного судопроизводства, основаниями отмены некоторых мер безопасности (личной охраны и др.) могут быть также случаи, когда защищаемое лицо, например обвиняемый, скрылось или местонахождение его неизвестно по другим причинам .

Брусницын Л.В. Комментарий законодательства об обеспечении безопасности участников уголовного судопроизводства (постатейный). М.: Юстицинформ, 2009. С. 100.

Исходя из положений ст. 20 и 24 Закона о защите участников уголовного судопроизводства поводом к принятию решения об отмене мер безопасности может являться:

  • ходатайство органа, осуществляющего меры безопасности, об их отмене, заявленное в суд (к судье), начальнику органа дознания, руководителю следственного органа или следователю, в производстве которых находится уголовное дело (в том числе в случае отказа защищаемого лица от заключения указанного выше договора либо нарушения данным лицом условий заключенного с ним договора);
  • установление самим органом, наделенным правом принять решение об отмене мер безопасности, данных, свидетельствующих об отсутствии реальной угрозы (например, в случае осуждения и применения наказания в виде лишения свободы к лицу, от которого исходила угроза);
  • письменное заявление защищаемого лица, направленное в орган, принявший решение об осуществлении государственной защиты.

Решение об отмене мер безопасности принимается в форме постановления (определения).

Следует также сказать, что согласно ч. 7 и 8 ст.

20 Закона о защите участников уголовного судопроизводства в случае принятия решения о прекращении уголовного дела начальник органа дознания, руководитель следственного органа, следователь с согласия руководителя следственного органа или суд (судья), а последний и при разрешении уголовного дела (путем постановления приговора, принятия решения о применении принудительных мер воспитательного воздействия или принудительных мер медицинского характера) должны вынести решение в форме постановления (определения) об отмене мер безопасности либо о дальнейшем их применении.

В то же время отдельные меры безопасности, предусмотренные Законом о защите участников уголовного судопроизводства, фактически вообще не подлежат отмене. Как отмечается Е.И.

Замылиным, если в отношении защищаемого лица применены такие меры безопасности, как замена документов, удостоверяющих личность, переселение в иное место жительства на постоянную основу и др.

, то перспективе их отмены может быть придан неопределенный характер, а то и вообще отмена может быть исключена (например, изменение внешности посредством пластической хирургии вряд ли следует устранять, даже если обеспечение безопасности потеряло актуальность) .

По-видимому, в этом случае должно приниматься решение об отмене государственной защиты в целом (полная отмена мер безопасности) без фактической отмены отдельных мер безопасности.

Замылин Е.И. О государственной защите добросовестных участников уголовного процесса // Общество и право. 2010. N 2. С. 184.

Как отмечалось выше, одним из поводов для отмены мер безопасности, предусмотренных Законом о защите участников уголовного судопроизводства, является ходатайство органа, осуществляющего меры безопасности, направляемое в суд (к судье), начальнику органа дознания, руководителю следственного органа или следователю, в производстве которых находится уголовное дело. К сожалению, в названном Законе не определены сроки рассмотрения данных ходатайств, что существенно осложняет деятельность правоприменителей. Положения УПК РФ, регламентирующие порядок рассмотрения ходатайств (гл. 15), в данном случае неприменимы, так как порядок отмены мер безопасности регламентируется не УПК РФ, а Законом о защите участников уголовного судопроизводства, следовательно, решение об отмене мер безопасности является непроцессуальным .

Согласно п. 33 ст. 5 УПК РФ процессуальное решение — это решение, принимаемое судом, прокурором, следователем, дознавателем в порядке, установленном УПК РФ.

К тому же в качестве лиц, наделенных правом заявлять ходатайства, УПК РФ называет участников уголовного судопроизводства, а также представителя администрации организации и иное лицо, права и законные интересы которых затронуты в ходе досудебного или судебного производства; органы, осуществляющие меры безопасности, явно не подходят ни к одной из данных категорий . Впрочем, следует отметить, что в ч. 2.1 ст. 313 УПК РФ говорится все же о том, что одновременно с постановлением приговора в случае осуществления в отношении осужденного государственной защиты суд выносит определение или постановление об отмене мер безопасности либо о дальнейшем применении указанных мер, но в данной правовой норме речь идет о частном случае отмены мер безопасности, не связанном с ходатайством органов, их осуществляющих.

Об отсутствии правового механизма отмены мер безопасности см.: Краснова К.А., Агапов П.В. Проблемы межведомственного взаимодействия подразделений государственной защиты и следователей при осуществлении мер безопасности в отношении участников уголовного судопроизводства // Российский следователь. 2014. N 7. С. 9.

В Законе о защите участников уголовного судопроизводства также в недостаточной степени урегулирован вопрос, касающийся права органов, осуществляющих меры безопасности, принимать решение об отмене отдельных мер безопасности без отмены государственной защиты в целом. Согласно п. 1 ч. 2 ст.

24 Закона органы, осуществляющие меры безопасности, вправе избирать необходимые меры безопасности, предусмотренные данным Законом, определять способы их применения, при необходимости изменять и дополнять применяемые меры безопасности.

Читайте также:  Порядок обжалования с 01.10.2019

Используемый законодателем оборот «изменение мер безопасности» неточен, так как его можно трактовать по-разному — как изменение в рамках отдельной меры безопасности (например, изменение безопасного места в рамках меры безопасности — временное помещение в безопасное место), так и замену одних мер безопасности на другие. Из указанного положения напрямую не следует право органа, осуществляющего меры безопасности, отменить отдельные применяемые меры безопасности. В практической деятельности в этом возникает необходимость в случае, если одни меры безопасности заменяются на другие, либо отсутствует целесообразность дальнейшего применения наиболее затратных мер безопасности (например, личной охраны).

В то же время в ч. 3 ст.

20 Закона о защите участников уголовного судопроизводства указывается, что органом, наделенным правом принять решение об отмене мер безопасности, является только орган, принявший решение об осуществлении государственной защиты, либо орган, в производстве которого находится уголовное дело с неотмененным постановлением (определением) об осуществлении государственной защиты. Также в п. 4 ч. 1 ст. 24 Закона говорится о том, что органы, принимающие решение об осуществлении государственной защиты, вправе полностью или частично отменять меры безопасности по согласованию с органами, осуществляющими указанные меры.

Получается, что орган, наделенный правом принять решение об отмене мер безопасности, принимает решение как об отмене всех применяемых мер безопасности, так и об отмене отдельных мер безопасности.

На наш взгляд, данные положения Закона создают дополнительные трудности перед органами, осуществляющими меры безопасности, так как в каждом случае необходимости отмены отдельных мер безопасности они вынуждены обращаться с соответствующим ходатайством в органы, принявшие решение о применении мер безопасности.

Причем, как мы уже отмечали выше, из-за того, что сама процедура отмены мер безопасности практически не регламентируется действующим законодательством, на практике возникают проблемы со своевременностью их отмены.

Мы полагаем, что органы, принимающие решение о применении мер безопасности, должны иметь право только на полную отмену мер безопасности, в то время как органы, осуществляющие меры безопасности, должны обладать правом отмены отдельных мер безопасности. Это и логично, так как именно органы, осуществляющие меры безопасности, принимают решение об избрании конкретных мер безопасности.

В связи с изложенным предлагается внести в Закон о защите участников уголовного судопроизводства изменения, заключающиеся в:

  1. лишении органов, принимающих решение об осуществлении государственной защиты, права частично отменять меры безопасности;
  2. наделении органов, осуществляющих меры безопасности, правом на отмену отдельных мер безопасности.

В целях реализации данного предложения необходимо:

  1. дополнить ч. 3 ст. 20 Закона о защите участников уголовного судопроизводства словом «полная», после чего данная правовая норма будет выглядеть следующим образом: «Полная отмена мер безопасности допускается только по постановлению (определению) органа, принявшего решение об осуществлении государственной защиты…»;
  2. изложить:
  • п. 4 ч. 1 ст. 24 Закона в следующей редакции: «Органы, принимающие решение об осуществлении государственной защиты, в пределах своей компетенции имеют право полностью отменять меры безопасности по согласованию с органами, осуществляющими указанные меры»;
  • п. 1 ч. 2 ст. 24 Закона в следующей редакции: «Органы, осуществляющие меры безопасности, имеют право избирать необходимые меры безопасности, предусмотренные настоящим Федеральным законом, определять способы их применения, при необходимости изменять и дополнять применяемые меры безопасности, а также отменять отдельные применяемые меры безопасности»;
  • ч. 5 ст. 18 Закона в следующей редакции: «Об избранных мерах безопасности и результатах применения указанных мер, об отмене отдельных мер безопасности орган, осуществляющий меры безопасности, информирует суд (судью), начальника органа дознания, руководителя следственного органа или следователя…»;
  1. дополнить ч. 1 ст. 24 Закона пунктом 5 следующего содержания: «Органы, принимающие решение об осуществлении государственной защиты, в пределах своей компетенции имеют право полностью или частично отменять меры социальной поддержки по согласованию с органами, осуществляющими указанные меры».

Пристатейный библиографический список

  1. Брусницын Л.В. Комментарий законодательства об обеспечении безопасности участников уголовного судопроизводства (постатейный). М.: Юстицинформ, 2009.
  2. Замылин Е.И. О государственной защите добросовестных участников уголовного процесса // Общество и право. 2010. N 2.
  3. Кобцова Т.С., Кобцов П.В., Смушкин А.Б. Комментарий к Федеральному закону от 20 августа 2004 г. N 119-ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» (постатейный) // СПС «КонсультантПлюс».
  4. Краснова К.А., Агапов П.В. Проблемы межведомственного взаимодействия подразделений государственной защиты и следователей при осуществлении мер безопасности в отношении участников уголовного судопроизводства // Российский следователь. 2014. N 7.

Мы используем файлы Cookie. Просматривая сайт, Вы принимаете Пользовательское соглашение и Политику конфиденциальности.

Обеспечение безопасности участников уголовного судопроизводства

Согласно ч. 3 ст.

11 УПК РФ при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности, поскольку государство выступает как основная организация, обязанная обеспечить состояние защищенности прав и законных интересов всех лиц — участников уголовного судопроизводства*(73).

Под угрозой посягательств на участников уголовного процесса следует понимать умышленные действия лиц, побуждающие к исполнению предъявленного требования и препятствующие установлению обстоятельств, совершенного преступления с целью уклонения виновных от справедливого наказания, либо совершаемые из мести за добросовестное участие в уголовном процессе*(74).

В УПК РФ предусмотрены следующие меры безопасности:

— сохранение в тайне данных о личности потерпевшего, его представителя, свидетеля, а также их близких родственников, родственников и близких лиц (ч. 9 ст. 166 УПК РФ). При необходимости обеспечить безопасность указанных лиц следователь, дознаватель в протоколе следственного действия не приводит данные об их личности.

В этом случае выносится постановление, в котором излагаются причины принятия решения о сохранении в тайне этих данных, указывается псевдоним участника следственного действия и приводится образец его подписи, которые он будет использовать в протоколах следственных действий, произведенных с его участием.

Постановление помещается в конверт, который после этого опечатывается и приобщается к уголовному делу.

В случаях, не терпящих отлагательства, следственное действие производится на основании постановления следователя, дознавателя без получения согласия руководителя следственного органа, прокурора, которое передается руководителю следственного органа, прокурору для проверки его законности и обоснованности;

— осуществление контроля и записи телефонных и иных переговоров потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников, близких лиц (ч. 2 ст. 186 УПК РФ).

Применение данной меры безопасности допускается при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении указанных лиц по их письменному заявлению, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения;

— проведение предъявления лица для опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым (ч. 8 ст. 193 УПК РФ);

— проведение закрытого судебного разбирательства в случаях, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц (п. 4 ч. 2 ст. 241 УПК РФ);

— производство допроса в суде в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства, без оглашения подлинных данных о его личности (ч. 5 ст. 278 УПК РФ);

  • — иные меры безопасности, предусмотренные законодательством РФ*(75).
  • Федеральный закон «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» устанавливает систему мер государственной защиты потерпевших свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, включающую меры безопасности и меры социальной поддержки указанных лиц, а также определяет основания и порядок их применения.
  • Согласно ст. 6 указанного закона к мерам безопасности относятся:
  • 1) личная охрана, охрана жилища и имущества;
  • 2) выдача специальных средств индивидуальной защиты, связи и оповещения об опасности;
  • 3) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице;
  • 4) переселение на другое место жительства;
  • 5) замена документов;
  • 6) изменение внешности;
  • 7) изменение места работы (службы) или учебы;
  • 8) временное помещение в безопасное место;
  • 9) применение дополнительных мер безопасности в отношении защищаемого лица, содержащегося под стражей или находящегося в месте отбывания наказания, в том числе перевод из одного места содержания под стражей или отбывания наказания в другое.
  • Органами, обеспечивающими государственную защиту, являются:
  • 1) органы, принимающие решение об осуществлении государственной защиты;
  • 2) органы, осуществляющие меры безопасности;
  • 3) органы, осуществляющие меры социальной поддержки.
  • Решение об осуществлении государственной защиты принимают суд (судья), начальник органа дознания, руководитель следственного органа или следователь с согласия руководителя следственного органа, в производстве которых находится заявление (сообщение) о преступлении либо уголовное дело, если иное не предусмотрено УПК РФ.
  • Осуществление мер безопасности возлагается на органы внутренних дел Российской Федерации, органы федеральной службы безопасности, таможенные органы Российской Федерации и органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ по уголовным делам, находящимся в их производстве или отнесенным к их ведению, а также на иные государственные органы, на которые может быть возложено в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществление отдельных мер безопасности.
  • Меры безопасности в отношении защищаемых лиц по уголовным делам, находящимся в производстве суда (судьи) или Следственного комитета Российской Федерации, осуществляются по решению суда (судьи), руководителя следственного органа Следственного комитета Российской Федерации или следователя с согласия руководителя следственного органа Следственного комитета Российской Федерации органами внутренних дел Российской Федерации, органами федеральной службы безопасности, таможенными органами Российской Федерации или органами по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, расположенными по месту нахождения защищаемого лица.
  • Меры безопасности в отношении защищаемых лиц из числа военнослужащих осуществляются также командованием соответствующих воинских частей и вышестоящим командованием.
  • Меры безопасности в отношении защищаемых лиц, содержащихся в следственных изоляторах или находящихся в местах отбывания наказания, осуществляются также учреждениями и органами уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации.
  • Меры социальной поддержки осуществляют органы, уполномоченные Правительством Российской Федерации.
Читайте также:  Сметно-нормативная база 2001

Согласно ст.

18 ФЗ «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства» суд (судья), начальник органа дознания, руководитель следственного органа или следователь, получив заявление (сообщение) об угрозе убийства, насилия над участником уголовного процесса, уничтожения или повреждения его имущества либо иного опасного противоправного деяния, обязаны проверить это заявление (сообщение) и в течение 3 суток (а в случаях, не терпящих отлагательства, немедленно) принять решение о применении мер безопасности в отношении его либо об отказе в их применении. Следователь принимает указанное решение с согласия руководителя следственного органа, дознаватель — с согласия прокурора. О принятом решении выносится мотивированное постановление (определение), которое в день его вынесения направляется в орган, осуществляющий меры безопасности, для исполнения, а также лицу, в отношении которого вынесено указанное постановление (определение).

Постановление (определение) о применении мер безопасности либо об отказе в их применении может быть обжаловано в вышестоящий орган, прокурору или в суд. Жалоба подлежит рассмотрению в течение 24 часов с момента ее подачи.

  1. Орган, осуществляющий меры безопасности, избирает необходимые меры безопасности и определяет способы их применения.
  2. Об избранных мерах безопасности, их изменении, о дополнении и результатах применения указанных мер орган, осуществляющий меры безопасности, информирует суд (судью), начальника органа дознания, руководителя следственного органа или следователя, в производстве которых находится заявление (сообщение) о преступлении либо уголовное дело, а в случае устранения угрозы безопасности защищаемого лица ходатайствует об отмене мер безопасности.
  3. В случае необходимости орган, осуществляющий меры безопасности, заключает с защищаемым лицом договор в письменной форме об условиях применения мер безопасности, о взаимных обязательствах и взаимной ответственности сторон.
  4. Меры безопасности отменяются в случае, если устранены основания их применения, а также в случае, если их дальнейшее применение невозможно вследствие нарушения защищаемым лицом условий договора, заключенного органом, осуществляющим меры безопасности, с защищаемым лицом.
  5. Меры безопасности также могут быть отменены по письменному заявлению защищаемого лица, направленному в орган, принявший решение об осуществлении государственной защиты.
  6. Отмена мер безопасности допускается только по постановлению (определению) органа, принявшего решение об осуществлении государственной защиты, либо по постановлению (определению) органа, в производстве которого находится уголовное дело с неотмененным постановлением (определением) об осуществлении государственной защиты.

Постановление (определение) об отмене мер безопасности может быть обжаловано в вышестоящий орган, прокурору или в суд. Жалоба подлежит рассмотрению в течение 24 часов с момента ее подачи.

  • В постановлении (определении) об отмене мер безопасности должны быть урегулированы вопросы восстановления имущественных и связанных с ними личных неимущественных прав защищаемого лица.
  • Постановление (определение) о применении мер безопасности действует до принятия органом решения об их отмене.
  • Суд (судья) при постановлении приговора по уголовному делу выносит определение (постановление) об отмене мер безопасности либо о дальнейшем применении указанных мер.

Меры безопасности, применяемые в ходе судебного разбирательства



  • Обеспечение безопасности жизни и здоровья участников уголовного процесса и их близких на современном этапе в России становится одним из важнейших условий достижения целей и задач уголовного судопроизводства, выступающим в качестве одного из наиболее эффективных средств противодействия преступности и достижения целей правосудия.
  • По общим правилам применения мер безопасности суд (судья) по закону уполномочен:
  • – принимать решения об обеспечении любых мер безопасности по уголовным делам, которые находятся в его производстве;

– самостоятельно применять процессуальные меры безопасности, указанные в ч. 2 ст. 241 и ч. 5 ст.

278 УПК РФ;

– принимать решение о мерах безопасности в отношении лиц, заключивших досудебное соглашение о сотрудничестве;

– принимать решение о применении мер безопасности либо отмене этих мер, в том числе и по ходатайству уполномоченных должностных лиц.

Так, положение о принятии решения суда об обеспечении любых мер безопасности по уголовным делам, которые находятся в его производстве, содержит закон — часть 4 статьи 3 Федерального закона № 45-ФЗ. Данное положение об уголовно-процессуальной подсудности вопросов о применении мер безопасности подтверждается и судебной практикой.

Например, позиция Конституционного Суда РФ по данному вопросу ясно выражена в Определениях Суда РФ от 2 апреля 2009 г. № 485-О-О и от 28 мая 2009 г.

№ 871-О-О: выбор нормы закона об обеспечении мер безопасности, подлежащей применению в конкретном деле, относится к ведению судов общей юрисдикции и не входит в компетенцию Конституционного Суда РФ.

Таким образом, можно сделать вывод — правовая база в рассматриваемом случае создана, остаются проблемными организационные мероприятия по обеспечению защиты участников уголовного судопроизводства [2].

Согласно руководящим разъяснениям Пленума Верховного Суда РФ, если в ходе исследования судом степени угрозы личной безопасности, которой подвергались подсудимый в результате сотрудничества со стороной обвинения, либо его родственники и близкие лица, будет установлено наличие оснований, предусмотренных в ч.

3 ст. 11 УПК РФ, суд вправе применить к ним любые меры государственной защиты, предусмотренные законодательством РФ в отношении потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства. При условии, что такое решение не было принято органами предварительного расследования или прокурором [5].

  1. Следует отметить, что в ходе судебного рассмотрения суд, обращает внимание на законность применения мер безопасности, поскольку их незаконное применение может нарушать интересы и права других участников процесса и влиять на достоверность представляемых доказательств.
  2. По данному вопросу Верховный Суд РФ дополнительно указывает на то, что материалы, обосновывающие принятие решения о применении мер безопасности, в частности, в отношении свидетелей, должны исследоваться судьей единолично в силу их конфиденциальности [6].
  3. На этапе судебного разбирательства суд вправе применить следующие процессуальные меры безопасности:
  4. – предусмотренный частью 5 статьи 278 УПК РФ провести допрос свидетеля в условиях, исключающих его визуальное наблюдение другими участниками судебного разбирательства;
  5. – на основании части 2 статьи 241 УПК РФ провести закрытое судебное заседание для защиты прав и законных интересов потерпевших, свидетелей и иных лиц, оказывающих содействие в расследовании преступлений.

По общему правилу судебное разбирательство в России является гласным. Однако закон устанавливает исключения, одним из которых является обстоятельства, требующие обеспечить безопасность участника судебного разбирательства.

На основании пункта 4 части 2 статьи 241 УПК РФ, закрытое судебное разбирательство допускается на основании определения или постановления суда в случаях, когда этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц. При этом постановление о рассмотрении уголовного дела в закрытом судебном заседании согласно части 3 статьи 241 УПК РФ может быть вынесено в отношении всего судебного разбирательства либо соответствующей его части. Кроме того, Пленум Верховного Суда РФ указал, что в интересах обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц такое решение может быть принято также в случаях, когда в отношении этих лиц меры безопасности не применялись [7].

Применение указанной меры безопасности часто оспариваются в суде лицами со стороны защиты. Основной аргумент заявителей — «проведение закрытого судебного заседания нарушает их конституционное право на открытое судебное разбирательство». Конституционный Суд РФ, отказывая в принятии к рассмотрению подобных жалоб, указывает свою позицию:

1) специальные правила проведения процессуальных действий, в частности предусмотренная ч. 2 ст.

241 УПК РФ возможность проведения закрытого судебного заседания, «относятся к числу правовых средств, используемых в конституционно значимых целях, в том числе для обеспечения борьбы с преступностью и защиты прав и законных интересов потерпевших, свидетелей и иных лиц, оказывающих содействие в раскрытии и расследовании преступлений» [8];

2) в решении (определении либо постановлении) суда о проведении закрытого судебного разбирательства должны быть указаны фактические, конкретные обстоятельства, на основании которых суд принял данное решение [9].

При использовании опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего, в судебном заседании возникают те же проблемы, что и на этапе предварительного расследования.

Пример, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассматривала в судебном заседании от 28 января 2010 года уголовное дело по кассационным представлению и жалобам, в которых оспаривались, в частности допустимость протоколов опознания в качестве доказательств, поскольку свидетели под псевдонимами допрашивались в судебном заседании в условиях, исключающих визуальное наблюдение.

Судебная коллегия вопреки доводам кассационных жалоб, признала, что опознание проведено с соблюдением закона и в соответствии с Конституцией РФ, поскольку в месте нахождения опознающего находились лишь понятые, защитник в указанное место не допускался. При этом судьи Верховного Суда РФ ссылались на позицию Конституционного Суда РФ, высказанную Судом в Определении от 18 декабря 2008 года [10].

Аналогичная позиция Конституционного Суда РФ выражена в Определениях от 24.12.2012 № 2331-О (жалоба гражданина А. С. Колесникова на нарушение его конституционных прав ч. 1 ст. 16, ч. 2 ст. 271 и ч. 1 ст. 277 УПК РФ).

Читайте также:  Приблизительная цена работ

Следует отметить, что применение меры, предусмотренной частью 5 статьи 278 УПК РФ, связано также с техническими проблемами.

Во многих судах, а также в правоохранительных органах отсутствуют специальные помещения, которые обеспечивали бы условия, исключающие визуальное наблюдение свидетеля другими участниками уголовного судопроизводства.

Нет также специального оборудования для изменения голоса и специалистов по обслуживанию такой техники [4].

На основании части 6 статьи 278 УПК РФ, в случае заявления сторонами обоснованного ходатайства о раскрытии подлинных сведений о лице, дающем показания, в связи с необходимостью осуществления защиты подсудимого либо установления существенных обстоятельств для рассмотрения уголовного дела суд вправе предоставить сторонам возможность ознакомления с указанными сведениями. Дополнительные разъяснения по данному вопросу содержит пункт 15 Пленума Верховного Суда РФ от 29 июня 2010 г. № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве»: при рассмотрении вопроса об отмене мер безопасности суд должен выяснить мнение потерпевшего, с учетом которого и принять решение.

В качестве примера, когда данные о защищаемом лице были раскрыты при установлении существенных обстоятельств для дела, можно указать на следующий случай из судебной практики.

При разбирательстве по делу о незаконном обороте наркотиков в отношении группы лиц Верховный Суд РФ удовлетворил ходатайство государственного обвинителя об оглашении показаний, данных в период следствия, поскольку в судебном заседании свидетель дала иные показания, чем на предварительном следствии [6].

Таким образом, с согласия государственного обвинителя перед стороной защиты были раскрыты сведения о личности анонимного свидетеля.

В статье 317.9 УПК РФ указаны меры безопасности, применяемые в отношении подозреваемого либо обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

По закону при необходимости обеспечить безопасность указанных лиц, а также их близких родственников, родственников и близких лиц, применяются меры безопасности, предусмотренные статьей 11 и пунктом 4 части 2 статьи 241 УПК РФ.

Таким образом, на указанные лица распространяются все меры безопасности потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства.

На основании пункта 4 части 1 статьи 154 УПК РФ, если возникает угроза безопасности подозреваемого или обвиняемого, «материалы уголовного дела, идентифицирующие его личность, изымаются из возбужденного уголовного дела и приобщаются к уголовному делу в отношении подозреваемого или обвиняемого, выделенному в отдельное производство».

На основании части 7 статьи 20 Федерального закона № 45-ФЗ, суд (судья) при постановлении приговора по уголовному делу вправе выносить определение (постановление) об отмене мер безопасности либо о дальнейшем применении указанных мер.

Так, если отсутствует заявление от защищаемого лица, суд уполномочен по ходатайству следователя принять решение о применении контроля и записи переговоров телефонных и др. — ч. 9 ст. 186 УПК РФ.

Как показывает анализ судебной практики, при решении данного вопроса об отмене мер безопасности существует несколько процессуальных правил, которые суд, к сожалению, иногда нарушает.

Показателен следующий пример. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ 30 марта 2009 года отменила постановление судьи Верховного Суда Республики Марий Эл [11]. Основаниями для отмены стали многочисленные нарушения Верховного Суда Республики.

Отменяя применение мер безопасности в отношении свидетеля по уголовному делу, Суд Республики учел не все положения закона, регулирующие использование таких мер.

Так, при отмене мер безопасности судья в постановлении сослался на то, что в связи с вступлением в законную силу оправдательного приговора производство по уголовному делу окончено и устранены основания для дальнейшего применения таких мер.

Между тем согласно пункту 7 статьи 20 Федерального закона № 45-ФЗ принятие по уголовному делу итогового решения не исключает возможность дальнейшего применения мер безопасности, а по смыслу пунктов 1 и 3 указанной статьи отмена мер безопасности в связи с устранением оснований их применения допускается только при наличии проверенных данных, которые свидетельствуют о том, что необходимость в государственной защите лица отпала. Кроме того, были нарушены процессуальные нормы, в частности, получив ходатайство органа, обеспечивающего государственную защиту свидетеля, об отмене мер безопасности, судья не выяснил, устранены ли основания их применения. Также данное ходатайство разрешено не в судебном заседании и в отсутствие представителя органа, осуществляющего защиту, и самого защищаемого лица, которые о времени и месте рассмотрения данного вопроса не извещались. Указанные лица не имели возможности высказать свое мнение суду относительно тех обстоятельств дела, которые непосредственно касались значимых их прав и интересов.

При указанных обстоятельствах постановление судьи об отмене мер безопасности нельзя признать законным и обоснованным, поскольку оно как вынесено с нарушением уголовно-процессуального законодательства и подлежит отмене, а материалы судебного производства — следует передать на новое рассмотрение в тот же суд.

В качестве иных мер безопасности можно использовать следующие процессуальные действия, которые выполняются в ходе судебного разбирательства:

– обеспечение безопасности участников процесса еще до открытия судебного заседания, поскольку нахождение указанных лиц до его начала в одном помещении может привести к конфликтам. Эта проблема решаема с помощью отдельных специальных комнат ожидания для потерпевших и свидетелей обвинения.

Создание таких комнат рекомендовано в пункте 3 статьи 8 Основополагающего решения Совета Европейского союза от 15.03.

2001 года «О месте жертв преступлений в уголовном судопроизводстве » , где указано на необходимость исключения «контакта между жертвами и правонарушителями в здании суда, если только такой контакт не требуется для уголовного судопроизводства»;

– удаление из зала судебного заседания подсудимого на то время, когда допрашиваются защищаемые лица вне зависимости от их возраста и процессуального статуса.

Не смотря на то, что в УПК РФ идет речь только об удалении несовершеннолетних (часть 4 статьи 275 УПК РФ), применение данной меры безопасности не противоречит международным нормам, в частности пункту 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, где установлено, что обвиняемый имеет право «допрашивать показывающих против него свидетелей или имеет право на то, чтобы эти свидетели были допрошены».

В данном случае, удаленному на время допросов защищаемых лиц подсудимому после его возвращения должны быть оглашены их показания и предоставлена возможность задать им вопросы (лично либо в письменном виде через судью).

На время ответов на вопросы подсудимый вновь удаляется из зала суда, а по возвращении ему оглашаются ответы допрошенного.

В противном случае лишение подсудимого права задать вопросы лицу, допрошенному в его отсутствие, может повлечь отмену обвинительного приговора [12].

На этапе судебного разбирательства, на наш взгляд, необходимо рассматривать следующую проблемную ситуацию, имеющую непосредственное отношение к безопасности участников уголовного процесса, в частности для защиты потерпевших и свидетелей.

Эти лица могут своевременно не знать о тех обстоятельствах в ходе уголовного судопроизводства, которые могут создать угрозу его безопасности.

В частности, Воробей обращает внимание на то, что статья 110 УПК РФ, регулирующая отмену или изменение меры пресечения, не содержит предписание об обязанности следователя или суда при отмене или изменении меры пресечения сообщать об этом лицу, в отношении которого применены меры безопасности [3].

Таким образом, суд наделен особыми полномочиями, связанными с применением мер безопасности: вправе принимать решения об обеспечении мер безопасности, самостоятельно применять отдельные процессуальные меры безопасности, принимать решение об отмене мер безопасности. Все указанные законодательные положения находят подтверждение в судебной практике. Обеспечение на досудебной стадии уголовного процесса возможно при заключении с защищаемым лицом соглашения о сотрудничестве.

Анализ теории, законодательства и практики применения мер безопасности показывает, что в настоящее время четко определен перечень оснований и условий, детально разработан алгоритм действий принятия решения о применении мер безопасности.

Проблемные вопросы связаны с использованием оценочных категорий: «реальность» угрозы, «достаточность данных» и «возможность финансирования», которые должны устанавливаться субъектом, уполномоченным применять меры безопасности.

По отношению к отдельным категориям защищаемых лиц существуют особенности порядка реализации мер безопасности, которые являются обоснованными и согласуются с законодательством.

По уголовно-процессуальному порядку в ходе судебного разбирательства суд наделен особыми полномочиями, связанными с применением мер безопасности: вправе принимать решения об обеспечении мер безопасности, самостоятельно применять отдельные процессуальные меры безопасности, принимать решение об отмене мер безопасности по ходатайству других лиц.

Все указанные законодательные положения находят подтверждение в судебной практике. Только на данной стадии уголовного производства возможно применение таких процессуальных мер безопасности как закрытое судебное заседание и опознание в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего. Введение в УПК РФ статьи 317.

9 позволяет обеспечить безопасность лиц, с которыми заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Литература:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ (ред. от 24.04.2020) // Собрание законодательства Российской Федерации от 24 декабря 2001 г. № 52 (часть I) ст. 4921
  2. Тарасов А. В. Вопросы обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства в процессе расследования преступлений. Проблемы уголовного судопроизводства, криминалистики и судебной экспертизы в современном мире: Материалы Всероссийской заочной научно-практической конференции (23 марта 2017г.). Сборник статей / СКФ ФГБОУВО «РГУП». –Краснодар: Издательский Дом-Юг, 2017.- С.300–306.
  3. Воробей Д. А. Проблемы процессуальной безопасности свидетеля // Российский следователь.- 2011.- № 14. -С. 16.
  4. Бородкина Т. Проблемы и перспективы развития института государственной защиты потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства // Мировой судья. 2010. № 4. С. 17.
  5. Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.2012 № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – 2012. — № 9, сентябрь