Информация

Основания для пересмотра дела

Процессуальное законодательство помимо апелляционного, кассационного и надзорного порядка обжалования принятых судебных актов содержит еще одну возможность их пересмотра – по вновь открывшимся или новым обстоятельствам (гл. 42, ГПК РФ, гл.

37 АПК РФ, гл. 37 КАС РФ). Целью данной процедуры является проверка законности и обоснованности разрешения дела с учетом объективных обстоятельств, которые не зависят от воли суда и сторон, но влияют на результат первоначального разрешения дела.

Общий поддерживаемый судами подход состоит в том, что перечень оснований пересмотра судебных актов по новым и вновь открывшимся обстоятельствам является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит (см. п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 июня 2011 г.

№ 52 «О применении положений Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при пересмотре судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам», Определение Верховного Суда РФ от 16 декабря 2014 г. № 307-ЭС14-5569 по делу № А56-56067/2008, постановление АС Московского округа от 16 декабря 2020 г.

№ Ф05-15053/2018 по делу № А40-215298/2016 и др.).

ВС разъяснил, что необходимо делать судам в рамках борьбы с незаконными финансовыми операциямиКак указано в обзоре, существенная часть споров, в которых выявляются элементы отмывания полученных незаконным путем доходов, вытекает из долговых обязательств и оборота векселей

В связи с этим нельзя не обратить внимания на положения п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК РФ (п. 1 ч. 3 ст. 392 ГПК, п. 1 ч. 2 ст. 350 КАС), устанавливающие, что основанием пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю.

Данная формулировка содержит признаки вновь открывшихся обстоятельств, что позволяет расширительно толковать указанную норму АПК и использовать ее как основание практически в любых случаях, когда требуется отмена вступившего в силу решения суда. Как показывает анализ практики, именно это основание наиболее распространено среди лиц, не согласных с решением суда, но не имеющих иной возможности его пересмотреть.

Несмотря на возможность злоупотребления правом пересмотра, формулировка п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК позволяет реализовать данное право в нетипичной ситуации, когда закрытый перечень случаев (ст. 392 ГПК, ст. 311 АПК и ст.

350 КАС) не предусматривает такую возможность для разрешения конкретного правоотношения, но необходимость отмены судебного акта очевидна.

В таких условиях суды должны соблюсти баланс расширительного толкования «существенности обстоятельств» в защите интересов сторон и гражданского оборота и не допустить «открытия шлюзов» для злоупотреблений.

Приведем примеры, когда суды высших инстанций толковали «существенность обстоятельств» в отношении конкретного спора, расширяя таким образом законные основания для пересмотра судебного акта:

  • обстоятельства, установленные определением или постановлением суда, постановлением прокурора, следователя или дознавателя о прекращении уголовного дела, могут быть основанием для пересмотра судебного акта по основаниям, установленным в п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК (п. 6 Постановления Пленума ВАС РФ № 52);
  • в понимании п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК вновь открывшимися признаются обстоятельства, указывающие на нарушение участниками процесса законодательства в сфере противодействия легализации доходов, полученных незаконным путем (Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с принятием судами мер противодействия незаконным финансовым операциям, утвержденный Президиумом ВС РФ 8 июля 2020 г.);
  • заключение мирового соглашения с нарушением правил одобрения. В таком случае участник общества, не принимавший участия в рассмотрении дела, в ходе которого такое соглашение было заключено, вправе в силу п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК предъявить требование о пересмотре судебного акта, утвердившего мировое соглашение (Постановление Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. № 28);
  • если после возвращения уполномоченному органу заявления о признании организации-должника банкротом в связи с отсутствием средств, необходимых для покрытия расходов по делу о банкротстве, будет выявлена возможность поступления имущества в собственность должника, то определение о возвращении заявления может быть пересмотрено применительно к положениям п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК (Обзор судебной практики № 1, утвержденный Президиумом ВС РФ 24 апреля 2019 г.);
  • если после реализации активов должника выяснилось, что вырученная сумма значительно меньше, чем ранее исчисленная на основании бухгалтерской отчетности, то судебный акт об определении размера процентов для вознаграждения управляющего также может быть пересмотрен на основании п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК (п. 12.6 Постановления Пленума ВАС от 25 декабря 2013 г. № 97);
  • установление неиспользования правообладателем товарного знака в силу п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК может быть вновь открывшимся обстоятельством по делу об отмене решения Роспатента об отказе в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку (постановление Президиума СИП от 22 января 2018 г. № С01-593/2016 по делу № СИП-26/2016).

Таким образом, фактически любое обстоятельство может быть расценено судом как «существенное» для целей понимания п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК. Так, И.О. Подвальный отметил, что, сколько бы законодатель ни пытался расширить перечень оснований для пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, необходимым и достаточным будет только п. 1 ст. 311 Кодекса1.

Представляется, что для пресечения возможных злоупотреблений суды при толковании «существенности обстоятельств» должны придерживаться следующей логики рассуждений:

  • является ли довод заинтересованного лица новым обстоятельством или новым доказательством? (в Постановлении Пленума ВАС № 52 специально указано, что представление новых доказательств не может служить основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам);
  • имеет ли новое обстоятельство существенность для разрешения спора?

Рассмотрим последний аспект с нескольких сторон.

О позициях по экономическим спорам из Обзора практики Верховного Суда № 1 за 2019 г.Судебная коллегия по экономическим спорам ВС уделила максимальное внимание делам, связанным с применением законодательства о банкротстве, а также спорам, вытекающим из обязательственных правоотношений

Во-первых, существенность должна свидетельствовать о том, что, если бы обстоятельство было известно, это привело бы к принятию другого решения.

В одном из споров в рамках дела о банкротстве (№ А40-233539/2018) АС г. Москвы удовлетворил заявление кредитора о пересмотре судебного акта о признании должника К. банкротом по новым обстоятельствам. Так, К.

был признан банкротом ввиду взыскания задолженности на основании решения третейского суда и определения об отказе в отмене данного решения.

Суд расценил в качестве оснований для пересмотра два обстоятельства, установленные судами общей юрисдикции уже после введения процедуры банкротства: отзыв исполнительного листа и признание судом общей юрисдикции ничтожным договора, на основании которого третейским судом были взысканы денежные средства.

Очевидно, что, если бы при рассмотрении вопроса о введении процедуры банкротства суду первой инстанции было известно о том, что исполнительный лист на принудительное взыскание задолженности по третейскому решению выдан незаконно, а сама задолженность основана на ничтожной сделке, суд не имел бы законных оснований для признания должника банкротом.

Во-вторых, как верно, на наш взгляд, отметила Л.А. Терехова2, существенные для дела обстоятельства следует оценивать на целесообразность – то есть с точки зрения последствий для правоотношений сторон по делу.

В обоснование этого вывода автор привела следующий пример (дело № А46-28559/2012). Судом было утверждено мировое соглашение, по условиям которого индивидуальный предприниматель передавал земельный участок в собственность Омской области, а взамен получал в собственность строения на передаваемом участке.

После передачи участка в собственность области Росимущество обратилось с заявлением о пересмотре мирового соглашения по вновь открывшимся обстоятельствам, так как оказалось, что никаких строений на переданном участке не обнаружено.

В результате определение об утверждении мирового соглашения было отменено, однако новое рассмотрение дела не повлекло приведения сторон в первоначальное положение. Вернуть участок предприниматель так и не смог.

Представляется, что последствия, наступившие в результате пересмотра указанного мирового соглашения, существенно нарушили баланс интересов сторон и гражданского оборота, так как фактически предприниматель был лишен имущества, а государство было освобождено от исполнения его обязанностей.

В деле, описанном ранее (дело № А40-233539/2018), суды, наоборот, верно учли негативные последствия, к которым могло привести оставление судебного акта о признании К. банкротом без изменений.

В силу особой публично-правовой значимости процедуры банкротства, затрагивающей интересы как частных лиц, так и государства, возбуждение дела о банкротстве на основании ничтожной сделки противоречило бы публичному порядку РФ, а препятствие в виде неотмененного решения третейского суда создало бы почву для многочисленных злоупотреблений по обращению в третейские суды для легализации заведомо незаконных сделок.

В-третьих, входило ли новое обстоятельство непосредственно в предмет доказывания по делу при первоначальном рассмотрении?

Из содержания ст. 311 АПК следует, что вновь открывшимися могут быть лишь обстоятельства, не входившие в предмет доказывания, определяемый нормой права, послужившей основанием для разрешения первоначального дела, на которые, соответственно, стороны не ссылались и не должны были ссылаться как на основания их требований и возражений.

Например, в рамках дела № А41-27078/18 решением АС Московской области от 14 октября 2019 г. суд признал вновь открывшимся обстоятельством решение по другому спору (№ А41-74570/2018), в рамках которого была проведена судебная экспертиза с выводами, устанавливающими существенные для первого дела обстоятельства.

Хотя решение по второму делу было принято уже после рассмотрения первого, что соответствует буквальному толкованию основного признака нового обстоятельства, суд учел, что еще до обращения с первоначальным исковым заявлением истец должен был установить факт, ставший известным лишь при проведении экспертизы в рамках второго дела, и на основании этого удовлетворил требования.

Тем не менее апелляция отменила данное решение, сделав вывод, что суд необоснованно посчитал одно из положений мотивировочной части более позднего акта по другому спору между теми же сторонами вновь открывшимся обстоятельством, причем характер вновь открывшегося был придан такому обстоятельству, которое не только не отвечало критерию неизвестности для сторон и суда, но и, напротив, – непосредственно входило в предмет доказывания по делу.

Читайте также:  Срок до включает дату

Обратная ситуация наблюдается в ранее упомянутом деле (№ А40-233539/2018). Так, заявление о пересмотре не могло быть отклонено на том основании, что более поздним судебным актом установлена ничтожность сделки, на основании которой третейский суд взыскал денежные средства.

В рамках дела о банкротстве, – если задолженность подтверждена вступившим в силу определением арбитражного суда или суда общей юрисдикции о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение третейского решения3, – суд, рассматривающий дело о банкротстве, не обязан заново проверять все первичные документы на предмет законности.

Таким образом, в предмет доказывания по заявлению о признании К. банкротом первоначально не входила проверка законности договора (оказавшегося в результате ничтожным), на основании которого была взыскана задолженность.

Однако, в связи с тем что исполнительный лист был отозван судом общей юрисдикции, предмет доказывания фактически изменился, и при новом рассмотрении суд обязан изучить первичные документы, подтверждающие задолженность К.

Данное дело интересно также тем, что суд признал новым обстоятельством тот факт, что акт об отказе в отмене решения третейского суда отменен не был, но в рамках самостоятельного дела в суде общей юрисдикции был отозван исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.

Формально данная ситуация не подпадает под буквальное толкование п. 1 ч. 3 ст. 311 АПК об отмене послуживших основанием для принятия судебного акта постановления арбитражного суда или суда общей юрисдикции либо другого органа, поскольку, как указывалось ранее, основанием для признания К.

банкротом был судебный акт об отказе в отмене решения третейского суда.

Тем не менее в условиях признания выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда незаконной суд первой инстанции, рассматривавший дело о банкротстве, не мог допустить процедуру банкротства в противоречие прямым разъяснениям ВАС РФ в п. 4 Постановления № 60 – то есть при фактическом отсутствии исполнительного листа на принудительное исполнение третейского решения. С таким подходом согласились все вышестоящие суды.

Более того, в любом случае факт отзыва исполнительного листа также мог истолковываться судом в качестве «существенного обстоятельства» в понимании п. 1 ч. 2 ст.

311 АПК, ведь, разделяя понятия «новых» и «вновь открывшихся» обстоятельств, законодатель устанавливает единый порядок пересмотра судебного акта и возможность возобновления производства по делу – независимо от того, каким из указанных обстоятельств он вызван.

При этом суд не связан правовой квалификацией спорных отношений, которую предлагает истец, а должен сам правильно квалифицировать их и определить нормы, подлежащие применению в рамках фактического основания и предмета иска.

В случае ненадлежащего формулирования истцом способа защиты при очевидности преследуемого им материально-правового интереса суд обязан сам определить, из какого правоотношения возник спор и какие нормы подлежат применению.

Отказ в иске со ссылкой на неправильный выбор способа судебной защиты недопустим, поскольку не обеспечивает разрешение спора.

В подобных ситуациях для полного и всестороннего исследования доказательств суд может прийти к выводу, что довод заявителя не может быть квалифицирован как одно из новых обстоятельств (перечень которых закрытый), но все равно вправе оценить его существенность для дела и признать вновь открывшимся в понимании п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК (разумеется, при условии соблюдения иных признаков и срока давности).

Подводя итоги, отметим следующее. Во-первых, универсальность формулировок п. 1 ст. 392 ГПК, ст. 311 АПК и ст. 350 КАС позволяет разрешать «нетипичные» случаи, когда необходимость пересмотра обусловлена целесообразностью и существенным влиянием нового обстоятельства на исход дела. Можно сказать, что именно в п.

1 перечня вновь открывшихся обстоятельств заложена свобода судебного усмотрения и расширительного толкования. Во-вторых, некоторые новые обстоятельства могут быть квалифицированы заинтересованным лицом как новые либо как вновь открывшиеся, однако это само по себе не может являться основанием для отказа в удовлетворении требований.

В таком случае суд обязан дать правовую квалификацию заявленному доводу.

1 Подвальный И.О. Пересмотр вступивших в законную силу постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам: ретроспективный анализ и перспектива развития // Арбитражные споры. 2015. № 3. С. 109–136.

2 Терехова Л.А. Новые и вновь открывшиеся обстоятельства в гражданском и административном судопроизводстве: монография. Москва: Проспект, 2017.

3 В п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 60 «О некоторых вопросах, связанных с принятием Федерального закона от 30.12.2008 № 296-ФЗ “О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)”».

Прокурор разъясняет — Прокуратура Республики Коми

О порядке пересмотра гражданских дел по новым или вновь открывшимся обстоятельствам

Институт пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, регламентируемый главой 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ), является дополнительной гарантией защиты нарушенных прав и исправления допущенных судами ошибок при разрешении гражданских дел. Необходимость существования и применения такой процедуры в гражданском процессе неоднократно признавалась Конституционным Судом Российской Федерации.

Судебные постановления по гражданским делам, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Для раскрытия понятий вновь открывшихся и новых обстоятельств следует обратиться к правовым позициям, сформированным относительно гражданского судопроизводства.

Так, вновь открывшимися обстоятельствами следует считать обстоятельства, которые объективно существовали на момент рассмотрения дела, но не могли быть учтены, так как не были и не могли быть известны лицам, участвующим в деле.

Вновь открывшиеся обстоятельства объективно не являются новыми фактами.

Это те факты, которые имели место еще тогда, когда происходило разбирательство дела, но в силу различных причин эти факты не были известны лицам, участвующим в деле, информация по ним не была представлена в материалы дела, поэтому позиция сторон по делу формировалась без учета этих фактов, о наличии которых стало известно уже после вынесения решения по делу.

Такими обстоятельствами являются (ч. 3 ст. 392 ГПК РФ):

  • существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;
  • заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления и установленные вступившим в законную силу приговором суда;
  • преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда.

Судебный акт не может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам, если существенные для дела обстоятельства возникли после принятия этого акта, поскольку основанием для такого пересмотра является открытие обстоятельств, которые хотя объективно и существовали, но не могли быть учтены, так как не были и не могли быть известны заявителю. Обстоятельства, в свою очередь, возникшие после принятия судебного акта, могут являться основанием для предъявления самостоятельного иска.

В отличие от вновь открывшихся обстоятельств новые обстоятельства возникают как факты реальной действительности уже после решения по делу. Исходя из содержания ст.

392 ГПК РФ новые обстоятельства – это возникшие после принятия судебного акта, но имеющие существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельства, которые относятся к тем видам фактических обстоятельств, которые признаны процессуальным законодательством основаниями для пересмотра судебных актов.

К новым обстоятельствам относятся (ч. 4 ст. 392 ГПК РФ):

  1. отмена судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по данному делу;
  2. признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу;
  3. признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации;
  4. установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека;
  5. определение либо изменение в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации или постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, если в таком постановлении содержится указание на то, что сформулированная в нем правовая позиция имеет обратную силу применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;
  6. установление или изменение федеральным законом оснований для признания здания, сооружения или другого строения самовольной постройкой, послуживших основанием для принятия судебного акта о сносе самовольной постройки.
Читайте также:  Поведение не соответствующее обстановке

Вступившее в законную силу судебное постановление пересматривается по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судом, принявшим это постановление.

Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам постановлений судов апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, которыми изменено или принято новое судебное постановление, производится судом, изменившим судебное постановление или принявшим новое судебное постановление (ст. 393 ГПК РФ).

Статьей 394 ГПК РФ предусмотрено, что заявление, представление о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам подаются сторонами, прокурором, другими лицами, участвующими в деле, в суд, принявший эти постановления.

Указанные заявление, представление могут быть поданы в течение трех месяцев со дня открытия или появления обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра судебного акта, а при выявлении обстоятельств, предусмотренных п. 5 ч. 4 ст.

392 настоящего Кодекса, – со дня опубликования постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации на официальном сайте Верховного Суда Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

По ходатайству лица, обратившегося с заявлением, представлением о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, пропущенный срок подачи заявления, представления о пересмотре может быть восстановлен судом, если ходатайство подано не позднее шести месяцев со дня открытия или появления обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра, и суд признает причины пропуска срока уважительными.

Вопросы применения судами положений главы 42 ГПК РФ разъяснены Верховным судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 11.12.

2012 № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений», который необходимо учитывать при обращении в суд с соответствующим заявлением.

В указанном постановлении разъяснено, что прокурор вправе обратиться в суд с представлением о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, если дело было возбуждено по заявлению прокурора, поданному в защиту прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (ч. 1 ст. 45, ст. 394 ГПК РФ), либо если прокурор вступил в процесс для дачи заключения по делу в случаях, когда это предусмотрено ГПК РФ и иными федеральными законами (ч. 3 ст. 45 ГПК РФ). При этом право на обращение прокурора с таким представлением не зависит от фактического участия прокурора в заседаниях судов соответствующих инстанций.

Прокурор также вправе обратиться в суд с заявлением о пересмотре судебных постановлений в порядке главы 42 ГПК РФ в интересах граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, не привлекавшихся судом к участию в деле, если судебными постановлениями разрешен вопрос о правах и обязанностях этих лиц, применительно к ч. 1 ст. 45 ГПК РФ (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ).

Гражданско-судебный отдел

Прямая ссылка на материал
Поделиться

Институт пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений, регламентируемый главой 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (ГПК РФ), является дополнительной гарантией защиты нарушенных прав и исправления допущенных судами ошибок при разрешении гражданских дел. Необходимость существования и применения такой процедуры в гражданском процессе неоднократно признавалась Конституционным Судом Российской Федерации.

Судебные постановления по гражданским делам, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. Для раскрытия понятий вновь открывшихся и новых обстоятельств следует обратиться к правовым позициям, сформированным относительно гражданского судопроизводства.

Так, вновь открывшимися обстоятельствами следует считать обстоятельства, которые объективно существовали на момент рассмотрения дела, но не могли быть учтены, так как не были и не могли быть известны лицам, участвующим в деле.

Вновь открывшиеся обстоятельства объективно не являются новыми фактами.

Это те факты, которые имели место еще тогда, когда происходило разбирательство дела, но в силу различных причин эти факты не были известны лицам, участвующим в деле, информация по ним не была представлена в материалы дела, поэтому позиция сторон по делу формировалась без учета этих фактов, о наличии которых стало известно уже после вынесения решения по делу.

Такими обстоятельствами являются (ч. 3 ст. 392 ГПК РФ):

  • существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;
  • заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, фальсификация доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления и установленные вступившим в законную силу приговором суда;
  • преступления сторон, других лиц, участвующих в деле, их представителей, преступления судей, совершенные при рассмотрении и разрешении данного дела и установленные вступившим в законную силу приговором суда.

Судебный акт не может быть пересмотрен по вновь открывшимся обстоятельствам, если существенные для дела обстоятельства возникли после принятия этого акта, поскольку основанием для такого пересмотра является открытие обстоятельств, которые хотя объективно и существовали, но не могли быть учтены, так как не были и не могли быть известны заявителю. Обстоятельства, в свою очередь, возникшие после принятия судебного акта, могут являться основанием для предъявления самостоятельного иска.

В отличие от вновь открывшихся обстоятельств новые обстоятельства возникают как факты реальной действительности уже после решения по делу. Исходя из содержания ст.

392 ГПК РФ новые обстоятельства – это возникшие после принятия судебного акта, но имеющие существенное значение для правильного разрешения дела обстоятельства, которые относятся к тем видам фактических обстоятельств, которые признаны процессуальным законодательством основаниями для пересмотра судебных актов.

К новым обстоятельствам относятся (ч. 4 ст. 392 ГПК РФ):

  1. отмена судебного постановления суда общей юрисдикции или арбитражного суда либо постановления государственного органа или органа местного самоуправления, послуживших основанием для принятия судебного постановления по данному делу;
  2. признание вступившим в законную силу судебным постановлением суда общей юрисдикции или арбитражного суда недействительной сделки, повлекшей за собой принятие незаконного или необоснованного судебного постановления по данному делу;
  3. признание Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Конституционный Суд Российской Федерации;
  4. установление Европейским Судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения, по которому заявитель обращался в Европейский Суд по правам человека;
  5. определение либо изменение в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации или постановлении Президиума Верховного Суда Российской Федерации практики применения правовой нормы, если в таком постановлении содержится указание на то, что сформулированная в нем правовая позиция имеет обратную силу применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами;
  6. установление или изменение федеральным законом оснований для признания здания, сооружения или другого строения самовольной постройкой, послуживших основанием для принятия судебного акта о сносе самовольной постройки.

Вступившее в законную силу судебное постановление пересматривается по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судом, принявшим это постановление.

Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам постановлений судов апелляционной, кассационной или надзорной инстанции, которыми изменено или принято новое судебное постановление, производится судом, изменившим судебное постановление или принявшим новое судебное постановление (ст. 393 ГПК РФ).

Статьей 394 ГПК РФ предусмотрено, что заявление, представление о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам подаются сторонами, прокурором, другими лицами, участвующими в деле, в суд, принявший эти постановления.

Указанные заявление, представление могут быть поданы в течение трех месяцев со дня открытия или появления обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра судебного акта, а при выявлении обстоятельств, предусмотренных п. 5 ч. 4 ст.

392 настоящего Кодекса, – со дня опубликования постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, постановления Президиума Верховного Суда Российской Федерации на официальном сайте Верховного Суда Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

По ходатайству лица, обратившегося с заявлением, представлением о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, пропущенный срок подачи заявления, представления о пересмотре может быть восстановлен судом, если ходатайство подано не позднее шести месяцев со дня открытия или появления обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра, и суд признает причины пропуска срока уважительными.

Вопросы применения судами положений главы 42 ГПК РФ разъяснены Верховным судом Российской Федерации в Постановлении Пленума от 11.12.

2012 № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений», который необходимо учитывать при обращении в суд с соответствующим заявлением.

В указанном постановлении разъяснено, что прокурор вправе обратиться в суд с представлением о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, если дело было возбуждено по заявлению прокурора, поданному в защиту прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований (ч. 1 ст. 45, ст. 394 ГПК РФ), либо если прокурор вступил в процесс для дачи заключения по делу в случаях, когда это предусмотрено ГПК РФ и иными федеральными законами (ч. 3 ст. 45 ГПК РФ). При этом право на обращение прокурора с таким представлением не зависит от фактического участия прокурора в заседаниях судов соответствующих инстанций.

Читайте также:  Развитие корпоративного права

Прокурор также вправе обратиться в суд с заявлением о пересмотре судебных постановлений в порядке главы 42 ГПК РФ в интересах граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, не привлекавшихся судом к участию в деле, если судебными постановлениями разрешен вопрос о правах и обязанностях этих лиц, применительно к ч. 1 ст. 45 ГПК РФ (ч. 4 ст. 1 ГПК РФ).

Гражданско-судебный отдел

Пять поводов пересмотреть решение суда по новым обстоятельствам — новости Право.ру

Когда дело уже проиграно, но клиент просит предпринять что-то еще, юрист может проверить материалы и факты, нет ли в них новых или заново открывшихся обстоятельств. Если повезет и найдется что-то новое и достаточно важное для дела, то это поможет добиться его пересмотра. Правда, таких обстоятельств не так уж много. Но есть и хорошие новости. Иногда документы или решения, которые считаются новыми обстоятельствами, можно добыть самостоятельно.

Как показывает анализ судебной практики, признание договора недействительным – одна из самых частых причин отмены судебных актов по новым обстоятельствам. Так бывает, если суд обязал исполнить договорное обязательство, а потом «аннулировал» сам договор. Примером может служить дело № 33-940/2019. Речь в нем шла о страховом возмещении порядка 200 000 руб., которое Ашраф Хоссейни* получил после автомобильной аварии от «Группы «Ренессанс Страхование». Столько постановил заплатить суд в марте 2018 года на основании полиса страхования. Но в компании были уверены, что полис подложный. Им удалось доказать это. Уже в июне 2018 года суд по иску «Ренессанса» признал договор недействительным. Он установил, что «полис на бланке аннулирован и признан утраченным страховщиком в установленном законом порядке». Сведений об уплате страховой премии по полису не было, доказательств уплаты ответчик не предъявил.

https://www.youtube.com/watch?v=XdahSMlsT7g\u0026pp=ygU30J7RgdC90L7QstCw0L3QuNGPINC00LvRjyDQv9C10YDQtdGB0LzQvtGC0YDQsCDQtNC10LvQsA%3D%3D

Следом компания решила отменить решение о возмещении по новым обстоятельствам. Но удалось это не сразу. Первая инстанция истцу отказала. Поскольку заявление о хищении бланков подали после наступления страхового случая – это не освобождает страховщика от выплаты, решил Фрунзенский райсуд города Иваново.

Он пришел к таким выводам, когда применил разъяснения Пленумов ВС о новых обстоятельствах и о страховании гражданской ответственности. Но Ивановский областной суд оказался другого мнения. В решении суда по предыдущему делу (в резолютивной и мотивировочной частях) есть однозначный вывод о том, что договор страхования является недействительным, указала апелляция.

Решение о выплате основано именно на этом договоре, а значит, дело необходимо пересмотреть с учетом нового обстоятельства.

Если компания перед окончанием работы сдала недостоверный ликвидационный баланс и умолчала о своих долгах, то ее можно принудительно «воскресить». Если долги такой фирмы взыскивались через суд, который прекратил производство, то это повод отменить соответствующее определение по новым обстоятельствам.

Этот правовой механизм должен помочь и тем, кто выдвигает неимущественные требования.

Пример – дело сотрудницы ООО Фитнес-студия «Релакс» Натальи Гайд*, которая добивалась, чтобы суд признал ее отношения с работодателем и обязал его внести запись в трудовую книжку.

Истица четыре года проработала там массажистом без оформления: трудовую книжку ей вернули незаполненной. Первая инстанция удовлетворила требования Гайд, но вторая прекратила дело, потому что фитнес-студию к тому дню ликвидировали.

История получила продолжение, когда арбитражный суд признал ликвидацию недействительной из-за недостоверного баланса. Новосибирский областной суд отменил определение о прекращении дела и направил его на новое рассмотрение ( № 33-7686/2018).

Если нормативное регулирование поменялось, то это может стать поводом пересмотреть решение.

Так произошло в деле № 33-21061/2018, где компания «Газпром Трансгаз Екатеринбург» требовала снести жилой дом Георгия Болдаря* со всеми пристройками, поскольку он находился в охранной зоне газопровода. Собственник против этого возражал: он настаивал, что не знал об ограничениях.

Болдарь построил свой дом в 2015 году на месте старого, построенного в 1996 году, и на основании разрешения на строительство 1996 года. А зону с особыми условиями использования поставили на учет в 2014-м.

Несмотря на это, суд встал на сторону истца и обязал снести дом в 2015 году. Но в 2018-м в Гражданском кодексе появилась норма в пользу Болдаря. «Если собственник объекта не знал или не мог знать о действии ограничений, то этот объект не является самовольной постройкой» (абз. 2 п. 1 ст. 222).

Собственник решил воспользоваться этим и добиться пересмотра решения о сносе дома.

В своем заявлении он подчеркнул, что в ГК вступила в силу презумпция защиты добросовестного создателя самовольного объекта.

Он указывал, что предыдущий владелец дома, который его и построил, выбрал место в соответствии с законом, а особая зона газопровода пролегла там гораздо позже. И об этом собственников никто не извещал.

Свердловский областной суд счел изменение закона важным новым обстоятельством. Он изменил основания для сноса самовольной постройки, на которые ориентировался суд в 2015 году. Тогда он не выяснял, знал ли Болдарь об ограничениях и мог ли знать.

В своей частной жалобе ответчик настаивает, что строил дом добросовестно, а истец в отзыве возражает, что владелец знал про ограничения.

Это как раз показывает, что эти обстоятельства предстоит выяснить при новом рассмотрении дела, указал облсуд и отправил дело на пересмотр.

В деле № 33- 5420/2019 с Мадины Махачевой* взыскивали почти 60 000 руб. долга за оплату коммунальных услуг, содержание и ремонт общего имущества в пользу ООО «Управляющая организация № 7».

В подтверждение того, что компания обслуживает дом Махачевой, компания предъявила приложение к распоряжению администрации Махачкалы от 2006 года. Ответчица протестовала и заявляла, что приложение – это подделка.

Но это не помогло: в 2017 году районный суд обязал ее выплатить долг.

А в 2019-м местный следственный отдел СУ СК провел проверку действий директора ООО «Управляющая организация № 7» Магомедтагира Магомедова. Следователь пришел к выводу, что приложение действительно было сфальсифицировано. В этом признался и сам директор. Но следователь не стал возбуждать уголовное дело, потому что сроки давности уже истекли.

Свои выводы он изложил в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела. Этим документом воспользовалась Махачева, которая потребовала пересмотреть дело о выплате долга.

Она добилась этого во второй инстанции.

«Хотя ответчица и раньше заявляла о недостоверности доказательства, ни она, ни суд не могли знать обстоятельства, которые установил следователь», – решил Верховный суд Дагестана и отправил дело на пересмотр.

В пользу пересмотра по новым обстоятельствам могут оказаться позиции Конституционного суда, Европейского суда по правам человека по обстоятельствам конкретного дела. Кроме того, практику применения нормы могут поменять Пленум или Президиум Верховного суда. Если в их постановлении указано, что правовая позиция имеет обратную силу к похожим делам, то это дает возможность их пересмотреть.

Примером может служить дело Андрея Михайлова* (№ 33-1319/2019), который подал иск против департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Курганской области.

Михайлов требовал восстановления на службе, возобновления срочного служебного контракта на неопределенный срок, заработка за период вынужденного прогула и так далее.

Суд ему отказал и счел, что все законно, со ссылкой на положение закона Курганской области «О государственной гражданской службе Курганской области». Там говорилось, когда именно допускается заключать срочный контракт.

Михайлов с этим не согласился и решил обжаловать это положение закона Курганской области. Ему это удалось: пункт признали незаконным. Но это не убедило суды пересмотреть дело о восстановлении на работе. «Оспоренные положения признаются недействительными на будущее время, а значит, не является новым обстоятельством», – объяснил Курганский областной суд.

После этого Михайлов написал заявление в Конституционный суд – там его поддержали.

У административного истца, который является участником гражданского дела, есть юридическая заинтересованность в исходе дела, он тратит на процесс свое время и деньги, напомнил КС в своем Постановлении № 2-П от 11 января 2019 г.

Там говорится, что человек добивается победы в административном деле не просто так, а для дальнейшей защиты своих прав. С такими указаниями Конституционный суд предписал отправить дело Михайлова на пересмотр.

* – имена и фамилии изменены редакцией.