Частые вопросы

Статья 34. Ответственность соучастников преступления

1. Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

2. Соисполнители отвечают по статье Особенной части настоящего Кодекса за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на статью 33 настоящего Кодекса.

3. Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

4. Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

5.

В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления.

Комментарий к ст. 34 УК РФ

Основанием уголовной ответственности соучастников является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного законом (ст. 8 УК РФ).

Однако применительно к соучастникам (кроме исполнителей) эти признаки определены в статье Особенной части не в полном объеме.

Поэтому действия организатора, подстрекателя и пособника квалифицируются по соответствующей статье (ее части, пункту) Особенной части со ссылкой на соответствующую часть ст. 33 УК РФ.

Если лицо, будучи организатором, подстрекателем или пособником, затем приняло участие в совершении преступления в качестве исполнителя, его деяние в целом квалифицируется как деяние исполнителя без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Если лицо выступило в роли подстрекателя и пособника, его деяние квалифицируется со ссылкой на две части ст. 33 УК РФ (ч. ч. 4 и 5). Если лицо, будучи организатором преступления, выполнило функции подстрекателя или пособника, содеянное квалифицируется со ссылкой на ч. 3 ст. 33 УК РФ как деяние организатора без указания ч. 4 или ч. 5 этой статьи.

Закон не предусматривает обязательного ужесточения или смягчения наказания в зависимости от вида соучастника.

При назначении наказания за преступление, совершенное в соучастии, при решении вопросов об освобождении от ответственности или от наказания учитываются характер и степень фактического участия лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного или возможного вреда. Смягчающие или отягчающие обстоятельства, относящиеся к личности одного из соучастников (например, рецидив), учитываются при назначении наказания только этому соучастнику.

В науке уголовного права существует давний спор о юридической природе соучастия. Сторонники акцессорной теории соучастия полагают, что соучастники несут ответственность за деяние исполнителя (ответственность соучастников представляется им дополнительной к ответственности исполнителя).

Противники этой теории исходят из того, что соучастники несут ответственность не за деяние исполнителя, а за свои собственные деяния, независимо от деяния исполнителя. Изучая закон и практику его применения, можно обнаружить аргументы как за, так и против акцессорной теории соучастия.

В целом можно констатировать, что соучастники несут ответственность скорее за свои собственные деяния, хотя определенные элементы акцессорности в сложившейся доктрине соучастия присутствуют. Самый сильный аргумент в пользу акцессорной теории соучастия — действия всех соучастников квалифицируются одинаково.

Существует лишь несколько исключений из этого правила:

  • а) соучастники не несут ответственности за деяние, не охватываемое их умыслом;
  • б) при квалификации деяния соучастника не учитываются обстоятельства, которые относятся к личности другого соучастника (например, возраст соучастника или факт убийства матерью своего новорожденного ребенка);
  • в) при квалификации действий организаторов, подстрекателей и пособников делается ссылка на ст. 33 УК РФ;
  • г) особые правила применяются при квалификации соучастия, разделенного законом на разные составы преступлений, например получения и дачи взятки.

Наиболее ярко акцессорная теория соучастия иллюстрируется правилом квалификации подстрекательства к преступлению, если преступление было пресечено на стадии покушения — содеянное квалифицируется со ссылкой не только на ст. 33, но и на ст. 30 УК РФ (т.е. как подстрекательство к покушению), хотя лицо подстрекало вовсе не к покушению на преступление, а к его совершению.

Другой аргумент в пользу акцессорной теории: усложненный порядок добровольного отказа соучастников от доведения преступления до конца. Так, пособник обязан не просто изъять свой вклад в преступление, но предпринять все зависящие от него меры, чтобы предотвратить преступление (ч. 3 ст. 31 УК РФ).

Организатор и подстрекатель для применения к ним нормы о добровольном отказе и вовсе обязаны предотвратить совершение преступления (добросовестных действий в этом направлении недостаточно).

В пользу акцессорного понимания соучастия свидетельствует и возможность соучастия в преступлении со специальным субъектом лица, не обладающего признаками специального субъекта (оно не может быть исполнителем, в том числе и при посредственном причинении, но может выступать в роли организатора, подстрекателя или пособника).

  1. Вместе с тем существуют убедительные аргументы против акцессорного понимания соучастия:
  2. а) закрепленное в законе (ст. 8 УК РФ) единое основание уголовной ответственности;
  3. б) добровольный отказ исполнителя не исключает ответственности иных соучастников за приготовление к преступлению;
  4. в) неудавшееся подстрекательство квалифицируется как приготовление к преступлению (так же квалифицируется удавшееся подстрекательство, если преступление пресечено на стадии приготовления);
  5. г) понятие эксцесса исполнителя сформулировано в законе неоправданно узко, в действительности возможен эксцесс и со стороны иных соучастников (например, подстрекатель склоняет лицо к убийству сотрудника правоохранительного органа, разжигая в нем ревность, имея при этом цель воспрепятствовать законной деятельности этого сотрудника, неизвестную исполнителю);
  6. д) невозможность соучастия после совершения преступления;
  7. е) возможность привлечения соучастников к ответственности до привлечения к ответственности исполнителя или без привлечения к ответственности исполнителя (например, если исполнитель скрылся или умер).

Судебная практика по статье 34 УК РФ

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 02.02.2017 N 30-АПУ17-1СП

В соответствии с ч. 3 ст.

34 УК РФ уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

Статья 34. Ответственность соучастников преступления

1. Ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления.

2. Соисполнители отвечают по статье Особенной части настоящего Кодекса за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на статью 33 настоящего Кодекса.

3. Уголовная ответственность организатора, подстрекателя и пособника наступает по статье, предусматривающей наказание за совершенное преступление, со ссылкой на статью 33 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда они одновременно являлись соисполнителями преступления.

4. Лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье Особенной части настоящего Кодекса, участвовавшее в совершении преступления, предусмотренного этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя либо пособника.

5.

В случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление. За приготовление к преступлению несет уголовную ответственность также лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления.

Видкак философская категория означает структурную единицу определенной формы явления. Определение вида позволяет выделить какие-то характеристики форм. Многообразные случаи совместного совершения преступления могут выражаться не только в разных формах, но и различаться по видам.

  • Критериемтакого разграничения является субъективный признак — степень согласованности действий соучастников.
  • Используя субъективный критерий — степень согласованности действий всех соучастников, можно выделить два вида соучастия:
  • а) соучастие без предварительного сговора и
  • б) соучастие с предварительным сговором.
  • Статья 33 УК, определяя виды соучастников, по существу, содержит описание первой формы соучастия
  • соучастие с выполнением различных ролей.
  • Особенность объективной стороны анной формы соучастия заключается в том, что только одно лицо — исполнитель выполняет действия(бездействие), характеризующие объективную сторону преступления.

Другие соучастники: организатор (не руководивший совершением преступления, не создавший организованную группу или преступное сообщество), подстрекатель, пособник лишь создают условия для выполнения преступного акта. Их действия находятся за рамками состава преступления и, как правило, осуществляются до начала совершения преступления.

Их «вклад» в совершение преступления не находится в непосредственной причинной связи с преступным результатом, достигнутым исполнителем. Исполнитель является главной фигурой при данной форме соучастия. Другие лица только помогают ему.

Согласованность конкретных действий, направленных на совершение преступления исполнителем, с действиями организатора, подстрекателя и пособника отсутствует.

Способ взаимодействия между всеми участниками преступления незначительный, поэтому первая форма соучастия представляется менее общественно опасной в сравнении с другими формами соучастия.

В том случае, когда организатор преступления осуществляет руководство при совершении преступления, то он становится соисполнителем преступления.

Если организатор создает организованную группу или преступное сообщество, то он уже является субъектом самостоятельных преступлений, предусмотренных Особенной частью УК.

И в том, и в другом случаях действия организатора выходят за рамки первой формы соучастия и образуют понятие иных форм соучастия.

Субъективная сторонапреступления, совершенного при первой форме соучастия, характеризуется только прямым умыслом. Все участники (или один участник) преступления осознают, что помогают исполнителю в совершении преступления, и желают ему помочь. Мотивы могут быть различными, но они не влияют на юридическую оценку.

Анализ судебной практики показывает, что суды довольно часто допускают ошибки, связанные с неточным установлением роли каждого виновного в совершении преступления.

Наиболее распространенными являются случаи, когда действия соучастников при одном исполнителе необоснованно квалифицируются судом как преступление, совершенное по предварительному сговор группой лиц. Так, Л.

была осуждена Верховным Судом Удмуртской Республики за разбойное нападение, сопряженное с убийством, совершенное по предварительному сговору группой лиц. Верховный Суд РФ признал такую квалификацию ошибочной, указав, что Л., согласно достигнутой между другими осужденными М. и Б.

договоренности, лишь остановила машину и попросили водителя К. довезти их до определенного пункта, где М. и Б. совершили убийство К., когда Л. уже покинула место преступления. Каких-либо действий, связанных с убийством, Л. не совершила, поэтому она не может быть признана участником группы, поскольку является лишь пособником.

  1. Соисполнительство или простое соучастие, как называют его некоторые авторы, — это форма соучастия, при которой все совместно действующие лица непосредственно выполняют объективную сторону преступления.
  2. Закон различает два вида соисполнительства:
  3. а) совершение преступления группой лиц без предварительного сговора и
  4. б) совершение преступления группой лиц с предварительным сговором.
Читайте также:  Дает ли право на получение льгот благодарность

Совершение преступления группой лиц без предварительного сговора означает, что преступлении совершается совместно двумя или более исполнителями, заранее не договорившимися о совместном совершении преступления (ч. 1 ст. 35 УК).

Объективнаясторона преступления характеризуется таким способом взаимодействия всех соучастников, при котором все выступают в качестве исполнителей объективной стороны преступления. Взаимодействие возникает перед началом совершения преступления или во время совершения преступления, когда лицо подключается во время начавшегося покушения.

Субъективнаясторона преступления — прямой умысел. Совместность умысла достигается во время совершения преступления, поэтому согласованность действий соучастников незначительна, поскольку преступники заранее не обусловили ни место, ни время совершения преступления, ни способы взаимовыручки и т.д.

Лицо осознает общественную опасность своих действий, что действует совместно с другим лицом (лицами), предвидит возможный или неизбежный совместный преступный результат, и желает его наступления.

Преступная связь между соучастниками непродолжительна, не имеет устойчивого характера, но тем не менее представляет большую опасность для общества по сравнению с действиями преступника-одиночки, а также с действиями соучастников при первой форме соучастия.

Совершение преступления группой лиц по предварительному сговоруозначает участие в нем двух или более лиц, заранее договорившихся о совместном совершении преступления (ч. 2 ст. 35 УК). Это более опасный вид соисполнительства по сравнению с первым.

Предварительный сговор обеспечивает более высокую степень взаимодействия между соучастниками. Соучастники заранее, до начала совершения преступления, договариваются о совместности своих действий, о месте и времени, о способах и средствах совершения преступления.

Однако и такая группа не образует прочных связей между соучастниками, сорганизованность действий всех соучастников обеспечивается только на время совершения преступления, после чего группа распадается.

В законе (ч. 2 ст. 35 УК) прямо не говорится о соисполнительстве, но судебная практика исходит из данной юридической оценки.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.01.99 № 1 «Осудебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)», раскрывая понятие предварительного говора на убийство, разъяснил, что договоренность двух и более лиц, выраженная в любой форме до начала совершения преступления, предполагает совершение действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего (п. 10)

Таким образом, объективная сторонагруппового преступления характеризуется только соисполнительством. Каждый из участников группы выполняет действия, образующие признаки объективной стороны преступления. Объединенные усилия всех лиц приводят к наступлению совместного преступного результата.

Субъективная сторонахарактеризуется теми же признаками, что и в первом виде соисполнительства. Возможен тоже только прямой умысел.

Различие заключается в том, что в первом виде соисполнительства совместный умысел возникает в момент совершения преступления, и при втором участники группы заранее договариваются о совершении преступления. Мотивы могут быть разными, но они не влияют на юридическую оценку действий всех лиц.

Предварительный сговор на совершение преступления является обязательным субъективным признаком не только второго вида соисполнительства, но и других форм соучастия (третьей и четвертой).

Но в практике бывают случаи, когда исполнитель преступления (один из соисполнителей) во время совершения преступления выходит за пределы предварительного соглашения, т.е. по собственной воле совершает действия, не планируемые другими соучастниками.

В таких случаях имеет место эксцесс исполнителя.

Организованная группакак третья форма соучастия предусмотрена ч. 3 ст. 35 УК. Преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Данная форма соучастия является сложным соучастием и совершается только по предварительному сговору, которое означает, что взаимодействие между соучастниками непростое, некоторые из них непосредственного участия в совершении преступлений не принимают, их роли распределены в юридическом смысле.

  • Закон определяет четыре признака организованной группы:
  • а) группа состоит из нескольких лиц;
  • б) лица заранее объединились в группу;
  • в) группа имеет устойчивый характер;
  • г) целью группы является совершение одного или нескольких преступлений.

Устойчивость группы определяется не только длительностью ее существования, но и стабильностью ее состава, которая, в свою очередь, обеспечивается особым порядком подбора участников группы и установлением групповой жесткой дисциплины.

Поэтому в организованной группе обязательно имеется организатор или руководитель, который вербует участников, поддерживают дисциплину.

Руководитель планирует и подготавливает совершение преступлений, обеспечивает орудиями и средствами, необходимыми для реализации планов группы, координирует действия других участников

Материалы судебной практики свидетельствуют о том, что организованные группы довольно часто характеризуются узкой специализацией (торговля оружием, наркотиками, совершение мошеннических финансовых операций, игорный бизнес, проституция), имеют свои регионы действия, а также отличаются профессионализмом ее участников. Одной из разновидностей организованной группы является банда.

Таким образом, объективная сторонаданной формы соучастия характеризуется наличием организованной, устойчивой группы лиц, заранее объединившихся для совершения неопределенного количества преступлений. Особый способ взаимодействия между соучастниками отличают более высокий уровень совместности и более прочные связи между участниками группы. Особенность

объективной стороны состоит в том, что, несмотря на четкое распределение ролей, участники организованной группы привлекаются к ответственности как соисполнители преступления, предусмотренного соответствующей статьей или частью статьи УК.

Субъективная сторонахарактеризуется наличием прямого умысла. Цель — совершение нескольких преступлений.

Каждый из участников осознает свою причастность к организованной группе и общественную опасность своих действий и действий других лиц, предвидит хотя бы в общих чертах результаты совместной преступной деятельности и желает быть участником организованной группы и действовать в ее целях. Каждый из участников осведомлен о характере и целях совершаемых и планируемых преступлений, что не исключает различия мотивов преступной деятельности.

Преступное сообщество(преступная организация) — это сплоченная организованная группа (организация), созданная для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединение организованных групп, созданных в тех же целях (ч. 4 ст. 35 УК).

Преступное сообщество также сложное соучастие, совершаемое по предварительному сговору. Как особая форма соучастия преступное сообщество предусмотрено в нормах Особенной части УК: в качестве самостоятельных составов преступлений в ст. 208 — организация незаконного вооруженного формирования и участие в нем и ст. 210 — организация преступного сообщества (преступной организации).

  1. Закон выделяет четыре признака данной формы соучастия:
  2. а) группа лиц,
  3. б) заранее организованная,
  4. в) сплоченная,
  5. г) создана для совершения тяжких или особо тяжких преступлений.

Преступное сообщество характеризуется большей устойчивостью и сплоченностью, более тесными организационными связями, поэтому относится к наиболее опасной форме соучастия.

Повышенная опасность проявляется также в целях — совершение тяжких и особо тяжких преступлений.

Сплоченность и устойчивость обусловливают высокую степень согласованности преступной деятельности, которая обеспечивается строгой конспирацией.

Преступное сообщество (преступная организация) имеет, по сравнению с обычной организованной группой, более сложную внутреннюю структуру.

Как показывает практика, обязательно имеются организаторы, руководители, совет руководителей, в который нередко входят коррумпированные лица государственного аппарата, органов местного самоуправления, работники правоохранительных органов.

Преступное сообщество может подразделяться на более мелкие подразделения (бригады, звенья, группы), но может, наоборот, представлять объединение нескольких преступных организаций или объединение организаторов, руководителей или иных представителей региональных устойчивых преступных групп, которые созданы преступным сообществом в качестве структурных подразделений для разработки планов и подготовки условий для совершения тяжких и особо тяжких преступлений. В результате строгой согласованности деятельности всех участников образуется, особая социально-психологическая общность людей, в которой имеются групповые нормы поведения, собственные взгляды на ценности жизни, огромное влияние лидеров и другие характеристики внутреннего содержания сплоченности как признака преступного сообщества

Уголовная ответственность соучастников преступления

Основания и пределы уголовной ответственности соучастников преступления, а также правила квалификации совершенных ими деяний регламентированы ст. 34 УК РФ. В основу законодательных предписаний ст. 34 УК РФ положены элементы двух различных теорий — акцессорной теории соучастия и теории личной (самостоятельной) ответственности соучастников.

Сущность акцессорной теории соучастия (от лат. accessorius — дополнительный, добавочный) заключается в том, что организатор, подстрекатель и пособник признаются второстепенными соучастниками по отношению к исполнителю.

Следовательно, уголовно-правовая оценка преступных деяний, совершенных организатором, подстрекателем и пособником, во многом зависит от квалификации действий (бездействия) исполнителя (соисполнителей) преступления.

Эта зависимость проявляется в следующем:

  • а) деяния организатора, подстрекателя и пособника квалифицируются со ссылкой на ст. 33 УК РФ по той же статье Особенной части УК РФ, что и действия (бездействие) исполнителя (ч. 3 ст. 34 УК РФ). Исключение из этого правила допускается лишь в следующих случаях:
    • — когда организатор, подстрекатель и пособник одновременно являлись соисполнителями преступления. В соответствии с ч. 2 ст. 34 УК РФ соисполнители отвечают по статье Особенной части УК РФ за преступление, совершенное ими совместно, без ссылки на ст. 33 УК РФ;
    • — если один из соучастников не достиг возраста, с которого наступает ответственность по статье Особенной части УК РФ, подлежащей применению к другим соучастникам, но может быть привлечен к ответственности по другой статье Особенной части УК РФ. Так, например, действия 15-летнего подростка, выступавшего пособником в посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа, будут квалифицированы по ч. 5 ст. 33, п. «б» ч. 2 ст. 105 УК РФ, тогда как взрослый исполнитель понесет ответственность по ст. 317 УК РФ;
    • — если исполнитель допускает эксцесс, т. е. совершает деяние, признаки которого не охватываются (охватываются не в полном объеме) умыслом иных соучастников преступления;
  • б) организатору, подстрекателю и пособнику вменяются квалифицирующие признаки, которые установлены в деянии исполнителя преступления (разумеется, при соблюдении принципа субъективного вменения, т. е. при условии, что они охватывались умыслом соучастников). В частности, применительно к уголовно-правовой оценке коррупционного подкупа, совершенного в соучастии, в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» разъясняется, что «квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность взяточничества или коммерческого подкупа (вымогательство, совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, получение взятки в значительном, крупном или особо крупном размере и др.), следует учитывать при юридической оценке действий соучастников соответствующих преступлений, если эти обстоятельства охватывались их умыслом»;
  • в) в случае недоведения исполнителем преступления до конца по не зависящим от него обстоятельствам остальные соучастники несут уголовную ответственность за приготовление к преступлению или покушение на преступление (ч. 5 ст. 34 УК РФ). В этом случае в формуле квалификации вначале отражается роль конкретного соучастника (путем ссылки на ст. 33 УК РФ), а затем делается ссылка на ч. 1 или 3 ст. 30 и статью Особенной части УК РФ.
Читайте также:  Что означает понятие единственный приемный родитель

Следует подчеркнуть, что зависимость уголовно-правовой оценки деяний организатора, подстрекателя и пособника от квалификации действий (бездействия) исполнителя не является абсолютной, поскольку в действующем уголовном законодательстве получили отражение многие постулаты теории личной ответственности соучастников. Сущность этой теории удачно выражена в ч. 1 ст. 34 УК РФ — ответственность соучастников преступления определяется характером и степенью фактического участия каждого из них в совершении преступления. При квалификации деяний соучастников преступления это принципиальное положение проявляется в следующем:

  • а) в соответствии с принципом субъективного вменения ответственность соучастников преступления ограничена содержанием их умысла. Это исключает возможность вменения соучастнику тех признаков состава преступления, которые не охватываются его умыслом. На это обстоятельство неоднократно обращала внимание высшая судебная инстанция. Так, в Обзоре качества рассмотрения окружными (флотскими) военными судами уголовных дел по первой инстанции подчеркивается, что «квалифицирующие признаки состава преступления могут вменяться соучастникам только при условии установления у них умысла в отношении этих признаков»[1];
  • б) за эксцесс исполнителя, т. е. совершение им преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников, организатор, подстрекатель и пособник уголовной ответственности не подлежат (ст. 36 УК РФ). Аналогичное правило квалификации с недавних пор применяется и к эксцессу иных соучастников преступления, о чем пойдет речь далее;
  • в) освобождение от уголовной ответственности исполнителя преступления не оказывает влияния на квалификацию деяний иных соучастников. В п. 28 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 № 19 «О применении судами законодательства, регламентирующего основания и порядок освобождения от уголовной ответственности» разъясняется, что «освобождение лица от уголовной ответственности, в том числе в случаях, специально предусмотренных примечаниями к соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, не означает отсутствие в деянии состава преступления, поэтому прекращение уголовного дела и (или) уголовного преследования в таких случаях не влечет за собой реабилитацию лица, совершившего преступление». Фактическим основанием освобождения исполнителя преступления от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (в том числе и его специальными видами), примирением с потерпевшим и т. п. является его (исполнителя) позитивная посткриминальная деятельность, которая никак не может исключить уже имеющиеся признаки состава преступления. Причем эта посткриминальная деятельность исполнителя имеет индивидуальный характер (является с повинной, возмещает вред, примиряется с потерпевшим лично исполнитель, а не иные соучастники), поэтому ее уголовно-правовые последствия (освобождение от уголовной ответственности) на организатора, подстрекателя, пособника не распространяются.

Следовательно, в случае освобождения исполнителя от уголовной ответственности, деяния иных соучастников преступления должны быть квалифицированы по статье Особенной части УК РФ, предусматривающей ответственность за совершенное исполнителем преступление, со ссылкой на ст. 33 УК РФ. Разумеется, подобная квалификация не исключает возможности последующего освобождения организатора, подстрекателя, пособника от уголовной ответственности при соблюдении соответствующих условий.

Это правило не распространяется на ситуации, в которых лицо, непосредственно выполняющее объективную сторону преступления при организаторском, подстрекательском или пособническом содействии других лиц, добровольно и окончательно отказалось от доведения преступления до конца.

В деянии лица, добровольно отказавшегося от доведения преступления до конца, нет состава преступления — «состава оконченного преступления нет в силу того, что действия не доведены до конца (т. е.

не содержат всех признаков состава преступления, предусмотренного в статьях Особенной части), а состава неоконченного преступления нет потому, что эти действия прекращены по обстоятельствам, зависящим от субъекта»[2].

А поскольку деяние, совершенное до добровольного отказа, не содержит признаков состава преступления, различные формы содействия этому деянию (склонение к совершению преступления, его организацию и т. п.) следует расценивать в качестве неудавшегося соучастия (нет исполнителя — нет и соучастия) в преступлении и квалифицировать их как приготовление к соответствующему преступлению. Такой подход прослеживается и в судебной практике[3].

Как уже было отмечено, теория личной ответственности соучастников получила воплощение в законодательных правилах уголовно-правовой оценки эксцесса исполнителя преступления, регламентированных в ст. 36 УК РФ.

Под эксцессом исполнителя (от лат. excessus — выход) принято понимать выход исполнителя (соисполнителей) преступления за пределы общего (совместного) умысла соучастников, т. е. совершение преступного деяния, которое не охватывается умыслом других соучастников.

За эксцесс исполнителя в силу прямого указания ст. 36 УК РФ другие соучастники преступления уголовной ответственности не подлежат; в соответствии с принципом вины (ст. 5 УК РФ) они должны нести ответственность за соучастие лишь в том преступлении, которое охватывалось их умыслом.

В теории уголовного права принято выделять количественный и качественный эксцесс исполнителя преступления, которые отличаются существенной спецификой в плане квалификации.

При количественном эксцессе исполнитель по своей инициативе совершает выходящее за рамки умысла иных соучастников однородное преступление, посягающее на тот же основной объект уголовно-правовой охраны.

Количественный эксцесс исполнителя может, в частности, выражаться в трансформации изначально оговоренного способа совершения преступления (вместо грабежа — разбой[4]; вместо «разбоя без применения оружия — вооруженный разбой[5]; вместо «простого» убийства — убийство с особой жестокостью); в изменении интенсивности преступного посягательства (например, причинение тяжкого вреда здоровью при наличии совместного умысла на причинение легкого вреда здоровью); в причинении дополнительных последствий (вместо посягательства на одного потерпевшего — причинение вреда двум или более лицам).

Частным проявлением количественного эксцесса является неосторожное причинение исполнителем дополнительных тяжких последствий, предусмотренных составом с двумя формами вины.

В качестве типичного примера такого эксцесса можно рассматривать ситуацию, когда исполнитель, имея сговор с иными соучастниками на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего, применяет к нему насилие, которое повлекло по неосторожности смерть потерпевшего (ч.

4 ст. 111 УК РФ). Поскольку указанное дополнительное последствие не охватывается умыслом организатора, подстрекателя, пособника, указанные соучастники преступления в силу прямого указания ст.

36 УК РФ должны нести ответственность за соучастие в преступлении, предусмотренном ч. 1, 2 или 3 ст. 111 УК РФ (в зависимости от содержания сговора и обстоятельств дела).

Следует подчеркнуть, что количественный эксцесс возможен лишь при наличии конкретизированного умысла соучастников, т. е. лишь в том случае, когда соучастники имели четкое представление о качественных и количественных параметрах совместно совершаемого преступления.

Если же совместный умысел был неопределенным, т. е. соучастники лишь в общих чертах осознавали признаки совместного преступления, то количественный эксцесс исполнителя становится невозможным.

Например, соучастники решили похитить конкретное имущество, сговорившись, что способ хищения будет избран исполнителем на месте преступления в зависимости от обстановки. Здесь умыслом соучастников охватывается любая форма хищения, что исключает количественный эксцесс исполнителя.

В этой ситуации эксцесс может быть лишь качественным (например, совершение исполнителем дополнительного преступления, посягающего на иной объект).

В большинстве случаев количественный эксцесс выражается в совершении исполнителем более тяжкого преступления, чем первоначально запланированное соучастниками. Вместе с тем исполнитель может по своей инициативе совершить менее тяжкое преступное посягательство на тот же объект уголовно-правовой охраны.

Например, исполнитель, имея предварительную договоренность с иными соучастниками о хищении чужого имущества путем разбойного нападения с применением оружия, воспользовался непродолжительным отсутствием собственника и совершил тайное хищение этого имущества.

Или при наличии совместного конкретизированного умысла соучастников на убийство общеопасным способом (путем подрыва автомобиля потерпевшего) исполнитель убил потерпевшего иным способом, не относящимся к числу общеопасных.

В подобных ситуациях предписания ст. 36 УК РФ не применяются, поскольку совершение менее тяжкого посягательства на тот же основной объект, конкретизированный по признакам предмета и (или) потерпевшего, полностью охватывается умыслом иных соучастников.

Если соучастники сговорились совершить хищение определенного имущества у конкретного потерпевшего путем разбойного нападения с применением оружия, то хищение этого имущества менее опасным способом не выходит за пределы совместного умысла.

Точно так же при наличии сговора на совершение убийства общеопасным способом причинение смерти потерпевшему неквалифицированным способом «укладывается» в рамки совместного умысла соучастников.

А потому в рассматриваемых ситуациях уголовно-правовая оценка действий организатора, подстрекателя и пособника должна быть основана на акцессорных началах. Иными словами, квалификация действий иных соучастников в этом случае является производной от квалификации исполнительских действий.

Следовательно, в первом примере (совершение кражи вместо разбоя) иные соучастники должны нести ответственность за соучастие в краже, а во втором примере (совершение «простого» убийства вместо убийства общеопасным способом) — за соучастие в убийстве без квалифицирующих признаков.

Качественный эксцесс предполагает совершение исполнителем разнородного преступления (посягающего на иной основной объект уголовноправовой охраны), которое не охватывается умыслом иных соучастников. Подобное преступление может быть совершено исполнителем:

  • а) в дополнение к тому преступному деянию, на которое был направлен умысел всех соучастников. Типичный пример, хорошо известный правоприменителям, — совершение исполнителем разбоя убийства потерпевшего, которое не охватывается умыслом иных соучастников. В этом случае исполнителю вменяется совокупность преступлений (п. «в» ч. 4 ст. 162 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ), тогда как другие соучастники несут ответственность только в рамках совместного умысла за соучастие в разбое[6];
  • б) вместо преступного деяния, на которое был направлен умысел иных соучастников. Например, исполнитель, получив от участников террористической группы взрывное устройство для совершения террористического акта, использовал его для незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов, решив не совершать теракт. В этой ситуации признаки соучастия отсутствуют, так как исполнитель, совершив иное преступное деяние вместо первоначально запланированного, добровольно отказался от доведения совместного преступления до конца, что в соответствии с ч. 2 ст. 31 УК РФ исключает возможность привлечения его к уголовной ответственности за это преступление. Поэтому неудавшиеся организаторские, подстрекательские и пособнические действия следует квалифицировать как приготовление к преступлению при условии, что это преступление относится к тяжким или особо тяжким (в приведенном примере — по ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 УК РФ). Что же касается исполнителя, то он будет нести ответственность по ст. 256 УК РФ.

Эксцесс исполнителя равным образом возможен как при сложном соучастии с распределением преступных ролей, так и при простом соучастии (соисполнительстве). В последнем случае уголовно-правовая оценка эксцесса имеет определенную специфику.

Читайте также:  Права собственников земельного участка

Характеристика ответственности соучастников преступления

Ст. 8 УК РФ в качестве основания уголовной ответственности рассматривает совершение действия, которое содержит совокупность признаков состава преступления.

Данное законодательное положение можно отнести как к преступлению, совершенному одним человеком, так и к действиям, которые совершают в случае соучастия.

Все это не исключает особенностей дифференцированного использования уголовного законодательства к соучастникам, так как уголовное право не предусмотрело коллективную ответственность.

34 статья содержит положение о том, что ответственность соучастников может быть определена степенью и характером фактического участия каждого. Таким образом, важно учесть тип соучастника, форму соучастия и определенные действия любого соучастника.

Замечание 1

Характер участия в совершении преступления определен с помощью роли соучастника в преступлении, которое совершено совместно (определяет, к какому виду соучастников он может быть отнесен).

Степень участия представляет собой фактическую роль, которую вносили соучастники в совершении объединенного преступления. В соответствии со степенью участия человека и наступлением преступного результата индивидуализируется ответственность каждого соучастника.

Рассмотрение объективных и субъективных признаков

Объективные и субъективные признаки сторон определяют ответственность соучастников. В качестве особенности объективной стороны выступает то, что ответственность любого соучастника, если они не могут являться соисполнителями, обусловлена положениями Общей части УК РФ (33 статья) и и составом определенной статьи этой же части.

Что касается субъективной стороны преступлений, которые совершаются в случае соучастия, то ее всегда характеризует умысел. Его интеллектуальный момент может предполагать взаимную осведомленность соучастника о характере его поведения, который обладает общественной опасностью.

При этом волевой момент заключается в желании достижения совместного преступного результата, а также в сознательном его допущении с помощью объединения действий.

Пределы ответственности соучастников могут определяться с помощью общих и специальных условий. Первые из них состоят в обстоятельствах, включая точное определение типа соучастника, формы соучастия. 208 статья определяет соучастие как основной признак состава преступления.

Она же содержит информацию об ответственности, наступающую за организованное незаконное вооруженное формирование. Аналогично в 209 статье предусмотрена ответственность за формирование устойчивых вооруженных объединений (банд, групп), которые нападают на людей или предприятия.

Преступным признается и осуществление руководства этими группами.

Замечание 2

Специальные условия, оказывающие влияние на рамки ответственности соучастников, — это объективные и субъективные признаки (может быть один из них). Они характерны для всех соучастников. Также сюда необходимо включить эксцесс исполнителя, добровольный его отказ или отказ прочих соучастников, неудачное соучастие.

С помощью объективных признаков могут быть определены свойства деяния и последствий, которые представляют опасность для общества. Подобные признаки, которые есть у одного соучастника, иногда вменяются в ответственность прочим соучастникам, если они были охвачены их умыслом. Квалифицирующие признаки могут вменяться соучастникам только в том случае, если они включались в его умысел.

Если при совершении убийства пособник был осведомлен о совершении простого убийства исполнителем по причине неприязни, а впоследствии будет выяснено, что этого не было, а исполнитель преступил закон по причине корысти, пособник несет наказание за простое убийство. В состав индивидуальных характеристик объекта, который охраняется уголовным законом, включены именно объективные признаки.

Пример 1

В случае изнасилования малолетней исполнитель не знал, что она не достигла 14 лет, но об этом был осведомлен организатор, сообщившие исполнителю, что ей уже 16 лет.

В этой ситуации исполнитель не несет ответственность за изнасилование малолетней, а отвечает за изнасилование несовершеннолетней.

При этом организатор такого преступления несет ответственность за организацию изнасилования малолетней.

Субъективные признаки, включая корысть и низменные побуждения, могут быть вменены прочим соучастникам в соответствии с тем, характеризуют ли они само действие или соучастника. В первой ситуации они должны быть вменены соучастнику, умысел которого их охватывал.

Например, при осуществлении кражи с проникновением в жилье подстрекатель и исполнитель знали о способе совершения кражи. Данный квалифицирующий признак по этой причине может быть вменен им обоим.

Во второй ситуации вменение субъективного признака производится только тому соучастнику, которому он принадлежит, вне зависимости от того, осведомлены ли о нем прочие соучастники.

Любой соучастник отвечает за лично совершенные деяния. При этом должна быть учтена его вина и несколько правил:

  1. Они должны нести уголовную ответственность за одно преступление. По этой причине все объективные и субъективные признаки могут быть вменены в вину любому из них.
  2. Объективные обстоятельства, которые способны смягчать или отягощать наказание, должны быть учтены в отношении всех соучастников.
  3. Личные (субъективные) обстоятельства необходимо учесть и вменять в вину лишь данным отдельным соучастникам.
  4. Если исполнитель не стал доводить свое деяние до конца по обстоятельствам, которые от него не зависели, то оставшиеся соучастники будут отвечать за приготовление или покушение. Если преступление совершает группа лиц по предварительному сговору, организованные группы или преступные сообщества, то для этого предусмотрено более строгое наказание. Его основания и пределы предусматривает уголовная норма статьи 35.

Квалификация преступлений соучастников

Квалификация действий организатора находится в зависимости от его роли в совместном преступлении.

Так, когда он является организатором, то ответственность будет предусматриваться 33 статьей и выбранной статьей Особенной части УК.

Если человек будет выступать как организатор группового преступления, то его признают участником группы и основным исполнителем преступных действий, которые она совершила. В этой ситуации не предусмотрено влияние 35 статьи УК РФ.

От формы соучастия зависит квалификация действий соучастников. Любое действие исполнителя преступления, как и его соисполнителей, в случае простого соучастия необходимо квалифицировать статьей Особенной части УК РФ. Здесь не предусмотрена ссылка на 33 статью УК РФ.

Аналогичным образом определяются действия организатора, подстрекателя или пособника. Они могут выступать не только в этом виде, но и в одно время быть исполнителями. Исключением из этого выступают случаи соисполнительства в ходе совершения преступлений со специальным субъектом.

Когда человек не может являться субъектом преступлений, который специально указан в положениях статей Особенной части, то он участие несет ответственность как организатор, пособник и подстрекатель.

Если происходят другие случаи, как и в преступлении со специальными субъектами, действия всех этих лиц определяются Особенной частью Кодекса и ссылкой на 33 статью.

Например, если не должностное лицо осуществляет организацию получения взятки должностным лицом, то ответственность первого из них наступает по 33 статье (3 часть) и 290 статье. Для должностного лица в этом случае предусмотрена ответственность только по 290 статье. В ситуации сложного соучастия 35 статья определяет ответственность соучастников.

Если исполнитель не довел преступление до конца, то все соучастники должны нести уголовную ответственность в соответствии с совершенной исполнителем стадией преступного деяния (приготовление, покушение).

Пример 2

Соучастники, планирующие совершение кражи квартиры, осуществили подготовку необходимых средств. Они были задержаны при передаче этих средств исполнителю. Здесь ответственность соучастников наступает именно за приготовление.

Если организатор (подстрекатель) не смогли склонить исполнителя совершать преступление или он сам добровольно отказывается от совершения преступления (произошло неудавшееся соучастие), то они отвечают за приготовление к преступлению. При этом исполнитель не несет никакой ответственности.

Пример 3

Соучастники решили обокрасть квартиру. При этом они смогли обеспечить исполнителя всеми необходимыми средствами (средства взлома, транспорт для вывоза украденного).

Исполнитель в добровольном порядке и окончательно отказывается от этого преступления, поскольку квартира находилась в собственности его родственника.

В этой ситуации для организатора, подстрекателя и пособника предусмотрена ответственность за приготовление.

В статьях 31 и 34 определяются особенности ответственности других соучастников, наступающей в случае добровольного отказа. В них происходит дифференциация в соответствии с видом соучастника.

Исполнителям достаточно отказаться от преступного деяния для избежания уголовной ответственности, а для прочих соучастников этого будет не достаточно. Менее строгие рамки установлены законодателем для пособника.

Он не может быть наказан, если смог принять все меры для предотвращения преступления, которые зависят от него.

Закон предъявляет более жесткие требования к организаторам и подстрекателям, не подлежащим ответственности только при предотвращении доведения до конца преступления. Если данные меры не смогли дать положительный результат и исполнитель все же совершил преступление, то при назначении наказания данным соучастникам обстоятельства признаются как смягчающие наказание.

Вместе с рассмотренными выше обстоятельствами, которые оказывают влияние на рамки ответственности соучастников, важно отграничить эксцесс исполнителя.

Он определяется статьей 36 в качестве совершения исполнителем преступления, которое не охватывается умыслом других соучастников.

За подобные действия может быть привлечен лишь исполнитель преступления, а другие соучастники не несут уголовной ответственности.

Ответственность соучастников преступлений хоть и обладает самостоятельным характером, но все же зависит от общественно опасного деяния, которое совершил исполнитель. Эксцесс различают по качественным и количественным признакам в соответствии с тем, в какой мере исполнитель отклоняется в сторону от сговора, которого достигли все соучастники.

Качественный признак эксцесса можно охарактеризовать тем, что вместе с преступлением, которое согласовано с соучастниками, исполнитель может осуществить еще и самостоятельное преступление (несколько преступлений).

Пример 4

Соучастники осуществили сговор о совершении грабежа. Один из них после похищения чужого имущества убил потерпевшего. В этом случае за грабеж и за убийство должен быть привлечен только этот соучастник. Оставшиеся соучастники несут ответственность только за грабеж, так как уговор был только о его совершении.

Для количественного признака характерно то, что исполнитель выходит за рамки действий, включенных в содержание определенного состава преступления, по поводу которого был сговор. Таким образом, он осуществил преступное деяние, которое охвачено умыслом соучастников, но вышел за его рамки.

Он может в дальнейшем осуществить более опасное преступление (например, разбой вместо кражи чужого имущества) или менее опасное преступление. Примером второго случая может быть, когда исполнитель преступления причиняет только легкий вред здоровью по причине жалости к жертве, затем добровольно отказываясь от убийства, которое предполагалось исполнить.

В первой ситуации исполнитель несет ответственность за совершенный разбой, а прочие субъекты, принимающие участие, будет нести ответственность только за кражу. Это обусловлено тем, что осуществление разбойного нападения не было включено в их умысел и у них не было договоренности об этом с исполнителем. Во второй ситуации исполнитель отвечает только за то, что фактически совершил.

Таким образом, он отвечает только за преднамеренное причинение легкого вреда здоровью. Другие соучастники здесь отвечают за совершение приготовления к убийству.