Частые вопросы

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний банкротов

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний банкротов
Василий Гавриленко,  ведущий юрист направления  «Налоги и право» Группы компаний SRG

В начале марта Конституционный суд Российской Федерации принял постановление, изменяющее позицию судов относительно практики взыскания убытков с руководителя организации-должника в пользу налогового органа в рамках процедуры банкротства (Постановление КС РФ от 5 марта 2019 года № 14-П).

В 2009 году Арбитражный суд Республики Мордовия по заявлению налоговой инспекции признал общество «С» банкротом. 22 сентября 2009 года было открыто конкурсное производство и назначен арбитражный управляющий. Однако в результате имущества должника не хватило для выплаты вознаграждения арбитражному управляющему.

Управляющий через суд добился соответствующего возмещения от налогового органа как от заявителя по делу о банкротстве. Налоговый орган, в свою очередь, обратился в суд общей юрисдикции с иском к Н. – бывшему директору общества – о взыскании понесенных убытков.

Требования были удовлетворены, а вышестоящие суды оставили решение без изменения.

Н. не согласился с позицией судов и обратился в КС РФ с жалобой о проверке конституционности законоположений, положенных в основу судебных решений (ст. 15, п. 1 ст. 200, ст. 1064 Гражданского кодекса, подп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10, п. 3 ст. 59 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»).

По его мнению, оспариваемые положения неконституционны во взаимосвязи, поскольку позволяют:

  • возлагать на руководителя должника обязанность обратиться в арбитражный суд с заявлением должника, если удовлетворены требования одного или нескольких кредиторов и при этом нет доказательств того, что исполнить денежные обязательства перед другими кредиторами полностью невозможно;
  • считать убытками судебные расходы и оплату услуг арбитражного управляющего, понесенные налоговым органом как заявителем, инициировавшим дело о банкротстве, а также исчислять срок исковой давности не со дня, когда лицу стало достоверно известно о нарушении своего права, а со дня, когда это лицо лишилось своего имущества;
  • предъявлять иск о взыскании убытков, понесенных налоговым органом в деле о банкротстве, с бывшего руководителя организации при нарушении им обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании этой организации банкротом.

Чтобы понять суть, а также дальнейшую перспективу развития выраженной в рассматриваемом постановлении позиции КС РФ, давайте разберем, как порядок взыскания убытков с директора компании-должника регулировался ранее, каковы актуальные на сегодняшний день положения законодательства и как в течение этого времени складывалась судебная практика.

Как было раньше

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний банкротов
Виталий Гензель,  директор направления «Налоги и право» Группы компаний SRG

По общему правилу, руководитель организации-должника обязан обратиться с заявлением должника в арбитражный суд, если удовлетворение требований одного кредитора или нескольких приводит к тому, что исполнить денежные обязательства в полном объеме перед другими кредиторами становится невозможно (абз. 2 п. 1 ст. 9 Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»; далее – закон о банкротстве).

В отношении Н. суды применили п. 1 ст. 10 закона о банкротстве еще до того, как эта статья была признана утратившей силу (Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ). Согласно данному положению руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, обязан возместить убытки, причиненные в результате этого нарушения.

Если у должника отсутствуют средства, достаточные для погашения судебных расходов, а также для выплаты арбитражному управляющему вознаграждения, заявитель, инициировавший дело о банкротстве, обязан погасить их в части, не погашенной за счет имущества должника (п. 3 ст. 59 закона о банкротстве).

Исключение составляют расходы на выплату суммы процентов по вознаграждению арбитражного управляющего.

А при продолжении дела о банкротстве должника выплаты, осуществленные заявителем в счет погашения указанных расходов, компенсируются в порядке удовлетворения требований кредиторов той очереди, к которой относились осуществленные выплаты.

Рассмотрение заявлений о привлечении к субсидиарной ответственности, поданных с 1 июля 2017 года, производится по новым правилам закона о банкротстве. Однако в настоящее время суды продолжают рассматривать споры, связанные с заявлениями, поданными еще до названой даты.

Характерным примером судебной практики по данному спору может служить дело в отношении генерального директора М. с аналогичной фабулой (постановление Арбитражного суда Московского округа от 14 марта 2018 г. по делу № А41-102264/17).

В рамках данного дела суд первой инстанции взыскал с руководителя должника в пользу налогового органа убытки, составляющие расходы на оплату услуг арбитражного управляющего. Вышестоящие суды согласились с доводами решения и оставили его в силе.

Как впоследствии заключил Верховный Суд Российской Федерации, руководитель должника, не имея возможности погасить задолженность организации перед бюджетом, не обратился в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности (банкротстве) должника, что привело к возникновению убытков на стороне налоговой инспекции (Определение ВС РФ от 4 февраля 2019 г. № 305-ЭС18-24307).

При этом стоит отметить, что положительная практика утвердилась только при взыскании убытков в пользу налоговой службы. Если заявителем является юридическое лицо, суды нередко отказывают в возмещении убытков (определение Арбитражного суда Тюменской области от 24 декабря 2015 г. по делу № А70-2002/2011).

ВС РФ указал, что сам по себе факт признания действий руководителя недобросовестными не свидетельствует о совершении им действий и принятии решений, повлекших неплатежеспособность должника и возбуждение процедуры банкротства по заявлению общества (Определение ВС РФ от 6 декабря 2016 г. № 304-ЭС15-9172).

По данным судебным актам можно проследить, как меняется вектор судебного мнения в зависимости от статуса заявителя.

Как регулируется в настоящее время

В настоящее время суть положений п. 1 ст. 10 закона о банкротстве изложена в ст. 61.13 этого же закона, которая содержит аналогичную позицию.

Так, руководитель должника, нарушивший положения закона о банкротстве, по-прежнему обязан возмещать убытки, причиненные в результате такого нарушения (п. 1 ст. 61.13 закона о банкротстве).

Таким образом, рассматриваемая позиция КС РФ должна будет учитываться и по делам, рассматриваемым по нормам закона о банкротстве в новой, актуальной редакции.

Суть позиции КС РФ

КС РФ постановил пересмотреть правоприменительные решения, принятые по делу гражданина Н. Суд указал, что защита имущественных прав, включая права требования, должна осуществляться с учетом баланса интересов всех участников: собственников, кредиторов и должников.

Меры, предусмотренные законом о банкротстве и ГК РФ, приняты для предотвращения банкротства и восстановления платежеспособности должника, а при признании должника банкротом – для обеспечения интересов кредиторов. Существующая обязанность руководителя должника подать заявление о банкротстве в арбитражный суд направлена на защиту интересов кредиторов, и сама по себе не может нарушать конституционные права граждан.

Расходы на проведение процедур в деле о банкротстве и на выплату арбитражному управляющему вознаграждения возмещаются за счет имущества должника. Однако, уточнил КС РФ, если этого имущества недостаточно или его нет, затраты обязан погасить заявитель (в том числе уполномоченный орган, и тогда траты возлагаются на бюджет РФ).

Следовательно, кредитор изначально должен обоснованно рассчитывать на экономический успех, поскольку возможность взыскать средства с руководителя организации не может стимулировать запуск процедуры банкротства.

Более того, факт замещения должности руководителя должника не свидетельствует о его виновности, а возникновение у уполномоченного органа расходов не должно автоматически признаваться следствием действий этого руководителя.

При этом уполномоченный орган также вправе не подавать заявление о банкротстве, если это повлечет лишь напрасные расходы. Процесс банкротства должника не должен возбуждаться лишь формально.

Прежде чем подать заявление о банкротстве, заявитель, суд и арбитражный управляющий должны произвести оценку имущества должника для покрытия расходов. Эти действия призваны исключить возникновение убытков, в том числе и из бюджета РФ.

Соответственно, возложение таких убытков в полном объеме только на руководителя должника не отвечает критериям справедливости и соразмерности.

Без исследования всех обстоятельств и ненадлежащих действий других лиц невозможно однозначно установить, что убытки у уполномоченного органа связаны лишь с противоправным поведением руководителя. Иное истолкование оспариваемых норм не согласуется с Конституцией РФ и потому невозможно.

Таким образом, КС РФ установил для заявителя, в том числе налогового органа, требования разумности и осмотрительности при подаче заявления о признании должника банкротом.

Это говорит о подтверждении равенства правового статуса обычного заявителя и налоговой службы, а также о дополнительной защите контролирующего лица должника при нехватке конкурсной массы для возмещения расходов при проведении процедуры банкротства.

Что может измениться

На наш взгляд, данная позиция КС РФ носит позитивный характер и должна изменить практику применения норм законодательства о возмещении убытков и привлечению к субсидиарной ответственности контролирующих лиц должника в следующих направлениях:

  • повысить качество досудебного анализа имущественного состояния должника;
  • снизить количество подаваемых заявлений о банкротстве со стороны налоговых органов;
  • изменить судебную практику по вопросу возмещения убытков при недостаточности конкурсной массы должника.

Штрафы и пени: что можно взыскать с бывшего директора банкрота — новости Право.ру

Предприятие обанкротилось, задолжав бюджету 6,8 млн. руб. – недоплаченные налоги, штрафы и пени. Конкурсный управляющий компании решил взыскать этот долг с бывшего директора организации, который «намеренно искажал отчетность» фирмы. Нижестоящие суды по-разному ответили на вопрос – можно ли взыскать с экс-руководителя предприятия те расходы, которые банкрот еще не понес? Ответ на него дал Верховный суд. А эксперты объяснили, в чем проявился креативный подход управляющего в этом деле.

Взыскание недоимок, а также штрафов и пени с экс-директоров компаний-банкротов – это своего рода тренд в налоговых спорах последних двух лет, констатирует Екатерина Болдинова, партнер юрфирмы «Тиллинг Петерс». Еще весной 2016 года Верховный суд в деле № А46-13244/2014 обязал руководителя банкрота выплатить 6,5 млн. руб. налоговой недоимки за фирму. Суд тогда установил, что именно распоряжения директора, которые тот давал сотрудникам бухгалтерии и другим работникам компании, привели к возникновению задолженности перед налоговиками и последующему банкротству. В похожую ситуацию попал и бывший топ-менеджер другой организации. 

Читайте также:  Статья 131. Изнасилование

Начисленные, но еще не понесенные траты

В 2012 году нижегородская ИФНС по итогам проверки начислила ООО «Квант-НН» 5 млн. руб. недоимки, пени в размере 1,47 млн. руб. и 361 191 руб. штрафа.

Однако эти суммы компания не успела выплатить налоговикам, так как в 2014 году обанкротилась по заявлению инспекции.

Тогда конкурсный управляющий предприятия, Татьяна Муравьева решила, что долг налоговикам должна вернуть бывший директор фирмы Анна Фадеева.

Управляющий потребовала взыскать с экс-руководителя «Квант-НН» 6,8 млн. руб. в качестве убытков (дело № А43-15211/2014). Первая инстанция и апелляция удовлетворили иск заявителя лишь частично, постановив возместить в конкурсную массу 1,8 млн руб.

пеней и штрафов. Суды отметили, что Фадеева «намеренно допустила искажение отчетности с целью занизить налоговую базу», поэтому должна компенсировать ущерб. Недоимку в 5 млн. руб.

две инстанции взыскивать не стали, подчеркнув, что налог не является мерой ответственности. 

Но Окружной суд не согласился с выводами нижестоящих инстанций, отменил их решения и полностью отказал в удовлетворении требований. Первая кассация объяснила, что действия Фадеевой не привели к возникновению ущерба у «Квант-НН». Ведь начисленные штрафы и пени компания так и не заплатила, и уже не уплатит во время конкурсного производства из-за недостатка активов.

Налоговики попросили взыскать даже недоимку

  • Заявитель:Конкурсный управляющий, Татьяна Муравьева
  • Ответчик:Бывший директор банкрота, Анна Фадеева
  • Суд:Верховный суд
  • Суть спора:Можно ли взыскать с экс-руководителя должника-банкрота доначисленные, но еще не выплаченные налоговые санкции как убытки
  • Решение:Можно так взыскать пени и штраф, недоимку — нельзя

Муравьева не согласилась с выводом Окружного суда и оспорила его в Верховный суд. Сама конкурсный управляющий на заседании в ВС не явилась. В своей жалобе она просила оставить в силе решения первой инстанции и апелляции. Заявитель уверяла, что неуплата компанией штрафов и пеней не освобождает экс-руководителя предприятия от ответственности. Управляющий утверждала, что в спорном случае можно взыскать не только фактические расходы, но и те, которые общество должно будет понести «для восстановления нарушенного права» (ст. 15 ГК).

Представитель ФНС, Татьяна Кулагина, на заседании представила и позицию ведомства. Она отметила, что спор необходимо направить на новое рассмотрение, чтобы добиться взыскания всей суммы убытков (6,8 млн. руб.) с ответчика.

По ее словам, в рассматриваемой ситуации экс-руководитель должника специально искажала финансовые сведения для получения налоговой выгоды компании.

В частности, Квант-НН подписывал соглашения на оказание услуг с несуществующими компаниями.

Представитель Фадеевой, юрист из юркомпании «Содействие», Елена Комшилова в ответ настаивала, что оснований для взыскания убытков с ее доверителя в этом случае нет. Спорные фирмы на самом деле оказывали работы «Кванту-НН», утверждала она.

Да и уже истекли все сроки исковой давности по требованиям заявителя, добавила юрист.

Сама Фадеева оказалась лаконична: «Товар на складах от этих контрагентов всегда был, он продавался, налоги при мне платились, а потом я ушла на пенсию весной 2012 года».

Выслушав все доводы участников спора, «тройка» судей под председательством Ивана Разумова удалилась в совещательную комнату и спустя несколько минут огласила итоговый вывод: отменить акт Окружного суда и оставить в силе решения первой инстанции и апелляции. Таким образом, бывшему директору банкрота придется заплатить сумму штрафа и пени – 1,8 млн. руб.

Эксперты «Право.ru»: «Сумму недоимки можно взыскать через «субсидиарку»

Вячеслав Голенев из МКА «Железников и партнеры» отмечает, что управляющий в этом деле нашёл креативный подход к вопросу, как обосновать наличие убытков из-за налогового штрафа и пени: «В качестве следствия Муравьева указала на невозможность расчета с кредиторами (ФНС), а причиной этого – действия предполагаемого нарушителя по неправомерному занижению налоговой базы». При этом вряд ли можно считать логичной позицию Окружного суда, что при отсутствии фактической возможности у должника расплатиться по долгам – суммы санкций не подлежат взысканию, уверяет юрист. Ведь в таком случае недобросовестные руководители могли бы освободиться от ответственности платить убытки в процедуре банкротства, замечает  Артур Зурабян, руководитель практики международных судебных споров и арбитража Art De Lex. 

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний банкротов

Надо учитывать, что должник был признан банкротом именно на основании заявления ИФНС и по причине неоплаты налоговых требований.

В таком случае сам факт привлечения к ответственности за налоговое правонарушение достаточно для того, чтобы возложить на директора обязанность выплатить долг.

Тем более, что убытки — это не только понесенные расходы, но и те траты, которые лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

Александр Попелюк, партнер Lidings 

Он подчеркивает, что в качестве убытков получится взыскать только пени и штрафы, но не само «тело» доначисленного налога. Добиться присуждения этой недоимки возможно в рамках привлечения к субсидиарной ответственности руководителя должника, добавляет эксперт.

Но Голенев полагает, что в спорной ситуации с Фадеевой стоило бы взыскать только пени.

Он ссылается на позицию Конституционного суда, который в Постановлении № 39-П от 8 декабря 2017 года указал, что взыскание с причинителя вреда-физического лица сумм штрафа за организацию противоречит природе юридической ответственности.

  1. 1) Наступление вреда; 
  2. 2) Противоправность поведения причинителя вреда; 
  3. 3) Причинная связь между противоправным поведением причинителя вреда и наступлением вреда; 
  4. 4) Вина причинителя вреда
  5. Источник: Постановление Конституционного суда № 39-П от 8 декабря 2017 года 
  • Верховный суд РФ
  • Арбитражный процесс
  • Банкротство

Путин ввел военное положение на новых территориях Право.ru Connections: вакансии, партнерства, проекты для юрфирм 14:01ВС отправил на пересмотр дело о запрете должнику выезжать за границу 13:48Кабмин расширил возможности применения маткапитала Адвокатское бюро «Стиран, Сегал и партнеры» ищет юриста 13:27ВС решал, сколько налогов уплатит управляющая компания 13:12Новые основания для отсрочки Госдума обсудит в закрытом режиме 12:27В Москве эвакуировали восемь судов 11:51Материальную помощь при мобилизации предложили освободить от налогов 11:27ВС объяснил, когда банк накажут за неисполнение требований пристава
10:10ВС разбирался в споре между сторонами договора лизинга 9:54Бизнес-омбудсмена могут обязать помогать самозанятым 8:48Союз адвокатов России запросил бронь от мобилизации 8:43Обзор СМИ за 19 октября 20:33КС разъяснил права дачников с участками вблизи линий электропередачи 18:47Депутаты одобрили кредитные каникулы для МСП в связи с мобилизацией 17:33ВС разобрался с действительностью платежей от «предбанкротного» должника 17:10Госдума одобрила налоговые льготы для вкладчиков лопнувших банков 16:07 Глава МВД предложил не возбуждать уголовные дела по заявлениям бизнеса
15:40Центробанк будет обмениваться информацией с МВД 15:22ВС допустил зачет требования с контрагентом-банкротом 14:57Госдума разрешила сочетать статус ИП и военнослужащего 14:21С одного предприятия призовут не более 30% сотрудников 14:12В РФ завели первое уголовное дело о секретном сотрудничестве с иностранным государством 13:43ВС признал: брачный договор поможет защитить имущество в банкротстве супруга 13:23ВККС ищет председателя, двух зампредов и 9 судей
12:10Ответственность за преступления полицейских предложили смягчить 12:08Российский суд впервые оштрафовал американскую компанию Amazon 11:46Пленум ВС обсудил постановление об ОСАГО 11:07Обвинение оспорило приговор гендиректору «Зимней вишни» 10:42Мобилизованным бизнесменам дали отсрочку по аренде 9:50Депутаты предложили усилить надзор за психически больными 9:18ВС выяснял, какие требования считаются реестровыми 8:35Мобилизованным хотят вернуть деньги за купленную экипировку 8:18Россияне смогут оплачивать сборы в Лондонском международном арбитраже 8:00Обзор СМИ за 18 октября 19:12Путин удвоил выплаты чиновникам на новых территориях 18:39В Госдуму внесли законопроект о статусе добровольцев 18:16Немецкий Минюст оштрафовал Telegram на €5,1 млн 17:00ВС защитил права «Аэрофлота» 15:51С 2024 года Росреестр будет взаимодействовать с компаниями электронно 15:05Минфин снижает требования к министерствам 14:51ВС решал, какую компенсацию выплатят ИП за изъятую землю 13:25Трех предполагаемых участников теракта на Крымском мосту арестовали 12:16 Собянин объявил о прекращении мобилизации в Москве
11:22ВС решал, включать ли в конкурсную массу многоквартирный дом 11:17Минфин подготовил меры налоговой поддержки мобилизованных 10:32Пленум ВС обсудит страхование ответственности водителей 9:25С депутатов и сенаторов планируют снять бронь от мобилизации 8:42Обзор СМИ за 17 октября 19:57Издатель «Фонтанки» подал в суд на Disney 18:16В суд поступил первый иск из-за мобилизации от женщины 17:51ВС разбирался, кто войдет в реестр кредиторов застройщика-банкрота 17:11Арбитражных управляющих начали забирать в армию 17:00ВККС открыла 15 судейских вакансий 16:24 Путин: Мобилизация кончится через две недели
13:55Возбуждено дело из-за утечки данных о рейсе Навального

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов — Юридическая консультация

Статистика привлечения к субсидиарной ответственности

Как следует из статистики, публикуемой в «Федресурсе», за прошедшие три квартала 2019 года число банкротств в корпоративном секторе снизилось. Хотя в целом число банкротств компаний сохраняется на стабильно высоком уровне: в январе — сентябре 2019 года суды признали банкротами на 5,7% компаний меньше, чем за тот же период 2018 года.

  • Уменьшение количества заявлений о банкротстве может быть связано с несколькими факторами:
  • — банкротство перестает быть универсальным инструментом для освобождения от долгов;
  • — новые механизмы оспаривания сделок и привлечения контролирующих лиц к ответственности делают сокрытие активов все более сложной задачей;
  • — возросшая ответственность руководителей и собственников компаний увеличивает привлекательность банкротства для кредиторов, использующих банкротные механизмы в целях возврата долга.
Читайте также:  Статья 177. Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности

Ответственность учредителя ООО за налоговые нарушения общества

Кроме этого, по итогам третьего квартала 2019 года сохраняется тенденция к росту количества споров в рамках гл. III.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» о привлечении к субсидиарной ответственности, а также к росту размера такой ответственности.

Так, в 2018 году было удовлетворено 32% требований о привлечении к ответственности 2125 лиц, с которых взыскали в общей сложности 330,3 млрд руб. В 2019 году число привлеченных к ответственности уже оказалось существенно выше того же периода 2018 года, и по итогам года будет установлен новый рекорд как по количеству заявлений, так и по совокупной сумме ответственности.

Проблема исполнения решений

В официальных источниках достаточно проблематично найти статистику по размеру действительно взысканных в пользу кредиторов убытков. Большинство из них публикуют лишь информацию о размере субсидиарной ответственности, к которой были привлечены лица.

Однако отчет о результатах деятельности ГК «АСВ» 2018 года содержит информацию о том, что в результате судебной работы и взыскания по исполнительному производству объем поступлений в конкурсную массу с должников составил только 10,1 млрд руб., что составляет около 10% как от общей суммы поступлений средств в конкурсную массу (93,6 млрд. руб.), так и от общей суммы взысканных в судебном порядке имущественных убытков (88,2 млрд руб.).

Федеральная налоговая служба в различных публикациях также сообщает о низком уровне поступлений средств в бюджет. При этом нужно учитывать тот факт, что ФНС — это «сильнейший» кредитор, имеющий доступ к огромным массивам информации, ресурсам и пользующийся расположением судей.

Банкротство физических лиц: технология и этапы

  1. Учитывая вышеизложенное, возникает вопрос: насколько вообще эффективны механизмы привлечения руководителей к ответственности, если кроме исполнительного листа на огромную сумму кредиторы обычно не получают ничего?
  2. Причины низкого уровня взыскания убытков
  3. В первую очередь, сложность реального взыскания субсидиарной ответственности связана с длительностью процесса рассмотрения споров по Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)». При самых удачных раскладах, когда на каждом из этапов мы не сталкиваемся с активным противодействием и затягиванием процесса, необходимо пройти следующие шаги:
  4. — получение судебного акта о взыскании задолженности — 3-4 месяца;
  5. — подача и рассмотрение заявления о признании должника банкротом — 3-4 месяца;
  6. — процедура наблюдения — 6 месяцев;
  7. — процедура конкурсного производства — 6-12 месяцев;
  8. — подача и рассмотрение заявления о привлечении к субсидиарной ответственности — 4-6 месяцев.
  9. При этом, если заинтересованное лицо на каждом из этапов будет проявлять максимум активности, то с учетом всех возможных обжалований ориентировочные 2 года легко могут превратиться в 4.

Предположим, что мы успешно прошли все предыдущие шаги и удалось привлечь контролирующее лицо к ответственности, на руках имеется соответствующее решение и исполнительный лист. Следующим этапом необходимо выбрать способ распоряжения субсидиарной ответственностью.

Возможные пути решения

Один из возможных вариантов — реализация такой задолженности на торгах. Однако подобный метод в большинстве случаев оказывается неэффективным, так как к моменту проведения торгов у привлеченного лица уже отсутствуют какие-либо активы и денежные средства, а средний дисконт по таким требованиям составляет 98%.

Оптимальный выбор для кредитора в таком случае — пропорциональное получение части требований к контролирующему лицу и дальнейшая инициация процедуры его банкротства в целях поиска активов и оспаривания сделок, направленных на вывод имущества.

С кого взыскать денежные средства, если общество ликвидируется?

При таком сценарии совокупная продолжительность процесса взыскания составляет при самом оптимистичном прогнозе еще 12–15 месяцев. Очевидно, что имея в запасе более 3 лет, контролирующее лицо обладает всеми возможностями для того, чтобы к моменту взыскания с него средств не иметь вообще никаких активов, подлежащих взысканию.

Таким образом, основная проблема, снижающая результативность механизмов привлечения к субсидиарной ответственности, — это количество необходимых действий и растянутые процессуальные сроки.

Едва ли не единственной возможностью взыскать причиненные убытки остается инициация процедуры банкротства контролирующих компанию-должника лиц и оспаривание сделок, совершенных с целью вывода личных активов.

Кс оценил законность взыскания убытков с руководителя организации-должника

Любая предпринимательская деятельность в государстве с рыночной экономикой является по своей сути рисковой и даже при учете всех обстоятельств и выборе правильной бизнес-модели не может гарантировать доход и, следовательно, прибыльность.

В последние годы, к сожалению, отмечается стабильный рост количества организаций, заканчивающих деятельность путем процедуры банкротства, т.е. в условиях, когда они не в состоянии погасить имеющиеся перед кредиторами обязательства.

Сама процедура банкротства, несмотря на ее детальную регламентацию специальным законом (Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 1217-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», далее – Закон о банкротстве), а также общими нормами гражданского и арбитражного процессуального законодательства, во многих случаях для разрешения того или иного вопроса требует формирования судебной практики.

Одними из таких вопросов являются правомерность и обоснованность взыскания с бывшего руководителя организации, признанной банкротом, убытков по тому основанию, что он не направил в суд заявление о признании организации банкротом в установленный законом месячный срок с момента установления соответствующих признаков.

При этом имеется в виду не привлечение руководителя должника (либо иных контролирующих лиц) к субсидиарной ответственности (ст. 61.11 Закона о банкротстве), а направление самостоятельного иска в суд общей юрисдикции о взыскании убытков на основании ст. 15, 1064 Гражданского кодекса РФ.

Практика, которая складывалась до 2015 г

Именно указанные иски подавали представители налоговых органов в тех случаях, когда заявителем по делу о банкротстве являлась Федеральная налоговая служба РФ (в лице ее инспекций и управлений), на которую из-за отсутствия имущества у должника (организации-банкрота) возлагалась обязанность возместить расходы по проведению процедуры банкротства, в частности выплатить вознаграждение арбитражному управляющему.

В качестве обоснования заявленных требований о взыскании убытков налоговыми органами приводились следующие доводы:

1. В соответствии с п. 1 ст. 59 Закона о банкротстве все судебные расходы по делу о банкротстве, в том числе на уплату государственной пошлины, выплату вознаграждения арбитражным управляющим и т.п., относятся на имущество должника и возмещаются за счет этого имущества вне очереди.

2. Если имущества у должника для погашения указанных расходов недостаточно, их в непогашенной части обязан погасить заявитель по делу, в данном случае – налоговый орган.

3. Учитывая, что руководитель организации не исполнил установленную законом обязанность по направлению заявления о признании организации банкротом в суд в месячный срок с момента появления признаков банкротства, с указанным заявлением вынужден обратиться налоговый орган, на который впоследствии ввиду отсутствия имущества у должника возлагалась обязанность оплатить судебные расходы.

До 2015 г.

судебная практика по данному вопросу складывалась достаточно стабильно и однозначно: суды отказывали в удовлетворении заявленных требований, так как не признавали доказанным состав деликтного обязательства (противоправность поведения лица, причинившего вред; причинная связь между противоправным поведением причинителя вреда и возникшим вредом; вина лица, причинившего вред, факт наличия и размер вреда), необходимого для привлечения лица к ответственности на основании ст. 1064 ГК РФ. Более того, суды указывали, что судебные расходы по делу о банкротстве по смыслу ст. 15 ГК РФ в принципе не могут расцениваться в качестве убытков, а требования налоговых органов по своей сути являются требованиями о привлечении лица к субсидиарной ответственности, подлежащими рассмотрению исключительно в рамках дела о банкротстве.

Указанная позиция, например, была выражена в следующих судебных актах: апелляционные определения Брянского областного суда от 22 апреля 2014 г. по делу № 33-1373/2014, Орловского областного суда от 26 марта 2014 г.

по делу № 33-686, Самарского областного суда от 27 февраля 2014 г. по делу № 33-2228/2014, от 24 апреля 2013 г. по делу № 33-3779/2013, от 23 января 2014 г. по делу № 33-670/2014, Нижегородского областного суда от 26 июня 2012 г.

по делу № 33-3926/2012.

Переломное определение Верховного Суда РФ

Однако судебная практика коренным образом изменилась в связи с принятием 13 января 2015 г. Определения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ № 83-КГ14-13.

В указанном судебном акте была изложена следующая позиция.

В связи с тем, что Законом о банкротстве порядок возмещения заявителю взысканных с него расходов по делу о банкротстве не урегулирован, эти расходы необходимо рассматривать как убытки на основании общей нормы ст.

15 ГК РФ и взыскивать в качестве таковых с руководителя должника в случае, если он не исполнил свою обязанность по обращению в суд с заявлением о признании организации банкротом.

При этом причинно-следственная связь усматривалась именно в том, что якобы в результате противоправного бездействия ответчика (неисполнение обязанности по подаче в суд заявления) истцу был причинен ущерб (в виде возложения на него обязанности по компенсации судебных расходов по делу о банкротстве). Единственным условием для привлечения руководителя должника к ответственности за причинение убытков в данном случае суд назвал наличие у него возможности обратиться в суд с заявлением о банкротстве.

После принятия ВС РФ указанного акта суды общей юрисдикции в абсолютном большинстве случаев стали взыскивать с бывших руководителей организаций-банкротов расходы, которые понесли налоговые органы в рамках дела о банкротстве, где они выступали в качестве заявителей.

Читайте также:  Использование логотипа чужой программы

При этом зачастую, по моему убеждению, в рамках рассмотрения указанных дел судами не принимались во внимание и отвергались более чем обоснованные доводы об отсутствии вины в действиях руководителя, нередко подтвержденные вступившими в силу судебными актами арбитражных судов об отказе в удовлетворении заявления о привлечении такого руководителя к субсидиарной ответственности по долгам организации-должника. Более того, встречались случаи, когда при рассмотрении заявления о привлечении к субсидиарной ответственности суд оценивал в том числе довод о том, что руководитель должника не исполнил свою обязанность по обращению в суд с заявлением о банкротстве.

Таким образом, складывалась ситуация, при которой, несмотря на вступившее в законную силу судебное решение арбитражного суда, суд общей юрисдикции повторно оценивал те же самые обстоятельства дела, правоотношения, сложившиеся между одними и теми же лицами, приходил к противоположному выводу и взыскивал в качестве убытков судебные расходы с руководителя организации-должника. И в качестве правового обоснования суд приводил, помимо общих норм ГК РФ (ст. 15, ст. 1064), положения Закона о банкротстве, регулирующие основания и порядок привлечения контролирующих организацию-должника лиц к субсидиарной ответственности по ее долгам.

Необходимо также отметить, что, очевидно, суды общей юрисдикции при рассмотрении и разрешении указанных исков фактически не принимали во внимание вопрос о наличии либо отсутствии в действиях бывшего руководителя состава деликтного обязательства, не исследовали, каким образом факт неподачи им заявления о банкротстве прямо либо косвенно повлиял на возникшую впоследствии (зачастую через несколько лет) обязанность налогового органа компенсировать судебные издержки по делу о банкротстве, совершил ли в действительности руководитель какие-либо действия, которые вызвали данную обязанность, какое имущество и материальные ресурсы имелись у организации на предбанкротной стадии и каким образом ими распоряжались арбитражный управляющий и собрание кредиторов и т.п.

В данном случае также следует иметь в виду, что инициирование процедуры банкротства в отношении организации не означает, что данная организация безусловно будет признана банкротом и ее имущество будет распродано в целях погашения обязательств перед кредиторами. Одно из основных назначений процедуры несостоятельности (банкротства) заключается в восстановлении платежеспособности организации, сохранении ее производственного, торгового и иного потенциала и возвращении в систему делового оборота.

Однако, по моему мнению, созданная обсуждаемым Определением ВС РФ судебная практика как минимум нивелировала реальность реализации данного назначения и фактически признала, что любое банкротство организации в абсолютном большинстве случаев приведет к конкурсному производству и ликвидации.

Описанная практика также, на мой взгляд, порождала многочисленные вопросы о соблюдении положений законодательства РФ о преюдиции, о подведомственности дел судам, а также базовых принципах обоснованности, законности и справедливости судебных решений.

Кроме того, весьма остро встала проблема возможности вынесения двух противоположных решений по одним и тем же обстоятельствам и правоотношениям, существовавшим между одними и теми же лицами в рамках единого правового пространства Российской Федерации.

Позиция Конституционного Суда РФ

5 марта 2019 г. было вынесено Постановление Конституционного Суда РФ № 14-П, которое, будем надеяться, поставило «точку» в данном весьма спорном и неоднозначном вопросе.

В КС РФ с требованием о проверке положений ст. 15, п. 1 ст. 200, ст. 1064 Гражданского кодекса РФ, подп. 14 п. 1 ст. 31 Налогового кодекса РФ, абз. 2 п. 1 ст. 9, п. 1 ст. 10, п. 3 ст. 59 Закона о банкротстве на предмет соответствия ст. 1, 15, 18, 19, 46, 55 Конституции РФ обратился В.А. Нужин., с которого как с бывшего директора организации-банкрота были взысканы убытки.

  • КС РФ, рассмотрев указанную жалобу, пришел к выводу, что оспариваемые законоположения не противоречат Конституции РФ, так как по своему конституционно-правовому смыслу не предполагают взыскания с руководителя организации-должника, не обратившегося своевременно в арбитражный суд с заявлением должника о признании банкротом возглавляемой им организации, убытков в размере понесенных налоговым органом, инициировавшим дело о банкротстве, судебных расходов и расходов на выплату вознаграждения арбитражному управляющему без установления всех элементов состава соответствующего гражданского правонарушения, совершенного руководителем должника, а также без оценки разумности и осмотрительности действий (бездействия) всех лиц, которые повлияли на возникновение и размер расходов по делу о банкротстве (самого руководителя должника, иных контролирующих должника лиц, уполномоченного органа, арбитражного управляющего и других).
  • Таким образом, лишь в рамках конституционного судопроизводства одному из руководителей, с которого были взысканы убытки описанным образом, удалось добиться законной, обоснованной и справедливой, по моему мнению, юридической оценки сложившихся правоотношений.
  • Указанное решение, безусловно, имеет огромное значение как для формирования справедливой и обоснованной судебной практики в рамках рассмотрения конкретного вида споров, так и признания КС РФ в некоторых случаях единственным судебным органом, готовым защитить конституционные права и свободы граждан.
  • Остается надеяться, что данное решение судами общей юрисдикции будет принято к сведению и исполнению именно в том смысле, который в нем, безусловно, заложен.

Банкротство компании и ответственность руководителя

Обзор изменений* в Закон о банкротстве, которые вступают в силу летом 2017 года и касаются ответственности собственников и руководителей компаний.

Компанию с долгами бросить нельзя

Одно из важных изменений: руководитель не сможет бросить компанию с долгами без последствий.

С 28 июня 2017 года начнет действовать п. 3.1 статьи 3 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Эта норма позволит привлечь к субсидиарной ответственности лиц, контролировавших компанию, исключенную из ЕГРЮЛ.

Заявителям при этом придется доказать, что компания не исполняла обязательства из-за недобросовестных или неразумных действий контролирующих лиц.

Какие вопросы остаются нерешенными:

  • идет ли речь об «обычной» (ст. 399 ГК РФ) или банкротной субсидиарной ответственности;
  • множество процедурных вопросов применения этой новой нормы, начиная от вопроса подведомственности споров, заканчивая порядком определения сроков давности.

А как сейчас?

До настоящего времени предприниматель избавлялся с минимальными затратами от компании с долгами, оставляя от нее лишь пустую юридическую оболочку. Компания:

  • переводится на «номиналов»;
  • возможно, меняет регион «прописки»;
  • полностью прекращает деятельность, в том числе перестает сдавать отчетность.

Компания по сути ликвидировалась без процедуры ликвидации (без прохождения налоговой проверки, извещения кредиторов и т. д.), т.к. по общим правилам, если юридическое лицо не сдавало отчетность более одного года, то оно может быть исключено из ЕГРЮЛ. В итоге:

  • С такой компании невозможно взыскать долги;
  • Вне банкротства невозможно привлечь руководителей и собственников к субсидиарной ответственности;
  • Банкротить брошенные компании – затея крайне невыгодная.

Новые возможности кредиторов для привлечения к субсидиарной ответственности

С 28 июня 2017 новая норма позволит подавать заявления о привлечении к субсидиарной ответственности даже если:

  • Банкротство завершено;
  • Банкротство прекращено из-за отсутствия средств на оплату расходов,
  • Суд возвратил заявление о признании должника банкротом.

А как сейчас?

Согласно п. 5 ст.

10 Закона о банкротстве, привлечь к субсидиарной ответственности возможно только в рамках процедуры банкротства.

Поэтому, если кредиторы не успели инициировать рассмотрение вопроса о субсидиарной ответственности до завершения банкротства, если суд возвратил заявление о банкротстве или прекратил производство по делу, поскольку нечем оплатить судебные расходы, то потенциальные ответчики могут не беспокоиться за свое имущество.

Взыскание убытков без банкротства

Новая норма касается возможности вернуть долги без процедуры банкротства. Речь идет об убытках, которые неправомерно причинили должнику контролирующие лица (п. 5.8 ст. 10 Закона о банкротстве).

Если процедура банкротства не завершилась (из-за нехватки средств или возврата заявления о признании банкротом), то сумма убытков, причиненных должнику неправомерными действиями контролирующих лиц, может быть взыскана в пользу кредитора. Для этого кредитору достаточно:

  • заявить соответствующее требование;
  • доказать причинно-следственную связь между «неправомерными действиями руководителя» и «возникновением убытков у должника».

В результате кредитор:

  • сможет получить сумму, которая, возможно, целиком покроет долг;
  • не обязан делиться с другими кредиторами;
  • не будет ограничен суммой долгов, которые образовались с момента, когда истек срок на подачу обязательного заявления о банкротстве должника (ст. 9 Закона о банкротстве).

Новая норма не обязывает доказывать связь между неправомерными действиями руководства компании-должника и образованием долга кредитора. Однако не исключено, что суды будут требовать это доказать.

А как сейчас?

Сейчас взыскать долги и вернуть их в конкурсную массу может арбитражный управляющий (п. 1, абз. 3, подп. 5, 7 и 8 статьи 10 Закона о банкротстве).

Вывод

Новые нормы, с одной стороны, облегчат кредиторам взысканиепричитающихся им средств (минуя процедуру банкротства), с другой стороны – ужесточат ответственность руководителей и собственников компаний.

Источник: статья «Закрутить гайки: как ужесточится личная ответственность в бизнесе» ведущего юрисконсульта КСК групп Людмилы Кругловой, Право.ру, Федеральный закон от 28.12.

2016 N 488-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

⚡ Число мобилизованных в России не превысит 300 ты… ⚡ Число мобилизованных в России не превысит 300 ты… Марафон желаний для бухгалтера Кстати кран сменить дешевле.☝ Марафон желаний для бухгалтера ⚡ Число мобилизованных в России не превысит 300 ты… Если попался недобросовестный партнер. Правила от … ⚡ Число мобилизованных в России не превысит 300 ты… вот однозначно дорогое ???? Марафон желаний для бухгалтера Вам подходит, как нельзя лучше. Марафон желаний для бухгалтера Есть к чему стремиться )) Вместо Zara: какие бренды еще с нами мне — молодую, и чтоб ела немного! ))) Марафон желаний для бухгалтера хорошая жена — дорогое удовольствие))) Марафон желаний для бухгалтера

Банкротство

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов

Под угрозой привлечения к субсидиарной ответственности, критерии которой становятся все шире, чаще всего оказываются руководители обанкротившихся предприятий.

Причем нередко их заставляют отвечать не только за действительно недобросовестное поведение, как, например, вывод активов в пользу аффилированных лиц, но и за обычное ведение бизнеса с убытками.

Что суды считают обычным деловым риском, а что выносят за его пределы и как на ситуацию повлияет мораторий на банкротства, выяснял “Ъ”.

Последние три года судебная практика следует тенденции к ужесточению ответственности контролирующих должника лиц (КДЛ).

В первую очередь это обусловлено вступившими в силу летом 2017 года поправками к закону о банкротстве, расширившими круг ответчиков и установившими презумпции их вины.

Бизнес довольно болезненно воспринимает эту тенденцию, поэтому споры о субсидиарной ответственности руководителей и владельцев компаний вызывают большой интерес.

Развитию практики способствовало и принятие 21 декабря 2017 года постановления пленума Верховного суда РФ (ВС) №53 по вопросам применения этих поправок.

Но, несмотря на указание ВС, что привлечение КДЛ к субсидиарной ответственности — это исключительный механизм восстановления нарушенных прав кредиторов, юристы отмечают все более широкое его использование, особенно в отношении руководителей банкротов.

На фоне снижения общего числа банкротств юрлиц в стране количество исков о привлечении к субсидиарной ответственности растет. За 2016 год подано 2699 таких исков, за 2017-й — уже 3652, за 2018-й — 5107, за 2019 год — 6103. Суды же все чаще удовлетворяют такие требования: в 2016 году — 16% от числа исков, в 2017-м — 22%, 2018-м — 38,25%, 2019 году — 42,25%.

В начале 2020 года тенденция усилилась. Наиболее показательно увеличение числа поданных исков в первом квартале — на 49,6% (удовлетворено 37%), во втором квартале, наоборот, произошло некоторое снижение на 9,3% (удовлетворено 23%). Но это не означает, что кредиторы и суды стали лояльнее к КДЛ.

Руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин отмечает, что снижение по субсидиарке произошло на фоне общего снижения количества судебных актов о банкротстве юрлиц во втором квартале в 1,7 раза: «Причина очевидна: суды, работая в ограниченном режиме, не считали эти дела срочными и отложили их.

Но уже в июне суды начали быстро наверстывать упущенное: из 334 квартальных решений о привлечении 225 пришлось на июнь».

«Долгие годы почти полного отсутствия случаев привлечения к субсидиарной ответственности сменились ничуть не лучшей вакханалией и излишней популярностью этого, вообще-то экзотического института»,— отмечает управляющий партнер АБ «Бартолиус» Юлий Тай.

«Остро встает вопрос о поиске баланса в регулировании ответственности руководителей, так как принятие ими решений всегда сопряжено с возможностью негативных последствий ввиду рискового характера предпринимательской деятельности»,— добавляет партнер BGP Litigation Дмитрий Базаров.

По прогнозам юристов, введенный в апреле полугодовой мораторий на банкротство не приведет к послаблениям в отношении руководителей должников.

«После моратория количество исков о привлечении директоров к ответственности, безусловно, увеличится вместе с общим ростом числа корпоративных банкротств»,— уверен партнер ЮСТ Александр Боломатов.

Юрист полагает, что пандемия не послужит основанием для смягчения позиции судов, а кредиторы, наоборот, будут проявлять еще больше активности во взыскании долгов с руководителей банкротов.

Обычный деловой риск

Поскольку четких критериев правомерного поведения директора нет, границу между предпринимательским риском и противоправными действиями, которые привели к банкротству, судам приходится проводить самостоятельно.

«Экономическая обоснованность действий руководителя — основной критерий для классификации делового риска как «обычного»»,— говорит Александр Боломатов.

Советник АБ ЕПАМ Евгений Гурченко уточняет: «В споре о привлечении директора к ответственности прежде всего в его пользу сыграет тот факт, что он действовал разумно и руководствовался интересами компании».

Дмитрий Базаров называет первым маркером делового риска соответствие стандарту поведения директора, выработанному законодателем и практикой. Он подчеркивает, что важным аспектом считается соблюдение корпоративных процедур.

К примеру, в деле о банкротстве ЗАО «Ледовый дворец «Сокольники»» суды отказали в привлечении руководителя к субсидиарной ответственности, согласившись, что он не выходил за пределы обычного делового риска — сделки были заключены в порядке исполнения решений общего собрания акционеров должника.

По мнению Юлия Тая, директор прежде всего должен внятно и последовательно объяснить, что банкротство произошло не по его вине, находилось в режиме непрогнозируемого, а действия не были направлены на ухудшение экономического положения компании.

По общему правилу, отмечает Александр Боломатов, обычным деловым риском суды признают реалистичный прогноз менеджмента на получение прибыли.

Так, в банкротном деле ООО «Новый центр» суды признали, что заключение инвестиционной компанией сделки по участию в долевом строительстве не выходит за пределы обычного делового риска и не может быть квалифицировано как действие руководителя по доведению общества до банкротства.

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов

Как правило, суды считают предпринимательским риском возникновение у компании убытков в результате неблагоприятного стечения обстоятельств. «Прежде всего это внешние факторы, в том числе резкое изменение курса валют, введение экономических санкций и все то, что в контрактах называют форс-мажором»,— отмечает господин Гурченко.

Он обращает внимание на банкротное дело ООО «СибирьГеоТЭК»: претензии были к директору должника, заключившему крупные договоры подряда на бурение скважин, в которых впоследствии не были обнаружены полезные ископаемые, из-за чего компания оказалась неплатежеспособна.

«Суд указал, что директор не мог предвидеть постигшую компанию неудачу, в связи с чем отказался привлекать его к ответственности»,— отмечает Евгений Гурченко.

В пользу директора свидетельствует и устойчивое финансовое положение должника на момент принятия спорного решения, а также рыночные условия договоров. Такие обстоятельства подтверждают, что руководитель обоснованно шел на риск с целью увеличить прибыль, говорит Дмитрий Базаров.

Например, суд отказался привлечь бывшего руководителя ООО «Портал» к субсидиарной ответственности из-за невозможности взыскать дебиторскую задолженность по договору подряда с контрагента, который впоследствии обанкротился.

Суд отметил, что неудовлетворительное финансовое состояние контрагента не было очевидным, а директор «Портала» установил условие предоплаты в размере 50%, что нельзя признать неразумным.

Необычный деловой риск

Отказы судов признать действия директора обычным деловым риском чаще всего связаны с «очевидными ситуациями вывода активов и использования недобросовестных практик», говорит Евгений Гурченко. Это может быть заключение сделок с «техническим» контрагентом, который не ведет реальной хозяйственной деятельности, уточняет Александр Боломатов.

По словам руководителя проектов ЮГ «Яковлев и партнеры» Андрея Набережного, совершение сделок с фирмой-однодневкой или компанией с нестабильным финансовым положением — наиболее распространенные действия, за которые привлекают директоров.

Например, руководителя ООО ЗПТ привлекли к субсидиарной ответственности в связи с претензиями налоговиков, которые установили формальный документооборот без реальных хозяйственных операций с пятью контрагентами.

«К типичным примерам можно отнести также продажу активов по заниженным ценам, нестандартные сделки с аффилированными лицами, безосновательные платежи третьим лицам, нарушение налоговых обязательств»,— перечисляет господин Гурченко.

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов

По наблюдениям господина Боломатова, суды также крайне негативно относятся к ссылкам на «обычный» характер риска при обосновании заключения вексельных или заемных (на стороне кредитора) предбанкротных сделок. Так, кассация признала директора ООО «Газинвест-Восток» ответственным по долгам компании в связи с совершением им «существенно убыточных сделок» с векселями.

Доводы директора о недоказанности выхождения сделок за пределы обычного риска были отвергнуты, так как именно на руководителе лежит бремя доказывания отсутствия вины в доведении общества до банкротства. Евгений Гурченко отмечает, что ссылки на деловой риск не сработают, когда директор злоупотребляет своими правами или же скрывает документы и имущество компании.

Как различить оттенки серого

Юристы отмечают, что оценки судей при этом далеко не всегда бывают адекватными.

«Во-первых, российские судьи в подавляющем большинстве случаев никогда не работали в реальном секторе экономики, поэтому с трудом могут различать оттенки серого»,— поясняет Юлий Тай.

Об этом же говорит Дмитрий Базаров: «Несмотря на ограничение судебного контроля за экономической целесообразностью решений менеджмента, на практике судьи оценивают их, при этом не обладая достаточными знаниями в сфере управления, ведения бизнеса и экономики».

Кроме того, уточняет юрист, оценка решения директора постфактум приводит к ошибочному завышению судьями вероятности наступления неблагоприятных последствий при его принятии, так как им уже известно, что оно не принесло прибыли.

Возрастающие с каждым годом риски взыскания с руководителей компаний огромных сумм в порядке субсидиарной ответственности уже влияют на готовность людей занимать такие должности, утверждают эксперты.

По словам Юлия Тая, тенденция сохранится до тех пор, пока «либо судьи не поймут, как функционирует бизнес в кризисной ситуации, и не смогут отличать несчастных банкротов от злостных, либо когда в России не останется ни одного психически вменяемого лица, который согласится стать директором».

Арбитражная группа

Взыскание задолженности с контрагента | юристы | БОЛЬШОЕ ДЕЛО

Что делать? Как получить деньги по факту, на расчётный счёт, а не в виде исполнительного листа, который валяется где-то у приставов или в банке?

Читайте также:  Статья 177. Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности

А может, вообще не имеет смысла судиться с ОООшкой из-за долга? Все равно ведь не взыщешь по факту… Имущества у ОООшки вроде нет, уставный капитал 10 тысяч, работает она или нет — непонятно. И смысл по судам ходить? Без взысканных денег решение Арбитражного суда с исполнительным листом — это просто несколько листочков бумаги.

Сейчас все расскажем: и когда имеет смысл судиться, и почему взыскать можно даже с мёртвой ОООшки, и почему бывает так, что на пороге вашего офиса появляется человек с чемоданчиком денег и вежливо говорит «давайте все уладим».

Вам должны денег…

… вы отправили должнику (ОООшке) претензию, потом написали иск в Арбитражный суд, тот вынес решение, что должник должен перечислить вам денег, выдал исполнительный лист, вы отнесли исполнительный лист приставам или в банк, где у должника счёт.

И все. Больше ничего не происходит. Исполнительный лист лежит где-то у приставов или банке в целой пачке таких же унылых бесполезных исполнительных листов. Движения по делу нет. Нет и денег.

— Я сделал все, что мог, — разводит руками юрист. — Но в силу отсутствия денежных средств на счетах контрагента взыскание представляется невозможным… Я сделал все, что мог.

Реально ли взыскать убытки с руководителей компаний-банкротов

И что, это все? Нет, конечно.

Ведь есть такая вещь — банкротство

Что это такое, если по-простому?

Когда компания должна много денег и долго не платит, значит, у неё проблемы. А ситуации имеют тенденцию развиваться от плохого к худшему. Значит, денег у компании, скорее всего, уже и не будет.

Значит, надо поставить точку в её истории, то есть провести процедуру банкротства. Это когда «подбиваются» все долги компании, кредиторы встают в очередь, имущество компании распродаётся на торгах (если есть, что распродавать), вырученные деньги распределяются между кредиторами, а сама компания после этого вычёркивается из ЕГРЮЛ, то есть перестаёт существовать.

Уже представляем, как вы поморщились, читая это: да что там возьмёшь-то, с этой ОООшки? Не спешите.

Банкротство компании открывает возможность для взыскания долгов компании с тех, кто её контролировал: директора, учредителей, топ-менеджеров и так далее. То есть директор и другие топ-менеджеры компании платят по её долгам из своего кармана. Этот механизм называется субсидиарной ответственностью.

У компании нет денег и имущества, чтобы рассчитаться с вами? Ну и что. С вами рассчитается её директор

Не будем углубляться в закон о банкротстве. Скажем просто: если контролирующие должника лица, то есть директор, учредители, топ-менеджеры незаконно выводили из компании имущество, из-за чего компания теперь «голенькая» и не может заплатить по своим долгам, то по её долгам заплатят эти самые контролирующие лица.

Согласитесь, это логично. Из-за тебя компания не может рассчитаться с долгами? Ты и плати вместо неё.

А что такое незаконный вывод имущества? Ну, например у компании было здание, которое реально стоит 10 млн руб. Директор компании продал это здание за 1 млн руб другой компании, которая зарегистрирована на брата жены директора.

Или директор платил зарплату работнику — 200 тыс руб в месяц, из которых 150 тыс руб работник приносил директору наличкой.

Вариантов много.

Самое важно: без банкротства компании к субсидиарной ответственность её КДЛ (конотролирующих лиц) не привлечёшь. Поэтому хочешь-не хочешь, придётся выходить в Арбитражный суд с заявлением о банкротстве компании.

Кстати, наше наблюдение из практики: часто бывает, что когда ОООшка получает информацию, что подан иск о её банкротстве, директор быстро выходит на связь с предложением решить вопрос без суда. И деньги мигом находятся.

Ещё один момент, который надо учитывать

Если вы хотите взыскать деньги по факту, это вы должны подать в Арбитражный суд заявление о банкротстве. Почему?

Потому что в заявлении вы предлагаете суду кандидатуру Арбитражного управляющего.

Одна из его задач: найти выведенное из ОООшки имущество (те самые здание за 10 млн и зарплаты по 200 тыс, из которых 150 тыс приносилось обратно директору наличкой), оспорить эти сделки и вернуть имущество в ОООшку. Откуда оно мигом попадает в конкурсную массу (банкротство же), а значит, продаётся с торгов, а деньги идут вам.

Кто подаёт заявление о банкротстве, тот и предлагает Арбитражного управляющего (АУ), и суды с этой кандидатурой соглашаются в 99% случаев. То есть кто заявил о банкротстве, тот и назначил «своего» АУ.

Если должник сам заявит о банкротстве, он назначит «своего» АУ. И задачей такого АУ будет провести банкротство так, чтобы все осталось шито-крыто. Чтобы сделки по выводу имущества остались в тени.

Но если АУ назначаете вы, то он будет раскапывать левые сделки очень жёстко. Все инструменты у него для этого есть. А у наших АУ есть и нужный опыт.

Кстати, взыскать можно не только с контролирующих лиц, но и с тех, кому дальше ушло имущество компании: с членов семьи контролирующего лица, родственников, с других компаний. Всю цепочку вывода имущества из ОООшки размотать можно, даже если было 10 перепродаж имущества.

А если директор «накосячил» уж совсем жёстко, то ему светит уголовное дело, в рамках которого можно предъявить гражданский иск о возмещении вам ущерба. И опять же вы получаете деньги, которые вам должны.

Так что возможности получить деньги есть. Даже если ОООшка-должник мёртвая и брошенная.

Звучит все хорошо. А на практике как это работает?

Нормально работает.

Например, кредиторы взыскали с бывшего директора компании “Слоны» 201 млн руб. Незадолго до того, как Слоны начали банкротится, директор перевёл эту сумму на счета других компаний.

Кстати, сделки были безвозмездными. То есть другие компании за эти деньги даже на бумаге ничего не должны были делать. Директор просто так перевёл 201 млн руб.

Ничего так, да? Потом деньги уходили дальше, обналичивались, но не об этом сейчас речь.

В процессе банкротства все это выяснилось. Рассчитаться с кредиторами Слоны не смогли. И тогда Арбитражный суд решил «ну, раз ты, дорогой директор, увёл из компании 201 млн, и компания теперь не может выплатить кредиторам долги, то выплачивай-ка ты эти долги сам».

Если хотите сами почитать это дело, то вот его номер: А65-1147/2014.

Или другой случай, совсем недавний. Есть сеть ресторанов «Корчма Тарас Бульба». Пришла с выездной налоговой проверкой налоговая инспекция и обнаружила, что рестораны занижают прибыль. Просто не оформляют часть заказов. И приказала компании доплатить больше 135 млн руб налогов плюсом к тем налогам, которые компания уже заплатила.

Рестораны выплатить такую сумму не смогли, началось банкротство. 4-х руководителей сети ресторанов привлекли к субсидиарной ответственности на эту сумму — 135 млн руб. Почему? Потому, что налоговая выяснила, что неучтённые доходы компании шли в карман её руководителей.

И тот факт, что взысканием субсидиарки занималась налоговая, ничего не меняет. У налоговой такие же права, как у других кредиторов. Номер этого дела А40-135899/18.

Давайте подведём итог

Если вы просудили долг (получили в Арбитражном суде исполнительный лист), но взыскать деньги по нему не получается, остаётся только одно — банкротство должника (ОООшки).

В рамках банкротства должника можно привлечь директора, учредителя и контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. То есть заставить их платить по долгам компании из их кармана.

Чтобы заставить их платить из их кармана, надо «раскопать» сделки по незаконному выводу имущества из компании. Этим занимается Арбитражный управляющий.

Вам нужно, чтобы банкротством должника занимался «ваш» Арбитражный управляющий. Поэтому вы должны подать в Арбитражный суд иск о банкротстве должника.

Когда вы подаёте иск, есть немаленький шанс, что руководитель контрагента выйдет на связь и предложит решить вопрос без суда.

Автор публикации: Игорь Однокольцев

Как взыскать долг с банкрота, можно ли получить задолженность с банкрота

Если речь идет о физическом лице, гражданине РФ, то встречаются такие типы долгов: другим гражданам по расписке, по коммунальным услугам, ипотеке, потребительским займам. Уже через три месяца невыполнения обязательств россиянин может признать себя банкротом.

На первом этапе возможно взыскание долга с банкрота во внесудебном порядке, с этой целью должнику отправляется уведомление по почте с просьбой погасить задолженность в течение одного месяца. Документ необходимо составить в двух экземплярах – один оставить у себя.

Экономисты напоминают, что направление письменной претензии является обязательным, факт статуса банкрота в данном случае не играет особой роли для кредитора.

Если лицо отказывается выплачивать долг или вообще не выходит на связь, попробовать взыскать долг с банкрота можно через суд.

О подготовке иска следует уведомить и неплатежеспособное лицо, направить документ заказным письмом – уведомление и опись.

Читайте также:  Предоставление коммунальных услуг

Как взыскать долг с банкрота-юридического лица?

Банкротство уже не кажется российским бизнесменам чем-то необычным, к сожалению, угроза того, что контрагент в один день перестанет быть платежеспособным не обходит ни одну бизнес-отрасль.

Особенно актуальной процедура стала для компаний, не выдерживающих конкуренции. Первоочередными кредиторами в ситуации банкротства фирмы становятся даже не банки, а сотрудники, не получившие заработную плату. Давайте рассмотрим механизм взыскания задолженности с работодателя, признанного неплатежеспособным.

  • Отправка письменного требования погасить долги

К заявлению необходимо приложить справку, устанавливающую размер заработной платы и дубликат трудового договора. Срок выплаты устанавливается стандартный – 30 дней.

Если в течение месяца работодатель не дал о себе знать, придется готовить документы для суда. Не советуем медлить, каждый кредитор, большой и маленький, должен быть внесен в реестр требований.

Он закрывается спустя два месяца после начала дела о банкротстве.

Взыскание задолженности с банкрота через суд

Чтобы взыскать задолженность через суд, кредитору придется отнестись к делу максимально ответственно.

Действующее законодательство разделяет требования кредиторов на установленные и условно установленные – категория зависит от возможности подтвердить факт задолженности.

Отметим, что установленными считаются лишь требования с соответствующим решением суда или официальным документом, в котором банкрот сам признает себя должником.

Взыскание долгов с банкрота не обходится без процедуры обсуждения долговых требований. Банкрот может признать или не признать претензии кредиторов. Однако для лица, желающего взыскать долг обязательным условием остается заявление о требованиях в арбитражном суде во время текущего производства по делу или рассмотрения искового заявления.

Ответственность директора и учредителя ООО при банкротстве

Форма ответственности участников ООО при банкротстве зависит от того, является ли упадок в организации естественным следствием неэффективного управления компанией, или снижение активов предприятия – это сознательная цель владельца компании, который хочет уйти от долговых обязательств.

Законодательство четко разграничивает два варианта появления несостоятельности предприятия.

И если в первом случае кредиторы действительно будут вынуждены в какой-то степени смириться с финансовыми потерями, то во втором процедура банкротства, наоборот, грозит обернуться для учредителя и директора новыми колоссальными тратами – в виде штрафов, доначислений, пени или вообще уголовной ответственностью. 

Обмануть суд и кредиторов формальными признаками разорения компании сегодня уже вряд ли получится. Схемы управляемого банкротства давно находятся на особом контроле у органов ФНС и прокуратуры.

Лучше заранее застраховать свой бизнес на случай возникновения спорных ситуаций с кредиторами, в число которых входит и налоговая служба – ее сотрудники непременно нагрянут к вам, чтобы напоследок «наказать» закрывающуюся компании в пользу бюджета на круглую сумму.

Виды ответственности директора и учредителя при банкротстве 

Действия и решения директора и учредителя, предшествующие процедуре банкротства юридического лица, могут повлечь три вида ответственности:

  • гражданско-правовую;
  • административную;
  • уголовную. 

Согласно пункту 20 Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.2017 № 53 «О некоторых вопросах, связанных с привлечением контролирующих должника лиц…», в каждом конкретном случае суд индивидуально принимает решение, какие именно нормы применить к руководителю (руководителям) в виде наказания.

Однако ключевым фактором будет являться степень «негативного воздействия контролирующего лица (нескольких контролирующих лиц, действующих совместно либо раздельно) на деятельность должника».

Более того, в нормативном акте уточняется, что обязательно проверят и учтут при вынесении решения не только тот факт, как изменилось общее финансовое положение должника, но и какие именно «тенденции приобрели экономические показатели, характеризующие должника». 

Одним словом, к оформлению банкротства необходимо подходить обдуманно, демонстрируя и документально подтверждая свои попытки стабилизировать состояние активов и рассчитаться по всем долгам. Замаскировать свои действия формальными признаками несостоятельности не получится.

Гражданско-правовая и административная ответственность

Гражданско-правовую ответственность учредителя при банкротстве регламентируют:

  • общие положения о возмещении убытков (ст. 15 и ст.53.1 ГК РФ)
  • специальные правила о субсидиарной ответственности (ст. 61.11 Закона о банкротстве)

Административная ответственность руководителя при банкротстве регулируется ст. 14.12 КоАП РФ. Указанный нормативный акт предусматривает наказания в виде штрафов до 10 000 руб.

или дисквалификацию на срок от шести месяцев до трех лет.

Руководствоваться этой статьей суд будет, если, как указано в тексте документа, «действия (бездействие) руководителя или учредителя (участника) не содержат уголовно наказуемых деяний».

Уголовная ответственность руководителя за преднамеренное и фиктивное банкротство

Уголовная ответственность участников ООО за сокращение реальных активов компании предусмотрена статьей 196 УК РФ «Преднамеренное банкротство» и статьей 197 УК РФ «Фиктивное банкротство».

За неспособность организации рассчитаться по своим долгам руководителю, согласно статье 196 УК РФ, придется заплатить штраф в размере от 200 тыс. до 500 тыс. руб., либо отправиться на принудительные работы, которые могут продолжаться до пяти лет. Виды наказаний, оговоренных в этой статье, включают и лишение свободы на срок до шести лет со штрафом до 200 тыс. руб.

Статья 197 УК РФ предусматривает для участников процедуры фиктивного банкротства штраф от 100 тыс. до 300 тыс. руб. Также им могут грозить принудительные работы максимальной продолжительностью до пяти лет или лишение свободы сроком до шести лет со штрафом до 80 тыс. руб.

Итак, где эта грань, разделяющая наказания за идентичные правонарушения – преднамеренное и фиктивное банкротство – на административные и уголовные? Все будет зависеть от того, какую задолженность насчитают вам сотрудники ФНС по итогам выездной проверки.

В Уголовном кодексе (ст. 199) уточняется, что задолженность или ущерб признается «крупным размером» от 5 млн руб. задолженности за трехлетний период при доле неуплаченных налогов более 25%, либо, если размер урона превысил 15 млн руб. без дополнительных условий.

Если сумма долгов больше 15 млн руб. за три года, идущих подряд в календарном исчислении (дополнительное условие – доля неуплаченных обязательств более 50%), либо сумма долга превышает 45 млн. руб. без дополнительных условий, ее приравняют к «особо крупному».

Строгость наказания увеличивается прямо пропорционально размеру неудовлетворенных претензий кредиторов, в числе которых и ФНС. А учитывая, что средние доначисления по результатам одной выездной проверки составляют более 7 млн руб., становится очевидным, что визит налоговиков априори несет угрозу уголовной ответственности.

Чем тщательней вы подготовите налоговую отчетность к приходу гостей из налоговой, тем меньше шансов у них будет выявить следы налоговой оптимизации в крупном или особо крупном размере.

Наши специалисты точно знают, что именно будет смотреть ИФНС и какие данные сопоставлять. Налоговикам просто не захочется тратить время, чтобы искать несуществующие расхождения. Следовательно, ваши обязательства по незакрытым долгам существенно снизятся.

Особенности субсидиарной ответственности при банкротстве

Если у действующего руководителя окажется недостаточно средств, чтобы рассчитаться со всеми кредиторами, арбитражный управляющий отправится на поиски дополнительных «контролирующих лиц». Под этим словосочетанием подразумеваются те управленцы, деятельность которых каким-либо образом в течение нескольких последних лет фактически влияла на ухудшающиеся финансовые показатели организации.

Арбитражный управляющий тщательным образом изучит взаимосвязь между фактическими и документально подтвержденными действиями «контролирующих лиц» с тем, как изменялось состояние реальных активов предприятия.

Кстати, в том, чтобы найти дополнительных ответчиков по долгам обанкротившейся организации, он заинтересован лично: все в том же пленуме от 21.12.

2017 № 53 говорится, что арбитражный управляющий имеет право на получение «дополнительного стимулирующего вознаграждения в виде процентов в связи с привлечением к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника».

Поэтому не стоит надеяться, что удастся избежать субсидиарной ответственности, формально сняв с себя обязательства руководителя.

Например, оценивая осмотрительность в выборе контрагента, налоговая в первую очередь обратит внимание на реальность сделки, а не на «первичку».

Так и здесь: определяя ответчиков по незакрытым долгам компании-банкрота, будут комплексно учитывать все реальные события, предшествующие разорению предприятия, а не формальные кадровые перестановки.

О привлечении к субсидиарной ответственности

Как избежать ответственности при банкротстве

Весь свод нормативных актов четко заявляет тем, кто задумывается о признании предприятия несостоятельным: фиктивное, предумышленное или даже непредумышленное (но если при этом действия управленцев будут признаны необоснованными или неразумными) банкротство не поможет избежать реальной материальной ответственности! 

Однако ответственность, в том числе субсидиарная, не наступит, если руководитель докажет, что:

  • по его расчетам, невозможность рассчитаться по долгам – это временная финансовая трудность, а не окончательное банкротство. Т. е. факт несостоятельности предприятия для него – это сигнал о том, что пора мобилизоваться, а не расслабиться, объявив, что «с меня взятки гладки»;
  • он действительно приложил все усилия, чтобы преодолеть экономические проблемы, и действовал в соответствии с продуманным и финансово обоснованным планом;
  • никто из контролирующих лиц не пытался вывести имущество из компании или скрыть свою финансовую возможность рассчитаться по долгам предприятия. 
Читайте также:  Право созаемщика на квартиру после полного погашения ипотеки

Организация-банкрот. Когда в ответе руководитель?

Иногда в банкротстве организации виноват ее руководитель. В этом случае именно ему и оплачивать непогашенные долги банкрота . Рассмотрим, какие действия подтверждают наличие вины в банкротстве, в каких случаях избежать субсидиарной ответственности не удастся, а в каких это сделать получится.

При каких условиях руководителя привлекают к субсидиарной ответственности

Руководителя или иных лиц (например, участников) привлекают к ответственности только по решению экономического суда, который рассматривает дело о банкротстве (далее — суд). Подать соответствующий иск могут:

— управляющий по делу о банкротстве. Причем он обязан это сделать, если у него есть основания полагать, что в банкротстве виновны именно названные лица. Заявить иск он вправе в период проведения ликвидационного производства ;

— кредиторы банкрота, прокурор, государственные и контролирующие органы и др. Они вправе обратиться в суд, который ранее рассматривал дело о банкротстве, в течение 10 лет с момента возбуждения такого дела.

НА ЗАМЕТКУ
Если руководителя признают субсидиарным должником, с него будут взыскивать всю оставшуюся задолженность банкрота.

Подобная участь может постигнуть не только руководителя организации, но и других лиц (например, учредителя).

В этом случае требовать возврата долгов банкрота можно либо у них всех, либо у кого-то одного (частично или в полном размере). Причем до тех пор, пока долг не будет погашен полностью .

Руководителя могут признать субсидиарным должником при одновременном наличии следующих условий :

1) организация не в состоянии погасить свою задолженность перед кредиторами. Иначе говоря, у нее недостаточно имущества, чтобы сделать это. Данный факт устанавливается судом;

2) в силу своего должностного положения руководитель мог определять ход работы организации или влиять на него. Участники (собственник имущества) тоже имеют такую возможность;

3) руководитель своими действиями (бездействием) вредил финансовому положению организации. К примеру, дал неправомерные указания, либо не предотвратил неблагоприятных последствий, либо не способствовал улучшению ситуации в случае их наступления;

4) действия (бездействие) руководителя привели к образованию задолженности, которую организация не смогла погасить самостоятельно. Другими словами, прослеживается прямая причинно-следственная связь между поведением руководителя и банкротством организации.

В случае банкротства речь всегда идет о полной субсидиарной ответственности. То есть всю непогашенную задолженность банкрота будет оплачивать субсидиарный должник. И не важно, кем он является: руководителем, учредителем или другим лицом.

НА ЗАМЕТКУ
В некоторых случаях субсидиарная ответственность бывает ограниченной. К примеру, когда ее несут участники ОДО по обязательствам Общества. Они отвечают в пределах сумм, определенных уставом ОДО, размер которых не может быть меньше установленного законодательством минимума (50 БВ) .

Приведенные правила привлечения к субсидиарной ответственности признаются общими для всех лиц.

Что свидетельствует о виновности руководителя в банкротстве

Законодательством прямо не определено, какие именно действия (бездействие) лиц свидетельствуют о доведении организации до банкротства и являются основанием для привлечения к ответственности. Это устанавливает суд в каждой конкретной ситуации.

  • Вместе с тем судебная практика позволяет выявить признаки, указывающие на наличие вины в банкротстве. Так, руководитель организации может стать субсидиарным должником в одном из следующих случаев:
  • 1) не обеспечивается надлежащий бухучет и (или) своевременное представление бухгалтерской и статистической отчетности.
  • Как правило, такие обстоятельства обнаруживают уполномоченные государственные и контролирующие органы (например, УДФР, инспекции МНС) в ходе проверки.

Данные нарушения обычно приводят к доначислению налогов, сборов и иных дополнительных платежей. Например, пени за неуплату (несвоевременную уплату) налогов. Как следствие, с учетом просрочки платежа может образоваться существенная задолженность, которую организация будет не в состоянии погасить. Кроме того, за непредставление статотчетности организации придется заплатить штраф .

Возлагая в данной ситуации ответственность на руководителя, суд исходит из того, что именно он обязан организовать работу бухгалтерии и создать все условия для выполнения требований законодательства .

Рассмотрим примеры из судебной практики, которые наглядно показывают, в каких случаях в ненадлежащем ведении бухучета виновен руководитель и какие обстоятельства при этом не имеют значения. Отметим, что для всех представленных ниже ситуаций характерно бездействие руководителя, а именно отсутствие с его стороны контроля за ведением бухучета.

А. Наличие в организации главного бухгалтера и других работников бухгалтерии, в обязанности которых входит ведение бухучета и исчисление налогов, само по себе не освобождает руководителя от ответственности в этой части.

Главный бухгалтер по должности подчиняется непосредственно руководителю . Значит, руководитель вправе полностью определять порядок его работы и контролировать исполнение им трудовых обязанностей.

Причем такой вывод правомерен и в отношении других работников организации.

Судебная практика
Директор не организовал в возглавляемой им организации надлежащее ведение бухучета. В частности, не обеспечил соответствие данных бухучета, представленных инспекции МНС, данным, отраженным в декларациях по налогам. В связи с этим по результатам проверки были доначислены налоги (сборы) и пени.
Суд не принял во внимание довод директора о том, что в организации есть главный бухгалтер, который и обязан обеспечивать правильное исчисление налогов (сборов) в бюджет. Суд указал, что это не отменяет обязанности руководителя контролировать соблюдение налогового законодательства
Постановление апелляционной инстанции экономического суда

Управляющий не оспорил сделку должника. Как взыскать убытки

Управляющий не оспорил сделки должника. Когда получится взыскать с него убытки?

Алексей Мороз, управляющий партнер Адвокатского бюро «Эксиора»

Арбитражная практика для юристов. № 12. Декабрь 2018

Если управляющий не оспорил сделки должника – это основание взыскать с него убытки. Суды достаточно часто встают на сторону кредитора в подобных делах. Как привлечь управляющего к ответственности – в статье.

Причина роста интереса к институту взыскания убытков с арбитражного управляющего проста. Зачем пытаться привлечь к ответственности номинальных директоров и искать реальных бенефициаров должника, которые успели вывести свои активы за пределы РФ, когда есть арбитражный управляющий, ответственность которого застрахована.

Если суммы страхового возмещения окажется недостаточно, то часть убытков в субсидиарном порядке можно будет компенсировать за счет средств компенсационного фонда СРО, в котором состоит управляющий.

Рассмотрим, в каких случаях суд удовлетворит требование о взыскании убытков с управляющего в случае, если тот не оспорил сделки должника.

Порядок взыскания убытков с управляющего

Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» от 26.10.2002 № 127-ФЗ (далее – Закон о банкротстве) предоставляет конкурсному кредитору две возможности обратиться с заявлением о взыскании убытков с управляющего.

1. Косвенный иск о возмещении убытков в пользу конкурсной массы должника, который можно подать в рамках процедуры банкротства.

2. Прямой иск в общеисковом порядке – когда конкурсное производство завершено либо производство по делу о банкротстве прекращено (если требования о возмещении убытков не были предъявлены и рассмотрены в рамках дела о банкротстве).

Срок исковой давности для взыскания убытков с управляющего после завершения дела о банкротстве

Подать заявление о взыскании убытков с управляющего в общеисковом порядке можно в пределах оставшегося срока исковой давности (п. 53 постановления Пленума ВАС от 22.06.2012 № 35)

В одном из дел ФНС как один из конкурсных кредиторов проиграла иск о взыскании убытков с конкурсного управляющего в пользу должника в связи с пропуском срока давности.

Верховный суд указал, что после завершения процедур банкротства и ликвидации должника ФНС вправе заявить основанный на установленном ранее факте нарушения управляющим своих обязанностей новый (прямой) иск к управляющему о взыскании в свою пользу убытков.

Размер убытков при этом был определен как сумма вознаграждения, которое ФНС, как заявитель в деле о банкротстве, заплатила конкурсному управляющему и ряду третьих лиц.

Срок давности по такому иску следует считать не с момента, когда ФНС узнала о самом нарушении, а с момента, когда в результате этого нарушения у нее возникли убытки в виде понесенных расходов (определение ВС от 29.01.2018 № 310-ЭС17-13555).

В другом деле ВС указал, что отсутствие у лица статуса конкурсного кредитора не лишает его права требовать от управляющего убытков, причиненных в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей в той мере, в которой виновным поведением управляющего такому лицу причинены убытки.

Исковая давность в подобных делах начинает течь не раньше, чем с момента завершения конкурсного производства в отношении должника. До этого момента третье лицо вправе полагать, что раз процедура банкротства не завершена, следовательно, в конкурсной массе должника имеются денежные средства (определение ВС от 03.09.

2018 № 308-ЭС18-5343).

Косвенный иск