Банкротство

Угрозы и преследования в социальных сетях

Угрозы и преследования в социальных сетях

Разбираем явление на примере известных историй. И да, мимо кейса Беллы Рапопорт пройти невозможно.

Кибербуллинг (интернет-травля, моббинг) — преследование кого-либо в интернете группой агрессивно настроенных людей. Жертвой может стать абсолютно любой.

Основные факторы, которые вдохновляют людей на преследование — видимость полной безнаказанности и простая возможность выместить агрессию.

Общество не поощряет агрессивного поведения на улице, в офисе или магазине: буяна, скорее всего, быстро приведут в чувство охранники или полиция.

В противоположность этому, интернет предоставляет, во-первых, физическую дистанцию, а во-вторых, относительную анонимность. Поэтому сеть стала идеальным местом для злобы и ненависти.

Наглядная иллюстрация возникновения и развития кибербуллинга — недавний сетевой скандал с петербургской феминисткой Беллой Рапопорт. Она предложила сотрудничество косметическому бренду Lush, ей отказали, она высказалась по этому поводу в своем блоге — и получила широкомасштабную травлю в свой адрес.

Буллинг оправдать в принципе невозможно, но ситуация с Рапопорт представляет идеальный кейс, иллюстрирующий несоразмерность реакции на информационный повод. Остановить моббинг не помогли ни заявления российского филиала Lush с призывом прекратить травлю, ни официальное письмо из головного офиса.

Скорее, письма из Lush только раззадорили хейтеров.

Какой бывает кибербуллинг

Психолог Галина Солдатова разделяет проявления интернет-агрессии на несколько видов.

Хейтинг — негативные комментарии и неконструктивная (это важно!) критика в адрес объекта травли без обоснования или запроса. В случае Рапопорт шквал хейтинга был такой, что она была вынуждена отписаться даже от поддерживающих постов, потому что и под ними в изобилии появлялись комментарии с проявлениями ненависти.

Флейминг — оскорбления в публичных чатах и в соцсетях, в том числе не только в адрес объекта травли, но и между участниками дискуссии. Он развивается на фоне большого количества вовлеченных. Конфликт нарастает параллельно с тем, как в противостояние вступает все больше людей.

Троллинг — распространение негативной информации, социальная провокация и осознанное издевательство в сетевом общении.

Это менее эмоциональная, более расчетливая форма буллинга, работа с уже имеющейся информацией.

Кибербуллеры собирают реплики (как объекта травли, так и сторонников конфликта, которых набирается в приличном количестве из-за флейминга), вырывают их из контекста и распространяют.

Образец троллинга в случае Рапопорт — спонтанно организованный флешмоб: многие пародировали ее обращение в Lash. Всеобщий хайп подхватили не только частные лица, но и некоторые компании.

Позднее к скандалу подключились СМИ, в числе которых были и популярные издания. Не все они были нейтральны в оценках ситуации.

«Вымогать у брендов продукты, получать отказ и потом обвинять сам бренд — стыдновато», — так писатель и журналист Сергей Минаев прокомментировал историю, которая поставила на уши всю отечественную блогосферу и заодно светскую тусовку. //“Вести”, 22 марта, Наталья Соловьева

Почему отказали, их дело. Может из-за широкой известности Беллы, может из-за ее бодипозитивности (бодипозитив, если утрируя, — это когда всем волосам на теле дают свободно расти, жиру свисать, ну и так далее). //“Московский комсомолец”, 22 марта, Дмитрий Попов

«Здравствуйте, я блогерка!». Наглая просьба российской феминистки взорвала сеть флешмобом. //“Обозреватель”, 21 марта

Lush отказал в халяве феминистке. Блогерка подняла шум в соцсетях, но над ней только посмеялись. //“360°”, 20 марта, Анна Старицкая

И, наконец, киберсталкинг — сообщения с обещаниями физической расправы. Это, как правило, апофеоз кибербуллинга, он начинается на фоне остальных проявлений. Скриншоты угроз Рапопорт разместила у себя на личной странице в фейсбуке.

Еще одну классификацию кибербуллинга разработала в 2007 году Нэнси Виллард (она называет интернет-травлю кибермоббингом). Это разделение более подробное, чем у Солдатовой, и включает 8 видов.

Flaming (оскорбление). Как правило, происходит в открытом публичном пространстве интернета посредством оскорбительных комментариев, вульгарных обращений и замечаний.

Harassment (домогательство). Целенаправленные, систематические кибератаки от незнакомых людей, пользователей социальных сетей, людей из ближайшего реального социального окружения.

Denigration (очернение, распространение слухов). Намеренное выставление жертвы в чёрном свете с помощью публикации фото-или видеоматериалов на интернет-страницах, форумах, в новостных группах, через электронную почту, например, чтобы разрушить дружеские отношения или отомстить экс-партнеру.

В случае с Рапопорт этому виду буллинга соответствуют фейковые новости о том, что Lush по требованию Беллы якобы уволил сммщицу. Фейк привел к очередному витку киберугроз: пользователи угрожали физической расправой за увольнение сотрудницы (которого не было).

Impersonation (использование фиктивного имени). Намеренно выдавать себя за другого человека, используя пароль жертвы, например, для того, чтобы оскорбить учителя.

Outing and Trickery (публичное разглашение личной информации). Например, интимных фотографий, сведений о финансах, личной жизни или роде деятельности жертвы. С ярким примером этого вида буллинга столкнулась героиня еще одного недавнего скандала — 12-летняя Таисия Перчикова, у которой обманом выманили обнаженные фотографии и распространили их среди знакомых.

Exclusion (социальная изоляция). Отказ общаться (как на деловом, так и на неформальном уровне), исключение из чата группы или игрового сообщества и так далее.

Cyberstalking (продолжительное преследование). Сопровождается угрозами и домогательствами.

Cyberthreats (открытая угроза физической расправы). Прямые или косвенные угрозы убийства или причинения телесных повреждений.

Ну, подумаешь, пара неприятных сообщений. К тому же, меня-то точно травить не будут

Так думать легко и приятно, но нет.

От интернет-травли не защищен никто: ни публичные персоны с большим социальным капиталом, ни простые пользователи.

Особенно уязвимы к кибертравле подростки. Психолог Кирилл Холмов утверждает:

«56% тех, кто страдает от кибербуллинга, — подростки. И каждый третий встречается с агрессией в интернете. Наше исследование показало, что пик вовлечения в киберагрессию приходится на пятые-шестые классы. (…)

Если говорить про распространенность кибербуллинга для людей разных возрастов, то, по данным проведенного фондом «Дети онлайн» исследования под руководством Г. В. Солдатовой, можно сказать, что чаще всего с кибербуллингом встречаются несовершеннолетние (до 18 лет) — 41%, среди людей от 18 до 35 лет — чуть меньше трети, а среди тех, кто старше 35 лет, — 31%».

Проблема очень серьезная. Это подтверждают трагические случаи, спровоцированные травлей.

В 2013 году 14-летняя английская школьница Ханна Смит покончила с собой после того, как вокруг ее вопроса на сайте ask.fm развернулась агрессивная травля. Девочка спросила, как справиться с проблемами кожи.

В ответ ребенка на протяжении долгого времени заваливали издевательскими сообщениями. Ханна не смогла это пережить.

Американская школьница Меган Майер совершила суицид в 2006 году: ее травили с помощью подставного аккаунта в соцсети. После этого в штате Миссури, где жила Меган, приняли закон о защите от киберпреследования.

Неадекват в соцсетях: почему вам хамят, и как защититься, если на вас нападают

Угрозы и преследования в социальных сетях

«Я на это смотрю и у меня какаято огресия и зубы скрипят» — прекрасный мем, возникший благодаря некой Саше Дёминой. Обычный комментарий не стал бы мемом, если бы не точное попадание в  одно распространённое социально-психологическое явление.

Самая большая ценность Интернета и социальных сетей – это свобода, хотя бы относительная. Пока ещё можно кому угодно написать всё, что угодно. Но есть нюансы. Написать-то можно, но последствия неадекватного поведения – непредсказуемы.

Поскольку мне как автору часто приходится сталкиваться с троллингом, хейтом и откровенным хамством в соцсетях, а я при этом позиционирую себя как популяризатор психологии, хочу вам рассказать, как правильно себя вести в неприятных ситуациях.

Почему пользователи соцсетей хамят незнакомым людям 

Первое, что важно понимать чувствительным, ранимым и уязвимым подписчикам – на самом деле лично они не связаны напрямую с неприятной ситуацией.

 Адресаты оскорблений – просто раздражитель, который становится красной тряпкой для разъярённого быка. Если на вас нападают, это вовсе не означает, что вы в чём-то виноваты.

Скорее, это значит, что вы по каким-то причинам вызвали реакцию раздражения у оппонента. Но вы не всесильны и не можете предполагать все ответные реакции. Иногда подписчики болезненно реагируют на самый невинный и самый нейтральный текст.

Но это особенность их восприятия, не более. Вы тут ни при чём!

Второй важный фактор: если на вас нападают, вы сразу становитесь помойкой, в которую оппонент сбрасывает токсичные эмоции, адресованные не вам. 

Что это значит? Это значит, что, к примеру, у оппонента возникла злость, гнев или ненависть в личных отношениях с какими-то конкретными людьми. Но проявить эту злость в реальных отношениях опасно. Возможно, этот гнев возник в отношениях с начальником, а начальнику хамить – значит, быть уволенным с работы.

Возможно, эта злоба возникла в отношениях с родителями, а папе с мамой говорить гадости нельзя, потому что воспитание не позволяет. Возможно, эта токсичная агрессия возникла в контакте с человеком, который за хамство может в глаз дать. В общем, ответить никак нельзя, а от гнева распирает.

Поэтому человек сбрасывает своё накопленное напряжение там, где это наиболее безопасно. Вы ведь – не начальник, не мама и не тот, кто даст в глаз! Вы вообще лично не знакомы, и вам можно писать всё, что угодно. У многих пользователей – ники и никаких личных фотографий, которые помогли бы идентифицировать личность.

И вот вам нагрубили, и кому-то очень сильно полегчало!

Третья причина неадекватного поведения – это психоэмоциональное нарушение или психическая болезнь.

К сожалению, обычный пользователь соцсетей не может диагностировать психоэмоциональные проблемы. Это могут сделать только специалисты – квалифицированные психологи, психотерапевты, клинические психологи и психиатры.

Обывателям, которые не обладают набором специальных знаний, можно положиться только на интуицию.

Стоит добавить, что во время пандемии, после самоизоляции, в условиях экономического кризиса и роста цен обострение эмоциональных и психических нарушений стало заметно нарастать.

  • Как реагировать на агрессивное поведение 
  • Прежде всего задайте себе вопрос: для чего вы общаетесь в социальных сетях? 
  • Если вы – блогер, если вам важно продвигать свой канал, то любые комментарии, даже самые токсичные, увеличивают число откликов под публикацией и способствуют её продвижению.
Читайте также:  Фиктивное трудоустройство в ТСЖ

 Самый злой тролль, заваливающий обсуждение токсичными ми, всегда льёт воду на мельницу автора. И если вы эмоционально устойчивы и умеете разжигать эмоции таких троллей, это поможет вам в продвижении.

Можно научиться троллить тролля – и тогда вы сможете использовать токсичную энергию в своих мирных целях.

Ведь строят же атомные электростанции, используя разрушительную силу ядерного взрыва! Только нужно соблюдать правила безопасности и точно выстроить свои личные психологические границы, иначе можно заиграться и довести игру до неприятностей. Самое худшее для блогера – потеря репутации.

Если вы обычный пользователь и не имеете цели что-то продвигать и развивать, личные психологические границы ещё важнее.

 Самая здоровая реакция – защищать свои границы и не вступать в контакт с агрессивными оппонентами.

Если вы ответили хотя бы смайликом, значит, вы уже вступили в диалог со злом, а дальше последствия могут быть непредсказуемыми. Конечно, неприятно, когда вам пишут обидные комментарии.

Но выбор простой: поберечь свою нервную систему или позволить нездоровому человеку превратить вас в помойку для слива своего яда.

Если это ваш канал или ваш личный аккаунт, вы можете удалить неприятный комментарий и заблокировать его автора. 

Если это сообщество, вы можете пожаловаться администратору. Но если вы сами сделали агрессивные вбросы, вряд ли администраторы окажутся на вашей стороне.

Если вы первым начинаете обсуждение в резких тонах, позволяете себе лишнее, а потом жалуетесь, что автор вам отвечает симметрично, вряд ли правосудие соцсетей вам поможет. Скорее, вас удалят из сообщества. Ответственность всегда лежит на провокаторе.

Хотя, к сожалению, сами провокаторы чаще не осознают, что провоцируют оппонентов на агрессию.

Любая агрессия в адрес автора – признак психоэмоциональных проблем 

А сейчас я открою вам главный секрет троллей. Если в обсуждении какой-то темы вы читаете комментарии о личности автора – можете спокойно блокировать таких виртуальных гостей. «Автор – очередной идиот», «авторша – дура» – это результат «положительного теста» на наличие психоэмоциональных проблем. Без вариантов!

 Обычно такие пользователи не могут адекватно реагитровать на готовность автора отстаивать свою позицию и защищать свои личные психологические границы. Конечно, хотелось бы, чтобы автор оставался беззащитным перед лицом нездоровых нападок. Но если автор защищается, пользователь часто интерпретирует это как агрессию в свой адрес.

То есть, он, пользователь, может обсуждать личность автора, а автор не смеет отвечать, а уж если ответил, то это и есть агрессия.

На самом деле агрессор при этом — именно пользователь, который проецирует свою агрессию на автора публикации, но в себе эту агрессию упрямо не замечает и не считает агрессией нападение на персону автора вместо обсуждения его точки зрения с использованием аргументов.

Что отличает здорового комментатора от нездорового? 

Во-первых, если здоровому человеку не нравится публикация, он не будет её читать и просто пройдёт мимо. Если кому-то что-то не понравилось, но он прочитал текст и к тому же решил ответить, это уже проявление эмоциональной или психической проблемы.

Во-вторых, если комментатор пишет о личности автора, а не обсуждает идеи статьи и не высказывает свою позицию в обсуждаемоей теме, опираясь на какие-то аргументы, это ещё один симптом психоэмоциональных проблем. Переход на личности – один из самых главных признаков, по которым можно отличить нездорового человека.

Ну, и в-третьих, вишенка на торте. Обычно самые яростные атаки – признак того, что психотерапевты называют «попадание в травму».

 Это значит, что ваш текст или комментарий каким-то образом связан с личными проблемами тролля, и тролль, в силу психоэмоционального нарушения, не может эти проблемы признать. Ваша статья напоминает ему о его личной боли, поэтому тролль включает психологическую защиту и сопротивляется. Но защищается он не от вас, а от самого себя, от встречи со своей старой раной.

Вы – не психотерапевт, вы не обязаны думать о том, что будут чувствовать ваши читатели.

Если вы не имеете цели кого-то оскорблять, а пишете о том, что вас волнует, с вами всё в порядке, не в порядке с теми, кто вас читает и болезненно реагирует.

Ответственность читателей – отслеживать свои эмоции, анализировать их и делать выводы, а в случае душевной боли обращаться за помощью к специалистам – клиническим психологам и психотерапевтам.

Будьте здоровы и осознавайте, что и для чего пишете в х!

Веб-сталкинг в России: где искать помощи, если тебя преследуют в сети? » Безопасность

Веб-сталкингом принято называть навязчивое преследование в сети. На текущей момент это не считается преступлением, более того, в УК вообще нет такого понятия.

Однако данное явление, к сожалению, вполне реально и доставляет множество проблем жертве преследования.

Как себя защитить? Центр цифровой экспертизы Роскачества поднимает проблему веб-сталкинга в России и дает список мер для тех, кто стал жертвой онлайн-слежки.

К сожалению, в России нет точной статистики, сколько человек подвергаются прямо сейчас или когда-то подвергались онлайн-преследованию.

В США только в 2016 году по официальным данным Минюста об опыте интернет-сталкинга сообщали около 2 миллионов человек. Логично предположить, что с тех пор эти цифры выросли во много раз.

Проблема в том, что защититься от данного преследования крайне сложно — жертва попадает в замкнутый круг.

Чаще всего с данным явлением сталкиваются женщины — сталкером выступает ревнивый муж (чаще, бывший) или парень, отвергнутый ухажер. В роли киберпреследователя может выступать даже абсолютно незнакомый человек.

Сталкеры тщательно собирают любую информацию о действиях жертвы в интернете, мониторят ее социальные сети и комментарии. Затем, как правило, начинается запугивание и шантаж. Существуют и более изощренные вариации онлайн-преследования.

Какими бы ни были способы слежки, все они «мучают» жертву и превращают ее жизнь в кошмар. Терпеть и ждать, пока «само уляжется», не стоит!

Получить защиту от закона в случае, если нет прямых угроз, юридически достаточно сложно, но попытаться стоит, считает заместитель руководителя Роскачества, эксперт по защите прав потребителей Александр Борисов:

«Разграничим уголовную и гражданскую ответственности. Во втором случае более очевидно, что если такими действиями причинен вред, то компенсацию за его нанесение можно взыскать в суде, хотя это потребует довольно серьезных усилий и затрат, поскольку придется документировать и заверять у нотариуса онлайн-ресурсы, что само по себе недешево.

С точки зрения административной или уголовной ответственности — закон предусматривает наступление событий, либо рассматривает такие действия как инструмент для совершения преступления. Например, требование денег за определенное бездействие («ты мне заплатишь, и я прекращу»).

Здесь очевидный состав в виде ст. 163 УК РФ — вымогательство. Кроме того, существует ст.

137 УК РФ — незаконное собирание или распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную или семейную тайну, однако, при наличии такой статьи в законе, практика по ней практически отсутствует».

Таким образом, сегодня веб-сталкинг «размазан» по законодательству и по факту, в случае если такие действия коснулись человека, защитить себя практически невозможно.

Учитывая, что меняющиеся технологии меняют не только нашу жизнь и устои, а законодательство за такими изменениями просто не успевает, требуется кардинальный пересмотр имеющихся норм и их дополнение, а местами и создание новых правовых сущностей, чтобы защитить наших граждан.

Если вы поняли, что стали объектом сталкинга, предпримите следующие меры:

  • Сделайте свой профиль в соцсетях закрытым, чтобы его могли видеть только ваши друзья. Не добавляйте в список друзей незнакомых людей и подозрительные аккаунты. Закрытый профиль также поможет избежать и парсинга (процесс автоматического сбора информации) с вашей страницы рекламными роботами.
  • Не разрешайте сайтам отображать ваш домашний адрес и телефон, не выкладывайте сами эту информацию в открытый доступ. В случае серьезных опасений не указывайте в социальных сетях свое настоящее имя – используйте псевдоним, желательно даже без указания пола.
  • Не ставьте геолокацию на фотографиях в соцсетях и не давайте доступ к местоположению приложений, если это не критически важно для их работы. Так вас будет сложней отследить.
  • Берегите свои аккаунты от взлома. Установите двухфакторную аутентификацию везде, где только можно, используйте для почты и соцсетей различные, сложные по устройству пароли. Периодически проверяйте, с каких устройств выполнялся вход в ваш аккаунт.
  • Избегайте шпионских приложений (в качестве таковых могут также использоваться вполне легальные приложения родительского контроля). Не устанавливайте программы, которые запрашивают избыточные разрешения (перехват звонков и смс, доступ к файлам, запись разговоров), не устанавливайте программы из неизвестных источников, особенно по ссылкам, которые вам присылают.
  • Не оставляйте свой телефон и компьютер без присмотра, используйте блокировку экрана.
  • Обязательно используйте антивирус на компьютере и телефоне, он поможет вовремя заметить, что вирус-шпион просочился в вашу систему.
  • Если о вас распространяют фальшивую информацию, публикуют фотографии или порочащую информацию, используйте механизмы соцсетей, “пожалуйтесь” администраторам. На всех крупных площадках есть возможность уведомить модераторов о контенте такого рода, чтобы его удалили.
  • И последняя мера, которую стоит применять не во всех случаях, но порой она может быть эффективна. Публично расскажите о том, что вас преследуют, если вы знаете, кто именно это делает. Возможно, огласка заставит сталкера остановиться. В любом случае, обязательно расскажите об этом близким, а если вам угрожают — сохраните скриншоты угроз и обратитесь в полицию.

Если ваш преследователь решит из онлайна перейти в офлайн — не затягивайте с заявлением в полицию. Попросите помощи близких, принимайте решительные меры по самозащите. Не молчите — боритесь.

По материалам Роскачества

Преследование (сталкинг) – ИНГО. Кризисный Центр для Женщин

  • В последнее время за помощью стали обращаться женщины, подвергающиеся преследованиям своих бывших мужей, партнеров или несостоявшихся партнеров, с которыми они отказались вступать в отношения.
  •  Наиболее опасным периодом в ситуации домашнего (партнерского) насилия является период, когда женщина пытается разорвать отношения, уйти от агрессора, выйти из круга насилия.
  • В этот момент агрессор понимает, что он теряет власть и контроль над женой, партнершей и прилагает максимум усилий для того, чтобы оставить все как было. Агрессор начинает преследовать женщину, его действия могут иметь самыми разнообразными:
  • – он беспрестанно звонит (от нескольких звонков до сотни звонков в день);
  • – заваливает женщину сообщениями в мессенджерах, социальных сетях;
  • – угрожает, что заберет детей; оставит без имущества; приложит все силы, чтобы её уволили с работы;
  • – караулит у работы, у дома;
  • – пытается насильно или обманом проникнуть в жилище женщины;
  • – публично устраивает некрасивые сцены при коллегах и друзьях и пытается выставить женщину в неприглядном свете, лишить её поддержки;
  • – портит имущество (ломает двери, обрывает провода, прокалывает колеса автомобиля и др.);
Читайте также:  Рассрочка долга по исполнительному листу

– шантажирует распространением интимных фото, видео или иной личной информации и т.д.

  1. К сожалению, в России в правовом поле отсутствует такой термин как «преследование» и ответственность за него не установлена.
  2. Привлечь агрессора можно к ответственности можно только в случае, если в отдельных его действиях в процессе преследования усматриваются признаки уголовного преступления или административного правонарушения, о которых Вы найдете информацию в настоящем разделе.
  3. Если Вы подвергаетесь преследованию:
  4. Первое, что необходимо понять, это то, что Вы находитесь в опасной для себя обстановке.

Давление и угрозы агрессора могут щедро сдабриваться пылкими словами «любви и преданности», а также подарками. Все это снижает у Вас чувство безопасности, однако посмотрите на ситуацию трезво. 

Поведение преследователя – вовсе не показатель  высокого градуса его чувств, оно нездорово. В такой ситуации Вам нужно помнить главное  – Вам могут серьезно навредить.

  • Под угрозой может находиться Ваша репутация, имущество, сексуальная неприкосновенность, а также ваше здоровье и даже жизнь.
  • ОСОЗНАЙТЕ ОПАСНОСТЬ И ПРИМИТЕ МЕРЫ ДЛЯ ЗАЩИТЫ СВОИХ ПРАВ!
  • Вот основной перечень Ваших прав, за нарушение которых агрессора можно привлечь к ответственности:

1. Право на жизнь и здоровье, право на физическую и сексуальную неприкосновенность.

Что делать в случае, если Вы подвергаетесь физическому и/или сексуальному насилию, угрозам убийством или причинением тяжких телесных повреждений (например агрессор угрожает тем, что «переломает ноги», «искалечит», «проломит голову» и т.д.), подробно описано во вкладках «Физическое насилие», «Сексуализированное насилие» и «Угрозы убийством».

2. Право на тайну частной жизни

Знайте, что никто, без Вашего согласия, не вправе собирать, хранить и  распространять  о Вас информацию, относящуюся к вашей частной жизни.  К праву на частную жизнь относится так же  и право на изображение гражданина (статья  152.1 Гражданского Кодекса РФ).

Никто не вправе без Вашего согласия фотографировать вас, снимать видео с Вашим участием, записывать Ваши разговоры.

И даже, если Вы в какое-то время были согласны фотографироваться, снимать видео, в период отношений с агрессором сами направляли ему фотографии или видео, это не дает ему права без Вашего согласия распространять эти материалы каким-либо образом (передавать скриншоты, фотографии в напечатанном виде, рассылать по электронной почте, в социальных сетях, в мессенджерах, публиковать на различных сайтах и т.д.).

 В процессе преследования агрессор, может начать шантажировать Вас тем, что распространит среди Ваших знакомых или по интернету Ваши фото и видеоизображения, либо порочащую переписку и аудиофайлы.

Сбор, хранение и распространение информации о частной жизни является преступлением, за которое предусмотрена уголовная по статье 137  Уголовного Кодекса  РФ – «Нарушение неприкосновенности частной жизни».

Возбуждением и расследованием уголовных дел по ст.137 УК РФ органы Следственного комитета РФ.

Поэтому, если Вы оказались в такой ситуации Вы можете обратиться в следственный отдел Следственного комитета по месту совершения преступления (распространения видео, фото и/или иной информации), если Вам неизвестно, где именно агрессор занимался сбором и распространением о Вас личной информации, обращайтесь в органы следствия по своему месту жительства.

Перед посещением следственных органов рекомендуем вам подготовить заявление о возбуждении уголовного дела, шаблон которого Вы можете найти здесь (PDF/DOC). Для проверки вы можете отправить заполненное заявление нашему юристу на [email protected].

Если взамен  на отказ распространять видео, фото, иную информацию, порочащие Вас или Ваших близких сведения, агрессор требует деньги и/или имущество, одновременно угрожая насилием или порчей Вашего имущества, он должен быть привлечен к уголовной ответственности по статье 163  Уголовного кодекса РФ – «Вымогательство». 

Образец заявления о возбуждении уголовного дела Вы можете найти здесь (PDF/DOC). Для проверки вы можете отправить заполненное заявление нашему юристу на [email protected].

«ОХОТА» В ИНТЕРНЕТЕ

Иногда преследование имеет заведомо корыстную цель – завладеть Вашими деньгами и другим имуществом. В интернете активно орудуют  как одиночные мошенники, так и  целые преступные сообщества.

Используя доверие и другие психологические манипуляции, получив от Вас какую-либо личную информацию (факты биографии, интимные фото, аудио-видео, либо  откровенную переписку и т.п.

) они начинают давить на Вас, запугивая распространением  компрометирующего материала или личной информации , одновременно вымогая  денежные средства, имущество, требуя совершать другие выгодные для них действия, например, сняться в порноролике, оказать услуги сексуального характера.

  1. В этом случае, Вы также можете обратиться в следственные органы или в полицию с заявлениями об установлении виновных и возбуждении уголовного дела по факту нарушения неприкосновенности частной жизни и вымогательства.
  2. 3. Право на доброе имя, честь, достоинство и охрану деловой репутации
  3. Зачастую, в процессе преследования, агрессор нецензурно, используя недопустимые сравнения, оскорбляет и унижает женщину, не владея «компроматом», он способен даже оклеветать свою бывшую или несостоявшуюся партнершу, используя лживые сведения, чтобы нанести урон её авторитету, испортить отношения женщины с работодателем, партнером,  близким и дальним окружением.

Если что-то подобное происходит с Вами, знайте, что оскорбление является административным правонарушением – статья 5.

61 КоАП РФ «Оскорбление», а распространение заведомо ложных сведений  это и вовсе уголовное преступление  – статья 128.

1 УК РФ «Клевета» (преступными не являются действия, если такие заведомо ложные сведения преступник сообщил только Вам и больше никому иному).

Дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьей 5.61  КоАП РФ «Оскорбление», возбуждаются прокурором, а решение о привлечении к ответственности агрессора принимает суд.

Поэтому с заявлением о возбуждении дела об административном правонарушении по факту оскорблений нужно обращаться в прокуратуру.  Образец заявления Вы найдете здесь (PDF/DOC).

Для проверки вы можете отправить заполненное заявление нашему юристу на [email protected].

Если же, агрессор распространил о Вас ложные сведения, и Вы хотите привлечь его к  уголовной ответственности по ст.128.1 УК РФ, то Вам необходимо обратиться в полицию с заявлением уголовного дела, образец которого Вы можете увидеть, заполнить или скачать здесь (PDF/DOC). Для проверки вы можете отправить заполненное заявление нашему юристу на [email protected].

  • 4. Право на имущество и защиту его от посягательства (порчи, разрушения, завладения)Достаточно часто встречаются случаи, когда агрессоры начинают портить, уничтожать имущество своей бывшей или несостоявшейся партнерши:
  • – прокалывать шины автомобиля;
  • – портить дверные глазки, замки;
  • – портить дорогостоящую одежду, технику;
  • – возможны взломы, поджоги имущества, с целью запугать преследуемую или с целью намеренного урона.
  • Если Вы оказались в подобной ситуации и агрессор уничтожил или повредил Ваше имущество, обратите внимание на следующее:

В случае, если ущерб, причиненный Вашему имуществу, будет признан значительным для Вас исходя из вашего имущественного положения независимо от суммы (например Вы не работаете, не имеете дохода, или у Вас низкий доход, маленькая зарплата, на Вашем содержании дети, родители и т.д.) и будет составлять сумму не менее 5000 рублей, действия агрессора будут квалифицированы как уголовное преступление, предусмотренное ст.167 УК РФ «Умышленное уничтожение или повреждение имущества».

 Является ли ущерб значительным определяют примечания к ст.158 УК РФ, согласно которым, значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее пяти тысяч рублей.

С заявлением о возбуждении уголовного дела о порче или уничтожении Вашего имущества Вы можете обратиться в полицию. Образец заявления здесь.

Если ущерб составляет менее 5000 рублей или «незначительный» для Вас – то  действия агрессора будут квалифицированы как  административное правонарушение, предусмотренное ст. 7.17 КоАП РФ «Уничтожение или повреждение чужого имущества».

В данном случае Вам следует обратиться с заявлением о возбуждении дела об административном правонарушении в полицию. Образец заявления Вы можете найти здесь.

5. Право на неприкосновенность жилища.

В ситуации преследования, агрессор часто допускает нарушает право женщины на неприкосновенность жилища (пытается насильно или обманом проникнуть в жилище женщины).

Под жилищем понимаются жилой дом, квартира или комната, любое жилое помещение, строение, независимо от формы владения и/или пользования (на праве собственности, праве аренды, на праве безвозмездного пользования и т.д.), входящее или не входящее в жилищный фонд, пригодное для постоянного или временного проживания.

Незаконное проникновение в жилище против воли проживающего в нем лица является преступлением, предусмотренным ст.139 Уголовного кодекса РФ «Нарушение неприкосновенности жилища», за совершение которого предусмотрена уголовная ответственность. 

Незаконное проникновение в жилое помещение может осуществляться путем свободного доступа, взлома двери или окон, путем подбора ключа или его похищения.

И является незаконным только в том случае, если у агрессора нет права собственности на жилище, в котором Вы проживаете, или он не имеет постоянной или временной регистрации по месту жительства или по месту пребывания в нем.

Если он обладает правом собственности или регистрацией по адресу жилища, то, к сожалению, в этом случае состав преступления отсутствует.

Как правило, агрессоры проникают в жилье, «чтобы поговорить», выяснить отношения, увидеть ребенка и т.д. При этом, агрессоры часто утверждают, что они вправе входить в любое помещение и находиться в нем, так как в этом помещении находится их совместный с пострадавшей женщиной ребенок. Это неверно, отец ребенка не вправе входить без Вашего согласия входить в Ваше жилье.

Важным моментом для привлечения агрессора к ответственности является именно отсутствие разрешения потерпевшей на проникновение в её жилище.

Читайте также:  Самострой: понятие, законодательная база, санкции за самовольное строительство

Если в Ваше жилище кто-то проник, возбуждением и расследованием уголовных дел по ст.139 УК РФ занимаются органы Следственного комитета РФ.

В такой ситуации Вы можете обратиться в следственный отдел Следственного комитета по месту совершения преступления (месту нахождения жилища, в которое агрессор проник без Вашего разрешения). Перед посещением следственных органов рекомендуем Вам подготовить заявление о возбуждении уголовного дела, шаблон которого Вы можете найти здесь.

Что такое сталкинг и как быть, если вы стали жертвой преследований

Мы поговорили с тремя женщинами, пережившими преследование, и с юристом «Кризисного центра ИНГО» о том, чем опасны преследователи и что можно сделать, если вы стали жертвой сталкера

Согласно определению центра помощи пережившим сексуальное насилие «Сестры», преследование, или сталкинг (от английского «stalking») — это навязчивое поведение в виде повторяющихся нежелательных звонков, сообщений или других знаков внимания, а также домогательств. Часто преследование вызывает у жертв страх и постоянное чувство опасности.

Похожим образом преследование определяется в законодательствах многих стран, где оно признано преступлением: например, в США, Канаде, Индии и странах ЕС. Согласно статистике, в 2011 г. 7,5 млн жителей США подверглись преследованию. По тем же оценкам, 15% женщин и 6% мужчин становятся жертвами сталкеров в течение жизни.

В Великобритании, по данным на 2012 г, от преследования страдает до 700000 человек в год. При этом британские правозащитные организации заявляют, что в полицию обращается только небольшая часть пострадавших.

Сталкинг часто предшествует убийству или другим видам насилия: по данным Министерства Юстиции США, 81% женщин, переживших преследование, также подвергались насилию со стороны преследователя.

В России преследование до сих пор не признано правонарушением — несмотря на то, что оно способно повлечь за собой серьезные последствия для жертвы.

Когда я училась на химическом факультете СПбГУ, меня преследовал парень из моего университета. Это продолжалось больше двух лет.

Мы познакомились с ним на дне рождения моей подруги и какое-то время встречались. Он был студентом по обмену из одной африканской страны. Наши отношения были построены в основном на сексе. Он требовал все больше и больше и однажды, будучи пьяным, изнасиловал меня. Я рассталась с ним на следующее утро.

Я чувствовала себя так, будто меня ударили по голове: не понимала, почему допустила, чтобы такое произошло. После этого он начал меня преследовать. Он постоянно мне названивал и умолял, чтобы я его простила и вернулась. Я сказала, что простила — но что вернуться к нему я не могу, потому что не чувствую себя в безопасности.

Он звонил мне в любое время дня и ночи, иногда приходил ко мне домой и звонил в дверь — я затаивалась и делала вид, что меня нет дома. Я просила его остановиться, но это не помогало. Я боялась ходить по улице и выходить из дома, потому что мне казалось, что он может идти за мной по пятам.

Мне стало только хуже, когда я однажды случайно встретила его на улице, — он подошел ко мне с вопросом: «Ты меня узнаёшь?» Я помню, что мне было так страшно, что я просто замерла, а потом попятилась и убежала.

Подробности по теме

«Сама виновата»: почему жертв насилия принято обвинять и как с этим бороться

«Сама виновата»: почему жертв насилия принято обвинять и как с этим бороться

Тогда я никому об этом не рассказывала: мне было стыдно, и я понимала, что ничего не могу изменить. Я надеялась, что однажды ему надоест меня преследовать. К тому же я боялась об этом рассказывать, потому что боялась навлечь обвинения на него, — ведь ясно, что африканца будут судить гораздо строже. К моему страху примешивалось чувство вины.

Все мои попытки уговорить его оставить меня в покое разбивались о его уверенность, что он имеет на это право. Это не было общением двух людей — я была просто его целью, желанным объектом, при этом мои желания не имели значения. Последний раз он звонил мне совсем недавно — спустя шесть лет после того, как он уехал из России.

Он снова говорил, что любит меня и чтобы я не забывала его.

После этой истории мне трудно доверять людям. В начале новых отношений я боялась, что насилие повторится, и я часто их разрывала при первом намеке на что-то подобное.

Меня почти два года преследовал мой бывший муж.

Наши нормальные отношения продолжались полтора года. Мы поженились в сентябре 2013 года, в феврале 2014-го я родила ребенка. Поскольку мой бывший муж никак не помогал мне с ребенком и не каждый день приезжал домой, я решила с ним развестись. Пока мы были вместе, ему не было до меня никакого дела — преследование началось, когда я разорвала отношения.

Он стал писать сообщения — я его заблокировала, но он продолжил писать с разных аккаунтов, от лица других людей с вопросами о том, как я отношусь к бывшему мужу. Дошло до того, что он стал звонить на работу моей маме и спрашивать, почему я его, такого хорошего, бросила. Угрожал: «Я твою жизнь втопчу в говно». Он приезжал и ждал меня у выхода с моего места работы.

После того как мы разорвали отношения, я решила поехать учиться в Германию и забрать ребенка с собой. Бывший муж решил, что не хочет выпускать за границу ни ребенка, ни меня.

Он стал мне писать, что за мной следят, что у него есть знакомые в ФСБ, что у нас в квартире жучки и нас прослушивают.

Отправлял мне сообщения вроде «Сейчас стою у офиса ФСБ, они рассматривают твое дело, ты никуда не уедешь» или «Сегодня я ездил в твой университет и говорил с деканатом». Он залил клеем замок в нашей квартире и перерезал провода на щитке.

Мне было очень страшно, потому что он в любой момент мог возникнуть рядом со мной. Например, если я шла гулять с ребенком в парк или просто шла по улице. Я боялась переписываться в «ВКонтакте», потому что он несколько раз взламывал мою страницу и присылал мне скриншоты моих сообщений со своими ми. Однажды он взломал мою почту и украл оттуда мои документы.

Я написала заявление, и осенью 2016 года меня вызвали в полицию. Я рассказала им про все, что он делал, но меня спросили, бил ли он меня. Узнав, что он меня не бил, мне отказали в помощи.

Единственный состав преступления, который они нашли, — это хулиганство. С бывшим мужем пообещали провести профилактическую беседу (провели ли ее, я не знаю). Тогда я запустила петицию в интернете с предложением ввести в УК РФ статью о сталкинге.

Наша ситуация осложняется тем, что у нас есть общий ребенок. Мой бывший муж устроил так, что я не могла бы уехать из России в Германию до тех пор, пока не заключу с ним мировое соглашение, по которому ребенок будет жить с ним.

Я на это согласилась, и ребенок жил на даче с его родителями. Но, видимо, им никто не занимался, потому что, вернувшись в Петербург, я увидела, что мой сын не говорит, у него портится зрение и он весь грязный и запуганный. Сейчас мой сын живет с моими родителями.

Мы добиваемся через суд лишения моего мужа родительских прав.

В нашем общении нет никакого постоянства — он может сначала написать, что не имеет ничего против того, чтобы наш сын жил со мной в Германии, но потом резко изменить мнение и опять начать требовать, чтобы я оставила ребенка ему. В другой день он может называть меня немецкой подстилкой и проституткой — а потом сказать: «Я просто пошутил, я же на самом деле тебя люблю».

Последнее заседание суда было 6 декабря, и с тех пор мой муж меня не трогает. В суд он пришел со своей новой девушкой.

Моя история преследования началась, когда я была администратором в группе «Нетипичный гомофоб» в «ВКонтакте», в 2013 году. Мне написала девушка, назвавшаяся Марией из Тулы. Сначала она сказала, что ей нравятся рыжие девушки.

Я какое-то время переписывалась с ней на тему активизма, иногда мы болтали про кино, но потом я заметила, что она ведет себя неадекватно: например, сначала сама инициирует обсуждение книги, а потом резко спрашивает, почему я надоедаю ей своими сообщениями.

Потом она стала писать мне, что у нее сложная жизненная ситуация, тяжелая болезнь. В какой-то момент ее поведение стало очень навязчивым. Как-то раз она написала мне с другого аккаунта: «Привет, давай познакомимся».

По стилю переписки я поняла, что это она, — и когда я спросила, зачем она это делает, она сказала, что это просто очень забавно. Она стала со мной флиртовать — но выворачивала это так, как будто это я ее домогаюсь, и угрожала написать об этом моей девушке.

Она нашла мой телефон и адрес (я занимаюсь репетиторством и когда-то публиковала свой адрес в интернете) — и говорила, что придет ко мне домой. В какой-то момент она и правда написала моей девушке, что мы с ней переписываемся.

Иногда ее сообщения были оскорбительными: «Почему ты меня игнорируешь — ты что, думаешь, ты какая-то особенная?»

Потом я по совету подруги перестала отвечать на ее сообщения и наконец заблокировала оба ее аккаунта. Она стала писать мне с третьего… всего я заблокировала пять ее аккаунтов.

В ноябре 2016 года она мне позвонила — и мне стало страшно. Поначалу эта история не вызывала у меня ничего, кроме недоумения и смеха, — у меня появилась безумная поклонница.

Но со временем, наблюдая за тем, как много сил она тратит на каждый аккаунт «ВКонтакте», я начала напрягаться все сильнее.

Я боялась, что она действительно придет ко мне домой, — вдруг она принесет нож или кислоту? Когда она мне позвонила в ноябре того года, то я много времени проводила на кинофестивале «Бок о бок» — и каждый странный взгляд незнакомого человека казался мне угрожающим.

После того звонка я позвонила мобильному оператору: теперь она не может мне звонить, но СМС не блокируются, и она пишет мне их постоянно, такие же странные: то она говорит, что ей плохо и ей нужно общение, то называет меня гадкой и мерзкой.

Я понимаю, что моя история преследования не самая страшная, но она сильно меня нервирует, особенно тем, что я ничего не могу с этим поделать.

Комментарий юриста

Галина Ибрянова

Сотрудничает с «Кризисным центром ИНГО»

В России нет такого состава преступления, как «преследование», — ни в административном, ни в уголовном кодексе. Поэтому для того, чтобы привлечь преследователя к ответственности, надо искать в его действиях другие составы преступления. Чаще всего это угрозы. На сайте «Кризисного центра» есть инструкция для тех, кто их получает.

Если угроз нет, то мой совет всем жертвам преследования документировать все, что происходит, и рассказывать друзьям и родным. Делать скриншоты, фотографии, записывать звонки и разговоры на диктофон. Нашим клиенткам я всегда советую обязательно обращаться в полицию.

По закону правоохранительные органы обязаны принимать все заявления от граждан и проводить проверки. В некоторых случаях это может помочь: преследователь, поняв, что им заинтересовалась полиция, может испугаться и оставить жертву в покое.

Кроме этого, жертва преследования не может рассчитывать ни на какую другую помощь от государства и должна сама принимать меры для самозащиты.

Попытки договориться с преследователем, мне кажется, не имеют смысла, потому что у преследователя, как у любого насильника, одна цель — подчинить жертву своей власти. Запугивание — очень действенный способ добиться этой цели. Кроме того, преследователю свойственно проверять границы дозволенного, и постепенно он будет позволять себе все больше.

Я, как и многие мои коллеги, поддерживаю введение отдельного закона о домашнем насилии, который включал бы в себя и преследование. Почти все мои клиентки, пострадавшие от рук домашних насильников, получали угрозы. Убийцы часто преследуют своих жертв. И криминализация преследования, охранные ордера — это способ предотвратить такие преступления, как убийства или побои.

Если вы столкнулись с преследованием, обратитесь в один из кризисных центров (их адреса доступны на сайте насилию.нет). Расскажите о том, что вас преследуют, вашим друзьям и близким и защитите свои средства связи от взлома.